Факторы, которые должны быть рассмотрены при проведении оценки риска.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Факторы, которые должны быть рассмотрены при проведении оценки риска.



Статья 5.2 Соглашения по СФМ содержит перечень факторов, которые необходимо учитывать при проведении оценки риска. В ст. 5.2 говорится, что "при оценке рисков Члены учитывают имеющиеся научные обоснования; соответствующие методы производства и переработки; соответствующие методы инспектирования, отбора проб и испытаний; степень распространенности конкретных заболеваний или вредителей; наличие зон, свободных от заболеваний или вредителей; соответствующие экологические условия и карантинные или другие меры".

Перечень факторов ст. 5.2 начинается с "имеющихся научных обоснований", но это лишь начало. Апелляционный орган отметил в этой связи утверждение Группы, что в целях оспариваемой меры оценка риска, предусмотренная ст. 5.1, должна представлять собой "научный процесс, имеющий целью установление научной основы для планируемого введения страной-членом санитарной меры". В той степени, в какой Группа намеревалась указать на процесс, характеристиками которого являются проведение систематического, упорядоченного и объективного изучения и анализа, т.е. способ изучения и систематизации фактов и мнений, такое заявление Группы совершенно справедливо. Однако в той степени, в какой целью Группы является исключение из понятия "оценки риска" в значении ст. 5.1 всех вопросов, не поддающихся количественному анализу с применением эмпирических методов и лабораторного анализа, которые обычно ассоциируются с естественными науками, Апелляционный орган нашел такую позицию Группы ошибочной. Было отмечено, что некоторые факторы, перечисленные в ст. 5.2, такие как "соответствующие методы производства и переработки" и "соответствующие методы инспектирования, отбора проб и испытаний" не обязательно или не полностью доступны исследованию с применением лабораторных методов, применяемых, например, в биохимии или фармакологии. Более того, ст. 5.2 не содержит никаких указаний на то, что приведенный в ней перечень факторов, которые должны приниматься во внимание при проведении оценки риска, является исчерпывающим. Важно иметь в виду, что риск, который подлежит оценке в соответствии со ст. 5.1, представляет собой не только риск, устанавливаемый в научной лаборатории, работающей в строго контролируемых условиях, но также и риск в той форме, в какой он фактически существует в обществе, иными словами, реальный потенциальный риск наступления неблагоприятного воздействия на здоровье людей в реальном мире, где люди живут, работают и умирают <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 187.

 

Толкование терминов "основана на" и "минимальное процессуальное требование" статьи 5.1.

Хотя Группа прямо признавала, что ст. 5.1 не содержит каких-либо конкретных процедурных требований, которыми должны руководствоваться члены при обосновании своих мер с учетом оценки риска, она тем не менее заявила, что "статья 5.1 содержит минимальное процедурное требование". Это требование выражается в том, что страна, вводящая санитарную меру, должна представить доказательства того, что она по меньшей мере действительно приняла во внимание оценку риска при введении или сохранении своей санитарной меры, с тем чтобы "мера могла считаться основанной на оценке риска". Далее Группа утверждала, что ЕС не представили никаких доказательств, что исследования, на которые ЕС ссылаются, или научные выводы, сделанные по результатам таких исследований, "были действительно приняты во внимание компетентными органами ЕС как при введении мер (в 1981 и 1988 гг.), так и в последующие периоды времени". На этом основании Группа пришла к выводу, что такие исследования не могут рассматриваться как часть проведенной оценки риска, на которой были основаны оспариваемые меры, введенные ЕС, и заключила, что эти меры не отвечают требованиям ст. 5.1.

