ТОП 10:

Право членов ВТО подавать жалобы в ОРС.



Одним из процедурных вопросов, рассмотренных в данном деле, был вопрос о наличии у США права подавать жалобу в ОРС (locus standi). ЕС утверждали, что для того, чтобы член ВТО мог подать жалобу, у него должно быть соответствующее право либо законный интерес. ЕС полагали, что, поскольку этот вопрос в тексте ДРС не урегулирован, должны применяться нормы международного права. В соответствии с международным правом государство, которое обращается с жалобой, должно продемонстрировать наличие существенного правового интереса, что подтверждается рядом решений Постоянной палаты международного правосудия и Международного суда. ЕС также ссылались на ст. 10.2 ДРС, которая содержит положение о том, что третьи стороны должны иметь "существенный интерес по вопросу, рассматриваемому третейской группой". По мнению ЕС, если третьи стороны должны иметь существенный интерес, то стороны спора также должны иметь такой интерес. ЕС также утверждали, что небольшой объем производства бананов на территории США и отсутствие экспорта бананов указывают на отсутствие у США существенного интереса по данному спору.

Заявители по этому спору утверждали, что требование о наличии существенного интереса фактически является дополнительным условием участия членов ВТО в процедуре разрешения споров, в то время как ст. ст. 3.2 и 3.8 ДРС не содержат такого условия. Заявители также указывали, что права сторон спора и права третьих сторон в споре фундаментально отличаются. По их мнению, в рамках ВТО должна применяться практика разрешения споров ГАТТ, а не общие принципы международного права.

Третейская группа отметила, что ни ст. ст. 3.3 и 3.7 ДРС, ни какие-либо другие положения ДРС не указывают на то, что сторона, которая обращается с просьбой об учреждении третейской группы, должна иметь при этом "правовой интерес" <1>. Апелляционный орган согласился с мнением Группы. Он указал, что в тексте ДРС нет указаний на необходимость наличия у сторон спора существенного интереса. "Существенный интерес" необходим для участия в консультациях (ст. 4.11) и участия в качестве третьей стороны (ст. 10.2). Апелляционный орган далее отметил, что решения Постоянной палаты международного правосудия и Международного суда не устанавливают общего принципа, применимого ко всем процедурам разрешения международных споров, что сторона, подающая жалобу, должна иметь правовой интерес. Апелляционный орган также указал, что эти решения не отрицают необходимости рассмотрения вопроса о праве выступать в суде в соответствии с правилами многостороннего международного соглашения, ссылаясь при этом на нормы такого соглашения <2>. Апелляционный орган указал, что членам ВТО предоставлены широкие дискреционные полномочия при решении вопроса о том, подавать жалобу против другого члена или же нет. Из текста ст. XXIII (1) ГАТТ 1994 и ст. 3.7 ДРС вытекает, что члены самостоятельно определяют, будет ли подача жалобы "плодотворной" <3>. Таким образом, Апелляционный орган поддержал вывод Группы о наличии у США права подавать жалобу в ОРС по рассматриваемому вопросу <4>.

--------------------------------

<1> Доклад Группы. Пункт 7.49.

<2> Доклад Апелляционного органа. Пункт 133.

<3> Там же. Пункт 135.

<4> Там же. Пункт 138.

 

Просьба об учреждении третейской группы.

Следующий процедурный момент, рассмотренный в данном споре, заключался в определении круга вопросов, которые должны были быть раскрыты в обращении с просьбой об учреждении третейской группы. Статья 6.2 ДРС содержит правило, что в просьбе об учреждении третейской группы должны быть обозначены "конкретные меры по рассматриваемому вопросу и краткое изложение правовой основы жалобы". Группа отметила, что перечень оспариваемых мер соответствует ДРС и что в письменном обращении заявителей нет никаких неточностей <1>. Вместе с тем некоторые третьи стороны высказали озабоченность относительно информации, указанной в заявлении с просьбой об учреждении третейской группы, так как право членов ВТО участвовать в процедуре разрешения споров основывается именно на этой информации. Письменные обращения сторон недоступны третьим сторонам, и поэтому последующие уточнения сторон не будут способствовать третьим сторонам в реализации их прав <2>. Япония также отмечала, что простой перечень не является достаточным и что необходима ясная связь между оспариваемыми мерами и правовыми нормами, которые, по утверждению заявителя, нарушаются.

--------------------------------

<1> Доклад Группы. Пункты 7.29 и 7.44.

<2> Доклад Апелляционного органа. Пункты 107 и 114.

