ТОП 10:

Подробно для размышления и освоения



Непостоянство

Факты таковы:

Все составное (состоящее, образованное из причин и условий) является непостоянным, всё время меняется. Рассмотрим окружающий нас мир, все, что мы воспринимаем посредством своих органов чувств. "Так, четыре времени года характеризуются изменением климатических условий, соотношением тепла и холода, света и темноты. Непостоянство проявляется также и в событиях нашей жизни. Из бедных мы становимся богатыми, из богатых - бедными. Из начальников мы превращаемся в простых служащих и наоборот. Наши чувства и внутренний мир также подвержены действию закона непостоянства. С момента пробуждения и до вечера, когда мы ложимся спать, ничто не остается неизменным надолго. Мы постоянно испытываем чередование подъема и спада настроения, наши надежды и страхи то приходят, то уходят. Наши эмоции, подобно обезьяне, постоянно скачут то вверх, то вниз. Мы появились на свет, выросли, пошли в школу, повзрослели и рано или поздно умрем. Наша жизнь укорачивается с каждой минутой, и с этим ничего нельзя поделать. Когда приходит смерть, мы расстаемся со всеми друзьями и семьей, со своим имуществом и собственностью. Бояться этих перемен или приходить от них в уныние - значит не иметь позитивного отношения к непостоянству."

{Нам хочется одного, и мы прилагаем усилия для получения желаемого, но далеко не всегда получаем то, что хотели, или получаем что-то другое. Для того, чтобы получить желаемое, чаще всего нужно прилагать усилия, ведь очень редко желаемое появляется само собой. А страдания? Нужно ли прилагать усилия для получения страданий? Нет. Никто не совершает действий, с очевидностью ведущих к страданиям. Откуда же берутся страдания? Беспричинно? Однако большинство из того, что возникает вокруг нас и внутри нас, возникает из очевидных для нас своих причин. И если все остальное возникающее признать беспричинным, то мы уподобимся первобытным дикарям с тем лишь отличием от них, что они, не зная причин некоторых явлений, придумывали свои варианты причин. А если любое страдание возникает из своих причин, то кто создает эти причины? Тут два варианта – мы сами или кто-то другой. Если кто-то другой, то пусть некто создаст для нас такую причину страдания, как трехлетнее проживание в уединении со всем необходимым для жизни, или наоборот, трехлетнюю поездку вокруг света. Или это не причина страдания? Зависит от того, для кого это делается. Но как же так? Как причина страдания может для кого-то не быть причиной страдания? Если огонь – причина ожога, то не имеет значения, кто протянет руку к огню. Значит, это не причина страдания, а лишь условие для его возможного появления. Сочетание умов и ментальных факторов называется страданием. Например, два совершенно идентичных ранения приносят разный уровень мучительности солдату победившей стороны и солдату потерпевшей поражение стороны. Поскольку неудовлетворительность, страдание является психическим элементом, то и главные причины этого – психические, а внешние обстоятельства - лишь условия созревания внутренних причин (как солнце и вода для ростка, главная причина которого - семя). Но, хотя главными причинами страданий и являются внутренние психические явления, может быть эти причины находятся не в нашем потоке ума, а в чьем-то другом? Но тогда можно было бы создать причины страдания в своем уме, а ощущать их стал бы кто-то другой, и наоборот.

А если мы сами создаем свои страдания, то когда мы это делаем? Во сне? В забытьи? Нет. Но мы же прилагаем усилия только лишь для получения желаемого – счастья! Тут появляется нестыковка – выявляется неведение – непонимание нами того, что является счастьем, а что – страданием, что является причинами счастья, а что – причинами страдания. Нечто может оказаться явной для нас причиной маленького счастья, а в последующем привести к большим страданиям.

