ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Исследование показателей оценок у матерей умеренно (УУО) и тяжело (ТУО) умственно отсталых лиц по методике «Семантический дифференциал»



 

 

 

 

Понятие Пока­затель Я сама Мой сын/ дочь Болезнь моего сына/ дочери Будущее моего сына / дочери (со мной/без меня)
ЦУУО) II (ТУО) 1(УУО) II (ТУО) 1 (УУО) II (ТУО) 1 (УУО) II (ТУО)
Среднее значение оценки Актив­ность +0,75 +0,55 +1,00 +0,45 +1,18 +0,50 +0,80 -1,00 +0,77 -1,40
Оценка +1,00 +0,60 +1,30 +1,70 -1,60 -1,05 +0,90 -1,45 +0,02 -1,50
Сила +1,09 +0,50 +0,60 +0,20 +1,82 +1,20 +0,40 +0,40 +0,70 +0,33

Значения факторов А, О, С в основной группе понятия «Я сама» были мень­ше аналогичных значений факторов контрольной группы на 0,35 (5,8%), 0,15 (2,5%) и 0,15 (2,5%) единиц (рис. 40).

У матерей обеих подгрупп умственно отсталых молодых людей результаты исследования (понятие «Я сама») показывают положительные значения пара­метров активности, оценки и силы. При этом более высокие показатели обна­руживают матери УУО лиц. По сравнению с ними, у матерей лиц с ТУО пока­затель оценки собственной жизненной активности отстает на 0,2 единицы, оценка восприятия себя также на 0,4 единиц ниже, а оценка собственных сил на 0,59 единиц ниже (рис. 41).

По сравнению с группой матерей УУО лиц, матери ТУО лиц демонстриру­ют более низкую самооценку по всем исследованным показателям.

Полученные данные отражают взаимосвязь степени нарушений психиче­ских функций ребенка с оценкой собственной родительской роли в его воспи­тании.

Такие отличия оценок, даваемых родителями УУО и ТУО детей основной труппы, обусловлены прежде всего меньшей значимостью собственного «Я», поскольку оно заслоняется значительно более актуальными проблемами и пе­реживаниями, связанными с воспитанием и устройством своего больного ре­бенка и отягощающимися переживанием своей вины.

Понятие «Мой сын / дочь» для основной группы родителей имеет более низкие показатели по таким факторам, как А и С, ниже на 0,41 (6,8%) и 0,55 (9,4%) единиц, соответственно, и более высокие — по фактору О (выше на 0 5' 8,3%) (рис. 42).

Оценка матерями, имеющими детей с ТУО, понятия «Мой сын /дочь» име­ет более низкие значения, по сравнению с матерями детей с УУО, по таким показателям, как активность и сила, количественно выражающимся на 0,45 и 0,4 единиц ниже, и более высокие - по показателю О (выше на 0 4 единиц) (рис. 43). ' '

Активность переживаний в отношении данного понятия имеет небольшое значение, даже у матерей, имеющих детей с ТУО, так как с годами происходит его ослабление из-за множества повседневных забот и проблем, решаемых ро­дителями на протяжении многих лет. Можно думать, что с годами происходит привыкание к наличию в семье больного ребенка, и повседневные заботы сни-

жаюттяжесть переживаний, которые были более острыми в первые годы после его рождения.

Близкое к нулю значение силы эмоций, связанных с больным ребенком, мо­жет быть вызвано постоянным пребыванием ребенка с родителями. Как отме­чалось выше, в редких случаях эти дети находятся вне контроля родителей, са­мостоятельно посещая те или иные образовательные, производственные или спортивные учреждения, поэтому среднее значение силы эмоциональных пе­реживаний у матерей умственно отсталых детей низкое. Уровень оценки отно­шения к ребенку, напротив, в основной группе имеет более высокое значение, чем в контрольной группе, что можно объяснять тем, что для этих родителей их ребенок — «вечный ребенок», объект всех их помыслов и устремлений, они искренни в своей любви к нему и с годами это чувство не становится слабее. Фактически больной ребенок для родителей значит больше, чем здоровый ре­бенок для родителей контрольной группы.

