То, что вы видите, - это то, чему вы научились



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

То, что вы видите, - это то, чему вы научились



Базовые материалы:

Turnbull С. М. (1961). Some observations regarding the experiences and behavior of the BaMbuti Pygmies. American Journal of Psychology, 74,304-308.

Данное исследование несколько иное, чем другие, описы­ваемые в этой книге. К. Тернбалл не делал каких-либо конк­ретных теоретических предположений, он не прибегал к ис-

пользованию чисто научного метода, и он не психолог. Тем не менее об этой краткой статье часто и много упоминали для де­монстрации некоторых важных психологических понятий, ка­сающихся нашей способности воспринимать окружающий мир. Чтобы обеспечить правильный контекст наблюдений Тернбал-ла, необходимо дать множество пояснений в отношении сис­темы используемых понятий. Помните, что эти пояснения име­ют непосредственное отношение к исследованию как таково­му, хотя иногда и может показаться, что мы ходим окольными путями. Давайте начнем с погружения в теорию, стоящую за открытиями Тернбалла, чего не смог сделать он сам по причи­не краткости своей статьи.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

В психологии существуют две обширные и важные области изучения — речь идет об ощущении и восприятии. Данные об­ласти являются самостоятельными, но в то же время сильно вза­имосвязанными сферами. Ощущение имеет отношение к ин­формации, которую вы постоянно получаете из окружающей среды при помощи органов чувств. В любую минуту любого дня вы находитесь под бомбардировкой огромного количества сен­сорных данных. Если вы просто остановитесь и на минуту за­думаетесь об этом, то заметите, что волны света отражаются от всех предметов, на какие бы вы ни смотрели вокруг себя, вбли­зи или вдалеке. Вероятно, множество звуков достигает ваших ушей в каждый отдельно взятый момент, части вашего тела контактируют с разнообразными предметами, зачастую акту­альными бывают сразу несколько вкусов и запахов. Если вы на мгновение оторветесь от чтения данной книги (я знаю, что это сложно сделать!) и будете фокусировать свое внимание на ощу-Щениях, по одному ощущению за раз, то у вас начнет форми­роваться некоторое представление о количестве «поступающей сенсорной информации», находящейся ниже уровня вашей °сознанности. На самом деле, если я выполню это задание пря-№о сейчас, то начну осознавать гудение моего компьютера, шум °т проезжающей машины, хлопанье где-то дверьми, висящую Ча стене картину, небо, местами затянутое тучами, свет, падаю-"Ций от моей настольной лампы, свои локти, покоящиеся на под-

локотниках кресла, вкус только что съеденного яблока и т. д. Но буквально несколько секунд назад ни одно из описанных ощущений мною не осознавалось. Мы постоянно занимаемся фильтрацией всей поступающей доступной нам информации и используем лишь ее малую толику. Если вдруг механизмы сен­сорной фильтрации перестали бы функционировать, то в мире все стало бы столь перепутано, что вы были бы потрясены и, вероятно, не способны выжить в нем.

Тот факт, что сенсорный мир (то, что вы видите, слышите, вкушаете, вдыхаете, чего касаетесь) обычно предстает перед вами в организованном виде, существует благодаря вашим спо­собностям к восприятию.

Ощущения являются сырым материалом для восприятия. Перцептивные процессы вашего мозга участвуют в трех основ­ных видах деятельности: J) выборе ощущений, на которые сто­ит обратить внимание (о чем уже упоминалось выше); 2) орга­низации данных ощущений в узнаваемые паттерны и формы; 3) интерпретации полученной структуры с целью объяснения и вынесения суждений об окружающем мире. Другим словами, восприятие имеет отношение к тому, как перерабатывается эта беспорядочная масса ощущений и как ей придается значение. Ваши зрительные ощущения от страницы, которую вы читае­те, не что иное, как беспорядочные черные формы на белом фоне. Это то, что проецируется на сетчатку ваших глаз и посы­лается к зрительным зонам мозга. Однако вы обращаете на них внимание, организуете и интерпретируете таким образом, что они превращаются в слова и предложения, которые содержат смысл.

