Участники процесса доказывания, их роль в доказывании.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Участники процесса доказывания, их роль в доказывании.



Участники уголовного процесса со стороны защиты – подозреваемый, обвиняемый, защитник наделены широкими полномочиями по оспариванию обвинения. Презумпция невиновности, существующая в российском уголовном судопроизводстве, освобождает подозреваемого и обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность, и бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, при­водимых ими в свою защиту, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). Но как сторона в уголовном процессе обвиня­емый (подозреваемый) имеет право участвовать в доказыва­нии по уголовному делу и этим реализовать свой процессуаль­ный интерес – защититься от предъявленного обвинения. В свя­зи с этим он наделен соответствующими процессуальными пра­вами (ч. 4 ст.ст. 46 и 47 УПК РФ), одно из которых – иметь защитника .

Показания обвиняемого (подозреваемого), данные им в отсутствие защитника в ходе досудебного производства по уголовному делу, согласно норме, закрепленной в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК, относятся к недопустимым доказательствам. Посред­ством данной процессуальной нормы находит свое воплощение принцип презумпции неви­новности уголовного судопроизводства. Любые сведения, данные подо­зреваемым, обвиняемым в ходе досудебного производства по уголовному делу, отвечающие, в свою очередь, требованиям допустимости до­казательств, при их неподтверждении указан­ными лицами в суде автоматически признают­ся недопустимыми доказательствами. Обвинение в уголовном су­допроизводстве не может основываться лишь на признательных показаниях подозреваемого, обвиняемого. Эти признательные показания должны использоваться в собирании других доказательств по уголовному делу [13].

Введя в состав ч. 2 ст. 75 УПК п. 1, зако­нодатель стремился не допустить получение «вынужденных признаний подозреваемого, об­виняемого». В судебно-следственной практике часто встречаются случаи, когда обвиняемый признает свою вину не ввиду своего раскаяния и не под давлением собранных доказательств, обвиняющих его в совершении деяния, а в ре­зультате применения к нему насилия [14].

Учитывая особенности правового положения обвиняемого как лица, в отношении которого решается вопрос о применении уголовно-правовых санкций, закон особо оговаривает, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК).

Обстоятельства события преступления, винов­ностьлица не могут быть исследованы вне личности обвиняемого. Личность, в свою очередь, не может быть познана вне события преступ­ления и других обстоятельств предмета доказывания. Г. М. Миньковский еще в 1956 г. писал, что изучение личности обвиня­емого представляет собой составную часть исследования различных вопросов, подлежащих разрешению по делу [15]. На протяжении достаточно длительного времени многие авторы ста­вили вопрос отом, что доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, должно стать самостоятельной составной час­тью предмета доказывания [16].

Одной из целей изучения личности обвиняемого является правильное разрешение возникающих в процессе производства по делу вопросов уголовно-правового характера, и прежде всего, достиг ли обвиняемый возраста уголовной ответственности, вменяем ли он. Кроме того, сведения о личности обвиняемого важны и для правильной квалификации содеянного в случаях, когда те или иные составы преступлений содержат квалифицирующие признаки, относящиеся к субъекту преступления, для определения вида наказания, наличия обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание, назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, условного осуждения, освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, и т.д [17].

Процессуальный статус защитника включает его право собирать и представлять доказательства, закрепленное в п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. В ч. 3 ст. 86 УПК РФ, указывается, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

По мнению В. А. Лазаревой, сведения, которые изложены в документах, представленных защитником, облечены в предусмотренную ч. 2 ст. 74 УПК форму иных документов и обладают свойством допустимости: они проверяемы; получены лицом, которому закон предоставил такое право одним из способов, предусмотренных законом; имеют письменное закрепление и удостоверены должным образом [18].

Однако в законе не оговаривается ничья обязанность предоставлять эти предметы, документы и пр.; защитник не может провести опрос, если лицо не согласно, при этом для проведения допроса следователю согласия допрашиваемого не требуется; никакой санкции за пренебрежение обязанностью предоставления в распоряжение адвоката запрошенных им документов в законе не предусмотрено [19].