Апелляционный орган отметил, что, как признает сама Группа, в ст. 5.1 Соглашения по СФМ отсутствует какая-либо текстуальная основа для "минимального процедурного требования". Термин "основана на", применяемый Группой в качестве "минимального процедурного требования", может восприниматься как указание на действия людей, таких как "принятие во внимание" конкретными людьми документа, называемого оценкой риска. Таким образом, по мнению Апелляционного органа, термин "принять во внимание", очевидно, использовался Группой как указание на некоторую субъективность, которая может присутствовать у определенных лиц, но которая в конечном итоге может полностью ими отрицаться. Апелляционный орган пришел к иному выводу: он отметил, что надлежащее понимание термина "основана на" указывает на определенные объективные отношения между двумя элементами, т.е. на объективную ситуацию, которая существует и может быть установлена между фитосанитарной мерой и оценкой риска. Такое указание, безусловно, содержится в обычном значении слов "основана на" и при рассмотрении в контексте и в свете объекта и цели ст. 5.1 Соглашения по СФМ может восприниматься как более верное, чем "принимать во внимание". Таким образом, Апелляционный орган не согласился с толкованием Группы и нашел его неуместным и ошибочным с точки зрения права.

Далее Апелляционный орган отметил, что ст. 5.1 не настаивает на том, чтобы член, принимающий санитарную меру, проводил собственную оценку риска. Она лишь требует, чтобы в основу фитосанитарных мер была положена "соответствующая обстоятельствам оценка рисков...". Объективным обоснованием фитосанитарной меры вполне может служить оценка риска, проведенная другим членом ВТО или международной организацией. "Минимальное процедурное требование", сконструированное Группой, вполне может привести к исключению или игнорированию имеющихся научных доказательств, обеспечивающих рациональное обоснование рассматриваемой фитосанитарной меры. Риск исключения имеющихся научных доказательств может иметь особенно большое значение в отношении всех фитосанитарных мер, которые были приняты до вступления в силу Соглашения об учреждении ВТО и которые впоследствии лишь поддерживались.

В процессе предъявления доказательств того, что компетентные органы ЕС действительно "приняли во внимание" результаты определенных научных исследований, Группа ссылалась на преамбулы рассматриваемых в связи с настоящим спором директив ЕС. Группа отмечала, что такие преамбулы не содержат упоминания научных исследований, на которые ссылались ЕС в ходе разбирательства. Апелляционный орган отметил, что преамбулы законодательных или квазизаконодательных актов и административных постановлений, как правило, отвечают требованиям внутреннего правопорядка членов ВТО. Такие преамбулы, безусловно, не требуются Соглашением по СФМ; они не используются в обычной практике для подтверждения выполнения Членом своих обязательств по международным соглашениям. Таким образом, по мнению Апелляционного органа, отсутствие ссылок на научные исследования в текстах вводной части директив ЕС ничего не доказывает в том, что касается предмета спора <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункты 188 - 191.

 

Основное требование статьи 5.1 - рациональное соотношение между санитарной и фитосанитарной мерой и оценкой риска.

Изложив "минимальное процедурное требование" ст. 5.1, Группа обратилась к "требованиям по существу" ст. 5.1 с целью установления, были ли рассматриваемые меры ЕС "основаны на" оценке риска. С точки зрения Группы, такие "требования по существу" предусматривают два вида действий: во-первых, установление научных выводов, достигнутых в ходе оценки риска, и научных выводов, подразумеваемых фитосанитарными мерами; и, во-вторых, изучение таких научных выводов с целью установления соответствия между двумя этими группами выводов. Применив "требования по существу" ст. 5.1, Группа постановила, что научные выводы, подразумеваемые мерами, принятыми ЕС, не соответствуют ни одному из научных выводов, полученных в результате научных исследований, представленных ЕС в качестве доказательств <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 192.

 

Апелляционный орган в связи с этим заключил, что в принципе подход Группы, состоящий в изучении научных выводов, подразумеваемых рассматриваемыми фитосанитарными мерами и научными выводами, полученными в результате оценки риска, представляется полезным. Соотношение между двумя этими группами выводов, безусловно, имеет значение; однако ему не может приписываться абсолютная значимость, вплоть до исключения всего остального. Апелляционный орган отметил, что ст. 5.1 при ее надлежащем контекстуальном прочтении в совокупности и с учетом положений ст. 2.2 Соглашения по СФМ требует, чтобы результаты оценки риска в достаточной степени обосновывали - иначе говоря, обоснованно подкрепляли - рассматриваемую фитосанитарную меру. Требование о том, чтобы фитосанитарные меры были "основаны на" оценке риска, является требованием по существу, предусматривающим наличие рациональной связи между мерой и оценкой риска <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 193.