Желая избавиться от страданий и обрести блаженство, мы своими действиями часто создаем лишь еще больше страданий. Даже если и обретаем желаемое, даже если имеем возможность поддерживать условия для наличия этого желаемого, то через какое-то время поддержание этих самых условий приводит к новому страданию; желаемое уходит от нас, как песок сквозь пальцы, даже если мы прилагаем все усилия для обратного. И мы понимаем, что для того, чтобы снова обрести желаемое, нужно создавать новые условия. Но какие условия? К чему они приведут? Например, усилия, направленные на достижение здоровья могут привести к болезни, травмам, а усилия, направленные на достижение богатства – к бедности. Почему? Потому что конечный результат зависит от множества причин-условий, зависящих от еще большего множества причин-условий, а мы, прилагая усилия, создаем лишь одно условие из этого множества, не зная при этом всей остальной зависимости. Поэтому у нас нет гарантий, что мы достигнем того, для чего мы прилагаем усилия. И если даже достигнем того, к чему стремились, оно может оказаться не оправдывающим наших ожиданий и усилий, и принести еще больше неудобств, страданий, чем было до того. Даже если и достигнем именно того, к чему стремились, то удовлетворение достигнутым обязательно закончится в соответствии с грубым непостоянством, и снова придет неудовлетворенность, и снова придется ставить цели и прилагать усилия для их достижения – горесть ненасытности.

 Таким образом у нас есть только два варианта: 1. ничего не делать, не создавать никаких условий, в результате чего мы не получим желаемого даже на малое время; 2. создавать условия для получения желаемого при полной неизвестности, какие причины-условия когда и как созреют; неизвестности, достигнем ли мы того, к чему прилагаем усилия, а достигнув, достигнем ли мы того, чего ожидали, или противоположного; неизвестности, как долго продлится удовлетворенность достигнутым. Но при точной известности, что эта удовлетворенность обязательно закончится и тогда снова возникнет неудовлетворенность. Но в любом случае, со смертью придется оставить все обретенное такими усилиями. И эта погоня за желаемым с неизвестным, неопределенным результатом продолжается безначально. Уверенность здесь может быть только в одном - в усилении жажды в результате достижения желаемого - чем больше мы получаем, тем больше нам хочется; как с соленой водой в жару: "невозможно утолить жажду наслаждений в океане бытия".

Четыре аспекта непостоянства: 1. всё родившееся обязательно умрёт (возникшее - прекратится); 2. все встречи закончатся расставанием; 3. все составное - разъединится; 4. построенное (сделанное) - разрушится.

Карма

Удовлетворительно ли это? Почему нет определенности в достижении желаемого? Почему нельзя удержать желаемое, даже продолжая создавать условия его появления? Все непостоянное обусловлено множеством причин и условий. Каждое конкретное явление зависит от множества своих причин и условий. Доступны ли нашему познанию все эти причины и условия? Нет. Поэтому у нас нет средств полностью управлять ситуациями, с которыми мы сталкиваемся. Нашей судьбой как будто кто-то распоряжается помимо нашей воли! Есть ли у нас желание изменить что-то из этого или наоборот, оставить неизменным? Например, здоровье, богатство? Да. Подвластно ли это нашим желаниям? Можем ли мы изменить свое тело в желаемую для нас сторону, подумав: "пусть мое тело будет таким!", или, наоборот, оставить его неизменным: "пусть мое тело останется таким всегда!"? Нет, не можем. Все, что мы можем, это создавать условия для желаемого, но каков будет результат, опять неизвестно. Так же с умом-психическим: "пусть мой ум будет проницательным!" или "пусть мои ощущения будут приятными!" Так же с ситуациями: "пусть я окажусь в таких условиях!" Если бы было так, то не было бы страданий. В результате этой неизвестности, а также из-за наличия желания изменить или оставить неизменным, все наше бытие пронизано надеждами, страхами, беспокойством, неуверенностью, неудовлетворенностью, стрессами, расстройствами. Разве это удовлетворительно? Как бы мы ни хотели избежать нежелательного, оно случается с нами неожиданно, резко, как бы само собой, по своей собственной программе, так как причины и условия его возникновения, а значит, и время его возникновения, нам неизвестны. Почему такое безвластие? Почему нет свободы? Ведь мы не только не можем выбирать обстоятельства, в которых оказываемся, но даже свои тела и свои умы выбрать не можем! И даже так называемые "наши" мысли, желания, мнения - самое интимное, внутреннее, неотъемлемое от нас - наши ли они? Возникают ли они по причине того, что мы сами хотим их возникновения, или они возникают как бы из ниоткуда, без нашего желания? Если первое - то перед возникновением любой мысли (желания, гнева и т.д.) у нас должно появляться желание породить эту мысль (желание, гнев и т.д.), а перед этим желанием должно порождаться еще одно желание - породить то желание - желание желания породить желание подумать о чем-то. А перед тем желанием - еще одно. Тогда мы придем к дурной бесконечности желаний и к отсутствию результата этих желаний. Однако этого не наблюдается. Мысли, желания и т.д. возникают "вдруг", без нашего желания и спроса. Они как бы "спускаются" сверху, как распоряжения вышестоящего начальника или рабовладельца. А мы лишь вынуждены им подчиняться. И при этом еще почему-то считаем их своими. И таковы каждая "наша" мысль, каждое желание, каждое мнение о чем-то внешнем или о себе самом - даже то, что мы представляем из себя, то, что мы думаем о себе - навязано нам. Мы как будто проживаем чужие жизни, живем под постоянным диктатом. Ум живет своей жизнью, по своей программе. Тело – своей жизнью, в которой происходит огромное количество процессов, даже не осознаваемых нами и выполняемых в соответствии со своей программой. Кто управляет нами, если сами мы безвластны над собой? Кто внушает нам, что всё это - наша собственная жизнь, и держит нас "под колпаком"? Карма и клеши.

