Первое предложение ст. III:2 ГАТТ.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Первое предложение ст. III:2 ГАТТ.



Апелляционный орган отметил, что положения ст. III ГАТТ должны быть истолкованы в своем обычном значении - в контексте и в свете предмета и целей Соглашения ВТО. Формулировки ст. III ГАТТ представляют собой основу для такого толкования. Поэтому наиболее корректным является буквальное толкование.

В соответствии с формулировками первого предложения ст. III:2 ГАТТ в первую очередь необходимо проанализировать вопрос о том, являются ли товары аналогичными и "превышает" ли налог, взимаемый с импортируемых товаров, налог, который взимается с аналогичных отечественных товаров. В случае если импортируемые и отечественные товары являются аналогичными, а с импортируемых товаров взимаются налоги по более высоким ставкам, то имеет место несоответствие меры первому предложению ст. III:2 ГАТТ. Такой подход к изучению меры на предмет ее соответствия ст. III:2 полностью отвечает предшествовавшей практике ГАТТ 1947.

"Аналогичные товары".

Практика ГАТТ 1947 показывает, что вопрос о том, являются ли товары "аналогичными", решался каждый раз индивидуально, в рамках конкретного дела, и Апелляционный орган принял такой подход. Доклад Третейской группы по делу "Корректировки приграничного налога", одобренный Договаривающимися Сторонами в 1970 г., установил базовый подход к вопросу толкования "аналогичных товаров": "...толкование термина должно производиться отдельно в каждом конкретном случае. Это позволит провести справедливую оценку различных элементов, совокупность которых создает "аналогичность" товара. Были предложены некоторые критерии для определения "аналогичности" товара в каждом конкретном случае: конечное назначение товара на конкретном рынке; предпочтения и привычки потребителей; свойства, природа и качество товара" <1>. Группа заключила, что в большинстве докладов, принятых после доклада "Корректировки приграничного налога", группы придерживались именно такого подхода <2>. Применяя критерии, использованные в деле "Корректировки приграничного налога", а также, рассматривая иные критерии, имеющие отношение к определенным делам, группы могут только применять свое наиболее приемлемое суждение при определении того, являются ли товары "аналогичными". Это означает, что неизбежно будет иметь место индивидуальное, дискреционное суждение. Не может быть точного и абсолютного критерия "аналогичности".

--------------------------------

<1> Доклад Рабочей группы по делу Border Tax Adjustments. BISD 18S/97. Para. 18.

<2> The Australian Subsidy on Ammonium Sulphate. BISD II/188; EEC - Measures on Animal Feed Proteins. BISD 25S/49; Spain - Tariff Treatment of Unroasted Coffee. BISD 28S/102; Japan - Customs Duties, Taxes and Labelling Practices on Imported Wines and Alcoholic Beverages. BISD 34S/83; United States - Taxes on Petroleum and Certain Imported Substances. BISD 34S/136. См. также: United States - Standards for Reformulated and Conventional Gasoline. WT/DS2/9, adopted on May 20, 1996.

 

"Превыше".

Единственным вопросом, который оставалось рассмотреть в контексте первого предложения ст. III:2, был вопрос о том, превышали ли налоги на импортные товары налоги, взимаемые с аналогичных отечественных товаров. Если да, то такие меры не соответствуют ст. III. И даже минимальная сумма "превышения" является значимой. Апелляционный орган сослался на спор "Солодовые напитки", отметив, что "запрет на дискриминационные налоги согласно первому предложению статьи III:2 не ставится в зависимость от "результата воздействия на торговлю", и к нему неприменим стандарт de minimis" <1>.

--------------------------------

<1> United States - Measures Affecting Alcoholic and Malt Beverages. BISD 39S/206. Para 5.6; см. также Brazilian Internal Taxes. BISD II/181. Para. 16; United States - Taxes on Petroleum and Certain Imported Substances. BISD 34S/136. Para. 5.1.9; Japan - Customs Duties, Taxes and Labelling Practices on Imported Wines and Alcoholic Beverages. BISD 34S/83. Para. 5.8.

 

Статья III:2, второе предложение. "Тест по цели и результату".

