ТОП 10:

Все пять скандх, а также те, следует рассматривать правильно, безупречно – как пустые от собственного бытия



[6]: "Все пять скандх и каждая из них по отдельности пусты от собственного бытия. Рассматриваются правильно, безупречно, как пустые от собственного бытия - более точно.

Ответ в краткой форме звучит именно так. А если этот ответ раскрыть, то начало этого ответа - "все пять скандх" - требует продолжения. Продолжением является: все 108 дхарм, которые делятся на два блока - загрязенные и чистые, 53 загрязненных и 55 чистых, - являются основой для рассуждения о том, что все дхармы, начиная с пяти скандх, пусты от собственного бытия. Вот так следует правильно, безупречно рассматривать дхармы.

"Пять скандх, а также те" - так следует читать эту фразу. И здесь соединительная частица "также", которая идет за выражением "те" (указательное местоимение во множественном числе) отсылает нас к началу текста, когда Бхагаван, погрузившись в медитативное сосредоточение, в созерцании перечней дхарм увидел, что пять скандх, "а также те" (имеются в виду другие классификации дхарм), то есть упомянутые выше в Учении перечни, такие, как пять скандх, двенадцать источников сознания {аятан} и восемнадцать классов элементов {дхату}, - также пусты от собственного бытия." {Или иначе: соединительная частица "также" означает, что не только индивид пуст от собственного бытия, что было указано в первом Повороте Колеса Дхармы, но также и скандхи – основа признавания индивида – тоже пусты от собственного бытия, согласно второму Повороту Колеса Дхармы.}

Пусты от собственного бытия, то есть пусты от истинности наличия, от самости.

Кроме этих скандх, больше не существует ничего действительного (dngos po – способного функционировать).

Чувственное пусто (от собственного бытия).

Чувственное – внешнее (5 видов) и внутреннее (5 видов).

[1]: "Поскольку, как уже было сказано, заниматься медитацией на пустоту всех дхарм для нас не представляется возможным, возьмем для примера такой объект {относящийся к внешнему чувственному}, как денежная купюра в $100. Наш объект отрицания – это самобытийные $100, $100 существующие со своей собственной стороны. Внимательно исследуя купюру мы обнаружим, что она состоит из различных частей: из бумаги, из краски, из водных знаков и пр. Все они образуют купюру. Но что же такое эти $100? В том случае, если мы говорим о взаимозависимой купюре, то можем обнаружить, что, во-первых, она зависит от причин и условий; во-вторых, она зависит от своих частей (от бумаги, краски и т.п.); в-третьих, она зависит от признавания мыслью, поскольку в противном случае она никогда бы не стала деньгами, обладающими стоимостью. Такую взаимозависимую купюру мы не отрицаем. Мы отрицаем самобытийную купюру, которую мы воспринимаем независимой, существующей со своей стороны.

Денежная купюра – это очень хороший объект для исследования. В самом деле, почему же предъявив в магазине кусочек бумаги, вы получаете взамен различные товары? Где в этом клочке бумаги находятся деньги? В действительности все - лишь простое признавание умом (представление), и такие понятия, как деньги и купюра в $100 – просто условные ярлыки. В то же время, основа признавания «деньги» должна выполнять вполне конкретные функции. Она должна иметь определенный цвет, фактуру, рисунок, водные знаки и пр. Здесь уместно вспомнить определение номинального существования. В нашем случае для номинально существующей денежной купюры в $100 – это неотождествление основы признавания с самим признаванием (представлением), данным умом ($100), а также взаимодействие (координация) основы и признавания (представления), таким образом, чтобы данная купюра могла выполнять функции денег. Если бы между основой и признаванием (представлением) не существовала причинно-следственная связь, то, например, изготовленная на ксероксе купюра также была бы деньгами."