И это можно легко проверить. Нужно всего лишь захотеть сосредоточиться на каком-либо мысленном объекте и при этом ни о чем не думать минут 5-10 (или аналитически вникнуть в какую-либо философскую тему). Хотя мы и желаем сосредоточиться и не думать (или аналитически вникнуть в тему), но ум не позволит этого; он будет заставлять нас думать его мыслями, хотеть его желаниями, страдать его страданиями, переживать его переживаниями. И мы снова и снова будем одергивать себя, вспоминая, что сами-то мы не хотим сейчас об этом думать, этого желать, страдать и переживать, однако ум уносит нас за собой вопреки нашему желанию. Это похоже на поток липкого галлюциногенного клея – наши головы будто погружены в этот поток, и мы, как зачарованные, забывшие о себе, считаем его своей (выбираемой и определяемой нами самими) жизнью, своим умом с его содержимым. Не доставая головы, мы не можем увидеть все происходящее со стороны. Но такой простой эксперимент позволяет немного «оторвать» нашу голову от потока липкого клея, посмотреть хотя бы одним глазом на это со стороны и почувствовать чужеродность этого потока, его подчиненность и обусловленность собственными причинами, хотя этот поток снова и снова затягивает нас своей липкостью (привычностью), а, затянув, создает привычную иллюзию «гармоничности» нас и этого потока. Но на самом-то деле нет никакой гармонии! Даже в этом случае ситуация точно такая же, как и в эксперименте с сосредоточением: мы живем не своей жизнью, а жизнью этих ума и тела! Тело диктует нам свои условия: когда есть, когда спать, когда болеть, чего не смочь; ум - свои: о чем думать, как думать, чего хотеть, когда и из-за чего страдать. Кроме того, если все восприятия – по всем шести «каналам поступления информации» (от сферы зрительного восприятия до сферы умственного восприятия) вместе с сопровождающими их ощущениями – это плод прошлых деяний, то мы ли теперешние совершали эти самые деяния? Конечно, те деяния и эти их плоды существуют в одном потоке существа, индивида и связаны причинно-следственной связью – с этой, более философской, точки зрения, это наши деяния, но, если посмотреть с более близкой нам эмпирической точки зрения, то эти деяния мы теперешние – в качестве конкретного человека этой жизни – не совершали; их совершали какие-то другие люди, животные, боги и прочие. И многие из них совершены необдуманно, без понимания последствий, как будто в забытьи. И сейчас мы почему-то должны жить в этом мире чужих беспорядочных деяний, жить в чужом для нас теперешних мире! Более того, не осознавая этого, мы еще и стремимся к некоторым из этих восприятий: «нужно съездить туда-то, еще нужно увидеть то-то», погружаясь в затраты времени, средств, а то и здоровья на то, чтобы прожить кусочек чужой жизни, заглянуть в жизнь какого-то прошлого существа – что оно там натворило и как теперь это проявится? Это же полная обусловленность! Настоящая диктатура! Разве это удовлетворительно?