Второе предложение ст. III:2 содержит запрет против "внутренних налогов и других внутренних сборов", которые применяются "к импортируемым и национальным товарам так, что это противоречит принципам, изложенным в пункте 1". Статья III:1 гласит следующее: "Договаривающиеся Стороны признают, что внутренние налоги и другие внутренние сборы, законы, правила и требования, затрагивающие внутреннюю продажу, предложение о продаже, покупку, перевозку, распределение или использование товаров, и внутренние правила количественного регулирования, требующие смешения, переработки или использования товаров в определенных количествах или долях, не должны применяться к импортированным или национальным товарам таким образом, чтобы создавать защиту для отечественного производства".

Комментарий к п. 2 ст. III добавляет: "Налог, отвечающий требованиям первого предложения п. 2, будет считаться не отвечающим положениям второго предложения только в случаях, когда присутствовала конкуренция между облагаемым товаром, с одной стороны, и, с другой стороны, непосредственно конкурирующим или взаимозаменяемым товаром, к которому применяется иная ставка налога".

Статья III:2 и сопровождающий ее комментарий имеют одинаковый юридический статус, так как были согласованы в одно и то же время. Придавая значение тексту и контексту, по мнению Апелляционного органа, необходимо было разрешить три отдельных вопроса в целях определения того, противоречит ли внутренний налог второму предложению ст. III:2:

1) импортируемые и отечественные товары являются "непосредственно конкурирующими и взаимозаменяемыми" товарами, которые конкурируют между собой;

2) непосредственно конкурирующие и взаимозаменяемые импортные и национальные товары облагаются налогами не в "одинаковой мере";

3) неодинаковое налогообложение непосредственно конкурирующих и взаимозаменяемых импортных и национальных товаров "применяется... таким образом, чтобы создавать защиту для национального производства".

На первые два вопроса Группой был дан положительный ответ, с чем Апелляционный орган согласился. Что касается третьего вопроса, то Апелляционный орган отметил, что этот вопрос не содержит элемента намерения. Если мера применяется к импортируемым и национальным товарам таким образом, что создает защиту для национального производства, то не имеет значения, вводил ли законодатель либо регулирующий орган такую меру в целях протекционизма или же нет. Имеет значение только то, каким образом применяется мера. Такое толкование ст. III ГАТТ, по мнению Апелляционного органа, соответствует "обычным правилам толкования международного публичного права". Таким образом, Апелляционный орган, подобно Группе, отклонил тест по цели и результату.

Апелляционный орган поддержал выводы Группы о том, что сотю и водка являются аналогичными товарами и что Япония, взимая с импортируемых товаров налог по более высокой ставке, нарушила ст. III:2 ГАТТ (первое предложение). Апелляционный орган также пришел к выводу, что сотю и другие алкогольные напитки, за исключением водки, были "непосредственно конкурирующими и взаимозаменяемыми товарами" и что Япония, не облагая их налогом на недискриминационной основе, предоставляла защиту национальному производству, нарушив тем самым ст. III:2 ГАТТ (второе предложение).

 

3. Комментарии

 

США, ЕС и Канада требовали, чтобы Группа установила, что другие алкогольные напитки "аналогичны" сотю либо "непосредственно конкурируют" с сотю. В этом случае налоговые ставки должны быть одинаковыми или, по меньшей мере, аналогичными для сотю и других напитков. Группа и Апелляционный орган пришли к выводу, что сотю и другие алкогольные напитки были "аналогичными" или "непосредственно конкурирующими" товарами и поэтому разные ставки налогообложения в японском Законе о налоге на алкогольную продукцию нарушали ст. III:2.

Однако доводы, на основании которых был сделан этот вывод, оказались приемлемыми только для ЕС и Канады, но не для США и Японии. США и Япония в качестве альтернативы тесту Группы представили так называемый "тест по цели и результату". Этот тест направлен на получение ответа на вопрос, была ли целью меры защита национального производства и оказывала ли она воздействие на конкурентные преимущества товара. Чтобы принять решение о нарушении положений ст. III:2, необходимо дать положительный ответ на оба вопроса. Тест по цели и результату был ранее применен в деле "США - Налоги на автомобили", однако этот доклад не был принят. При рассмотрении этого дела третейская группа, в частности, отметила, что понятия аналогичности и непосредственной конкуренции неотделимы от целей нормативного акта, на основании которого проводится черта между двумя аналогичными во всех остальных аспектах товарами <1>.

--------------------------------

<1> United States - Taxes on Automobiles (US - Taxes on Automobiles), October 11, 1994. DS31/R.