 

Апелляционный орган не согласился с тем, что оценка риска должна прийти к единому выводу, совпадающему с научным выводом или взглядом, подразумеваемым данной фитосанитарной мерой. Оценка риска может содержать как изложение преобладающего мнения, отражающего основное направление научной мысли, так и мнения ученых, придерживающихся иных взглядов. Статья 5.1 не требует, чтобы оценка риска в обязательном порядке отражала только точку зрения большинства соответствующего научного сообщества. В некоторых случаях само по себе существование отличных точек зрения, представленных квалифицированными учеными, проводившими исследования по рассматриваемому вопросу, может указывать на наличие научной неопределенности. Иногда расхождение может указывать на некоторое распределение научных мнений, что само по себе может служить выражением научной неопределенности. В большинстве случаев ответственные и представительные правительства, как правило, основывают свои законодательные и административные меры на "традиционных" научных взглядах. В других случаях не менее ответственные или представительные правительства могут действовать добросовестно на основе того, что в данное время представляет отличную точку зрения, выражаемую квалифицированным и уважаемым источником. Само по себе это не обязательно указывает на отсутствие рациональной связи между фитосанитарной мерой и оценкой риска, особенно если речь идет о риске, угрожающем жизни и воспринимаемом как явная и неотвратимая угроза здоровью и безопасности общества. Установление наличия или отсутствия связи может проводиться только индивидуально по каждому делу, после учета всех факторов, имеющих отношение к вопросу о возможном негативном воздействии на здоровье <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 194.

 

Затем Апелляционный орган обратился к применению Группой требований по существу ст. 5.1 к мерам ЕС, рассматриваемым в рамках этого дела. Группа перечисляла следующие научные материалы, на которые ссылались ЕС в отношении рассматриваемых гормонов. Некоторые из перечисленных научных докладов отвечали, по мнению Группы, минимальным требованиям оценки риска, в частности, доклад Лемминга (подготовленный по заказу ЕС) и доклады JECFA (Совместный экспертный комитет ФАО/ВОЗ по пищевым добавкам) 1988 и 1989 гг. (подготовленные для Codex Alimentarius - совместной организации ФАО и ВОЗ). Соответственно, Группа исходила из того, что ЕС продемонстрировали наличие оценки риска, проведенной в соответствии со ст. 5.1 Соглашения по СФМ. В то же время Группа установила, что выводы этих научных докладов состоят в том, что использование рассматриваемых гормонов (за исключением MGA) в целях стимулирования роста "безопасно". Группа утверждала: ни одно из научных доказательств, на которые ссылается ЕС и целью которых было изучение безопасности некоторых или всех из рассматриваемых гормонов при их использовании в качестве стимуляторов роста, не указывает на возникновение идентифицируемого риска для здоровья людей в результате такого использования при условии соблюдения надлежащей практики применения. Все научные исследования, перечисленные выше, приводят к выводу, что использование рассматриваемых гормонов (всех, за исключением MGA, в отношении которого доказательства не были представлены) в целях стимулирования роста безопасно; в большинстве таких заключений содержится примечание о том, что вывод основан на условии соблюдения надлежащей практики. Абстрагируясь от дополнительного осложнения, связанного с употреблением Группой термина "идентифицируемый риск", Апелляционный орган согласился с тем, что перечисленные научные доклады не дают достаточного обоснования введенного ЕС запрета на импорт <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 197.

 

В отношении научного мнения, высказанного д-ром Люсьером в ходе совместного слушания в присутствии экспертов и изложенного в § 819 приложения к докладам Групп по США и Канаде <1>, Апелляционный орган отметил, что мнение д-ра Люсьера не основано на результатах научного исследования, проведенного им или под его руководством и специально посвященного изучению вопросов остаточного присутствия гормонов в мясе животных, которые откармливались с использованием таких гормонов. Соответственно, одного отличного мнения, высказанного д-ром Люсьером, недостаточно для опровержения противоположных заключений, полученных в результате научных исследований, на которые ссылались ЕС и которые были специально посвящены изучению вопросов остаточного присутствия гормонов в мясе животных, получавших гормоны для стимулирования роста <2>.