Каждое мгновение восприятия, когда восприятие одного цвета сменяется восприятием другого цвета, или звука, возникает строго из своей причины. Каждое восприятие любого концепта, представления тоже возникает строго из своей причины. Так эти причины и созревают - одна за другой, образуя поток восприятий - цветов и форм, звуков, запахов, вкусов, осязаемого и представлений, без перерыва, без задержек и без ошибок (каждому мгновению восприятия соответствует строго своя причина). Эти причины - как зубчики на барабане старинной музыкальной шкатулки. По мере поворачивания барабана эти причины встречаются с условиями созревания - пружинными металлическими усиками - и возникает звук - очередное восприятие. И даже представление о себе самом, о своих качествах, взглядах, положении, о своей жизни и о себе как о живом существе возникают обусловленно - из своей причины; возникают в соответствии с программой (барабаном шкатулки). И что же здесь живого? Старый ржавый скрипучий механизм... И из мгновения в мгновение, изо дня в день, из года в год, из жизни в жизнь - одно и то же: восприятие объекта - различение его признаков, характеристик - оценка (соответствует\несоответствует запросам, желаемому) - ощущение (трех видов - приятное, неприятное, нейтральное) - жажда желающая (приятных ощущений) или жажда страшащаяся (неприятных ощущений) - развитие жажды до приверженности обрести объекты, доставляющие приятные ощущения, и избавиться от объектов, доставляющих неприятные ощущения - помыслы, намерения, мотивации, соответствующие жажде и приверженности - деяния тела и речи - причины следующих восприятий - и снова восприятия... Одна и та же нудная мелодия - снова и снова, снова и снова...

Клеши ведут к деяниям, направленным на достижение желаемого. Деяния образуют карму. Карма созревает в виде данности - внешней (все обстоятельства, в которых мы оказываемся, всё, что мы воспринимаем) и внутренней (все наши восприятия, наши тела с органами чувств и наши умы); в том числе и в виде нас самих - все, что мы из себя представляем, со всеми нашими мнениями, переживаниями и прочим - определяется нашими деяниями, совершенными в прошлом}.

(1) Непреложность [закона] кармы

Всякое удовольствие в виде приятного ощущения у простого существа или святого—хотя бы и испытываемое от прохладного ветерка, [внезапно] поднявшегося в Аду живых существ—возникает вследствие благих деяний, накопленных в прошлом. Вследствие же неблагих деяний удовольствие возникнуть не может.

Всякое страдание в виде мучительного ощущения—вплоть до испытываемого Архатом—возникает вследствие неблагих [деяний], накопленных в прошлом. Вследствие благих деяний страдание возникнуть не может.

(2) Огромное разрастание [плодов] деяний

Хотя благое деяние и ничтожно, от него проистекает огромный плод счастья. Хотя неблагое деяние и ничтожно, от него проистекает огромный плод страдания. У внешних причин и следствий нет такого разрастания, как у внутренних причин и следствий.

Поэтому, твердо уверившись, что даже малейшие хорошие и плохие деяния, следуя за [нами], как тень, порождают большое счастье или страдание, старайтесь творить хотя бы малейшие благие дела и избегать даже малейших проступков.

(3) Невозможность встречи с плодами несодеянного

Если не накоплена карма, причиняющая [такое-то] счастье или страдание, никак нельзя изведать плод той кармы. Также пользующиеся плодами бесчисленных Собраний [заслуг], накопленных Учителями, хотя и не должны были накопить все их причины, но некоторую их часть—должны.

(4) Невозможность пропажи содеянного

Благие и неблагие деяния [обязательно] приносят приятные или неприятные плоды.

{Любое "соединение" внешней данности с внутренней данностью (контакт, восприятие) приводит к ощущениям, которые имеют три вида - страдание, удовольствие и индифферентность, связанные с оценкой воспринимаемого как соответствующего или несоответствующего желаемому. При этом какие причины и как (в какое восприятие и сопровождающее его ощущение) развернутся, неизвестно. Но во что бы они не разворачивались, всегда имеется оценка воспринимаемого как соответствующего или несоответствующего желаемому, которой обусловлены три вида ощущений, ведущих к возникновению желания изменить что-то в воспринимаемом или наоборот, оставить неизменным. Это желание созревает из своего отпечатка под воздействием ощущений и ведет к действиям. И поскольку причины изменения или неизменности воспринимаемого (карма) нам не известны, то мы своими действиями вносим лишь незначительный вклад в массу причин и условий, действующих на воспринимаемое. Поэтому мы можем лишь предполагать, к чему приведет наше действие, бояться, переживать, надеяться, беспокоиться, и быть в полной уверенности, что даже получив желаемое и поддерживая одно из множества условий его появления – то, что в наших силах – это желаемое (как и удовольствие от его обретения) под воздействием множества своих причин или из-за их отсутствия, что нем недоступно, будет изменяться – превращаться в нежелаемое, исчезать, уходить сквозь пальцы. Это же полная обусловленность! Настоящая диктатура! Разве это удовлетворительно? И так будет всегда, если брать за основу своего счастья то, что по природе приходяще, непостоянно и зависит от множества причин, нам неизвестных – материальные вещи, в том числе наше тело, люди, ситуации и события, местопребывание, слава и известность и т. д. Чтобы находиться в постоянном счастье, и за основу своего счастья нужно брать то, что всегда с собой, и что неизменно, постоянно.

