ЗНАЧЕНИЕ ОТКРЫТЫХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЗНАЧЕНИЕ ОТКРЫТЫХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ



И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ В СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Работа Тернбалла подлила масла в огонь споров об относи­тельном влиянии, оказываемом на наше поведение биологичес­кими факторами в сравнении с факторами среды (научением): речь идет о полемике «природа—воспитание». Наблюдения Терн-балла, сделанные в отношении восприятия Кенжа, указывают на значимость в данном вопросе воспитания или средовых фак­торов. Была проведена серия необычайно интересных экспери­ментов (Blake mo re & Cooper, 1970), когда котят выращивали практически в полной темноте, за исключением того, что им предъявлялись либо вертикальные, либо горизонтальные полос­ки. Позже, когда котят извлекали из темноты, те из них, кому предъявлялись вертикальные полосы, реагировали на такие же полосы на окружающих объектах, но не замечали горизонталь­ных линий. Соответственно кошки, которым в ходе развития предъявлялись горизонтальные линии, позднее могли, по-види­мому, распознавать лишь наличие горизонтальных фигур. Спо­собность кошек видеть не была нарушена, но определенные пер­цептивные способности у них не были развиты. Эти отдельные Дефициты носят, по-видимому, долговременный характер.

Однако результаты другого исследования позволяют пред­положить, что некоторые наши перцептивные способности могут быть представлены от рождения; это означает, что они Даются нам от природы без какого-либо научения. Например, в ходе одного исследования (Adams, 1987) новорожденным де­тям (им было лишь три дня от роду) предъявлялись квадраты Различного цвета (красные, синие, зеленые) и квадраты серого Цвета, который был той же самой яркости. Все эти недавно рож-Денные младенцы проводили значительно больше времени, рас-

сматривая разноцветные, но не серые квадраты. Маловероят­но, что у младенцев была возможность за три дня научиться дан­ному предпочтению, поэтому полученные результаты служат доказательством того, что некоторые из наших перцептивных способностей являются врожденными.

Общий вывод, который следует из результатов проведенных в данной области исследований, таков: когда речь идет об ис­точнике наших перцептивных способностей, единственно пра­вильного ответа просто-напросто не существует. Тернбалл и Кенж четко продемонстрировали, что некоторые из этих спо­собностей являются результатом научения, но вместе с тем есть также и способности, которые могут быть врожденными или частью «поставляемой с фабрики стандартной экипировки». Итак, данная область исследований ясно очерчена, и работа в этом направлении будет продолжена в будущем.

Следует отметить, что данная статья Тернбалла хотя и была опубликована в психологическом журнале, оказала долговре­менное содействие развитию антропологии — той области, в ко­торой работал Тернбалл, и помогла проиллюстрировать важные взаимосвязи между двумя областями. Психологи постоянно из­влекают информацию об основополагающих причинах чело­веческого поведения посредством проведения кросскулыурных и кроссэтнических исследований. Соответственно и антропо­логи также расширяют сферу своих исследований, обращаясь к рассмотрению психологических детерминант человеческого поведения в рамках общественного и культурного контекстов (см., например: Fisher & Strickland, 1989; GalaniMoutafi, 2000).

В заключение стоит сказать, что, вероятно, самым ярким признаком влияния работы Тернбалла на психологию служит то, что его напечатанную в 1961 году статью и соответствую­щую книгу (Turnbull, 1962) продолжают упоминать и цитиро­вать в большинстве учебников по общей психологии для демон­страции того, как среда влияет на перцептивное развитие че­ловека (см., например: Morris, 1996; Plotnik, 1999). Колин Тернбалл умер в 1994 году в возрасте 70 лет. Он был одним из самых известных и неординарных антропологов за всю исто­рию развития данной области. Если вы хотите больше узнать о подробностях его жизни, то мы советуем обратиться к прево­сходной, прекрасно изложенной биографии, которая была не-

давно опубликована и называется «В руках Африки: жизнь Ко-лина М. Тернбалла» («In the Arms of Africa: The Life of Colin M. Tumbull», Grinker, 2000).

ЛИТЕРАТУРА

Adams, R. J. (1987). An evaluation of color preference in early infancy.