{Если купюра не пуста от собственного бытия, то должно иметься собственное бытие (сама купюра, независимая от чего-либо иного). Раз видим купюру, значит, видим и ее собственное бытие (ее независимое существование), значит, на нее саму – независимую от чего-либо – можно показать пальцем ([9]: "Причина, по которой цвет и форма называются указываемым чувственным (bstan yod kyi gzugs), заключается в том, что на неё можно указать, как на объект глаза (органа зрения)"). На что бы ни показал палец, это будет только одно из нескольких цветных пятен купюры, или некое образование из нескольких цветных пятен, то есть, одна из частей купюры (обладаемое, составляющее (nyer len) купюры). Значит, имеются отдельные предметы мысли - сама купюра и ее части. При этом если воспринимается одно, то не обязательно воспринимается и другое. Например, что видят при восприятии кувшина?}

[7]: "Единственное, что тогда видят, так это составляющие (nyer len) кувшина - цвет и форму, или его части (cha) - горлышко, ножку и прочее, а не сам кувшин. Поскольку и кувшин, и каждая из частей, и их совокупность являются отдельными предметами мысли (дхармами), то каждый из этих предметов имеет свои собственные сущность, признак и бытие, несводимые к другим. И в качестве особой дхармы кувшин определяется как "обладатель частей" (cha can) и "общее совокупное" по отношению к этим частям и составляющим ("общее совокупное" (tshogs spyi) - большое материальное, образованное путем соединения множества своих частей. "Общее" (spyi) - дхарма, следующая за множеством своих проясняющих (gsal ba). Обычно считают, что общее не дано эмпирически, но оно проясняется благодаря его видам (bye brag). Например, нет "кувшина" вообще, но есть конкретные кувшины - глиняные. "Общее совокупное" относится к категории "общего" условно, поскольку части кувшина "проясняют" кувшин, делая его воспринимаемым, но не являются видами кувшина). Поэтому кувшин не может быть признан тождественным этим составляющим, частям или их совокупностям. В таком случае, если непосредственно видят только эти составляющие или части, то это совсем не означает, что видят непосредственно и сам кувшин."

(3) Разработка логической модели доказательств.

По аналогии с п. 20 устанавливаем нашу логическую модель следующим образом:

Если самобытийная купюра в $100 и ее части существуют, то есть, являются дхармами, имеющими свои признаки, имеющие место благодаря собственному бытию, то они должны быть либо истинно (полностью) тождественными друг другу, то есть быть одним целым, либо истинно (полностью) отличными друг от друга, то есть, их признаки должны либо совпадать, либо отличаться. Третий вариант при их самобытийном существовании невозможен.

[3]: ""Существующее" определяется в базовой системе категорий (дуйра, bsdus grva) как устанавливаемое верным познанием (tsad mas dmigs pa). Поскольку верное познание характеризуется как необманывающееся в своем объекте, то "существующее" следует признать имеющим место действительно, истинно (bden grub). Понятие "существующего" рассматривается в качестве равнозначного понятию "дхарма", которая определяется как "держатель-носитель" собственной сущности или, по вайбхашикам, признака. Поэтому "существующее" имеет место истинно и обладает признаком. Следовательно, два имеющих место истинно предмета обладают признаками, которые могут совпадать или не совпадать. В первом случае эти предметы будут тождественны {одним друг с другом}, а во втором - отличны. Таким образом, две рассматриваемые вещи, имеющие место истинно, обязательно должны быть тождественными или отличными. Если же отношение между вещами нельзя охарактеризовать как тождество или отличие, то их следует признать не имеющими места истинно (bden med)."

(4) Доказательства несуществования объекта отрицания в соответствии с (3).

(4.1) Тезис: купюра в $100 не является истинно тождественной своим частям.

Предположив, что купюра в $100 является истинно (полностью) тождественной своим частям, то есть одним целым с ними, мы придем к следующим абсурдным следствиям:

1. Поскольку у купюры имеется много частей, то и $100 также должно быть много, а это не так.

2. Поскольку имеется только одна купюра, то у нее не может быть частей, а частей на самом деле много.