Изъяны сансары

Кроме того, ощущение, если его не исследовать, кажется имеющим три вида - страдание, удовольствие и индифферентность. И, если следовать привычному восприятию - восприятию этих трех ощущений как отдельных, несмешанных, имеющих отдельные собственные причины, то почему бы не создать причины удовольствия (ведь они всем известны) и не поддерживать их постоянно и, таким образом, почему бы не достичь вечного, непреходящего, абсолютного счастья (удовольствия) без всяких страданий? Ведь очевидно, что, если постоянно поддерживать причины страданий, то страдания будут продолжаться постоянно и никогда не станут удовольствием. "Четырехсотенная": "Когда блаженство, затянувшись, в обратное, мы видим, переходит, такого не бывает, чтоб затянувшись, в обратное страданье б перешло". Почему же до сих пор ни одно существо не достигло вечного счастья, просто поддерживая причины счастья? Ведь тогда не нужны были бы никакие учения, философии; всё было бы просто - и нирвана была бы легко достижимой для всех. Но это не так. Всем известно, что, поддерживая причины счастья (удовольствия), мы постепенно снова приходим к страданиям. Но как же так? Ведь причина счастья не может быть причиной страдания, так как счастье и страдание, как мы привычно понимаем, совершенно противоположны; как же они могут иметь одну причину? Еще один странный момент - почему-то чем дольше длится страдание, тем более невыносимее оно становится, а максимальное удовольствие испытывается лишь в начале, а потом, даже если причина усиливается, удовольствие ослабевает и становится новым страданием. Но, если удовольствие является самостоятельным, отдельным от страдания, то должно быть как и со страданием - чем дольше, тем больше удовольствия; и тогда мы снова приходим к легкому достижению вечного счастья. Почему же такие странности, и почему невозможно так легко достичь вечного счастья?

1. С точки зрения природы (относительной дхарматы): если оставить удовольствие как есть, ничего не меняя и поддерживая причину удовольствия, то оно с течением времени возвращается к своей природе – страданию;

2. С точки зрения причины: одна причина не может быть причиной и удовольствия, и (последующего) страдания, к которому возвращается удовольствие;

3. С точки зрения зависимости: удовольствие всегда зависит от определенного предшествующего ему страдания, без которого определенное восприятие не будет удовольствием, тогда как страдание не зависит от предшествующего ему удовольствия;

4. С точки зрения сравнения («пропорции»): если удовольствие и страдание – отдельные ощущения, то должна быть пропорция – как страдание с течением времени не становится удовольствием, так и удовольствие с течением времени не должно становиться страданием; как удовольствие ощущается максимально в начале, а затем уменьшается и становится страданием, так и страдание должно быть максимальным в начале, а затем уменьшаться и становиться удовольствием.}

А. Щербаков, "Первая Истина Святого": «Предположим, что мы испытываем удовольствие, придя с мороза и погрузившись в горячую ванну. Но что же происходит в дальнейшем? Постепенно наше удовольствие начинает ослабевать и, наконец, мы начинаем испытывать страдание от горячей воды. В этом примере мы оставляем систему (замерзший человек плюс горячая ванна) в ее естественном состоянии, и значит она постепенно возвращается к своей природе, то есть к страданию! Страдание от холода превратилось в страдание от жара. Куда же делось удовольствие? Удовольствие было максимальным лишь в момент, когда одно страдание «соприкоснулось» с другим. В тот момент, когда мы погрузились в ванну, страдание от холода начало ослабевать, а страдание от жара - возрастать. Аналогичные примеры можно приводить до бесконечности. Возьмем например, очень богатых людей. Почему они могут достаточно часто испытывать счастливые моменты в жизни? Все дело в том, что они могут позволить себе часто удовлетворять свои многочисленные желания, а значит в их случае, страдание отсутствия часто меняется на страдание наличия. У них просто больше моментов смены одного страдания на другое. Важно отметить, что мы никак не можем изменить саму природу страдания. Если мы продолжаем поддерживать причину для временного счастья, то оно обязательно превратиться в страдание; если же мы устраним причину для счастья, то тогда не будет и самого счастья, пусть даже временного. Других способов в нашем арсенале сансарных средств просто нет.     