Infant Behavior and Development, 10, 143—150. Blakemore, C., & Cooper, G. F. (1970). Development of the brain

depends on physical environment. Nature, 228, 227—229. Fisher, J., & Strickland, H. (1989). Ethnoarchaeology among the Efe

Pygmies, Zaire: Spacial organization of campsites. American

Journal of Physical Anthropology, 78, 473—484. GalaniMoutafi, V. (2000). The self and the other: Traveler,

ethnographer, tourist. Annals of Tourism Research, 27(1), 203—

224. Grinker, R. (2000). In the amis of Africa: The life of Colin M. Tumbull.

New York: St. Martins Press. Morris, C. (1996). Understanding psychology (2nd ed.). Englewood

Cliffs, NJ: Prentice Hall. Plotnik, R. (1999). Introduction to psychology (5th ed.). Pacific Grove,

CA: Brooks/Cole. Tumbull, C. (1962). The forest people. New York: Simon & Schuster.

Спать - значит видеть сны

Вазовые материалы:

Aserinsky E. & Kleitnian N. (1953). Regulary occurring periods of eye mobility and concomitant phenomena during sleep. Science, 118,273—274. Dement W. (1960). The effect of dream deprivation. Science, 131,1705-

1707.

В предлагаемом ниже разделе обсуждаются две статьи: ис­следования Юджина Азерински, открывшего основной фено­мен сна и сновидений, и работа Вильяма Демента по деприва-Ции сновидений, которая стала возможной благодаря откры­тиям Азерински. Описанию экспериментов В. Демента уделено особое внимание, однако начать необходимо с рассмотрения Исследований Азерински.

В 1952 году Ю. Азерински — тогда еще аспирант — изучал процессы сна, в том числе у детей. Он обнаружил у спящих не только редкие медленные вращения глаз, но и периоды актив­ного движения глазных яблок. Азерински предположил, что ак­тивные движения глаз связаны со сновидениями. Однако дети не могли рассказать, видели ли они сны или нет. Для проверки своего предположения ученый привлек к участию в экспери­менте взрослых.

Юджин Азерински и его соавтор Натаниэль Клейтман при­гласили 20 здоровых взрослых людей. К коже лица у глазных мышц испытуемых прикрепили электроды, соединенные с по­мощью проводов с чувствительной электронной аппаратурой, находящейся в другой комнате. Таким образом, велось непре­рывное наблюдение за спящими. Каждого из испытуемых об­следовали не менее двух ночей. Эксперимент проводился сле­дующим образом. Сначала людям позволяли спокойно заснуть, а затем в течение ночи их будили и опрашивали, как во время активных движений, так и при незначительных движениях глаз или полном отсутствии таковых. Идея заключалась в том, что­бы, разбудив испытуемых, спросить их, видели ли они снови­дения, и — если могли вспомнить — попросить рассказать со­держание. Результаты были вполне показательными.

Всего во время сна с быстрыми движениями глаз испытуе­мых будили 27 раз. В 20 случаях они детально рассказывали ви­денные сны. В 7 остальных случаях они испытывали «ощущение виденного сновидения», но пересказать его содержание в дета­лях не могли. 23 пробуждения приходилось на периоды отсут­ствия движения глаз. В 19 случаях испытуемые утверждали, что не видели снов, а в 4 остальных — они испытывали чувство не­определенности — как будто видели сновидения, но ничего кон­кретного вспомнить не могли. Некоторых испытуемых вообще не будили. За ночь (при средней продолжительности сна 7 ча­сов) регистрировали 3—4 периода быстрых движений глаз.

Открытие Азерински стадии (фазы) быстрого движения глаз (синонимы: сон со сновидениями, быстрый сон, парадоксаль­ный сон) в то время могло показаться не столь значительным. Теперь же оно широко известно и к тому же стало отправной точкой для громадного количества исследований сна и снови­дений, продолжающихся до сих пор. Спустя годы, обладая бо­лее совершенными методами и приборами физиологического наблюдения, стало возможным конкретизировать открытия , Азерински и раскрыть многие тайны сна.

Теперь известно, что в начальной стадии сна можно выделить четыре фазы. Засыпая, человек погружается в самый лег-ий сон (фаза 1), который постепенно становится все более и более глубоким (фазы 2—4). После самой глубокой, четвертой, Фазы сон становится все более легким — чередование фаз про­исходит в обратном порядке. После достижения фазы 1 харак­тер сна становится совершенно другим. Наступает парадоксаль­ный сон. Именно в это время возникает большинство сновиде­ний. Вопреки распространенному мнению, доказано, что на стадии парадоксального сна человек почти не меняет положе­ния тела. Тело остается неподвижным благодаря электрохими­ческим сигналам, с помощью которых мозг активно стремится ослабить мышцы. Этот естественный механизм препятствует движениям, которые могли бы нарушить сновидения и тем са­мым нанести вред, причем очень большой.

