Виды коммуникативной деятельности 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Виды коммуникативной деятельности



Поскольку коммуникация осуществляется в различных формах и по различным каналам, она предусматривает различные виды коммуникативной деятельности: говорение слушание, чтение, письмо и т. д. Коммуникация является двусторонним процессом, и поэтому действия со стороны отправителя и получателя информации синхронизируются, являясь своего рода зеркальным отражением друг друга. Так, говорение всегда идет в паре со слушанием, а жестикуляция и мимика – в паре с их зрительным восприятием. Эти закономерности являются универсальными как для коммуникации внутри одной культуры, так и для МК. Специфика МК может проявляться в различном распределении видов коммуникативной деятельности между носителем и неносителем языка как следствии различного уровня культурно-языковой компетенции. Так, коммуникант, плохо владеющий языком, скорее всего, будет говорить меньше, чем его собеседник – носитель языка. Человеку с низким уровнем языковой компетенции чаще приходится прибегать к мимике и жестикуляции и т. д. Эта закономерность является одним из проявлений асимметрии в МК.

 

Контекст МК

 

Информация, составляющая основу коммуникации, существует не изолированно, а в макро- и микро контексте, на фоне определенной картины мира, которая формируется в течение всей жизни индивидуума. Сам термин “контекст” используется в теории МК двояко. Эта двойственность, в частности, хорошо отражена в работах Э. Холла. С его точки зрения, понятие контекста связано с двумя совершенно различными, хотя и взаимосвязанными процессами, один из которых осуществляется внутри организма человека, а другой – вне его. Внутренний контекст включает прошлый опыт коммуниканта, запрограммированный в его сознании и структуре нервной системы. Под внешним контекстом, в свою очередь, подразумевается физическое окружение, а также иная информация, имплицитно содержащаяся в коммуникативном взаимодействии, включая характер межличностных взаимоотношений между коммуникантами и социальные обстоятельства общения (Damen 1987: 77 – 79).

Если исходить из этой точки зрения, то в качестве внутреннего контекста выступает вся совокупность пресуппозиций и фоновых знаний, ценностные установки, культурная идентичность и индивидуальные особенности языковой личности. Сюда же может быть отнесен настрой (юмористический, серьезный, дружелюбный и т. д.), с которым коммуникант вступает в общение и который, в терминологии Р. Л. Уивера II, составляет “психологический контекст коммуникации”: (Weaver II 1993: 22 – 23).

В понятие внешнего контекста входят место (локальный контекст), время (хронологический контекст), сфера и условия общения, определяющие его характер. Для МК важным обстоятельством является то, на “чьей” территории (своей, чужой или нейтральной) происходит общение. Географическое положение определяет разновидности культуры, составляющей фон коммуникативного процесса. При этом государство можно рассматривать как макроконтекст, а конкретное место, где осуществляется коммуникация – как микроконтекст. Между понятиями микро- и макроконтекста в таком случае будет просматриваться ряд ступеней: государство – регион – город/деревня – конкретное местонахождение коммуникантов (например, улица, школа или офис). Локальный контекст будет оказывать влияние на ряд параметров межкультурного общения и определять его специфику. Коммуникант, находящийся на своей территории, чувствует себя более комфортно, чем иностранец и лучше ориентируется в пространстве собственной культуры. В столицах межкультурные различия нивелированы в большей степени, чем в глубинке, где сохраняются этнические традиции и имеются различные формы проявления провинциализма. Характер коммуникации на рабочем месте и дома будет различаться по степени углубления в бытовую культуру и влияния личностных факторов.

Временной контекст, то есть хронологический период, к которому относится конкретная коммуникативная ситуация, также оказывает влияние на ее исход. В различные периоды времени по-разному складываются взаимоотношения между государствами и их международный авторитет, что, в свою очередь, определяет характер самоидентификации участников МК, их ощущение полноценности/ущербности, отношение к партнеру по коммуникации и другие проявления динамического характера МК.

С хронологической точки зрения коммуникация может быть одновременной и разновременной. Одновременность при этом является понятием относительным, в силу линейности общения. Тем не менее, одновременным можно считать общение лично и по телефону, а также по Интернету в режиме on-line. Небольшой разрыв имеется между отправлением и получением электронной почты, больший по времени – между отправкой и получением обычного письма. Существует также коммуникация через года и эпохи с помощью литературных произведений, памятников, картин и т. д. В силу неодновременного развития разных культур, наблюдается их несостыковка в синхронии (опережение/отставание по некоторым параметрам), которая может становиться причиной непонимания в МК.