Итак, мы показали, что моментальную грань между страданием отсутствия и страданием наличия мы, в силу своего заблуждения, и принимаем за счастье. Однако такое «счастье» есть лишь вторая разновидность страдания, страдание перемен.

Можно привести в качестве «маленькой сансары» следующую схему из нашего примера с погружением замерзшего человека в ванну:

 

Данная схема на Рис. 1 наглядно показывает цикличность процесса, его непостоянство. Думаю, что здесь не требуется каких-либо специальных объяснений того, как она устроена. Однако, если не проводить специального аналитического исследования, то, глядя на предложенную схему, можно заметить лишь, что и страдание и блаженство просто чередуются. Действительно, второй вид страдания мы не можем постичь на основе прямого опыта! Только логический анализ позволяет выявить природу этого цикла. Именно поэтому большинство людей не способны сразу же признать Первую Истину, полностью убедиться в ее справедливости».

{Можно представить это так:

Прямая линия – это восприятия. Она состоит из отрезков. Границы отрезков – это смена одного восприятия на другое (отсутствие восприятия чего-то на наличие этого восприятия; наличие – на отсутствие). И одновременно имеется кривая ощущений, которые зависят от восприятий, а вместе они зависят от отпечатков кармы. Если смотреть на кривую ощущений, то имеется резкая смена ощущения от страданий к удовольствию при встрече двух определенных восприятий, а затем – постепенное понижение, снижение уровня удовольствия с той или иной скоростью, переход в индифферентное ощущение и в страдание. Чем ниже кривая уходит в страдание, тем выше уровень удовольствия при смене восприятия (на противоположное). А если смотреть на прямую, то там – только смена восприятий. Поэтому, стремясь к удовольствию, мы создаем причины нового восприятия, нового отрезка на этой прямой, но это новое восприятие, которое может «развернуться» только если имеется соответствующий отпечаток кармы – причина этого восприятия, с самого своего начала является причиной последующего ощущения страдания – вопрос только во времени, когда оно проявится (подобно тому, как семя является причиной и дерева, и его плодов, а дерево – своих плодов, так и отпечаток кармы является причиной восприятия и ощущения, а восприятие (контакт – 6 звено из 12) – ощущения (7 звено)). Поэтому, используя условное именование причины именем плода, можно назвать восприятие (контакт) страданием (порождающим в конечном итоге только страдание). И тогда прямая линия будет состоять только из отрезков страдания. Точно так же это условное именование можно применить и ко всем предшествующим причинам – к предыдущим звеньям из 12, к отпечаткам кармы, к самим деяниям (карме), к клешам}.

«Третья разновидность страдания – это сама природа сансары. Все обусловленное есть дукха (страдание, мучение). Этот вид страдания также невозможно понять на основе своего опыта, здесь требуется еще более глубокий и всесторонний анализ. Данная разновидность страдания является основой для первых двух. Если устранить страдание всего обусловленного, то автоматически исчезнут и первые два страдания. На самом деле, схема, представленная на Рис. 1, может очень грубо иллюстрировать то, каким образом происходит «сансарное вращение». В этой схеме вполне можно заменить слова «холодно» и «жарко» на бесконечное количество других двойственных пар: красиво-ужасно, хорошо-плохо, правильно-неправильно, рождение-смерть и т.д. До тех пор, пока существует двойственное восприятия будет существовать и весь этот круговорот. Все звенья этой круговой последовательности обусловлены, каждое предыдущее звено - причина для возникновения звена последующего».

Дже Цонкапа, "Ламрим Ченмо": "Если, например, полить нарыв или воспаленную язву холодной водой, делается вроде бы получше. Приятные ощущения существ Круговорота подобны этому; когда они проходят, возникает страдание, поэтому [они названы] страданием изменчивости.

Если воспаленную язву [полить] раствором соли или чем-то едким, то разболится. Именно таковы мучительные ощущения. Как только они возникают, мучаются тело и ум.