В распоряжении вашего мозга находится много хитрых при­емов или стратегий, помогающих организовывать ощущения так, чтобы они обладали значением и были доступны понима­нию. Чтобы рассмотреть работу Тенбалла под верным углом зре­ния, следует обратиться к рассмотрению нескольких таких стра­тегий. Перцептивная стратегия, к использованию которой вы, вероятно, прибегаете чаще всего, называется «фигура—фон». Широко известный пример отношений фигура—фон изобра­жен на рис. 2.1. Когда вы смотрите на рисунок, что вы видите в первый момент? Некоторые из вас увидят белую вазу, но бу­дут также и те, кто увидит два профиля, обращенные друг к дру-


Рис. 2.1.Отно­шения «фигура— фон» — рисунок-перевертыш. Из: Ch. Morris, Understanding Psychology, 7thed.,p 101. Copyright 1990 Перепечатано с разрешения Prentice Hall

 

гу Когда вы лучше изучите рисунок, вы смо­жете увидеть второе изображение и осуще­ствлять переходы, видя попеременно то вазу, то профили. Вы заметите, что если смотри­те на вазу (фигура), то кажется, что профи­ли (фон) уходят на задний план. Но стоит сфокусировать внимание на профилях (фи­гура), и уже ваза (фон) — на заднем плане. По-видимому, нам присуще естественное стремление подразделять ощущения как взаимоотношения фигуры и фона. Если за­думаться, то выходит, что это делает окру­жающий мир намного более организован­ным местом. Представьте, что вы пытаетесь найти в толпе нужного вам человека. Если бы у вас отсутствовали способности вы­страивать отношения «фигура—фон», то выполнить данную задачу было бы невоз­можно. Когда солдаты надевают камуфляжную форму, разли­чия между фигурой и фоном сглаживаются до такой степени, что становится сложно отличить фигуру (солдата) от фона (ра­стительности).

Другие стратегии организации, к которым мы постоянно прибегаем для придания порядка и смысла всем этим хаоти­ческим ощущениям, называют константностью восприятия. Такие стратегии возникают из нашего знания, что характери­стики объектов остаются теми же, даже несмотря на то что наши ощущения относительно этих объектов могут круто меняться. Например, одна из стратегий — это константность формы. Если вы встанете и обойдете вокруг стула, то изображение стула, про­ецируемое на вашу сетчатку (ощущения), будет меняться с каж­дым совершаемым вами шагом. Однако вы воспринимаете фор­му стула как нечто неизменное. Только представьте, насколько невозможно беспорядочным был бы наш мир, если бы все объекты воспринимались по-разному каждый раз, когда менял­ся угол зрения.

Другая из стратегий касается константности размеров. Это ПеРЦептивная способность, которая имеет наиболее непосред­ственное отношение к статье Тернбалла. Благодаря констант-

ности размеров вы воспринимаете знакомый объект как имею-щий одну и ту же величину, вне зависимости от того, на каком расстоянии от вас он находится. Если вы видите школьный ав­тобус, находящийся от вас на расстоянии двух кварталов, то изображение, проецируемое на сетчатку, будет идентично про­ецируемому изображению маленького игрушечного автобуса, рассматриваемого вблизи. Тем не менее вы воспринимаете на­ходящийся вдали автобус в его большую, натуральную величи­ну. Схожим образом, если вы смотрите на двух стоящих в поле людей и один из них располагается на расстоянии примерно трех метров от вас, а другой — тридцати, то вы будете ощущать того, кто более отдален, как человека ростом в один метр. При­чина, в соответствии с которой вы все же воспринимаете его как человека нормального роста, заключается в вашей способ­ности поддерживать константность размеров.

Ваше восприятие, прибегающее к использованию какой-либо из описанных стратегий, можно и обмануть. Это то, на чем стро­ится работа зрительных (оптических) иллюзий. Режиссер может снять сцену, в которой корабль попадает в ужасный шторм. Хотя камера снимает модель корабля длиной в 60 сантиметров, пла­вающую в специально обустроенном резервуаре, мы восприни­маем его как полноразмерный корабль по причине эффекта кон­стантности размеров и по причине отсутствия каких-либо дру­гих объектов для сравнения, дающих ключ к определению его истинных размеров. В фильме-мистификации «Аэроплан» (Airplane) 1980 года мы видим комнату, снимаемую камерой, рас­положенной в углу, снизу. При этом съемка происходит прямо за телефоном, стоящим на письменном столе (мы, соответствен­но, полагаем, что вскоре этот телефон должен зазвонить). Теле­фон находится так близко к объективу камеры, что кажется ог­ромным на экране, но мы воспринимаем его как телефон обыч­ной величины благодаря нашей способности поддерживать константность размеров. Перцептивный сюрприз возникает тог­да, когда телефон начинает звонить и актер проходит через ком­нату, чтобы ответить. Как только актер поднимает трубку, мы ви­дим, что телефон и вправду так огромен, как выглядит: его высо­та составляет около метра!