3. Не было бы никакого смысла в существовании купюры, поскольку она была бы лишь синонимом своих частей и составляющих, как например, "автомашина" и "автомобиль". И тогда выражения "части (составляющие) купюры", "достоинство купюры" и т.д. были бы лишены смысла, так как оба слова в этих выражениях относятся к одному и тому же смыслу: и слово "части" относится к этому смыслу, и слово "купюра" относится к тому же смыслу; в этих выражениях делается ненужное в этом случае ударение на принадлежности части (например, водных знаков) целому (купюре). С таким же успехом можно говорить: "купюрная купюра" или " водные знаки водных знаков" или "достоинство достоинства", как например, в вышеприведенном примере было бы "автомашинный автомобиль". У каждой из частей купюры имеются свои признаки, у самой купюры - свой признак. Если бы эти признаки совпадали, то не возникал бы и сам вопрос, как не возникает вопрос в отношении одного пальца - это два пальца или один? И поскольку очевидно, что признаки частей купюры и самой купюры не совпадают, как не совпадают признаки двух разных пальцев, то не может быть и вопроса о тождестве купюры со своими частями. Иначе, если их признаки совпадают, то любая часть купюры принималась бы магазинами и банками.

4. Если загрязняется или рвется одна сторона (кромка, изображение) купюры, это не значит, что загрязняются и рвутся другие стороны (кромки, изображения), однако тогда говорят, что купюра грязная или порвана. Значит, купюрой является только то место, которое грязное или порванное?

5. Части (составляющие) купюры являются обладаемым и тем, в отношении чего осуществляются действия (например, действие обладания). А купюра является обладателем частей (составляющих) и деятелем. Поэтому говорится, что "такая-то купюра обладает такими-то составляющими". Если купюра является одним со своими частями, то не было бы того, что осуществляет действия и является обладателем. Тогда не было бы и обладаемого – частей и составляющих, так как при отсутствии целого, чьими будут части? Обладаемое и обладатель, объект действия и деятель были бы неразличимы; например, покупка и покупатель были бы одним и тем же, машина и владелец машины, дерево и дровосек тоже были бы одним и тем же.

6. Если купюра является одним со всеми своими частями (составляющими), то купюра не воспринимаема в принципе.

[7]: "А также, указывает Чжамьян Шепа, "когда глаз видит цвет и форму кувшина, то видит не весь кувшин, а только какую-то одну сторону. Это относится и к другим аятанам (skye mched) - звуку, запаху, вкусу и осязаемому" [Чжамьян Шепа, 3, л.29Б]. В ситуации зрительного восприятия кувшина видят только часть его составляющих - то, что обращено к глазам, - но не воспринимают другие части, а также те составляющие (аятаны), которые обнаруживаются иными органами чувств - осязанием и так далее. Поскольку же кувшин полагают неотделимым от его частей, а его восприятие - от их восприятия, то подобное восприятие только части его составляющих нельзя признать восприятием кувшина. И так как сам кувшин не воспринимается, то неприемлемо считать его непосредственным объектом восприятия."

7. Если части купюры являются одним с купюрой, то зачем нужно было бы купюру еще раз называть «купюрой»? Тогда бы купюра на всех языках звучала бы одинаково: «купюра» и тогда все бы знали о том, что купюра – купюра; этому не надо было бы никого учить – детей и т.д.: «это называется купюрой», что подразумевает, что «это» (части и составляющие) не является «купюрой». И тогда нельзя было бы даже сказать: «это купюра», так как оба эти слова – «это» и «купюра» - указывали бы на одно и то же.

Таким образом, купюра в $100 не является истинно тождественной своим частям.

(4.2) Тезис: купюра в $100 не является истинно отличной от своих частей.

Предположив, что купюра в $100 является отличной от своих частей, мы получаем совершенно абсурдные следствия:

1. В этом случае мы не имели бы основы признавания (основы явления) $100, а значит, и такой вещи, как купюра в $100, которая является признаваемым в отношении своей основы признавания и явлением в отношении своей основы явления; и тогда купюра без основы признавания и без основы явления стала бы подобной заячьим рогам - несуществующей.

2. Всё воздействие внешнего мира принимают на себя части (составляющие) купюры - например, загрязнения и механические повреждения. Если купюра отлична от своих частей, то она не может загрязняться, рваться и т.д.

3. Всё воздействие на внешний мир осуществляют части (составляющие) купюры - например, закрыть часть стола, вызвать ощущение на коже от прикосновения – осуществляет одна сторона купюры, но не другая. Если купюра отлична от своих частей, то она не может занимать кошелек или место на столе, создавать ощущение на коже и т.д.