Законодатель, определив способы собирания доказательств защитником, не установил процессуальные формы данных способов собирания доказательств, так как все они имеют место вне производства по уголовному делу. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлены ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами [20].

Сведения, собранные защитником, могут стать доказательством после того, как они будут представлены лицам, ведущим судопроизводство, признаны ими имеющими значение по делу и приобретут необходимую процессуальную форму. Соответственно, лицо, опрошенное защитником, должно быть допрошено в качестве свидетеля. Поэтому отсутствуют результаты опроса адвокатом лица с его согласия и в перечне доказательств в ч. 2 ст. 74 УПК.

Допрос, в отличие от опроса, – следственное действие, которое обеспечивается государственным принуждением, гарантирующим достоверность получаемых показаний [21]. Процедура получения показаний в результате опроса существенно отличается от допроса и в части процессуальных гарантий допрашиваемого лица [22].

Отсутствие при опросе таких гарантий, как предупреждение свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, разъяснения права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, было предметом рассмотрения Конституционным Судом в части соответствия ст. 19 и 48 Конституции РФ [23]. Конституционный Суд указал, что наделение защитника таким правом означало бы придание – вопреки требованиям Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства – несвойственной ему процессуальной функции.

Большое значение в формировании доказательств по уголовному делу имеет участие лиц, обладающих специальными знаниями. В настоящее время специальные знания так называемых сведущих лиц используются в доказывании посредством привлечения эксперта и специалиста.

Согласно ст. 57 УПК эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в установленном УПК порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения. А. А. Эйсман определил специальные знания как не отно­сящиеся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение. Специальные знания – это те, которыми профессионально владеет узкий круг специали­стов [28]).

Специальные знания ограничивают пределы компетен­ции эксперта; он вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний (п. 6 ч. 3 ст. 57 УПК). К числу последних традиционно относят пра­вовые вопросы. В частности, эксперт не вправе квалифици­ровать насильственную смерть как убийство или самоубий­ство, высказываться об особой жестокости или жестоком обращении, поскольку эти вопросы касаются юридической оценки деяния [29].

Эксперт по смыслу закона не является субъектом доказывания, и в литературе обычно его таковым не считают. Между тем, некоторые авторы ставят вопрос о при­знании эксперта – наряду с другими участниками процесса до­казывания – его субъектом. А. Р. Белкин в поддержку такого статуса судеб­ного эксперта приводит доводы о том, что иногда эксперт вынужден собирать доказательства. В судебном разбирательстве эксперт по хода­тайству сторон или поручению суда реально участвует в про­цессе доказывания, исследуя доказательства или указывая на пробелы в системе доказательств, требующие ее восполнения [30].

В ответ на мнение о том, что законом должно быть предоставлено право эксперту собирать доказательства в некоторых специально оговоренных случаях, А. В. Кудрявцева пишет, что субъектами доказыванияследует считать только таких участников уголовно-процессуального права, в деятельности которых содержатся все элементы (этапы) и стороны процесса доказывания, а именно дознавателя, следователя, прокурора и суд. Любое исключение из правила о том, что субъектами собирания доказательств являются лица, на которых лежит ответственность за уголовное дело и обязанность полно, всесторонне, объективно исследовать обстоятельства дела, может привести к необоснованным злоупотреблениям, размыванию правил допустимости доказательств, нарушению принципа законности в уголовном судопроизводстве [31].

В не меньшей степени все сказанное выше можно отнести и к деятельности такого процессуального субъекта, как специа­лист. Новый УПК (и, особенно, последовавшие поправки к нему) резко повысил его значимость в процессе доказывания, признав заключение специалиста как отдельный вид доказа­тельств и разрешив сторонам приглашать специалиста и поль­зоваться его помощью по собственной инициативе. Такой спе­циалист, по мнению А. Р. Белкина, может внести заметный вклад в процесс доказывания и потому должен причисляться к субъек­там этого процесса [32]).