--------------------------------

<1> Соответствующая часть этого параграфа гласит: "Около 110000 из каждого миллиона женщин, живущих сегодня в США, Канаде и Европе, заболеют раком груди. Это, безусловно, чрезвычайно серьезная проблема для здравоохранения. Из этих 110000 случаев заболевания раком груди, может быть, несколько тысяч связаны с общим поступлением внешних эстрогенов из любых источников, включая яйца, мясо, фито-эстрогены, грибковые эстрогены, то есть всей дозовой нагрузкой внешних эстрогенов. И, по моим оценкам, в одном из этих 110000 случаев источником может быть мясо, содержащее эстроген как стимулятор роста при его правильном применении".

<2> Доклад Апелляционного органа. Пункт 198.

 

ЕС делали особый акцент на монографиях Международного агентства по изучению проблем рака (IARC) 1987 г., статьях и мнениях отдельных ученых. Однако Группа отметила, что научные доказательства, содержащиеся в таких монографиях, статьях и мнениях, относятся к канцерогенному потенциалу всей категории гормонов или рассматриваемых гормонов в целом. Монографии, статьи и мнения отдельных ученых носят характер общих исследований или заявлений о канцерогенном потенциале названных гормонов и не содержат оценку канцерогенного потенциала этих гормонов при их специфическом использовании в целях стимулирования роста. Более того, они не содержат оценки специфической возможности возникновения канцерогенного воздействия в результате остаточного присутствия рассматриваемых гормонов в "пище", а еще более конкретно - в "мясе и мясопродуктах". Группа также отметила, что, по мнению научных экспертов, консультировавших Группу, данные и результаты исследований, изложенные в этих монографиях, были учтены в докладах JECFA 1988 и 1989 гг. и что выводы, сделанные в монографиях IARC 1987 г., скорее дополняют доклады JECFA, чем им противоречат. Группа пришла к заключению, что эти монографии, статьи и мнения не могут служить достаточным обоснованием в поддержку рассматриваемых мер ЕС <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 199.

 

Апелляционный орган нашел приведенные выводы Группы обоснованными. Было отмечено, что монографии IARC 1987 г., статьи и мнения отдельных ученых, представленные ЕС, представляют собой исследования общего характера, которые действительно указывают на наличие общего риска заболевания раком; но они не концентрируют внимания и не посвящены исследованию конкретного вида риска, который является предметом настоящего рассмотрения - канцерогенного или генотоксичного потенциала остаточного присутствия этих гормонов, обнаруженных в мясе, получаемом от скота, при откармливании которого гормоны использовались в качестве стимуляторов роста, как этого требует § 4 приложения А к Соглашению по СФМ. Иначе говоря, такие общие исследования имеют значение, но недостаточно конкретны для принятия решения по рассматриваемому делу <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 200.

 

В том, что касается оценки риска в отношении MGA, ЕС ссылались на монографии IARC 1987 г. В этих монографиях рассматривается, помимо прочего, категория прогестинов, в число которых входит гормон прогестерон. ЕС утверждали, что, поскольку MGA является анаболическим агентом, который имитирует действие прогестерона, научные исследования и эксперименты, на которые ссылаются монографии IARC 1987 г., имеют большое значение. Однако монографии, статьи и мнения отдельных ученых не включали в себя работ, показывающих, насколько близки химические и фармакологические характеристики MGA другим прогестинам и какое воздействие будет в действительности оказывать остаточный MGA на человека при его попадании в организм с мясом, полученным от скота, при откармливании которого гормоны использовались в качестве стимуляторов роста. В этой связи Апелляционный орган отметил, что ни в одной из других научных публикаций, представленных ЕС, не было ссылок на MGA и ни один из международных стандартов, руководств или рекомендаций, разработанных Codex Alimentarius, не касается непосредственно MGA. США и Канада отказались представить какие-либо оценки по MGA на том основании, что те материалы, о которых им известно, защищены правом собственности и являются конфиденциальными. Иными словами, в материалах Группы практически полностью отсутствовали какие-либо доказательства по MGA. На этом основании Апелляционный орган поддержал вывод Группы о том, что оценка риска в отношении MGA отсутствовала <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 201.