Еще один параметр внешнего контекста – это сфера общения, в признаках которой, по утверждению Б. Ю. Городецкого, прямо или косвенно отражается круг потенциальных участников диалога и виды удовлетворяемых ими жизненных функций (Городецкий 1989: 16). Представляется возможным выделить следующие сферы общения для МК:

Ø дипломатическая деятельность;

Ø профессиональные контакты;

Ø торговля, бизнес;

Ø международные обмены;

Ø учеба за границей;

Ø путешествия;

Ø миграция;

Ø военные действия.

А. Аппадурай рассматривает новые “неизоморфные” пути глобальных культурных информационных потоков, которые осуществляются при помощи:

1) этносов (еthnoscapes) - иммигрантов, беженцев, туристов и т. д.;

2) финансовых средств (finanscapes);

3) оборудования и технических средств (technoscapes);

4) средств массовой информации (mediascapes),

5) идеологий (ideoscapes) (Appadurai 1990).

Эти потоки также непосредственно связаны с различными сферами общения как видами коммуникативного контекста.

Помимо того, существует возможность рассмотрения контекста под другими углами зрения. Так, М. Л. Макаров выделяет “экзистенциальный контекст - мир объектов, состояний и событий; ситуационный контекст - обширный класс социальных детерминант (тип деятельности, предмет общения, уровень формальности или официальности, статусно-ролевые отношения, место общения и обстановка, социально-культурная среда) <...>; акциональный контекст - подкласс ситуаций, которые конструируются самими речевыми действиями” (Макаров 1998: 114 – 116).

Моменты внешнего сходства между контекстами общения могут вводить участников МК в заблуждение. Например, сфера профессионального общения в разных культурах различается с точки зрения степени формальности/неформальности, используемых коммуникативных стратегий, характера взаимоотношений между начальником и подчиненными и т. д.

Традиционным для коммуникативистики считается разграничение между высококонтекстными и низкоконтекстными культурами, разработанное Э. Холлом. Низкоконтекстными считаются культуры, в которых основная часть информации, которой обмениваются коммуниканты, закодирована в сообщениях на эскплицитном уровне. В высококонтекстных культурах, напротив, бóльшая часть информации существует на уровне контекста (внутреннего или внешнего). Признаками высококонтекстных культур считается их традиционность, устойчивость, эмоциональность и несклонность к переменам, в то время как низкоконтекстные культуры ассоциируются с динамизмом и высоким уровнем технологического развития. Благодаря активному использованию контекста, характер передачи информации в высококонтекстных культурах отличается экономичностью и эффективностью.

Практически все исследователи без колебания относят американскую культуру к разряду низкоконтекстных. Поскольку существенная роль контекста в коммуникации, как правило, ассоциируется с коллективизмом, многие ученые склонны считать русскую культуру высококонтекстной.

Представляется, однако, что Россия, которая на протяжении всей своей истории испытывает значительные влияния как с запада, так и востока, занимает промежуточное место между низкоконтекстными (западными) и высококонтекстными (восточными) культурами. С одной стороны, русские гордятся своей прямотой и выражают информацию достаточно эксплицитно (например, в ситуациях делового общения), с другой стороны, в эмоциональной сфере они отяготеют к зашифровке части информации в имплицитной, косвенной, осложненной форме.

При контакте культур существует опасность как недооценки, так и переоценки роли контекста в коммуникации. Например, американцы не всегда в достаточной мере учитывают роль контекстуальной информации при общении с представителями высококонтекстных культур, в результате чего партнеры по коммуникации расценивают их поведение как невежливое и бестактное. Американцы, в свою очередь, обвиняют представителей высококонтекстных культур в нежелании четко и ясно выражать свои мысли и быть правдивыми.

С другой стороны, американцы, приезжающие в Россию с уверенностью, что это высококонтекстная культура, начинают выискивать в поведении русских скрытый смысл, кроющийся за эксплицитным общением, что также может приводить к коммуникативным провалам.

В целом для МК свойственно более низкоконтекстное общение, нежели для коммуникации внутри родной культуры, поскольку участники МК интуитивно отдают себе отчет в том, что их партнеры-иностранцы недостаточно хорошо знакомы с инокультурным контекстом. В таких ситуациях важно соблюдать чувство меры и вести себя так, чтобы разъяснение контекста действительно служило целям общения, а не превращалось в “разжевывание” информации, обидное для собеседника. Установление разумного баланса между известной и новой информацией требует понимания как родной, так и чужой культуры.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 382; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.98.96 (0.008 с.)