Короткий период парадоксального сна сменяют фазы 1-4, которые называются сном с медленными движениями глаз (медленный сон), В течение ночи чередование циклов быстро­го и медленного сна происходит 5-6 раз. Первый период быст­рого сна наступает примерно через 90 минут после засыпания. При этом последующие фазы медленного сна становятся ко­роче, а быстрого, наоборот, удлиняются (этим и вызваны ут­ренние сновидения). Кстати, сны видит каждый. Существует небольшой процент людей, которые никогда не помнят своих сновидений, но исследования показали, что они, как и все, спят и видят сны.

Все эти знания берут начало из открытия парадоксального сна, сделанного Азерински в далекие 1950-е годы. Выдающим­ся продолжателем его исследований является Вильям Демент, который в своих работах приводит большое количество инфор­мации о течении сна и сновидениях. Он заинтересовался изу­чением основных функций и значения сновидений еще во вре­мена открытий Азерински.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Наибольшее впечатление на Демента произвело установле-ние того факта, что сновидения видит каждый человек каждую ночь. Как пишет Демент в своей статье: «С тех пор как стало известно, что сновидения возникают каждую ночь у всех без исключения, напрашивается вопрос —действительноли необ-Ходимо такое количество сновидений и являются ли они жиз-

ненно важной частью нашего существования? ...Может ли че­ловек нормально существовать, если его сновидения полнос­тью или частично подавлены? Следует ли считать сновидения необходимыми только для психологического здоровья челове­ка или только физиологического или они важны и для того ц для другого?» (р. 1705).

Демент решил найти ответ на эти вопросы с помощью экс­периментов по депривации сновидений. Сначала для этой цели он применил лекарственные средства —депрессанты, которые препятствуют возникновению сновидений. Однако они силь­но воздействовали на течение сна, нарушая его формулу. По­этому от их использования отказались. Тогда В. Демент принял «решительные меры»: он стал будить испытуемых каждый раз, когда у них начинался парадоксальный сон.

МЕТОД

В статье рассмотрены результаты исследования процесса сна и сновидений первых восьми испытуемых. Все испытуемые — мужчины в возрасте 23—32 лет. Они должны были прибывать в лабораторию приблизительно к своему обычному времени от­хода ко сну. Чтобы регистрировать характер мозговых волн и движения глаз, к коже головы и вокруг глаз прикрепляли ма­ленькие электроды. Как и в опытах Ю. Азерински, провода от этих электродов уходили в другое помещение, и испытуемый мог спать в тихой, темной комнате.

Методика эксперимента была следующей. Первые несколь­ко ночей испытуемому позволяли спокойно спать. Это дела­лось для того, чтобы определить контрольные параметры (про­должительность полного сна и сновидений, их количество).

Далее в эксперименте шел этап депривации сновидений, то есть удаление фазы быстрого сна. Несколько ночей подряд экспе­риментатор будил испытуемого, как только с электродов по­ступала информация о начале сновидения. Испытуемый дол­жен был сесть в постели и в течение нескольких минут демон­стрировать, что он полностью проснулся, после чего ему снова разрешали лечь спать. Число ночей с такой последовательно­стью действий составляло от трех до семи.

Демент отметил важный момент методики исследования: днем испытуемых просили не спать. Если бы они захотели вздремнуть в неурочное время, то вполне могли бы увидеть сон, что исказило бы результаты эксперимента.

Последующие ночи (их было от одной до шести) составляли так называемый этап восстановления. Испытуемых не трево­жили, и они спокойно спали всю ночь. При этом продолжи­тельность сновидений и их количество регистрировались элек­тронными приборами обычным способом.

Затем каждого испытуемого отпускали домой на несколько дней, чему они, несомненно, были очень рады! После такого от­дыха в лабораторию для продолжения серии экспериментов вер­нулись шестеро. На следующем этапе испытуемых будили «точ­но в соответствии с предыдущим графиком, совпадало и коли­чество ночей, и количество пробуждений за ночь. Единственная разница заключалась в том, что испытуемых будили в промежутке между периодами парадоксального сна. Когда бы ни начиналось сновидение, испытуемому позволяли спать, не тревожа его, и будили только после спонтанного окончания сновидения» (р. 1706). Далее испытуемым предоставлялось такое же количе­ство восстановительных ночей, как и в предыдущей серии ис­следований. Этот этап назывался контрольным восстановлением. Смысл его введения заключался в исключении воздействия де-привации быстрого сна на продолжительность сновидений, что позволило выяснить, не влияют ли на результаты сами неодно­кратные пробуждения, вне зависимости от наличия сновидений.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В табл. 2.1 (приводится из статьи В. Демента, р. 1707) пред-, ставлены основные результаты эксперимента. В те ночи, когда определялись контрольные параметры и испытуемых не бес­покоили во время сна, его продолжительность составляла в среднем 6 часов 50 минут. Промежуток времени, в течение ко-торого испытуемые видели сновидения, равнялся 80 минутам, или 19,5% (колонка 1). Эти результаты привели В. Демента к открытию: первые несколько ночей продолжительность време­ни сновидений у различных испытуемых почти одинакова. Фак­тически разница была ± 7 минут.