4. Если купюра отлична от своих частей, то она и ее части могут находиться одновременно в разных местах. И если убрать все части купюры со стола в карман, то купюра должна остаться на столе. И наоборот.

5. Если купюра отлична от своих частей, то должна была бы восприниматься отдельно от них, как, например, лошадь воспринимается отдельно от быка.

[7]: ""Обладатель частей", по распространенному среди буддийских философов мнению, не воспринимается отдельно от своих частей. Человеческое тело не воспринимается отдельно от его частей - рук, ног, головы и туловища. Если кувшин не воспринимается отдельно от своих частей, а в восприятии являются непосредственно только части, то кувшин окажется фикцией, подобной рогам, в качестве которых воспринимаются длинные ослиные уши: хотя воспринимают фактически лишь уши, но думают, что видят рога; аналогично, хотя видят только части, но полагают, что воспринимают кувшин. И подобно тому, как к таким ослиным рогам будет неправомерным относить характеристики размера, остроты, цвета, точно так же неприемлемым будет относить к кувшину характеристику непосредственности и называть его непосредственным объектом познания.

Таким образом, купюра в $100 не является истинно отличной от своих частей.

В результате приведенных доказательств мы доказали, что самобытийная купюра в $100 не является ни истинно тождественной своим частям, то есть одним с ними, ни отличной от них, а значит, мы пришли к выводу, что такой самобытийной купюры в $100 не существует.

{Но, может быть, у частей (у составляющих) купюры, кувшина имеется собственное бытие? Каждая из частей (составляющих) состоит из своих частей, а те - из своих частей. И на каждом уровне может быть проведено исследование, аналогичное вышеприведенному. Если взять мельчайший атом, то состоит ли он из частей?}

[7]: "При образовании большого материального тела атомы соприкасаются так, что между ними нет промежутков. Соприкасаться они могут полностью или частично. В первом случае два соприкасающихся атома будут занимать одно и то же место в пространстве, поэтому фактически окажутся одним атомом. Во втором случае их следует признать обладающими частями."

{Если атомы образуют большое материальное, то они должны быть расположены один около другого, образуя конгломераты. Поэтому если взять любой атом большого материального, то он должен быть окружен шестью другими атомами - с четырех сторон, сверху и снизу. Та сторона атома, которая обращена к верхнему атому, является той же стороной, что обращена к нижнему атому или отлична от нее? 1. Если они не отличаются, то невозможно сказать, где у этого атома низ, а где верх, а также сколько атомов его окружают - один со всех сторон или шесть с одной стороны. Соответственно, невозможно будет сказать, где низ, а где верх у большого материального, состоящего из таких атомов, не имеющих определенного пространственного положения, а также сколько сторон имеется у этого большого материального. Например, если кирпичная стена имеет определенное пространственное положение, то и каждый кирпич в этой стене имеет определенное пространственное положение. 2. А если они отличаются, значит атом имеет части - как минимум верхнюю и нижнюю. И тогда можно провести вышеприведенное исследование в отношении атома и его частей.

Кроме того, для того, чтобы воспринять, например, тело, мы должны воспринять его части (составляющие) - руки, ноги и т.д. Мы ведь не можем воспринять тело там, где нет его частей. Но для того, чтобы воспринять части (составляющие) тела, мы должны воспринять и части (составляющие) частей тела - цвет, форма, фактура кожи. А для этого мы должны воспринять части частей частей тела - атомы, из которых образуется тело. То есть, видя части тела в каком-то месте, мы говорим, что видим здесь тело; видя в том месте части частей тела, мы говорим, что видим здесь части тела; видя в том месте части частей частей тела - атомы, мы говорим, что видим здесь части частей тела? Нет, атомов мы не видим. Но как же так? Ведь это все равно, как если бы мы не видели в каком-то месте частей тела, но утверждали, что видим там тело!}

[7]: "Кроме того, если цвет, форма образованы из первоэлементов, и обладатель частей не воспринимается отдельно от его частей, а первоэлементы невоспринимаемы, то цвет, форма не могут быть признаны воспринимаемыми, стало быть, и непосредственными объектами восприятия.