Это свидетельствует о достаточно высокой привязанности матери к своему ребенку. Несмотря на серьезные отклонения в развитии, собственный сын или дочь многими матерями воспринимается весьма положительно как активный, хороший, но слабый и нуждающийся в помощи. При этом факт снижения по­казателей активности и силы собственного ребенка матерями лиц с ТУО (ниже на 0,55 и 0,4 единиц, соответственно, по сравнению с матерями лиц с УУО) на фоне более высокого значения оценки его личности в целом (рис. 43) может быть связан с более выраженными симбиотическими отношениями «мать — ребенок» в связи с ощущением матерью его большей беспомощности и соци­альной неприспособленности.

Семья с больным ребенком видит его будущее как источник возрастающей фрустрации и тревоги. Матери боятся, что их ребенок не сможет жить и рабо­тать независимо, будет обречен на одиночество и изоляцию. В их представле­нии будущее не несет для них ничего хорошего. В этой связи особого внима­ния заслуживают результаты оценок отношения матерей основной группы к понятию «Будущее моего сына /дочери». Отмечаются большие отличия зна­чений факторов А, О и С (в отрицательных значениях) в сопоставлении с ана­логичными показателями контрольной группы, они составляютсоответствен-

но 1,32 (22%), 1,69 (28,2%) и 0,45 (7,5%) единиц (рис. 44). Будущее своего боль­ного ребенка видится родителям неопределенно-пассивным (абсолютное значе­ние фактора А - -0,11), то есть не поддающимся никакому управлению с их стороны. Сложившаяся в нашей стране система социальной реабилитации инвалидов вообще и умственно отсталых в частности не позволяет родителям питать радужные надежды на «светлое будущее» своих взрослых детей. Их на­стоящее и будущее они связывают только с собой: в одних случаях это со­вместная, например, работа мамы и посещение ребенком одной школы, дет­ского сада; в других — совместное проживание и труд на приусадебном или дачном участке или надомный труд; иногда — «настоящая работа» в картонаж­ных или аналогичных цехах, но под присмотром кого-либо из членов семьи или знакомых. Естественно, что видение таких перспектив оценивается еще ниже (значение фактора О = — 1,12).

Большинство матерей умственно отсталых детей делит категорию «будуще­го» на два понятия — будущее при жизни родителей и будущее ребенка после смерти последних. Если будущее ребенка при жизни родителей выглядит весь­ма позитивно, то будущее после их смерти представлено низкими показателя­ми фактора А (активности) и О (оценки), что говорит о том, что это понятие связано с неприятными эмоциональными переживаниями (рис. 45).

Отношение родителей основной группы к понятию «Болезнь моего сына / дочери» также имеет ярко выраженную специфику. Поскольку в семье неизле-

чимо больной ребенок является главным объектом всей жизнедеятельности родителей, то, естественно, приходится ожидать низких значений фактора оценки, что фактически имеет место (О = -1,37) (рис. 46).

С другой стороны, сила эмоционального напряжения, связанная с данным понятием (С = 1,31), указывает на чрезвычайную актуальность болезни ребен­ка, не кратковременной, а тяжелой болезни, длящейся всю жизнь и имеющей очень большое значение для родителей.

Таким образом, анализ результатов исследования, проведенного по методу «Семантического дифференциала», выявил отличия между оценками основ­ной и контрольной групп, касающихся всех четырех используемых для иссле­дования понятий. Анализ отличий позволяет говорить о том, что уровень са­мооценки у родителей, воспитывающих взрослого умственно отсталого ребенка, ниже, чем у родителей, имеющих здоровых детей, что может быть свя­зано с переключением большей части их устремлений на ребенка. Поэтому они достаточно высоко оценивают своего ребенка, сила же этих переживаний не­высока, так как в основном такие дети всегда рядом с родителями. Значитель­но большие отличия наблюдаются в оценках родителей основной и конт­рольной группы по отношению к понятиям, связанным с будущим и с болезнью детей. Оценки родителей основной группы имеют здесь очень низкие значе­ния по вполне объяснимым причинам — будущее безрадостно, бесперспектив­но, а болезнь — это серьезно и надолго. У них отсутствует естественный в таких случаях оптимистический прогноз, более высокая сложность и проблемность жизненного пути не позволяет им порой увидеть — хотя бы небольшое и неча­стое — положительное, что все же иногда встречается в их жизни.