 

Основная задача этого эксперимента состояла в выявлении последствий депривации сновидений, то есть быстрого сна. Для начала необходимо было выяснить, сколько раз в течение ночи надо заставить испытуемых проснуться для депривации снови­дений. Из табл. 2.1 (колонка За) видно, что для предотвраще­ния перехода к быстрому сну экспериментатору в первую ночь приходилось будить их от 7 до 22 раз, а в последующие ночи все чаще и чаше. Максимальное число пробуждений потребовалось в последнюю ночь (от 13 до 30, см. колонку 36). В среднем чис ло попыток испытуемого войти в быстрый сон возрастало вдво от первой до последней ночи.

Вероятно, наиболее показательным результатом экспер мента было установление факта возрастания продолжите ности быстрого сна у испытуемых после нескольких ночеи депривации. В колонке 4 отражены данные о продолжительн

 

сти сновидений в первую восстановительную ночь. Видно, что в эту ночь сновидения отмечены в среднем в течение 112 ми­нут, или 26,6% (сравним с контрольными показателями 80 ми­нут и 19,5%). При этом у двоих испытуемых (№ 3 и № 7) не обнаружено значимого возрастания продолжительности сно­видений. Исключение их результатов приводит к средним зна­чениям 127 минут, или 29%, что свидетельствует об увеличении на 50% продолжительности быстрого сна по сравнению с кон­трольными показателями.

Исследования выявили, что у большинства испытуемых на­блюдалось увеличение продолжительности сновидений в тече­ние пяти ночей подряд (в табл. 2.1 приведены данные только для первой восстановительной ночи).

Здесь возникает закономерный вопрос: является ли вообще увеличение продолжительности сновидений следствием депри-вации быстрого сна? Ведь возможно, что это увеличение вы­звано только тем, что испытуемых часто будили. Обращает на себя внимание, насколько продуманно спланировал В. Демент свой эксперимент. Вот теперь пора вспомнить о тех шестерых, которые вернулись в лабораторию после отдыха для следующе­го этапа исследования. Его программа в точности повторяла ход основного этапа, за одним исключением: испытуемых будили столько же раз, но в промежутках между фазами быстрого сна. Полученные данные показали, что продолжительность быст­рого сна остается практически без изменений. Продолжитель­ность времени сновидений после контрольного этапа состави­ла 88 минут, или 20,1% от всей продолжительности сна (ко­лонка 5). Сравнив эту величину с 80 минутами, или 19,5%, в колонке 1, можно убедиться в отсутствии заметного возра­стания времени сновидений.

ОБСУЖДЕНИЕ

В результате проведенного эксперимента В. Демент пришел к заключению, что люди нуждаются в сновидениях. Его иссле­дованиями доказано: когда человеку искусственным путем не Дают возможности видеть сны, это приводит к увеличению про­должительности сновидений в последующие ночи. После де-привации быстрого сна увеличивалось как число попыток уви-

деть сновидение (сравните колонки За и 36), так и продолжи­тельность сновидений (колонка 4 в сравнении с колонкой 1). В. Демент отметил также, что это возрастание наблюдалось не­сколько ночей подряд и приблизительно достигало величины, равной потерям в результате депривации. В то время еще не использовался термин, которым сейчас называют это выдаю­щееся открытие, — эффект компенсации быстрого сна.

В этой небольшой, но очень значительной статье описано еще несколько интересных открытий. Стоит обратить внима­ние на испытуемых № 3 и № 7, у которых наблюдалась не столь ярко выраженная компенсация быстрого сна после его депри­вации. В исследованиях с небольшим количеством испытуемых всегда важно найти объяснение, почему некоторые из них ста­новятся исключением из общей тенденции. Демент нашел очень простое объяснение для испытуемого № 7: «У него не произо­шло увеличения показателей в первую восстановительную ночь, по всей вероятности, потому, что до прихода в лабораторию он посетил вечеринку, где выпил несколько коктейлей. Поэтому ожидаемое увеличение продолжительности сновидений было подавлено влиянием алкоголя» (р. 1706).