[11]: "Как сказано [в «Четырехсотенной»]:

Если глаз не воспринимает махабхути {первоэлементы},

То как глаз воспринимает возникшую [из] них [pyпy] {чувственное}?

Если так сказано о рупе, то Вы отвергайте восприятие рупы.

Как без рупы и т. д. никак не существует кувшин,

Так и без воздуха и т. д. не существует и рупа.

Земля, вода, огонь и воздух: [каждое из них] не существует как отдельный предмет.

При отсутствии трех любых нет [одного] отдельного. При отсутствии же одного нет трех.

Если без трех нет [одного] отдельного [и] без одного тоже нет трех, то

Каждое в отдельности не существует. И как [тогда] будет рождаться [их] соединение?"

Если у отдельного атома или момента нет признака воспринимаемости, то откуда ему взяться в результате соединения атомов в совокупность материального большого размера, а моментов – в поток? Если в одной песчинке нет масла, то его не получишь и от миллиона песчинок. А если в одном зернышке кунжута есть масло, то его можно получить и от мерки этих зерен".

{Кроме того, если мы истинно (на самом деле, а не только умозрительно) воспринимаем цветоформу глазами, то цветоформа должна иметь место истинно. Тогда цвет и форма должны быть либо одним, либо отличными. Если они отличны, то должны наблюдаться отдельно друг от друга – цвет без формы (очертаний) или форма без цвета; но это не только не наблюдается, но даже невообразимо. Если они являются одним целым, то должны быть не различимы; но это не так – цвета: белый, синий и т.д. не смешиваются с формами: круглой, многоугольной и т.д. Вывод: цвет и форма не являются ни одним, ни отличными (или являются тождественными по сущности, но отличными по обратно тождественным себе) и поэтому не имеют места истинно. Тогда и вместе они – цветоформа - не имеет места истинно. Тогда и восприятие ее не имеет места истинно.

Кроме того, цветоформа не существует и не может восприниматься отдельно от "образующих ее" атомов (в данный момент исследования существуют только атомы и ничего нового, помимо них, не образуется). Цветоформа не воспринимается и вместе (одновременно) с этими атомами в качестве чего-то отличного от них. И сами эти атомы тем более не воспринимаются.}

[7]: "Кувшин, столб и другие аналогичные вещи относятся тибетскими философами к категории "большого материального" (bem po rags pa), состоящего из атомов (параману), которые считаются образованными из восьми субстанций (rdzas brgyad) или, точнее, из четырех субстанций (земли, воды, огня, воздуха) и четырех частиц (rdul) (цветоформы, запаха, вкуса и осязаемого), которые тоже состоят из четырех субстанций. Но эти атомы и субстанции не воспринимаемы. Следовательно, если "обладатель частей" не воспринимается отдельно от восприятия его частей, а эти части невоспринимаемы, то кувшин, столб и другие обыденные вещи не могут быть признаны воспринимаемыми, а значит, и непосредственными объектами."

 

Первое из двенадцати «глубоких доказательств»:

[7]: "Доказательство на основе довода лишенности единичности и множественности:

Основное умозаключение: все дхармы не существуют как имеющие место истинно, так как лишены единичности, имеющей место истинно, и лишены множественности, имеющей место истинно, как отражение лица, являющееся в зеркале:

Доказательство: три части:

1) доказательство отсутствия единичности, имеющей место истинно;

2) доказательство отсутствия множественности, имеющей место истинно;

3) доказательство отсутствия истинности существования.

Два первых доказательства обосновывают наличие у аргумента первой характеристики его правильности («дхармы стороны»), а последнее – «охвата», то есть двух оставшихся характеристик правильного аргумента.

1) доказательство отсутствия единичности, имеющей место истинно.

Умозаключение: все дхармы не существуют в качестве единичных, имеющих место истинно, так как наделены частями.

Установление правильности этого умозаключения производится посредством трех «верных познаний», а именно:

а) «верного познания», устанавливающего, что все дхармы наделены частями;

б) «верного познания», устанавливающего невозможность наличия «общей основы» (то есть совместимости) у наделенности частями и единичности;

в) «верного познания», устанавливающего то, что отношение между отсутствием в качестве единичного, имеющего место истинно, и наличием в качестве единичного, имеющего место истинно, должно быть квалифицировано как «прямая несовместимость взаимного отвержения»;

а) «верное познание», устанавливающее, что все дхармы наделены частями.