 

При рассмотрении дела "Япония - Налог на алкогольные напитки" Группа и Апелляционный орган отклонили тест "по цели и результату". Апелляционный орган заключил, что если мера применяется к импортируемым и национальным товарам таким образом, что создает защиту для национального производства, то не имеет значения, вводил ли законодатель либо регулирующий орган такую меру в целях протекционизма или же нет. Имеет значение только то, каким образом применяется мера. Такое толкование полностью соответствует духу и букве ст. III:1 Генерального соглашения. Не имеет никакого значения, с какой целью вводится мера. Если она создает защитный эффект, следовательно, она противоречит ст. III.

 

4. Статус решения

 

24 декабря 1996 г. США в соответствии со ст. 21:3(c) ДРС обратились к ОРС с просьбой об установлении разумного периода времени для выполнения Японией решения Апелляционного органа посредством обязывающего арбитража. Доклад арбитра был представлен членам 14 февраля 1997 г. Арбитр установил разумный период для выполнения рекомендаций в 15 месяцев с даты принятия докладов. Этот срок закончился 1 февраля 1998 г. Япония представила информацию о способах выполнения рекомендаций, которые были приняты Сторонами.

 

8. Меры в отношении импорта рубашек и блузок

из шерстяных тканей (Индия v. США)

 

Доклад Апелляционного органа принят Органом по разрешению споров ВТО 23 мая 1997 г. <1>.

--------------------------------

<1> United States - Measure Affecting Imports of Woven Wool Shirts and Blouses. AB-1997-1, WT/DS33/AB/R.

 

Индия - апеллянт; США - ответчик по апелляции. Состав арбитров: К. Биби, Дж. Бакхус, М. Матсушита.

Основные вопросы, рассмотренные Апелляционным органом.

(i) Бремя доказывания.

(ii) Роль Совета по мониторингу в области текстиля по Соглашению по текстилю и одежде (Соглашение по текстилю).

(iii) Принцип экономичности правосудия.

 

1. Обстоятельства спора

 

Соглашение ВТО по текстилю и одежде заменило собой все прежние соглашения по мультифибровым тканям, которые регулировали международную торговлю текстилем на протяжении большей части послевоенного периода. Соглашение по текстилю с точки зрения ratione temporis (срока действия) было ограничено, так как предусматривало постепенный переход сектора текстиля в режим регулирования ГАТТ в течение десятилетнего переходного периода, т.е. до 1 января 2005 г. Соглашение по текстилю предусматривало постепенную отмену количественных ограничений, допускавшихся в рамках режима по мультифибровым тканям, запрет на введение новых ограничений, а также возможность введения переходных защитных мер.

В июле 1995 г. США ввели такие переходные защитные меры, ограничивающие импорт трикотажных рубашек и блузок из Индии. Эта мера была принята в соответствии со ст. 6.3 Соглашения по текстилю после того, как двусторонние консультации, предусмотренные ст. 6.7 Соглашения по текстилю, не привели к взаимоприемлемому результату. В соответствии со ст. 6.10 Соглашения по текстилю США передали вопрос в Орган по мониторингу в области текстиля, который после изучения вопроса высказал мнение о соответствии меры, принятой США, положениям Соглашения по текстилю. Индия обратилась в Орган по мониторингу в области текстиля с просьбой пересмотреть принятую позицию и, получив отказ, в соответствии со ст. 8.10 Соглашения по текстилю вынесла этот вопрос на рассмотрение Органа по разрешению споров ВТО.

После того как Группа направила сторонам спора на ознакомление предварительный доклад, США объявили об отмене переходных защитных мер вследствие постоянного сокращения импорта трикотажных рубашек и блузок из Индии и адаптации отрасли США. Но по просьбе Индии Группа продолжила рассмотрение вопроса.

Группа не согласилась с мнением Органа по мониторингу в области текстиля и пришла к выводу, что США не выполнили требования ст. 6 <1>. Группа отметила, что в соответствии со ст. 6.2 Соглашения по текстилю защитная мера может вводиться только в том случае, когда есть доказательства, что данный товар импортируется в таком возросшем количестве (а не в результате других факторов, таких как изменение технологии или потребительских предпочтений), что наносит либо создает угрозу нанесения серьезного ущерба национальной отрасли, производящей аналогичный либо непосредственно конкурирующий товар. В соответствии со ст. 6.3 Соглашения по текстилю установление факта причинения серьезного ущерба или его угрозы должно основываться на изучении влияния импорта на одиннадцать включенных в перечень экономических переменных, характеризующих национальную отрасль <2>. Группа указала, что заявление, подготовленное США в поддержку своей позиции о причинении серьезного ущерба, не было основано на надлежащем анализе влияния импорта на эти факторы. Более того, информация, на основании которой принималось решение о введении мер, либо не концентрировалась на конкретной отрасли производства шерстяных рубашек и блузок, либо была расплывчатой и неконкретной. Группа также постановила, что в отсутствие данных по экспорту национальной отрасли установление причинения серьезного ущерба было невозможно. Группа отметила, что США не рассматривали возможности изменения технологии или предпочтений потребителей, которые могли привести к ситуации, о существовании которой заявляли США. Группа также пришла к выводу, что информации, представленной в заявлении США, было недостаточно, чтобы на ее основании можно было сделать вывод о причинении серьезного ущерба или угрозе причинения такого ущерба американской отрасли.