Найти объяснение результата испытуемого № 3 гораздо труд­нее. Хотя число его попыток войти в фазу быстрого сна (от 7 до 30)* нарастало от ночи к ночи быстрее, чем у других испытуе­мых, у него полностью отсутствовал эффект компенсации бы­строго сна в течение всех пяти восстановительных ночей. В. Де­мент предположил, что данная особенность вызвана наличием у этого человека необычайно устойчивой формулы сна, кото­рая не была подвержена изменениям.

За каждым из восьми испытуемых велось постоянное наблю­дение для выявления возможных поведенческих изменений, ко­торые могли бы появиться вследствие депривации быстрого сна. Все испытуемые проявляли слабые симптомы беспокойства, раз­дражительности или затруднения концентрации внимания на этапе депривации быстрого сна. Пятеро из испытуемых отмеча­ли у себя явное повышение аппетита в этот период, а трое из них прибавили в весе примерно от 1,4 до 2,3 килограмма. На этапе контрольного восстановления все эти реакции отсутствовали.

· В табл. 2.1 в качестве показателя для первой ночи указано значе­ние 11, а не 7, как в тексте. — Примеч. перев.

· 85

· ЗНАЧЕНИЕ ОТКРЫТИЙ И ПОСЛЕДУЮЩИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Теперь, спустя 30 лет после первоначальных исследований п Демента, о сне и сновидениях известно гораздо больше, чем в то время. И можно сказать, что обсуждаемые идеи В. Демента выдержали испытание временем. Все люди видят сновидения, и если каким-либо образом исключить сновидения из течения сна на одну ночь, то в следующую ночь их продолжительность увеличится. Человеку действительно необходимо видеть сны. Эффект компенсации быстрого сна можно наблюдать и у жи­вотных.

В настоящее время большое значение имеет и такое наблю­дение В. Демента, о котором он сообщил как о незначительной подробности. Речь идет о способе, которым многие люди подав­ляют у себя фазу быстрого сна, а именно об использовании ал­коголя или лекарственных средств, таких как амфетамины и бар­битураты. Эти лекарства способствуют засыпанию, но при этом сокращают фазы быстрого сна и тем самым удлиняют фазы мед­ленного сна. По этой причине множество людей не могут отка­заться от привычки употреблять снотворные пилюли или алко-гольдлятого, чтобы нормально спать. Если они прекращают при­ем этих средств, эффект компенсации быстрого сна становится таким сильным и тревожащим, что они начинают бояться сна и возвращаются к тем же лекарственным средствам. Эта проблема доходит до крайней степени у алкоголиков, которые нарушают свой быстрый сон годами. Если они перестают пить, атака эф­фекта компенсации может стать столь мощной, что быстрый сон будет продолжаться даже после пробуждения. Возможно, имен­но это является объяснением феномена, известного под назва­нием «белая горячка», когда возникают страшные и пугающие галлюцинации (Greenberg & Perlman, 1967).

В дальнейшем В. Демент несколько десятилетий изучал по­веденческие изменения после депривации сновидений. В своих более поздних исследованиях он проводил депривацию быстро­го сна в течение значительно большего числа ночей. При этом °н не нашел никаких подтверждений вредности даже длитель­ного отсутствия парадоксального сна. В. Демент пришел к зак­лючению, что «десятилетие исследований не дало доказательств появления органических заболеваний даже при продолжитель­ной выборочной депривации быстрого сна» (Dement, 1974). •

Исследования, берущие начало в ранних работах В. Демен-та, в дальнейшем привели к выводу, что синтез протеинов в мозге человека во время парадоксального сна идет активнее, чем во время медленного сна. Есть предположения, что эти химические изменения могут представлять собой процесс ин­теграции новой информации в структуры памяти мозга и слу­жить органической базой для дальнейшего развития личнос­ти (Rossi, 1973).

СОВРЕМЕННЫЕ ПРИМЕНЕНИЯ

Эксперты по проблемам сна и сновидений едины во мне­нии, что Азерински открыл парадоксальный (быстрый) сон. По крайней мере, большинство исследователей, изучающих сон, сновидения и расстройства сна, приписывают открытие этого основополагающего факта именно ему. Поэтому во многих со­временных статьях часто встречаются ссылки на раннюю ра­боту Азерински и Клейтмана.