Большая язва, когда ее не касаются те два (холодная вода или едкое), подобна нейтральным омраченным ощущениям, связанность которых с потенциями скверны [делает] их страданием обусловленности."

{Если блаженство является страданием перемен, по сути – переходом одного очевидного страдания в противоположное очевидное страдание, что можно сравнить с временным ослаблением страдания, то из этого можно понять, что и промежутки между противоположными восприятиями, когда очевидное страдание, опирающееся на одно из них, не успело проявиться и набрать силу, как это восприятие было заменено на противоположное, или же промежуток между угасанием блаженства и проявлением очевидного страдания – это лишь временное «затишье», которое с каждой секундой приближается к проявлению своей сути – очевидного страдания. Так можно понять, что и эти «затишья» являются страданием – «язвой, когда ее не касаются те два».

Более подробно о третьем виде страдания – см. ниже «Освоение пустоты (практика випашьяны), часть I, Освоение пустоты себя».

Таким образом, все наши ощущения по своей сути являются страданиями, мучениями, неудовлетворенностью. Ощущение страдания - это страдание страдания, удовольствия - это страдание перемен, а ощущение индифферентности - это страдание санскар, обусловленности. Их можно сравнить с горой, у которой очень острая вершина: один склон этой горы - одно страдание из пары ("жарко", например), другой склон - другое страдание ("холодно", например). А очень острая вершина, где эти два страдания соединяются - страдание перемен, кажущееся удовольствием. Сам же массив этой горы - страдание санскар. И мы вынуждены постоянно карабкаться на вершину этой горы в надежде найти там хотя бы маленькую площадочку удовольствия, но ее там нет - и мы каждый раз скатываемся вниз по одному из двух склонов.

Сутра «Вхождение во чрево»: «когда оно (удовольствие) возникает, возникает, однако, лишь страдание, и когда прекращается, прекращается только страдание».

Поэтому чем больше мы предаемся удовольствиям, тем ближе мы к страданиям.

Всё, к чему мы так усердно стремимся, чего так старательно добиваемся, причины чего создаем, о чем мечтаем - лишь страдание, мучение и горесть (если это не связано с Дхармой). Это как игра в пятнашки - как ни двигай пластинки - всё равно получается одна и та же комбинация - неудовлетворительность, "тотальная бесперспективность" сансары.

Так называемое «удовольствие, счастье» - как ширма, закрывающая действительное положение – то, что объект, или цель всех стремлений, не связанных с выходом из сансары, – именно переход от одного страдания к другому, переходная точка, перевал. А на ширме, закрывающей это, нарисовано удовольствие. И поэтому кажется, что есть это самое, отличное от страдания, противоположное ему и не связанное с ним удовольствие. По этой причине к стремлению, направленному на эту ширму, подспудно добавляется желание-надежда на длительное или даже непреходящее блаженство, счастье. Но это только ширма… Так и приходится всю жизнь искать сфантазированного «ёжика» на перевалах, окутанных туманами, порождающими иллюзии-ширмы, каждый раз срываясь с этого перевала в ту или другую сторону противоположных страданий и карабкаясь в тумане снова.

Таким образом, каждое изменение положения или деятельности тела, каждое изменение восприятия является началом нового страдания (мучительности, неудовлетворенности), которое начинается в тот же момент, когда происходит изменение: лег - в тот же момент началось страдание лежания, только сел - в тот же момент началось страдание сидения, восприятие монитора сменилось восприятием клавиатуры - в тот же момент началось страдание восприятия клавиатуры и так далее. И только когда встречаются два противоположных страдания, тогда создается видимость удовольствия. Поэтому все время с неизбежностью приходится менять положение тела, восприятия, деятельность и так далее, насколько позволяет карма - все время суетиться…

Если посмотреть в перспективе на будущее, то впереди – уходящая в бесконечность сансары череда сансарных восприятий и ощущений в виде шести потоков – восприятие цветоформ, звуков и так далее, которые сопровождаются ощущениями. И все эти ощущения – по сути – страдания: нет и никогда не будет ни одного восприятия, ни одного ощущения (даже из тех, которых очень хочется, которые влекут все помыслы, становясь, может быть, целью жизни, определяют мысли и поведение), в котором можно будет задержаться, остаться и испытывать непреходящее счастье, удовлетворенность, никогда больше не заботясь, не озадачиваясь сменой этого восприятия на другое, на противоположное ему.