К заключению специалиста как к новому доказательству в теории уголовно-процессуального права сложилось неоднозначное отношение. Одни считают, что заключение специалиста доказательственного значения не имеет, поскольку «суждения, содержащиеся в нем, лишь способствуют правильному пониманию сторонами и судом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, уяснение которых требует специальных познаний»[33]. Другие ученые признают за ним доказательственное значение [34]. «В своем заключении... специалист может давать уже известным суду обстоятельствам новое освещение, проясняющее их истинное значение, и, кроме того, с помощью специальных познаний и приемов выявлять перед судом обстоятельства, которые без разъяснения специалиста могли бы остаться вне поля зрения суда» [35]. И если представленное стороной защиты заключение специалиста позволяет увидеть неполноту произведенных экспертом исследований, ненаучность примененных им методик, необоснованность или противоречивость экспертных выводов, его существование обоснованно [36].

Таким образом, резюмируя изложенное, можно утверж­дать, что в уголовно-процессуальном доказываниив той или иной степени принимают участие практически все участники уголовного судопроизводства. Вместе с тем степень и объем такого участия различен: одни лишь способствуют решению задачдоказывания на отдельно взятом его этапе, главным об­разом при собирании информации об обстоятельствах преступления и формировании, а также проверке доказательств. Дру­гие, напротив, сами осуществляют такую деятельность, актив­но проходя все ее этапы, пытаясь достичь при этом истинных знаний об обстоятельствах произошедшего криминального со­бытия, ставшего объектом правового познания.

На всех судебных стадиях уголовного процесса главным субъектом доказывания является суд, которому принадлежит руководящая роль в доказывании на этих стадиях. В стадии предания суду судья (суд) оценивает доказательства по письменным материалам дела с точки зрения достаточности оснований для рассмотрения дела в судебном заседании. На этой стадии процесса вопрос о виновности положительно не решается, так как отсутствуют условия, необходимые для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. При недостаточности доказательств, приведенных в обоснование обвинения, суд в распорядительном заседании вправе признать обвинение недоказанным и прекратить дело, если возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны, а при наличии таких возможностей —возвратить дело на доследование. Оценка доказательств в этой стадии предполагает выяснение таких моментов, как достаточность имеющихся материалов для рассмотрения дела по существу, возможность восполнить доказательства в стадии судебного разбирательства, существенность процессуальных нарушений, допущенных при собирании доказательств на предварительном следствии (дознании), и возможность их устранения в судебном заседании. В стадии предания суду при необходимости истребуются дополнительные доказательства, если их получение не связано с производством следственных и судебных действий (справки и т. п.). Судья или суд по собственной инициативе или по ходатайству заинтересованных в исходе дела лиц вправе вызвать в судебное заседание свидетелей, экспертов и других лиц, не указанных в списке, прилагаемом к обвинительному заключению. С другой стороны, он не связан указанным в обвинительном заключении перечнем свидетелей и экспертов, подлежащих вызову в судебное заседание. На основе оценки письменных материалов дела судья (суд) может признать, что показания (заключения) некоторых из этих лиц не имеют отношения к делу, и не вызвать их в судебное заседание. Однако суд (судья), по нашему мнению, не вправе отказать прокурору, утвердившему обвинительное заключение, в вызове свидетелей и экспертов на том основании, что обстоятельства, в подтверждение которых они вызываются, установлены другими доказательствами, так как это означало бы признание права судьи (суда) предрешать доказанность тех или иных обстоятельств, подлежащих установлению по делу. При рассмотрении ходатайств об истребовании доказательств или вызове в судебное разбирательство свидетелей, экспертов и т. д. судья (суд) в стадии предания суду вправе вызвать обвиняемого, защитника, потерпевшего и других участников процесса для дачи объяснений по существу заявленного ходатайства. В случае отказа ходатайство может быть возобновлено в стадии судебного разбирательства. Свидетели и эксперты в стадии предания суду не вызываются, и об их показаниях (заключениях) судья (суд) получает представление лишь по письменным материалам дела. В стадии судебного разбирательства наиболее полно проявляются все стороны (элементы) процесса доказывания (обнаружение, закрепление, проверка и оценка доказательств); при этом доказывание осуществляется в условиях наиболее развернутого применения принципов уголовного процесса, что благоприятствует установлению истины. В подготовительной части судебного разбирательства создаются условия, способствующие полноте, всесторонности и объективности исследования доказательств в судебном разбирательстве, а именно: проверяется явка в судебное заседание субъектов доказывания, а также лиц, показания (заключения) которых должны быть получены и проверены судом; решается вопрос об отводах; участникам судебного разбирательства разъясняются их права, в частности связанные с участием в доказывании; рассматриваются и разрешаются заявленные ходатайства, в том числе о вызове новых свидетелей и экспертов, об истребовании вещественных доказательств и документов. В ходе судебного следствия заслушиваются устные показания обвиняемых, свидетелей, потерпевших, заключения экспертов, данные в судебном заседании, осматриваются вещественные доказательства и оглашаются документы, т. е. наиболее полно осуществляется принцип непосредственности. Суд исследует и новые доказательства, которые не были обнаружены в стадии предварительного расследования. Судебные прения и последнее слово подсудимого позволяют суду предварительно оценить доказательства с помощью участников судебного разбирательства. Если участники судебного разбирательства указывают обстоятельства, оставшиеся неисследованными или недостаточно исследованными, либо ссылаются на фактические данные, которые, несмотря на их значение для дела, оказались вне поля зрения суда, суд обязан возобновить судебное следствие.