--------------------------------

<1> WT/DS33/R, adopted on May 23, 1997.

<2> Объем выпускаемой продукции, производительность, загрузка мощностей, запасы, рыночная доля, экспорт, заработная плата, занятость, внутренние цены, прибыль и инвестиции.

 

Группа высказала также мнение по некоторым процедурным вопросам и вопросам материального права. Индия подала апелляцию по трем из таких вопросов: (1) бремя доказательства в спорах по положениям Соглашения по текстилю о переходных защитных мерах; (2) надлежащее применение принципа экономичности правосудия; (3) роль Органа по мониторингу в области текстиля в таких спорах.

 

2. Анализ доклада Апелляционного органа

 

Бремя доказательства.

Основной вопрос, поставленный Апелляционным органом, состоял в том, возлагается ли бремя доказательства в делах о нарушении ст. 6 Соглашения по текстилю на сторону, подавшую жалобу.

При рассмотрении этого дела Группа выделила два аспекта, связанных с бременем доказательства. С одной стороны, Группа считала, что на Индии как стороне, подавшей жалобу, лежит бремя представления фактических и юридических аргументов с целью установления того, что ограничения, введенные США, противоречат ст. 2 Соглашения по текстилю и что решение США о введении защитной меры противоречит положениям ст. 6 Соглашения по текстилю.

С другой стороны, Группа полагала, что вопрос о бремени доказательства также возникал в контексте "установления причинения серьезного ущерба" или его "реальной угрозы". Группа придерживалась мнения, что ст. 6 Соглашения по текстилю четко указывает на обязательство стороны, принимающей меру, представить доказательства выполнения условий ст. 6. Группа, в частности, отметила, что на момент принятия решения о необходимости введения предлагаемых ограничений США были обязаны продемонстрировать, что они выполнили соответствующие условия применения ст. ст. 6.2 и 6.3 Соглашения по текстилю.

Апелляционный орган отметил, что, несмотря на то что решение Группы не является образцом ясности, Группа не допустила в своих выводах правовых ошибок. Апелляционный орган, в частности, согласился с Группой, что именно Индия должна была представить доказательства и аргументы, "достаточные для установления презумпции о том, что решение США о введении переходных защитных мер не соответствует обязательствам по статье 6 Соглашения по текстилю" (сославшись на процессуальную норму - actori incumbit probatio ("бремя доказательства лежит на истце")).

Апелляционный орган также указал, что как только такая презумпция установлена, США должны представить доказательства и аргументы для ее опровержения. Апелляционный орган не посчитал возможным согласиться с тем, что "система судебного урегулирования сможет работать, если она допускает, что простое заявление претензии может представлять собой доказательство. Поэтому неудивительно, что различные международные суды, включая Международный суд, последовательно принимают и применяют правило о том, что сторона, которая утверждает наличие факта независимо от того, является ли она истцом либо ответчиком, несет ответственность за предоставление доказательств" <1>. Апелляционный орган сформулировал соответствующее правило следующим образом: "Кроме того, общепризнанным каноном доказательства в гражданском праве, общем праве и, в действительности, в большинстве правовых систем является то, что бремя доказательства лежит на стороне, будь то истец или ответчик, которая заявляет определенную претензию или делает заявление в свою защиту. Если такая сторона приводит доказательства, достаточные для презумпции обоснованности такого заявления, то бремя переносится на другую сторону, которая проиграет дело, если не представит достаточных доказательств для опровержения данной презумпции".

--------------------------------

<1> См.: Kazazi M. Burden of Proof and Related Issues: A Study on Evidence Before International Tribunals. Kluwer Law International, 1996. P. 117.