Работы В. Демента, продолжающие и расширяющие иссле­дования Ю. Азерински, столь же часто цитируются в многочи­сленных статьях, посвященных исследованиям формулы сна. В одном из таких современных ясследований обнаружено, что быстрый сон играет важную роль в повышении способности человека усваивать новые знания во время сна (Stickgold, Whidbee, Schirmer, Pate) & Hobson, 2000). В другой интересной статье, цитирующей работы В. Демента (журнал New Ideas in Psychology — «Новые идеи в психологии»), утверждается, что бы­стрый сон является адаптационным механизмом выживания. Этот механизм развился для защиты социальной связи между детенышами млекопитающих и их матерями, а также между сек­суальными партнерами (McNamara, 1996). Автор утверждает, что в пользу гипотезы о защитной функции быстрого сна сви­детельствуют не только данные о биологической приспособля­емости высших организмов, но и физиологические характери­стики парадоксального сна, и схожесть содержания человече­ских сновидений. Нет ничего удивительного, что сторонники психоанализа Фрейда ухватились за эти новые открытия, каса­ющиеся приспособляемости, как за доказательство особой муд­рости Фрейда в том плане, что вытеснение в подсознание и ана-

з сновидений являются основой для понимания души чело-Лека (Zborowski & McNamara, 1998).

ЛИТЕРАТУРА

Dernent, W. С. (1974). Some must watch while some must sleep. San

Francisco: Freeman. Greenberg, R., & Perlman, C. (1967). Delirium tremens and

dreaming,. American Journal of Psychiatry, 124, 133—142. IVfcNamara, P. (1996). REM-sleep: A social bonding mechanism.

New Ideas in Psychology, 14(1), 35—46. Rossi, E. I. (1973). The dream protein hypothesis. American Journal

of Psychiatry, 130, 1094-1097. Stickgold, R., Whidbee, D., Schirmer, В., Patel, V, & Hobson, J.

(2000). Journal of Cognitive Neurosaence, 72(2), 246-254. Zborowski, M. J., & McNamara, P. (1998). Attachment hypothesis

of REM sleep: Toward an integration of psychoanalysis,

neuroscience, and evolutionary psychology and the implications

for psychopathology research. Psychoanalytic Psychology, ./5(1),

115-140.

Развенчание сновидений...

Базовые материалы:

Hobson J. A. & McCarley R. W.(1977). The brain as a dream-state generator: An activation-synthesis hypothesis of the dream process. American Journal of Psychiatry, 134,1335-1348.

В своей работе Ю. Азерински и В. Демент (Aserinsky and Dement) исследовали насущную потребность людей видеть сны. Есть и другое исследование, посвященное причинам возник­новения сновидений и некоторым из их функций. В истории исследования снов долгое время преобладало мнение, что их содержание тесно связано с жизнью человека, что сны — это продукт нашего внутреннего психологического представления ° мире. Это утверждение было высказано Зигмундом Фрейдом 8 его психоаналитической теории о природе человека.

Как известно, Фрейд верил, что во сне выражаются подсо­знательные желания приобрести то, чем наяву человеку не дано

обладать. Следовательно, сны позволяют проникать в область подсознательного, что недоступно мышлению проснувшегося человека. Однако согласно психоаналитическому подходу, мно­гие из этих желаний неприемлемы для «здравого смысла» и при откровенном проявлении в сновидениях могут нарушить сон ц вызвать беспокойство. И чтобы защитить человека, его истин­ные желания, заключенные в снах, скрыты в образе сновиде­ния гипотетическим цензором. Следовательно, теория утверж­дает, что истинный смысл большинства снов скрыт за их внеш­ним оформлением. Фрейд назвал эту внешнюю сторону сна явным содержанием, а его истинное значение — скрытым содер­жанием. Для того чтобы раскрыть смысл информации, содер­жащейся в снах, следует верно истолковать, проанализировать и постичь их явное содержание.

Несмотря на то что за последние 50 лет достоверность боль­шей части работ Фрейда подвергалась серьезным сомнениям со стороны ученых, занимающихся поведением человека, фрейдов­ская концепция сновидений по-прежнему признается психоло­гами и западной культурой в целом. (См. работы, посвященные Анне Фрейд, где обсуждаются другие основополагающие аспек­ты фрейдовской теории.) Наверное, каждый из нас, вспоминая содержание какого-либо необыкновенного сна, задавался во­просом: а что же он действительно означает? Мы верим в то, что тайное содержание наших снов связано с конфликтами, скры­тыми в подсознании.