 

Доказательства, на которые ссылались ЕС, относятся к биохимическому риску, возникающему в результате получения человеком с пищей некоторого остаточного количества пяти рассматриваемых в этом деле гормонов, содержащихся в мясопродуктах из скота, получавшего такие гормоны в соответствии с соблюдением норм надлежащей ветеринарной практики. ЕС также ссылались на отдельный, но родственный риск, возникающий в результате несоблюдения норм надлежащей ветеринарной практики в совокупности с многочисленными проблемами, относящимися к выявлению и контролю такой недобросовестной практики применения гормонов с целью стимулирования роста скота <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 202.

 

Группа рассмотрела этот вид риска и изучила аргументы, представленные ЕС, но не обнаружила какой-либо оценки такого риска. В конечном итоге Группа в принципе отклонила эти аргументы a priori. Апелляционный орган отметил, что, во-первых, по мнению Группы, положения ст. 5.2, относящиеся к "соответствующим методам инспектирования, отбора проб и испытаний", по-видимому, не включают в себя более общую проблему контроля (такую как проблема обеспечения соблюдения норм надлежащей практики), которая может существовать в отношении любых веществ. Риски, относящиеся к общей проблеме контроля, не являются специфическими для рассматриваемых веществ, но относятся к экономической или социальной сфере, связанной с таким веществом или его конкретным использованием (такой как экономические стимулы для злоупотреблений). Таким образом, Апелляционный орган пришел к выводу, что эти неспецифические факторы не должны учитываться при оценке риска, но относятся к сфере управления риском.

Более того, Группа установила, что, даже если бы такие факторы и могли приниматься во внимание в целях оценки риска, ЕС не представили убедительных доказательств того, что контроль или предотвращение нарушений в отношении рассматриваемых гормонов представляет собой более трудную задачу, чем контроль за использованием других препаратов, применяемых в ветеринарии и разрешенных ЕС. Далее ЕС не представили доказательств того, что контроль было бы труднее осуществлять в условиях режима, когда применение рассматриваемых гормонов разрешено при соблюдении определенных условий, чем при существующем в ЕС режиме полного запрета на их применение как на внутреннем рынке, так и в отношении импортируемого мяса. Группа также утверждала, что запрет на использование препарата не обязательно предоставляет более надежную защиту здоровья людей, чем иные способы регулирования его использования <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 203.

 

ЕС оспорили эти выводы Группы по двум принципиальным основаниям: во-первых, неверное толкование Группой ст. 5.2 Соглашения по СФМ; во-вторых, игнорирование и искажение Группой доказательств, представленных ЕС.

В отношении первого основания Апелляционный орган согласился с ЕС, что Группа действительно неверно интерпретировала сферу применения ст. 5.2. Было отмечено, что ст. 5.2 предусматривает, что при проведении оценки риска члены должны учитывать помимо "имеющихся научных обоснований" "соответствующие методы производства и переработки; [и] соответствующие методы инспектирования, отбора проб и испытаний". По мнению Апелляционного органа, ст. 8 требует от членов "соблюдения положений приложения C при применении процедур контроля, инспектирования и одобрения...". В примечании к приложению С говорится, что "к числу процедур контроля, инспектирования и одобрения относятся, inter alia, процедуры отбора проб, испытаний и сертификации". По мнению Апелляционного органа, этих формулировок было более чем достаточно, чтобы признать необходимость учета рисков, возникающих в результате несоблюдения надлежащей ветеринарной практики при использовании гормонов с целью стимулирования роста, а также рисков, возникающих из трудностей осуществления контроля, инспекции и обеспечения соблюдения требований надлежащей ветеринарной практики <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 205.