 

Апелляционный орган отметил, что вопрос, какие именно доказательства и в каком объеме требуется представить для установления такой презумпции, в контексте ГАТТ и ВТО будет варьироваться от меры к мере, от положения к положению и от дела к делу. В ряде дел, рассмотренных в рамках ГАТТ 1947, подтверждается положение о том, что бремя установления нарушения по ст. XXIII:1(a) лежит на стороне, подавшей жалобу. В частности, Апелляционный орган сослался на споры "Меры в отношении импорта сардин" <1>, "ЕЭС - Меры в отношении животных жиров" <2>, "Канада - Импорт, распределение и продажа некоторых алкогольных напитков провинциальными торговыми агентствами" <3> и "США - Меры в отношении импорта, внутренней продажи и использования табака" <4>.

--------------------------------

<1> Adopted on October 31, 1952. BISD 1S/53. P. 15.

<2> Adopted on March 14, 1978. BISD 25S/49. Para. 4.21. See also European Communities - Refunds on Exports of Sugar, Complaint by Brazil, adopted on November 10, 1980. BISD 27S/69. Para. (e) of the Conclusions; Canada, Administration of the Foreign Investment Review Act, adopted on February 7, 1984. BISD 30S/140. Para. 5.13; and Japan - Tariff on Import of Spruce, Pine, Fir (SPF) Dimension Lumber, adopted on July 19, 1989. BISD 36S/167. Para. 10.

<3> Adopted on February 18, 1992. BISD 39S/27. Paras. 5.2 - 5.3.

<4> Adopted on October 4, 1994. DS44/R. Paras. 82 and 124.

 

Апелляционный орган отметил, что некоторые группы, рассматривавшие споры в рамках ГАТТ 1947 и ВТО, требовали предоставления доказательств от сторон, требующих защиты по ст. XX ГАТТ <1> либо по ст. XI:2(c)(i) ГАТТ <2>, в связи с нарушением обязательств, изложенных в ст. ст. III и XI:1. По мнению Апелляционного органа, ст. ст. XX и XI:2(c)(i) представляют собой исключения из ряда положений ГАТТ 1994, а не "позитивные правила, устанавливающие обязательства". Однако Апелляционный орган пришел к выводу, что рассматриваемое дело не относится к таким случаям. Соглашение по текстилю представляет собой переходный механизм, а ст. 6 является его неотъемлемой частью.

--------------------------------

<1> Canada - Administration of Foreign Investment Review Act, adopted on February 7, 1984. BISD 30S/140. Para. 5.20; United States - Section 337. Para. 5.27; United States - Measures Affecting Alcoholic and Malt Beverages, adopted on June 19, 1992. BISD 39S/206. Paras. 5.43 and 5.52; and Panel Report, United States - Standards for Reformulated and Conventional Gasoline, as modified by the Appellate Body Report, AB-1996-1, adopted on May 20, 1996. WT/DS2/9. Para. 6.20.

<2> Japan - Restrictions on Imports of Certain Agricultural Products, adopted on March 22, 1988. BISD 35S/163. Para. 5.1.3.7; EEC - Restrictions on Imports of Dessert Apples, Complaint by Chile, adopted on June 22, 1989. BISD 36S/93. Para. 12:3; and Canada - Import Restrictions on Ice Cream and Yoghurt, adopted on December 5, 1989. BISD 36S/68. Para. 59.

 

Сославшись на дело "США - Ограничения в отношении импорта нижнего белья из хлопка и синтетического волокна", Апелляционный орган отметил, что ст. 6 включает в себя основную часть прав и обязательств членов ВТО в отношении неинтегрированного сектора текстиля и одежды. Следовательно, сторона, которая ссылается на нарушение положений Соглашения по текстилю, должна представить соответствующие доказательства. Апелляционный орган согласился с мнением Группы о том, что именно Индия должна была представить факты и правовые аргументы, "достаточные для доказательства того, что переходные защитные меры, введенные США, не соответствовали обязательствам США в соответствии со статьей 2 Соглашения по текстилю". Индия поступила именно таким образом. После этого бремя доказательства переместилось на США, которые должны были представить факты и аргументы с целью опровержения позиции Индии. США оказались не в состоянии это сделать. И поэтому, по мнению Апелляционного органа, Группа правомерно сделала вывод о том, что США "нарушили положения статей 2 и 6 Соглашения по текстилю" <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Группы. Пункт 8.1.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.013 с.)