В конце 70-х годов XX века Аллан Хобсон и Роберт Мак-Кар-ли, оба психиатры и нейропсихологи Медицинской школы Гар­варда, опубликовали новую теорию о сновидениях, которая до такой степени потрясла весь научный мир, что следы этого шока чувствуются по сей день. Суть предложенной ими теории своди­лась к следующему: сны — это всего лишь попытка человека истолковать беспорядочные электрические импульсы, которые автоматически производит наш мозг во время REM-стадии сна*.

Согласно мнению Хобсона и Мак-Карли, во время сна ство­ловая часть головного мозга периодически активизируется и производит электрические импульсы. Эта часть мозга связа-

* REM (rapid eye movement) — сон, сопровождаемый активными
движениями глаз, или стадия «быстрого сна», период, когда человек
видит сновидения. — Примеч ред.

на с физическим движением и с поступлением информации от наших органов чувств, пока мы бодрствуем. Во время сна наша чувственная и моторная активность в целом снижается, однако этого не происходит с указанной частью мозга. Она продолжа­ет генерировать то, что Хобсон и Мак-Карли рассматривают как незначительные импульсы статического электричества, не­которые из них достигают других частей мозга, ответственных за высшие функции, такие как размышление и рассудок. После этого наш мозг пытается осуществить синтез и извлечь некий смысл на основе этих импульсов. Для осуществления данной операции мы иногда создаем образы, мысли и даже истории с сюжетом. Когда, проснувшись, мы вспоминаем эту деятель­ность мозга, то называем ее сном, придавая ему различные смыслы, которые, по мнению Хобсона и Мак-Карли, прежде всего ничем не обоснованы.

Оригинальная статья Хобсона и Мак-Карли, базовый ма­териал для обсуждения заявленной темы, представляет собой вы­полненный на высоком уровне отчет, посвященный нейрофи­зиологии сна и сновидений. Несмотря на то что эту статью можно найти практически во всех учебниках, содержащих информацию о сновидениях, там открытие Хобсона и Мак-Карли представ­лено весьма поверхностно из-за сложности его содержания. В данной работе мы значительно подробнее рассмотрим эти вопросы, хотя для облегчения восприятия материала нам при­дется прибегнуть к значительной обработке и упрощению.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

Хобсон и Мак-Карли были убеждены в том, что современ­ные нейрофизиологические данные «допускают и даже требуют серьезного пересмотра психоаналитической теории сна. Теория об активации и синтезе утверждает, что многие формальные аспекты процесса сна могут быть обязательными и относительно не искаженными влиянием психологических факторов сопутст­вующими элементами регулярно повторяющегося и физиологи­чески определенного состояния мозга, называемого «сном со сновидениями» (р. 1335).

Под этим ученые подразумевали всего лишь то, что снови­дения возникают автоматически вследствие основных физио-

сти сновидений в первую восстановительную ночь. Видно, что в эту ночь сновидения отмечены в среднем в течение 112 ми­нут, или 26,6% (сравним с контрольными показателями 80 ми­нут и 19,5%). При этом у двоих испытуемых (№ 3 и № 7) не обнаружено значимого возрастания продолжительности сно­видений. Исключение их результатов приводит к средним зна­чениям 127 минут, или 29%, что свидетельствует об увеличении на 50% продолжительности быстрого сна по сравнению с кон­трольными показателями.

Исследования выявили, что у большинства испытуемых на­блюдалось увеличение продолжительности сновидений в тече­ние пяти ночей подряд (в табл. 2.1 приведены данные только для первой восстановительной ночи).

Здесь возникает закономерный вопрос: является ли вообще увеличение продолжительности сновидений следствием депри-вации быстрого сна? Ведь возможно, что это увеличение вы­звано только тем, что испытуемых часто будили. Обращает на себя внимание, насколько продуманно спланировал В. Демент свой эксперимент. Вот теперь пора вспомнить о тех шестерых, которые вернулись в лабораторию после отдыха для следующе­го этапа исследования. Его программа в точности повторяла ход основного этапа, за одним исключением: испытуемых будили столько же раз, но в промежутках между фазами быстрого сна. Полученные данные показали, что продолжительность быст­рого сна остается практически без изменений. Продолжитель­ность времени сновидений после контрольного этапа состави­ла 88 минут, или 20,1% от всей продолжительности сна (ко­лонка 5). Сравнив эту величину с 80 минутами, или 19,5%, в колонке 1, можно убедиться в отсутствии заметного возра­стания времени сновидений.