Здесь устанавливается дхарма стороны, то есть наличие у аргумента первой характеристики правильности.

Все дхармы подразделяются на возникающие от причин и условий санскрита-дхармы и не возникающие от них асанскрита-дхармы. К первым относится чувственное, или материальное, психическое, или сознание, и элементы-соединители, не связанные с сознанием (випраюкта-санскары).

Материальное бывает большим (rags) или маленьким (phra). У большого мы непосредственно видим наличие частей. Когда у тела движется рука, то совсем не обязательно, что при этом будет двигаться нога, и наоборот. Это свидетельствует о наличии у тела относительно самостоятельных частей – рук, ног. Итак, большое материальное состоит из частей, которые, в свою очередь, представляют собой соединения (bsags pa) мельчайших атомов (параману). Хинаянские реалисты считают атомы не имеющими частей (cha med). При образовании большого материального тела атомы соприкасаются так, что между ними нет промежутков. Соприкасаться они могут полностью или частично. В первом случае два соприкасающихся атома будут занимать одно и то же место в пространстве, поэтому фактически окажутся одним атомом. Во втором случае их следует признать обладающими частями.

{Если атомы образуют большое материальное, то они должны быть расположены один около другого, образуя конгломераты. Поэтому если взять любой атом большого материального, то он должен быть окружен шестью другими атомами - с четырех сторон, сверху и снизу. Та сторона атома, которая обращена к верхнему атому, является той же стороной, что обращена к нижнему атому или отлична от нее? 1. Если они не отличаются, то невозможно сказать, где у этого атома низ, а где верх, а также сколько атомов его окружают - один со всех сторон или шесть с одной стороны. Соответственно, невозможно будет сказать, где низ, а где верх у большого материального, состоящего из таких атомов, не имеющих определенного пространственного положения, а также сколько сторон имеется у этого большого материального. Например, если кирпичная стена имеет определенное пространственное положение, то и каждый кирпич в этой стене имеет определенное пространственное положение. 2. А если они отличаются, значит атом имеет части - как минимум верхнюю и нижнюю. И тогда можно провести вышеприведенное исследование в отношении атома и его частей.}

Следовательно, материальное наделено частями.

Психическое предстает в виде потока отдельных моментов (кшана). Если взять два момента, один из которых является непосредственной причиной второго, то между ними может вклиниться третий момент или не может. Если может, то приходим к неприемлемости признания первого момента непосредственной причиной второго. А если не может, то эти дхармы-моменты соприкасаются во времени полностью или частично. В первом случае будет одна дхарма, а не две. Во втором приходим к необходимости признания частей у этих дхарм-моментов.

{Иначе говоря, можно задать вопрос: у этого момента имеется начало, середина и конец? Если нет, то момент не начинается и не кончается, и тогда он становится вечностью. Если да, то момент состоит из трех частей. Каждая из частей момента также состоит из начала, середины и конца. Иначе: у этого момента имеется действие возникновения и действие прекращения (т.е. он начинается и прекращается)? Если да, то эти два действия совершаются в разные периоды или одновременно? Если одновременно, то приходим к тому, что одна и та же дхарма одновременно обладает двумя противоположными действиями; если в разные, то приходим к тому, что момент, обладающий этими двумя действиями, состоит из двух частей. Таким образом, пока объектом является момент времени, который является основой психического (сознания), этот момент будет состоять из частей – начала, середины и конца. Если же объектом будет момент, не состоящий из частей, то этим объектом будет вечность, а не момент времени.}

Элементы-соединители, например, время, также состоят из частей: год состоит из двенадцати месяцев, месяц – из тридцати дней и так далее. Рождение состоит из рождения рождения, пребывания рождения, прекращения рождения, каждое из которых, в свою очередь, состоит из рождения, пребывания и прекращения и так далее. Подобные примеры ясно свидетельствуют о том, что випраюкта-санскары имеют части. Следовательно, все санскрита-дхармы наделены частями.