Последний важный момент, который должен быть рассмот­рен до того, как мы обратимся к представленному в данной главе

исследованию, ответа на вопрос, являются ли наши -рцептивные способности результатом научения или же врож-яенньши. Результаты исследований, проведенных с участием людей, которые были от рождения слепыми, а затем смогли об­рести зрение, позволяют предположить, что наша способность к восприятию отношений «фигура—фон» является, по крайней мере отчасти, врожденной; то есть она присутствует от рожде­ния. Но с другой стороны, перцептивная константность — это продукт опыта. Когда маленькие дети (в возрасте 5 лет и менее) видят машины или поезда на расстоянии, они воспринимают их как игрушечные и порой весьма настойчиво заявляют о своем желании иметь эту вещь. К 7—8 годам формируется констант­ность восприятия размеров, и дети уже могут правильно оцени­вать размеры объектов с учетом изменения расстояния до них. Психологи задаются вопросами: какой именно опыт позво­ляет нам приобретать эти способности? И может ли сложиться такая ситуация, что человек достигнет зрелости, но не будет об­ладать некоторыми перцептивными способностями? Что ж, краткий доклад Тернбалла, опубликованный 30 лет назад, про­ливает свет на данные вопросы.

МЕТОД

Как уже было сказано в начале главы, Тернбалл не психо­лог, а скорее антрополог. В конце 1950-х и начале 1960-х годов он находился в густых лесах Итури (Ituri Forest) в Заире (в на­стоящее время территория Конго), изучая жизнь и культуру пиг­меев БаМбути.

Поскольку Тернбалл — антрополог, базовым методом его ис­следования было естественное наблюдение, то есть наблюде­ние за поведением по мере того, как оно развертывается в есте­ственных условиях. Для психологов данный метод исследова­ния также имеет большое значение. Например, различия в агРессивном поведении между мальчиками и девочками во вре­мя игры могут быть изучены посредством техник наблюдения. Для изучения социального поведения, проявляемого такими Риматами, как шимпанзе, также потребовался бы метод, пред­лагающий наличие естественного наблюдения. Подобные сследования часто бывают дорогими и поглощающими мно-


го времени, но существуют определенные поведенческие фе­номены, которые не могут быть правильно исследованы при использовании каких-либо других способов.

Тернбалл совершал экспедицию, перемещаясь по лесу от од­ной группы живущих там пигмеев к другой. Его сопровождал молодой человек (ему было около 22 лет) — Кенж (Kenge), жи­тель одной из деревень местных пигмеев. Кенж всегда сопровож­дал Тернбалла, когда тот проводил свои исследования, выпол­няя функции гида и представляя Тернбалла тем группам БаМбу-ти, которые не были с ним знакомы. Наблюдения Тернбалла, вошедшие в его опубликованный доклад, начались, когда он и Кенж достигли восточного склона холма, очищенного от дере­вьев для постройки там миссионерского пункта. Вследствие про­изведенной вырубки деревьев открывался дальний вид над ле­сом — такой, что просматривались высокие горы Рувензори (Ruwenzon Mountains). Поскольку леса Итури чрезвычайно плот­ны, крайне необычно было видеть пейзажи наподобие этого.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Перед Кенжем никогда ранее в его жизни не открывались виды на столь большие расстояния. Он показал на горы и спро­сил, что это — холмы или облака. Тернбалл ответил ему, что это холмы, но они были больше тех холмов, которые Кенж когда-либо видел в своем лесу. Тогда Тернбалл спросил у Кенжа, хо­тел ли бы тот доехать до гор на машине и посмотреть на них с более близкого расстояния. После некоторых колебаний — Кенж никогда ранее не покидал леса — он согласился. Как толь­ко началась их поездка, разразилась сильная гроза, не прекра­щавшаяся до тех пор, пока они не достигли назначенного ме­ста. При грозе видимость сократилась до 9—10 метров, что по­мешало Кенжу видеть приближающиеся горы. В конце концов они все-таки достигли Национального парка Исханго (Ishango National Park), расположенного на склоне у озера Эдвард (Lake Edward), совсем рядом с горами. Тернбалл пишет:

Когда мы проезжали через парк, дождь прекратился, небо очистилось от туч, и наступил тот редкий момент, когда горы Рувензори были полностью свободны от


облаков и возвышались в послеполуденном небе, а их заснеженные вершины сверкали в послеполуденном солнце Я остановил машину, и Кенж весьма неохотно вылез из нее (р. 304).