 

Рассматривая этот вопрос, Апелляционный орган провел разграничение между "жалобой" и "аргументами". По мнению Апелляционного органа, все претензии должны быть указаны в заявлении с просьбой об учреждении третейской группы, чтобы другие стороны могли ознакомиться с правовыми обоснованиями жалобы. Если жалоба четко не сформулирована в обращении с просьбой об учреждении третейской группы, то такое обращение не может впоследствии быть исправлено путем предоставления стороной, подавшей жалобу, аргументации в первом письменном обращении в адрес третейской группы либо в любых других последующих обращениях <1>. В отличие от жалобы, аргументы, обосновывающие такую жалобу, могут уточняться на последующих стадиях.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 143.

 

Представительство интересов сторон частными юристами.

Одну из третьих сторон, Правительство Сент-Люсии, в ходе устных слушаний в Апелляционном органе представляли неправительственные консультанты, являющиеся частными юристами. Соответствующая просьба Сент-Люсии была поддержана Канадой и Ямайкой, в то время как заявители высказали возражение <1>. По мнению заявителей, с начала действия ГАТТ сложилась практика, что интересы сторон в спорах представляли государственные юристы и эксперты. Это подчеркивало межгосударственный характер самой процедуры. Заявители также отмечали, что в случае, если частным юристам будет предоставлено право выступать в слушаниях перед третейской группой и Апелляционным органом, необходимо регламентировать вопросы, связанные с юридической этикой, конфликтом интересов, представительством одновременно нескольких правительств и конфиденциальностью <2>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункты 6 и 7.

<2> Доклад Апелляционного органа. Пункт 9.

 

В ответ на это Апелляционный орган проинформировал стороны о своем решении предоставить Правительству Сент-Люсии право быть представленным частными юристами. Апелляционный орган отметил следующее: "Ничто в текстах Марракешского соглашения об учреждении Всемирной торговой организации, Договоренности о разрешении споров либо в Рабочих процедурах, ни в обычных нормах международного права, ни в практике разрешения споров международными судами не препятствует Члену ВТО определять состав своих делегаций, выступающих перед Апелляционным органом... Члены ВТО самостоятельно определяют вопрос о том, кто будет представлять их интересы в процедуре устных слушаний в Апелляционном органе" <1>. Одновременно с этим Апелляционный орган пояснил, что это решение относится только к представлению интересов членов ВТО в ходе устных слушаний на стадии апелляционного пересмотра и никак не затрагивает этапа рассмотрения спора третейской группой.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 10.

 

Статья II ГАТС.

ЕС оспорили вывод Группы о том, что обязательства, предусмотренные ст. II:1 ГАТС о предоставлении "не менее благоприятного режима", следует интерпретировать как требование предоставления не менее благоприятных условий конкуренции <1>.

--------------------------------

<1> EC - Regime for the Importation, Sale and Distribution of Bananas. WT/DS27/R/ECU, WT/DS27/R/MEX and WT/DS27/R/USA. P. 229.

 

При рассмотрении этого вопроса Апелляционный орган отметил, что решающим здесь является вопрос о том, применяется ли ст. II:1 ГАТС только к случаям формальной или de jure дискриминации или она применима также к дискриминации de facto. Подход Группы к этому вопросу состоял в толковании фразы "режим, не менее благоприятный" в ст. II:1 ГАТС путем ссылки на п. п. 2 и 3 ст. XVII ГАТС. Группа утверждала, что стандарт "не менее благоприятного режима", предусмотренный п. 1 ст. XVII ГАТС, означает предоставление не менее благоприятных условий конкуренции независимо от того, достигается ли это путем применения формально одинаковых или формально различных мер. Пункты 2 и 3 ст. XVII служат цели систематизации этого толкования и не предусматривают новых обязательств для членов в дополнение к обязательствам, изложенным в п. 1. По сути, стандарт "не менее благоприятного режима" ст. XVII:1 разъясняется и закрепляется формулировками п. п. 2 и 3. Отсутствие аналогичных формулировок в тексте ст. II не является оправданием приписывания другого обычного значения в понимании ст. 31(1) Венской конвенции словам "не менее благоприятный режим", значение которых идентично в ст. ст. II:1 и XVII:1 <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 230.