К независимым от причин и условий асанскрита-дхармам относят истину прекращения (третью из четырех истин святого), или ниродху ('gog pa), пространство и пустоту. Поскольку говорят о прекращенности признания истинности наличия, приобретенного при жизни, и прекращенности врожденного признания истинности наличия, то прекращенность не подразделяется на эти две части или подразделяется. В первом случае у пребывающего на махаянском Пути Видения – третьем из пяти Путей, или этапов пути к Просветлению, - будут прекращены оба эти вида признания истинности наличия, что противоречит общепринятому признанию прекращения там только первого. Во втором случае приходим к приемлемости наличия частей у прекращенности.

Пустое пространство в одном кувшине совпадает с пустым пространством в другом кувшине или же не совпадает. Если совпадает, то вода, заполнившая пустое пространство первого кувшина, должна была бы заполнить пустое пространство другого кувшина, что противоречит очевидному. Если не совпадает, то у пространства имеются части.

Пустота столба (его лишенность собственного бытия) является или не является пустотой кувшина. В первом случае дхармата (истинная суть) столба будет дхарматой кувшина, поэтому столб и кувшин будут одним предметом. Во втором случае приходим к признанию частей у пустоты. Кроме того, есть часть пустоты, постигаемая только Буддой, часть пустоты, постигаемая только на махаянском Пути Видения, и так далее.

Изложенное приводит к заключению о наличии частей у всех дхарм. Доказано, что аргумент обладает первой характеристикой правильности.

б) «верное познание», устанавливающее невозможность наличия «общей основы» (совместимости) у наделенности частями и единичности

Здесь устанавливается несовместимость аргумента (наделенности частями) и «несоответствующей стороны» (единичности), то есть третья характеристика правильности аргумента – «обратный охват».

Если существует нечто, являющееся единичным и наделенным частями, то хотя на уровне явления (snang lugs) части и обладатель частей имеют место как отдельные сущности (то есть мы можем указать: «Это – чайник. Это – носик чайника. Это – ручка чайника. Это – крышка чайника»), но на уровне пребывания (bsdod lugs) (то есть когда вещь рассматривается сама по себе, безотносительно к ее явлению) должна быть только одна сущность, поскольку в противном случае наделенное частями не могло бы быть неким отдельным предметом познания. Хотя явление в качестве отдельных сущностей на уровне явления и наличие в качестве одной на уровне пребывания и приемлемо для ложного, или относительного, «принципа пребывания» (gnas lugs), но совершенно неприемлемо для истинного, или абсолютного. Наличие же и отсутствие отдельности у частей и обладателя частей являются несовместимыми факторами. Поэтому верным может быть только одно из них. Поскольку же в состоянии трансового погружения (самахиты) святой, непосредственно постигающий истинное, не видит части и наделенное частями как отдельные, то они должны быть одним. Но это неприемлемо, ибо тогда множество будет одним (будет только одна часть), а одно – множеством (будет много обладателей частей). На основании изложенного делается вывод о несовместимости наделенности частями и единичности, имеющей место истинно;

в) «верное познание», устанавливающее то, что отношение между отсутствием в качестве единичного, имеющего место истинно, и наличием в качестве единичного, имеющего место истинно, должно быть квалифицировано как «прямая несовместимость взаимного отвержения».

Если некая вещь имеет место в качестве единичного, то с необходимостью не является не имеющей места в качестве единичного, а если является не имеющей места в качестве единичного, то с необходимостью не является имеющей места в качестве единичного. Поэтому отношение между отсутствием в качестве единичного и наличием в качестве единичного следует квалифицировать как «прямую несовместимость взаимного отвержения». Следовательно, здесь невозможен «третий вариант» (phung gsum pa) в двух его версиях: является и имеющей, и не имеющей места в качестве единичного, или не является ни имеющей, ни не имеющей места в качестве единичного.

Итак, поскольку все дхармы наделены частями, и наделенность частями несовместима с единичностью, и существование в качестве единичного прямо несовместимо с несуществованием в качестве единичного, постольку все дхармы не имеют места в качестве единичного ни под каким видом.

2) доказательство отсутствия множественности, имеющей место истинно.