ОБСУЖДЕНИЕ

В результате проведенного эксперимента В. Демент пришел к заключению, что люди нуждаются в сновидениях. Его иссле­дованиями доказано: когда человеку искусственным путем не Дают возможности видеть сны, это приводит к увеличению про­должительности сновидений в последующие ночи. После де-привации быстрого сна увеличивалось как число попыток уви-

деть сновидение (сравните колонки За и 36), так и продолжи­тельность сновидений (колонка 4 в сравнении с колонкой 1). В. Демент отметил также, что это возрастание наблюдалось не­сколько ночей подряд и приблизительно достигало величины, равной потерям в результате депривации. В то время еще не использовался термин, которым сейчас называют это выдаю­щееся открытие, — эффект компенсации быстрого сна.

В этой небольшой, но очень значительной статье описано еще несколько интересных открытий. Стоит обратить внима­ние на испытуемых № 3 и № 7, у которых наблюдалась не столь ярко выраженная компенсация быстрого сна после его депри­вации. В исследованиях с небольшим количеством испытуемых всегда важно найти объяснение, почему некоторые из них ста­новятся исключением из общей тенденции. Демент нашел очень простое объяснение для испытуемого № 7: «У него не произо­шло увеличения показателей в первую восстановительную ночь, по всей вероятности, потому, что до прихода в лабораторию он посетил вечеринку, где выпил несколько коктейлей. Поэтому ожидаемое увеличение продолжительности сновидений было подавлено влиянием алкоголя» (р. 1706).

Найти объяснение результата испытуемого № 3 гораздо труд­нее. Хотя число его попыток войти в фазу быстрого сна (от 7 до 30)* нарастало от ночи к ночи быстрее, чем у других испытуе­мых, у него полностью отсутствовал эффект компенсации бы­строго сна в течение всех пяти восстановительных ночей. В. Де­мент предположил, что данная особенность вызвана наличием у этого человека необычайно устойчивой формулы сна, кото­рая не была подвержена изменениям.

За каждым из восьми испытуемых велось постоянное наблю­дение для выявления возможных поведенческих изменений, ко­торые могли бы появиться вследствие депривации быстрого сна. Все испытуемые проявляли слабые симптомы беспокойства, раз­дражительности или затруднения концентрации внимания на этапе депривации быстрого сна. Пятеро из испытуемых отмеча­ли у себя явное повышение аппетита в этот период, а трое из них прибавили в весе примерно от 1,4 до 2,3 килограмма. На этапе контрольного восстановления все эти реакции отсутствовали.

· В табл. 2 1 в качестве показателя для первой ночи указано значе­ние 11, а не 7, как в тексте. — Примеч. перев.

· 90

· логических процессов, а также что не существует цензора, искажающего их истинный смысл для защиты нас от подсоз­нательных желаний. Кроме того, они утверждают, что стран­ность и искажение, часто связанные в нашем представлении со снами, не скрыты, а являются результатом физиологического процесса работы мозга во время сна.

Самой важной частью этой теории является утверждение, что во время REM-стадии сна мозг активизируется и порождает собственную оригинальную информацию. Она затем сравнива­ется с содержимым памяти для того, чтобы преобразовать акти­вацию в отдельные формы содержания сна. Иными словами, Хобсон и Мак-Карли утверждают, что сновидения возникают под воздействием всего того, что физиологически имеет отношение к REM-сну, вопреки противоположной общепринятой точке зре­ния о том, что именно сами сновидения порождают REM-сон.

МЕТОД

В своей работе Хобсон и Мак-Карли использовали два ме­тода исследования. Суть одного из них сводилась к тому, чтобы проанализировать и проверить результаты предшествующих работ многих ученых в области сна и сновидений. Только в од­ной статье, о которой идет речь, авторы ссылаются на 37 работ, имеющих отношение к их гипотезе, включая несколько своих предыдущих исследований, предпринятых в этом направлении. Второй использованный ими метод состоял в исследовании со­стояния сна и сновидений у животных. Ученые не пытаются утверждать, что животные видят сны, так как никто не может это проверить. (Вы можете верить в то, что ваше домашнее жи­вотное видит сны, но разве ваша собака или кошка рассказы­вали вам когда-нибудь о содержании своих снов?) Однако все млекопитающие проходят стадии сна, подобные человеческим. Хобсон и Мак-Карли сделали шаг вперед, заявив, что физио­логия сна со сновидениями у человека в принципе не отлича­ется от физиологии сна животных Для своих опытов ученые выбрали кошек. С помощью различных лабораторных прибо­ров Хобсон и Мак-Карли имели возможность не только стиму­лировать или подавлять активность определенных отделов мозга животных, но также записывать результаты влияния опытов на состояние сна со сновидениями.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.104 (0.024 с.)