 

Апелляционный орган нашел рассуждения Группы по этому вопросу не вполне удовлетворительными. Группа интерпретировала текст ст. II ГАТС в свете докладов групп, содержащих толкование обязательства в отношении национального режима ст. III ГАТТ. Группа также ссылалась на ст. XVII ГАТС, которая говорит об обязательстве в отношении национального режима. Апелляционный орган отметил, что ст. II ГАТС касается "режима наиболее благоприятствуемой нации", а не "национального режима". Поэтому положения других статей ГАТС, относящиеся к обязательствам в отношении национального режима, и предшествующая практика разрешения споров по ГАТТ в отношении толкования обязательства по предоставлению национального режима согласно ст. III ГАТТ 1994 не обязательно имеют значение в целях толкования ст. II ГАТС. Позиция Группы была бы более обоснованной, если бы она сравнивала обязательства в отношении режима наиболее благоприятствуемой нации, предусмотренные ст. II ГАТС, с обязательствами в отношении режима наиболее благоприятствуемой нации - и иными аналогичными обязательствами в ГАТТ 1994 <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 231.

 

Статьи I и II ГАТТ 1994 применялись в прошлой практике к мерам, включающим дискриминацию de facto. Апелляционный орган сослался, в частности, на доклад третейской группы по делу "ЕЭС - Импорт говядины из Канады" <1>, в котором рассматривался вопрос о соответствии регламентов ЕС, предусматривающих беспошлинную квоту для высококачественной говядины, получаемой при зерновом откорме скота, положениям ст. I ГАТТ. Этими регламентами предоставлялось временное освобождение от уплаты импортной пошлины при условии предоставления сертификата подлинности. Единственным сертифицирующим агентством, имеющим право на выдачу сертификата подлинности, было агентство из США. Группа, таким образом, установила, что регламенты ЕС противоречили принципу наиболее благоприятствуемой нации по ст. I ГАТТ, поскольку их эффектом был отказ в доступе на рынок ЕС экспорта продукции любого происхождения, кроме США <2>.

--------------------------------

<1> European Economic Community - Imports of Beef from Canada, adopted March 10, 1981. BISD 28S/92; Spain - Tariff Treatment of Unroasted Coffee, adopted on June 11, 1981. BISD 28S/102; and Japan - Tariff on Imports of Spruce-Pine-Fir (SPF) Dimension Lumber, adopted on July 19, 1989. BISD 36S/167.

<2> Доклад Апелляционного органа. Пункт 232.

 

Стороны переговоров по ГАТС приняли решение использовать различные формулировки в тексте ст. ст. II и XVII ГАТС для обозначения обязательства о предоставлении "не менее благоприятного режима". Естественно, возникает вопрос: если намерение сторон переговоров по ГАТС заключалось в том, чтобы "не менее благоприятный режим" имел абсолютно одинаковое значение в ст. ст. II и XVII ГАТС, почему они не повторили п. п. 2 и 3 ст. XVII в тексте ст. II? Но в данном случае вопрос заключался не в этом. По мнению Апелляционного органа, вопрос, на который необходимо ответить, состоял в значении фразы "не менее благоприятный режим" по отношению к обязательству о предоставлении режима наиболее благоприятствуемой нации по ст. II ГАТС. Апелляционный орган отметил, что существуют разные "способы" формулирования положения о дискриминации de facto. Статья XVII ГАТС является лишь одним из многих положений в рамках Соглашения об учреждении ВТО, предусматривающих обязательства о предоставлении "не менее благоприятного режима". Возможность того, что две статьи могут и не иметь абсолютно одинакового значения, не подразумевает, что намерением разработчиков текста ГАТС было применение de jure или формального стандарта в ст. II ГАТС. Если бы таково было их намерение, почему об этом не говорится в тексте статьи? Обязательство, предусмотренное ст. II, является безусловным. Обычное значение этого положения не исключает дискриминации de facto. Более того, если бы ст. II была неприменима к случаям дискриминации de facto, было бы несложно - и даже намного легче в случае торговли услугами, чем в ситуации торговли товарами, - разработать дискриминационные меры, направленные на то, чтобы обойти основную цель данной статьи <1>.

--------------------------------

<1> Доклад Апелляционного органа. Пункт 233.

 

По этой причине Апелляционный орган пришел к выводу, что интерпретация фразы "не менее благоприятный режим" в тексте ст. II:1 ГАТС должна включать как de facto, так и de jure дискриминацию. Апелляционный орган пояснил, что он не ограничивает свое заключение этим вопросом, но ему не вполне понятно, почему Группа заявила, что ее толкование ст. II ГАТС применялось in casu <1>.

--------------------------------

<1> Там же. Пункт 234.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.33.158 (0.011 с.)