 

Апелляционный орган, продолжая свой анализ, отметил, что большая часть, если не все научные исследования, на которые ссылались ЕС в отношении пяти рассматриваемых гормонов, указывают на "безопасность" их использования в качестве стимуляторов роста при условии применения гормонов в соответствии с требованиями надлежащей ветеринарной практики. Отсюда следует логический вывод о том, что в случае несоблюдения надлежащей ветеринарной практики (или аналогичных условий, предусмотренных стандартами, руководствами и рекомендациями Codex Alimentarius в отношении использования пяти гормонов для стимулирования роста) использование таких гормонов в целях стимулирования роста может и не быть "безопасным". Соглашение по СФМ требует оценки потенциального вредного воздействия на здоровье человека, возникающего вследствие присутствия загрязняющих или токсических веществ в продуктах питания. По мнению Апелляционного органа, предмет и цель Соглашения по СФМ оправдывают изучение и оценку всех таких рисков для здоровья человека, независимо от их точного и непосредственного происхождения. Это не означает, что риски, возникающие в результате потенциальных нарушений в применении контролируемых препаратов или в результате неэффективного контроля, должны оцениваться в рамках процедуры оценки риска во всех и в каждом случае. В тех случаях, когда риски такого рода действительно возникают, может быть проведено их изучение и оценка. Очевидно, что уместность и необходимость изучения и оценки таких рисков должны устанавливаться индивидуально для каждого конкретного случая. Главной ошибкой, по мнению Апелляционного органа, было бы исключение любых таких рисков a priori из сферы применения ст. ст. 5.1 и 5.2 Соглашения по СФМ.

Апелляционный орган не согласился с мнением Группы относительно того, что исключение рисков, происходящих из сочетания возможных нарушений и трудностей контроля, оправдывается разграничением между "оценкой риска" и "управлением риском". Как уже отмечалось ранее, понятие "управление риском" не упоминается ни в одном из положений Соглашения по СФМ и, соответственно, не может использоваться для обоснования более ограничительного толкования термина "оценка риска", чем толкование, основанное на формулировках ст. ст. 5.2, 8 и приложения С Соглашения по СФМ <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 206.

 

Таким образом, по мнению Апелляционного органа, вопрос на который необходимо ответить, состоял в том, представили ли ЕС в действительности оценку риска, демонстрирующую и оценивающую наличие и уровень риска, возникающего в настоящем случае в результате нарушений при применении гормонов и сложности контроля использования гормонов в целях стимулирования роста в США и Канаде как странах-экспортерах на границах ЕС в качестве импортера.

Апелляционный орган согласился с выводом Группы о том, что ЕС фактически ограничились указанием на условие применения гормонов "в соответствии с надлежащей практикой", "не предоставив какой-либо дальнейшей оценки потенциального вредного воздействия, связанного с невыполнением требований такой надлежащей практики". Материалы дела показывали, что риск, возникающий в результате потенциальных нарушений в применении гормонов в целях стимулирования роста, в сочетании с проблемой контроля применения рассматриваемых гормонов, мог бы быть изучен с применением научных методов в двух случаях. Первый случай мог представиться в ходе рассмотрения вопроса Комитетом по изучению проблем качества в мясном секторе, созданным Парламентом ЕС, и результаты которого составили основу доклада Пимента 1989 г. Однако ни одно из исходных исследований и доказательств, рассмотренных Комитетом, не было представлено Группе. Второй случай мог иметь место в ходе проведения Научной конференции ЕС по вопросам применения стимуляторов роста в мясной отрасли в 1995 г. Одна из трех секций этой конференции была посвящена непосредственно проблеме "выявления и контроля". Тем не менее лишь одна из работ, представленных на этой секции, была посвящена систематическому рассмотрению некоторых проблем, возникающих в результате сочетания возможных нарушений и проблем контроля применения гормонов и иных препаратов. В работе была представлена теоретическая модель для систематического анализа таких проблем, однако авторами не проводилось практического изучения и оценки реальных проблем, возникших на границах ЕС или в США, Канаде и других странах, экспортирующих мясо и мясопродукты в ЕС. В лучшем случае эта работа может представлять собой начало оценки таких рисков <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 207.