Кенж огляделся вокруг и объявил, что это плохая страна, по­скольку здесь нет деревьев. Затем он кинул взор на горы и бук­вально онемел. Жизнь и культура БаМбути были ограничены густыми джунглями, и поэтому их язык не содержал слов, по­зволяющих описать подобный пейзаж. Кенж был очарован на­ходящимися в отдалении заснеженными вершинами и решил, что это нечто, образованное из камней. При отъезде в поле их зрения попала также равнина, расстилающаяся впереди. То, о чем говорится далее, и есть центральный момент данной ста­тьи и данной главы.

Поглядев на равнину, Кенж увидел стадо буйволов, пасущих­ся в нескольких милях от него. Помните о том, что изображе­ние (от ощущений) буйвола, проецируемое на сетчатку глаз Кенжа, было очень маленьким. Кенж обернулся к Тернбаллу и спросил о том, что это там за насекомые! Тернбалл ответил, что там пасутся буйволы, которые даже больше тех буйволов, кото­рых Кенж видел в лесах. Кенж лишь рассмеялся над тем, что он посчитал глупой шуткой, и снова спросил, что за насекомые там находятся. «Затем он начал разговаривать сам с собой, за недостатком более умных собеседников, и попытался уподо­бить пасущихся в отдалении буйволов различным жукам и му­равьям, с которыми он был знаком» (р. 305).

Тернбалл сделал в точности то же самое, что сделали бы вы или я, оказавшись в подобной ситуации. Он сел обратно в машину и поехал с Кенжем к пасущимся на равнине буйволам. Кенж был очень смелым молодым человеком, но как только он увидел, что животные действительно увеличиваются в размерах, то придви­нулся поближе кТернбаллу и стал шептать, что это — колдовство. В конце концов, когда они приблизились к буйволам и молодой человек смог увидеть их истинные размеры, Кенж перестал бо­яться, но все не понимал, почему животные были такими малень­кими. Он интересовался, что на самом деле произошло, — успели Ли буйволы вырасти или это просто была какая-то хитрость.

Схожее событие имело место, когда мужчины продолжили Поездку и подъехали к берегу озера Эдвард. Размеры озера были

достаточно большими, и на расстоянии двух-трех миль от бе­рега плавало рыболовецкое судно. Кенж отказался верить в то, что плавающее в отдалении судно было чем-то достаточно боль­шим, чтобы вместить нескольких человек. Он заявил, что это просто бревно, но тут Тернбалл напомнил ему об опыте с буй­волами. В ответ Кенж лишь изумленно закивал.

Остаток дня, проведенного за пределами джунглей, Кенж потратил на наблюдения за животными на расстоянии, пыта­ясь затем угадать, кто это был. Тернбаллу было очевидно, что Кенж перестал бояться и потерял скептический настрой, но был занят адаптацией своего восприятия к абсолютно новым ощу­щениям. И учился он быстро. Однако на следующий день Кенж изъявил желание вернуться к себе домой в джунгли и снова сде­лал замечание о том, что это плохая страна: здесь нет деревьев.

ОБСУЖДЕНИЕ

Этот краткий исследовательский отчет превосходно иллюст­рирует то, каким образом мы обретаем константность восприя­тия. Она является не просто результатом опыта; на данный опыт оказывают влияние культура и окружающая среда, в которой мы живем. В джунглях, где Кенж провел всю свою жизнь, не откры­валось широких пространственных пейзажей. В самом деле, ви­димость была обычно ограничена примерно тремя метрами. Сле­довательно, у пигмеев БаМбути отсутствовала возможность для развития константности восприятия размеров, и если вы задума­етесь, то придете к выводу, что у них не было в этом потребности. Вполне может быть, хотя непосредственных проверок не прово­дилось, что те же самые группы пигмеев обладают более высоко развитыми способностями к выстраиванию отношений «фигура-фон». Логика здесь следующая: для пигмеев БаМбути крайне важ­но уметь выделять тех животных (особенно представляющих по­тенциальную опасность), которые способны сливаться с образу­ющей фон растительностью. Очевидно, что данный перцептивный навык менее необходим людям, живущим в современной индуст­риализированной культуре.

В отношении константности восприятия размеров исследо­вание Тернбалла может дать нам объяснение того, почему эта способность является скорее приобретаемой, нежели врожден-

ной. Определенные перцептивные навыки могут быть необхо-ммыми для нашего выживания, но не все мы растем и разви­ваемся в одних и тех же условиях. Следовательно, чтобы сде­лать потенциал выживания максимальным, некоторые наши навыки должны иметь возможность раскрываться со временем теми путями, которые наилучшим образом соответствуют на­шей физической среде.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.21.182 (0.008 с.)