Умозаключение: все дхармы не существуют как множественные, имеющие место истинно, так как не существуют как единичные, имеющие место истинно.

Доказательство подразделяется на обоснование наличия «дхармы стороны» и «охвата»:

а) обоснование наличия «дхармы стороны».

Это уже было установлено ранее: дхармы не существуют в качестве единичного, имеющего место истинно;

б) обоснование наличия «охвата».

Множество представляет собой совокупность единичного. Поэтому при отсутствии единичного не может быть и множества. {«Множество» - это объединение единичного. Может существовать множество, объединяющее множество множеств, но фундаментальное множество из этих множеств обязательно должно объединять нечто единичное. Но единичное невозможно. Что же тогда будет объединять то фундаментальное множество? Ничего? Несуществующее? Получается абсурд: «множество, объединяющее ничего» (или «ничего не объединяющее множество»)! Что же будут объединять множества, следующие вслед за этим фундаментальным «множеством ничего»? Как при отсутствии единицы не будет двух, трех и т.д. Как при отсутствии опавших листьев не будет кучи опавших листьев, ряда куч опавших листьев.

Или иначе: можно разбирать кучи яблок, сортируя яблоки по разным признакам: по месту выращивания, из них – по сорту, из них – по размеру, по цвету, по качеству и т.д. и оперировать этими кучами яблок, называя их разными именами. Но если ясно усвоено, что нет и в принципе не может быть (даже) одного (т. е. ни одного) яблока, тогда что и по каким (чьим) признакам разбирается и сортируется?

Таким образом, осознав невозможность единичного, "отсыхает" и идея "множества" - это слово просто теряет смысл.}

Следовательно, дхармы не существуют в качестве множества, имеющего место истинно;

3) доказательство отсутствия истинности существования.

Выше уже было установлено наличие «дхармы стороны» у аргумента основного (исходного) умозаключения. Теперь необходимо обосновать наличие «охвата».

Если дхарма имеет место истинно, то должна иметь место в качестве единичного или множественного, поскольку единичность и множественность прямо несовместимы по типу «несовместимости взаимного отвержения»: если является единичным, то с необходимостью не является множеством, а если является множеством, то с необходимостью не является единичным, и нет дхармы, являющейся и единичной, и множеством, или не являющейся ни единичной, ни множеством. Следовательно, дхармы не существуют истинно, если не имеют места в качестве единичного или множественного.

Пример. В качестве примера приводится отражение лица в зеркале. Хотя лицо в зеркале и имеет место в качестве отражения, но не имеет места в качестве настоящего лица. При несоответствии между тем, как вещь является и как пребывает, она определяется в качестве не имеющей места истинно. Поэтому можно провести параллель между существованием дхарм и отражением лица в зеркале: хотя дхармы и являются как существующие, но они не имеют места в качестве существующих истинно.

Цонкапа пишет в «Сущности объяснения превосходного»: «Отсутствие частей невозможно. А если имеет место в качестве обладающего многими частями, то, хотя в относительном плане одна дхарма и может иметь много частей, но в абсолютном плане [следует признать, что] если часть и обладатель частей [являются] отличными сущностями, то не будут иметь связи, а если [они являются] одной сущностью, то будет одна часть или много обладателей частей. Поэтому в абсолютном смысле наличие дхармы отрицается».

{Суть этого доказательства не в том, чтобы бесконечно делить частицы материального или моменты психического, и не в том, чтобы осознать бесконечность этого процесса или «пронизанность» частями всего составного и т. п., а в том, чтобы осознать рамки, границы концептуального познания – пока объектом ума берется нечто единичное, или же множественное, состоящее в конечном итоге из единичного – то есть в ситуации обыденного познания, до тех пор осуществляется познание умственных построений концептуального ума, и познание этих объектов, а также данное исследование не выходят за рамки концептуального познания, а эти объекты не имеют отношения к истине (абсолютной)}.

 

Второе из двенадцати «глубоких доказательств»:

Доказательство на основе довода алмазной частички:

Основное умозаключение: все дхармы не имеют истинности наличия, так как не имеют истинного рождения.

Доказательство подразделяется на обоснование наличия «дхармы стороны» и «охвата»:







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.238.248.103 (0.024 с.)