 

В отсутствие каких-либо иных документов по рассматриваемому вопросу Апелляционный орган пришел к выводу, что ЕС в действительности не проводили оценки рисков в значении ст. ст. 5.1 и 5.2, возникающих в результате несоблюдения надлежащей ветеринарной практики в сочетании с проблемой контроля использования гормонов в целях стимулирования роста. Отсутствие такой оценки риска в свете заключения, полученного по результатам большинства, если не всех научных исследований, относящихся к другим аспектам риска, отмеченным ранее, привело к выводу, что Группе не была представлена оценка риска, которая могла бы служить надлежащим обоснованием запрета на импорт, введенного директивами ЕС.

Таким образом, Апелляционный орган оставил в силе окончательный вывод Группы о том, что запрет на импорт, введенный ЕС, не основан на оценке риска в значении ст. ст. 5.1 и 5.2 Соглашения по СФМ и, таким образом, противоречит требованиям ст. 5 <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 208.

 

3. Комментарии

 

Санитарные и фитосанитарные меры могут применяться в протекционистских целях и ограничивать доступ конкурентоспособного импорта. Это особенно актуально сейчас, когда таможенные пошлины уже не оказывают решающего воздействия на условия конкуренции. Поэтому соблазн применения скрытых форм протекционизма, таких как технические барьеры, а также санитарные и фитосанитарные меры, очень велик.

Основополагающие обязательства Соглашения по СФМ указаны в ст. 2. Члены ВТО вправе вводить санитарные и фитосанитарные меры, необходимые для защиты жизни или здоровья людей, животных или растений (п. 1). Вместе с тем такие санитарные и фитосанитарные меры должны применяться только в той степени, в которой это необходимо для защиты жизни или здоровья людей, животных или растений, и должны быть основаны на научных принципах и не оставаться в силе без достаточного научного обоснования (п. 2). Такие меры не должны также служить средством произвольной или неоправданной дискриминации между членами ВТО, в которых преобладают идентичные либо сходные экономические условия, и они не должны применяться таким образом, чтобы стать скрытым ограничением международной торговли (п. 3).

Оценка риска является новеллой международного торгового права и впервые была включена в Соглашение по СФМ. Согласно ст. 5 Соглашения члены ВТО учитывают имеющиеся научные обоснования (п. 2), соответствующие экономические факторы (п. 3) и цель сведения к минимуму негативного воздействия на торговлю. Более того, члены должны избегать произвольного или неоправданного проведения различий в уровнях защиты (п. 5) и обеспечивать, чтобы такие меры не ограничивали торговлю в большей степени, чем это требуется для надлежащего уровня санитарной и фитосанитарной защиты, учитывая технические и экономические возможности (п. 6).

Значение дела "Гормоны" простирается далеко за пределы конкретного спора, поскольку именно при его рассмотрении Апелляционный орган впервые проанализировал положения Соглашения по СФМ. Соглашение по СФМ направлено не только на искоренение мер, которые являются дискриминационными, но и мер, которые применяются произвольно в том смысле, что в действительности не направлены на декларируемые цели защиты жизни и здоровья. В соответствии с Соглашением по СФМ мера может быть признана не соответствующей данному соглашению, если она не "основана на" объективном стандарте - либо международных стандартах, либо "оценке риска", - даже если такая мера не является прямо либо косвенно дискриминационной.

Рассматривая это дело, Апелляционный орган не счел необходимым определять, повысился ли принцип предосторожности до статуса общепризнанного принципа международного права, на чем настаивали ЕС. В частности, Апелляционный орган отметил, что "нет необходимости и, возможно, было бы опрометчиво", если бы Апелляционный орган, рассматривая эту апелляцию, делал выводы относительно этого важного, но отвлеченного вопроса. Группа не сделала никаких определенных выводов о значении принципа предосторожности в международном праве, и поэтому принцип предосторожности, по крайней мере вне сферы международного экологического права, нуждается в официальном формулировании <1>. Апелляционный орган поддержал вывод Группы, что данный принцип не будет превалировать над явно выраженными формулировками ст. ст. 5.1 и 5.2 Соглашения по СФМ. Вывод Апелляционного органа о значении принципа предосторожности имеет важное как научное, так и практическое значение. Он еще раз подтверждает тот факт, что международное право, и особенно международное экономическое право, находится в постоянном развитии. И практика вырабатывает все новые принципы, к которым, безусловно, относится и принцип предосторожности, находящийся в стадии становления.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 104.