Создавая и поддерживая причины удовольствий, мы приходим к страданиям. Но, если не создавать этих причин или устранять их, то не будет и тех немногих удовольствий.

«Четырехсотенная»: «Кто не осознал страданий, что тому уход от них? Круговерть – как дом родимый; трудно от нее отречься»

«Муки болезней и сотен недугов изводят существ, как охотники – дичь. Взгляни на сраженных стареньем и хворью. Скажи, как свободы от мук тех достичь?»

«Разве счастлив человек, когда, падая с кручи гор, еще летит в воздухе, пока не гибнет? Существа ведь от рожденья мчатся к смерти каждый миг, так какое в это время счастье может быть у них?»

Структура из «Большого Ламрима»:

1. Размышление о восьми страданиях

А. Размышление о страданиях рождения

(а) Страдание в процессе рождения

(б) Страдание из-за скверны, актуализируемой рождением (поскольку все движущие силы (санскары) Трех Сфер осквернены потенциями клеш, они не могут служить по [нашему] желанию и не подвластны воле. Когда [при рождении] существ Трех Сфер их движущие силы актуализируются, они сопрягаются со сквернами - потенциями клеш. Одним словом, [движущие силы] сопрягаются с «семенами» клеш, [стремящимися] к проявлению, процветанию и возрастанию, поэтому не поддаются устойчивому служению добродетели, не подвластны воле).
(в) Страдание, обусловленное рождением (из-за рождения в [любой из] Трех Сфер процветают старость, болезнь, смерть и прочие страдания).
(г) Страдание от клеш, влекомых рождением (когда [в очередной раз] рождаемся в сансаре, рождаются и три «яда»—страсть, нетерпимость и неведение по отношению к соответственным объектам. Очень беспокоя, изводя тело и душу, они не дают счастливо жить. Тело и ум всячески мучаются из-за клеш).
(д) Страдание от того, что, против желания, жизнь уходит (неизбежный конец всех родившихся—смерть, но [ее] не желают, что тоже влечет лишь страдание).
Таким образом, [многократно] размышляем: о страданиях в процессе рождения, об обретении при рождении скверных потенций, о том, что рождение влечет за собой болезни, старость и т. д., а также клеши и смерть, тоже заставляющие страдать.

Б. Размышление о страданиях старости. [У нее] пять [страданий]:
(а) Утрата красоты
(б) Немощь
(в) Полное ослабление физических и умственных способностей
(г) Утрата способности наслаждаться
(д) Страдание от того, что жизнь на исходе
В. Размышление о страданиях болезни. [Страданий]—пять:
(а) [Неприятные] перемены в теле
(б) Почти все время—боль и уныние, которые растут
(в) Невольный отказ от приятного
(г) Необходимость прибегать к неприятному
(д) Уход жизненной силы

Г. Размышление о страданиях смерти. [Их]—пять:
(а) расставание с благами и милым богатством;
(б) расставание с добрыми и любимыми родственниками;
(в) расставание с добрыми и любимыми друзьями
и близкими;
(г) расставание с хорошим и милым телом;
(д) страшные боль и уныние в смертный час.
Д. Размышление о страданиях встречи с неприятным. [Здесь тоже] пять [страданий].
Уже сама встреча с врагом и подобным порождает:
а) душевное страдание и уныние;
(б) страх, что он обидит;
(в) боязнь его недружелюбной, злой речи;
(г) боязнь умереть в смятении (гневаясь на него);
(д) тревогу: уж не попаду ли после смерти в дурную участь из-за того, что, [враждуя с ним], отклоняюсь от Дхармы?
Е. Размышление о страданиях разлучения с приятным. Расставание с дорогим, любимым другом и подобным приносит пять [страданий]:
(а) душевное горе;
(б) стенания;
(в) вред телу;
(г) изнемогание от тоски при воспоминании о его достоинствах;
(д) неудовлетворенность.
Ж. Размышление о страданиях неисполнения желаний. [Здесь] тоже пять [страданий; они] похожи на [страдания] разлучения с приятным.
З Размышление о смысле слов [Будды]: «Вкратце, пять скандх [личности]—страдание»: скандхи—это:
(а) сосуд создающихся страданий;
(б) сосуд осуществляющихся страданий;
(в) сосуд страдания мучения;
(г) сосуд страдания изменчивости;
(д) основа страдания обусловленности.







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.55.168 (0.015 с.)