Постановление приговора- последний этап судебного разбирательства, где в условиях, исключающих постороннее воздействие на суд, завершается процесс формирования внутреннего судейского убеждения. На этом этапе процесс доказывания состоит в оценке совокупности доказательств и обосновании при говора.

Процесс доказывания в суде первой инстанции существенно отличается от доказывания в стадии предварительного расследования тем, что:

1) суд-коллегиальный субъект доказывания в отличие от следователя, который осуществляет доказывание единолично;

2) суд осуществляет доказывание в условиях наиболее полного осуществления требований гласности, устности, не посредственности, при одновременном участии в нем всех заинтересованных лиц;

3) суд вступает в процесс доказывания, имея в своем распоряжении собранный доказательственный материал, которым он, однако, не связан;

4) суд выражает свое внутреннее убеждение в акте социалистического правосудия —приговоре, который провозглашается именем государства и имеет силу закона. Рассмотрим эти особенности.

Коллегиальность не обезличивает судей, участвующих в процессе доказывания, и не снимает с них индивидуальной ответственности за ход и исход процесса. Если среди судей, образующих состав коллегии, выявятся разногласия относительно собирания, проверки и оценки доказательств, то, подписывая приговор, судья, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в письменном виде. Особое мнение приобщается к делу. Процессом доказывания руководит председательствующий. Однако ни решение вопроса об истребовании доказательств, ни определение последовательности их исследования, ни, наконец, оценка доказательств не составляют его единоличной компетенции. Все эти вопросы решаются судебной коллегией. Особенно существенна роль председательствующего, когда определяется относимость доказательств. Председательствующий обязан устранять из судебных прений все, не имеющее значения для дела. Поэтому он вправе, в частности, остановить свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, эксперта, если они в своих показаниях сообщают суду данные, не имеющие отношения к делу. Он вправе отвести вопросы, заданные свидетелю, потерпевшему, обвиняемому, эксперту, если они не относятся к предмету доказывания по делу и потому не могут служить выяснению истины. В случае несогласия с таким решением хотя бы одного из народных заседателей вопрос должен быть решен коллегиально. Роль председательствующего в процессе доказывания состоит, далее, в том, что он своей деятельностью по руководству судебным заседанием предотвращает и устраняет нарушения процессуальной формы доказывания, от кого бы они ни исходили. Тем самым он обеспечивает соблюдение процессуальных правил о допустимости доказательств. Ряд действий председательствующего служит необходимым условием осуществления процесса доказывания в суде. К числу этих действий, например, относится разъяснение прав участникам судебного разбирательства, удаление свидетелей до их допроса в отдельное помещение и принятие мер, чтобы они до их допроса не общались между собой, установление личности подсудимого. Председательствующий (вместе с секретарем судебного заседания) несет ответственность за полноту и правильность процессуального закрепления доказательств в протоколе судебного заседания, удостоверяя его своей подписью. Председательствующий руководит совещанием судей при постановлении приговора. В частности, он ставит перед судьями в указанной законом последовательности вопросы, относящиеся к предмету доказывания по уголовному делу и составляющие содержание приговора (ст. 306 УПК РСФСР). Тем самым он вносит определенный порядок в процесс оценки доказательств. Последовательное разрешение вопросов помогает обеспечить полноту выяснения всех обстоятельств дела. Председательствующий не вправе