 

4. Статус решения

 

8 апреля 1998 г. ЕС обратились с просьбой, чтобы разумный срок для выполнения рекомендаций и решений ОРС был установлен путем обязывающего арбитража в соответствии со ст. 21.3 (c) ДРС. Разумный срок, установленный в рамках арбитражной процедуры, истек 13 мая 1999 г. На заседании ОРС, которое состоялось 28 апреля 1999 г., ЕС проинформировали ОРС о своей готовности рассмотреть вопрос предоставления компенсации, исходя из того, что рекомендации и решения ОРС не могут быть выполнены к установленному сроку.

3 июня 1999 г. США и Канада в соответствии со ст. 22.2 ДРС обратились с просьбой о разрешении приостановления уступок, предоставляемых ЕС. На своем заседании 26 июля 1999 г. ОРС дал разрешение на приостановление уступок ЕС со стороны США и Канады в соответствующем размере, определенном арбитрами в качестве равного уровню аннулирования преимуществ для всех сторон. На заседании ОРС 7 ноября 2003 г. ЕС заявили, что в результате вступления в силу новой Директивы (2003/74/EC) в отношении запрета на использование в скотоводстве некоторых гормонов более не существует правового основания для продолжения применения контрмер со стороны США и Канады. ЕС отмечали, что одной из причин, названной Апелляционным органом в своем решении против ЕС, являлось непроведение последним оценки риска в соответствии со ст. ст. 5.1 и 5.2 Соглашения по СФМ. ЕС утверждали, что заказали проведение такой оценки независимому научному комитету, выводы которого указывают, что рассматриваемые гормоны представляют риск для потребителей. Таким образом, ЕС выполнили свои обязательства в рамках ВТО и имеют право требовать немедленной отмены санкций, введенных США и Канадой в соответствии с положениями ст. 22.8 ДРС.

США и Канада заявили, что они внимательно ознакомились с новой директивой ЕС и не разделяют точки зрения ЕС о том, что рекомендации и решения ОРС выполнены. Новая мера лишена научного основания и как таковая не может быть признана соответствующей Соглашению по СФМ. На заседании ОРС 1 декабря 2003 г. ЕС заявили, что в свете разногласий между сторонами по спору в отношении выполнения со стороны ЕС рекомендаций ОРС вопрос должен быть передан в ВТО для принятия многостороннего решения; такая ситуация была аналогична другим случаям, которые разрешались в прошлом посредством обращения к ст. 21.5 ДРС. ЕС также настаивали, что Канада и США должны приступить к многосторонним процедурам с целью установления факта выполнения рекомендаций со стороны ЕС.

На заседании ОРС 7 ноября 2003 г. Канада заявила, что вопрос о выполнении решения ВТО должен решаться ЕС и что она готова по-прежнему вести соответствующие переговоры. Но на этом этапе Канада не видела никаких оснований для отмены своих ответных мер и не желала предпринимать какие-либо иные действия. США также заявили, что не видят, каким образом пересмотренные меры ЕС можно считать выполнением рекомендаций ОРС. В отношении предложения ЕС о применении многосторонней процедуры с целью установления выполнения со стороны ЕС решения ВТО США выразили готовность обсудить этот вопрос вместе с другими открытыми вопросами в отношении введенного ЕС запрета на импорт говядины из США.

 

12. Меры в отношении импорта обуви, текстиля, одежды

и других товаров (США v. Аргентины)

 

Доклад Апелляционного органа принят Органом по разрешению споров ВТО 22 апреля 1998 г. <1>.

--------------------------------

<1> Argentina - Measures Affecting Imports of Footwear, Textiles, Apparel and Other Items. AB-1998-1, WT/DS56/AB/R (98-0000).

 

Аргентина - апеллянт; США - ответчик по апелляции; ЕС - третья сторона.

Состав арбитров: С. Эль-Наггар, Ф. Феличиано, М. Матсушита.

<


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 172; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.90.49.108 (0.017 с.)