Следовательно, шкалируемые понятия сопряжены в сознании матерей с сильными эмоциональными переживаниями и не могут не сказываться на от­ношении к своим детям, к себе и окружающим, что делает эти отношения в силу их эмоциональной напряженности не всегда последовательными.

Результаты изучения психологических особенностей матерей, проведенные с применением методики «Семантический дифференциал», были расширены исследованиями, полученными при использовании методики «Незаконченные предложения». Данная методика широко используется в клинической и иссле­довательской практике и позволяет выявлять степень эмоционального напря­жения родителей по отношению к различным сферам их жизнедеятельности.

В нашей работе этот подход позволил провести более тонкую дифференциа­цию выявленных отличий в оценках матерей лиц с УУО и ТУО.

Незаконченные предложения (в количестве 26) в данном варианте (Прило­жение 1.11) составлены так, чтобы в их продолжениях проецировались основ­ные аспекты внутренней картины переживаний. В работе использована клас­сификация переживаний Д. Н. Исаева (1991).

Наиболее важным в данном исследовании является качественный анализ ответов, так как они характеризуют не объективную тяжесть заболевания, а ее переживание. Другим способом обработки является количественная оценка результатов. При этом используется формализация и квалификация неопре­деленных и интуитивных утверждений, заключенных в ответах — продолже­ниях предложений и представляющих собой нечеткие множества. Принадлеж­ность высказываний к такому множеству может принимать любое значение в диапазоне от 0 до 1. В частности, если окончание предложения выражает явно положительные или отрицательные переживания, то ответ оценивается, соот­ветственно, нулевым или единичным баллом. Промежуточные значения оце­ниваются баллом, равным 0,5. Полученные количественные данные затем ус­редняли в рамках соответствующей группы и по этому значению вычисляли коэффициент эмоционального напряжения, как отношение среднего значе­ния к максимальному:

*\ж ср/ ^тах

Таким образом, методика «Незаконченные предложения» обеспечивает возможность оценки отношения к проблеме болезни взрослого ребенка.

Анализ результатов исследования показал, что почти 60% матерей умствен­но отсталых детей имели высокий уровень эмоционального напряжения, а ос­тальные 41% — нормальный. Подобные значения представлений родителей о здоровье, болезни и будущем своего ребенка, а также выраженность их отно­шения к этим вопросам позволяют говорить о неблагополучном психоэмоци­ональном состоянии в основной группе матерей в целом. Как и ожидалось, наибольшие значения эмоционального напряжения вызывают переживания, связанные с болезнью ребенка — «Отношение к болезни» (Кэн = 0,66) и «Пред­ставления о болезни» (Кэн = 0,55) (табл. 26).

Табл и ца 26

Оценки эмоционального напряжения по группам переживаний матерей основной группы (О < К < 1)

Группа переживаний (поД. Н.Исаеву, 1991) Номера предложений Среднее значение Коэффициент напряжения
Представление о здоровье 1,8, 14,20 16,15(15%) 0,42
Представление о болезни 2, 15,21,26 21,3(18%) 0,55
Отношение к болезни 3,9,16,22 25,9(22%) 0,66
Отношение к лечению 4, 10, 17,23 16,2(14%) 0,41
Представления о будущем 5,11,24 18,7(17%) 0,48
Отношение семьи к болезни 6, 12, 18,25 16,2(14%) 0,41

Результаты исследования показали, что, как и в целом по основной группе, наибольшие значения эмоционального напряжения у матерей с УУО и ТУО обеих групп вызывают переживания, связанные с болезнью ребенка, — «От­ношение к болезни» (Кэн = 2,81 для УУО и 3,04 для ТУО) и «Представления о болезни» (Кэн = 2,12 для УУО и 2,23 для ТУО) (табл. 27).

Отношение семьи к болезни ребенка (Кэм = 1,50 в обеих подгруппах) также может расцениваться как достаточно сильное переживание, обусловливающее высокое эмоциональное напряжение (табл. 27).

Таблица 27





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.42.98 (0.009 с.)