оказывать какое бы то ни было давление на народных заседателей с целью склонить их к принятию угодного для него решения. Это относится не только к оценке доказательств, но и к принятию решений об их собирании и проверке. Если совещание судей на месте по этим вопросам выявило между ними разногласия, то суд обязан удалиться в совещательную комнату для более детального обсуждения спорного вопроса, с тем чтобы обеспечить правильное его разрешение. Положение суда как субъекта доказывания характеризуется процессуальными условиями, в которых он действует, а именно: гласностью, устностью, непосредственностью, непрерывностью и состязательностью судебного разбирательства Суд всесторонне исследует обстоятельства дела и разрешает его, т. е. собирает, проверяет и оценивает доказательства, обосновывая ими приговор (иное судебное решение). После того как уголовное дело поступило в суд, всем имеющимся в деле доказательственным материалом распоряжается только суд. Все участвующие в деле лица действуют лишь с разрешения и под контролем суда. Руководящая роль суда в доказывании проявляется и в том, что суд, выслушав мнение участников судебного разбирательства, устанавливает порядок исследования доказательств, наиболее отвечающий интересам достижения истины. Допрос подсудимых свидетелей и потерпевших осуществляет суд; после этого участникам судебного разбирательства предоставляется возможность задавать вопросы с разрешения и под контролем суда. Формулируя вопросы эксперту, суд также не связан характером вопросов, представленных участниками судебного разбирательства. Выводы обвинительного заключения для суда —версия, подлежащая проверке. Суд вправе и обязан также исследовать версии (общие и частные), впервые возникшие в судебном заседании и не бывшие в поле зрения следователя и прокурора. Это может способствовать полному доказыванию версии обвинения либо привести суд к убеждению, что преступление совершено не обвиняемым, а другим лицом, либо создать такую неопределенность, при которой ни одна версия не может быть признана доказанной, что требует их дальнейшего исследования на предварительном следствии. Суд правомочен вернуться к исследованию версий, отвергнутых на предварительном следствии, если версия обвинения положительно не доказана и, следовательно, отклонение других версий следователем произведено преждевременно и без достаточных оснований. Расширение пределов доказывания в суде нередко сопряжено с обнаружением признаков преступления, не инкриминированного подсудимым. Если доказательства указывают на совершение подсудимым еще одного или нескольких преступлений или совершение преступления лицами, не привлеченными к уголовной ответственности, суд вправе возбудить уголовное дело в отношении новых или уже преданных суду лиц по фактам, которые выходят за пределы предъявленного обвинения, и передать возбужденное таким образом дело для производства предварительного расследования. В задачу суда в этих случаях входит исследование новых обстоятельств лишь в той мере, в какой оно необходимо для установления признаков преступления, т. е. возбуждения уголовного дела. Суд, проводя судебное следствие, осуществляет его коллегиально, в присутствии участников процесса и публики. Эти особые условия судебного разбирательства хотя и благоприятствуют всесторонности и полноте исследования доказательств, однако делают его менее подвижным, замедленным по сравнению с предварительным следствием и потому исключают возможность проведения в суде ряда действий. Обыск, выемка, проверка показаний на месте —эти действия не могут быть проведены непосредственно в судебном заседании, так как требуют тщательной подготовки, применения особых тактических приемов и технических средств, подвижности, оперативности.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.179.228 (0.02 с.)