Песни российского студенчества XIX в.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Песни российского студенчества XIX в.



Гаудеамус

041-01. Гаудеамус. Хор СПбГУ

 

Самая старая из дошедших до нас студенческих песен. Впервые песня «Гаудеамус игитур» упоминается в источниках в 1267 г. Очевидно, что она принадлежит к застольным песням вагантов. На протяжении столетий песня сохранялась в устной традиции. Первая публикация относится к 1776 году, а в 1781 году немецкий поэт Кристиан-Вильгельм Киндлебен обработал текст и придал ему ту каноничную форму, которая сохранилась до настоящего времени. Принято считать, что мелодия песни восходит к музыке фламандского композитора 15 века Иоганна Окенгейма и, возможно, к песне Иоганна-Христиана Гюнтера «Братья, возрадуемся» 1717 г.

 

Текст Перевод
1. |: Gaudeamus igitur, Juvenes dum sumus! :| Post jugundam juventutem, Post molestam senectutem |: Nos habebit humus.:|   2. |: Ubi sunt, qui ante nos In mundo fuere? :| Vadite ad Superos, Transite ad Inferos, |: Ubi jam fuere! :|   3. |: Vita nostra brevis est, Brevi finietur. :| Venit mors velociter, Rapit nos atrociter, |: Nemini parcetur! :|   4. |: Vivat Academia! Vivant professores! :| Vivat membrum quodlibet! Vivant membra qualibet! |: Semper sunt in flore! :|   5. |: Vivant omnes virgines, Graciles, formosae! :| Vivant et mulieres, Tenerae, amabiles, |: Bonae, laboriosae! :|   6. |: Vivat et respublica Et qui illam regint! :| Vivat nostrum civitas, Maecenatum caritas, |: Qui nos hic protegint! :|   7. |: Pereat tristitia, Pereant dolores! :| Pereat Diabolus, Quivis antiburschius, |: Atque irrisores! :| 1. Итак, будем веселиться, Пока мы молоды! После весёлой молодости, После горестной старости Нас возьмет земля.   2. Где те, кто до нас Жили на земле? Идите на Небо, Перейдите в Ад, Где они уже были!   3. Наша жизнь коротка, Конец ее близок; Смерть приходит быстро, Уносит нас безжалостно, Никому не будет пощады!   4. Да здравствует Академия! Да здравствуют профессора! Да здравствуют все члены её! Да здравствует каждый член! Пусть вечно они процветают!   5. Да здравствуют все девушки, Стройные, изящные! Да здравствуют и женщины, Нежные, любящие, Добрые, трудолюбивые!   6. Да здравствует наша страна, И тот, кто им правит! Да здравствует наш город, Милость меценатов, Которые нам покровительствуют!   7. Да погибнет тоска, Да погибнут печали! Да погибнет Дьявол, И все враги студентов, И смеющиеся! (над ними).

 

На протяжении по крайней мере трех последних столетий Гаудеамус является неформальным международным студенческим гимном. Существует много русских поэтических переводов «Гаудеамуса». Однако традиционным гимническим является латиноязычный текст, при этом исполняется обычно не более 3-4 куплетов (чаще всего – 1, 2, 4 и 6).

Крамбамбули

041-02. Крамбамбули. Башарины

Популярная в 19 и 20 вв. среди российского студенчества песня «Крамбамбули» является сокращенным переводом немецкой Burschenslied «Krambambuli» / «Krambambuli, das ist der Titel». Сам термин «Крамбамбули» первоначально обозначал крепкую настойку ликерного типа на корице, гвоздике и вишнёвых косточках – так называемую «сладкую водку». Позднее этот термин в студенческом жаргоне стал обозначать вообще всякие крепкие напитки.

 

Первоначальный текст песни насчитывал более 100 куплетов, однако со временем он фольклоризовался, и уже в 19 в. пелось по-преимуществу 6-8 куплетов

Ее написал в 1745 г. Кристоф-Фридрих Ведекинд (под псевдонимом Кресцентиус Коромандель).

041-03. Крамбамбули. Немецкий студенческий хор

041-04. Крамбамбули. Немецкое эстрадное исполнение

1. Krambambuli, das ist der Titel

des Tranks, der sich bei uns bewährt;

er ist ein ganz probates Mittel,

wenn uns was Böses widerfährt.

|: Des Abends spät, des Morgens früh

trink ich mein Glas Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

 

2. Bin ich im Wirtshaus abgestiegen

gleich einem großen Kavalier,

dann laß ich Brot und Braten liegen

und greife nach dem Pfropfenziehr,

|: Dann bläst der Schwager tantari

zun einem Glas Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

 

3. Reißt mich's im Kopf, reißt mich's im Magen,

hab ich zum Essen keine Lust,

wenn mich die bösen Schnupfen plagen,

hab ich Katarrh auf meiner Brust:

|: was kümmern mich die Medici?

Ich trink mein Glas Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

 

4. Ist mir mein Wechsel ausgeblieben,

hat mich das Spiel labet gemacht,

hat mir mein Mädchen nicht geschrieben,

ein'n Trauerbrief die Post gebracht:

|: dann trink ich aus Melancholie

ein volles Glas Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

 

5. Ihr dauert mich, ihr armen Toren,

ihr liebet nicht, ihr trinkt nicht Wein:

zu Eseln seid ihr auserkoren,

und dorten wollt ihr Engel sein,

|: sauft Wasser, wie das liebe Vieh,

und meint, es sei Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

 

6. Wer wider uns Krambambulisten

sein hämisch Maul zur Mißgunst rümpft,

den halten wir für keinen Christen,

weil er auf Gottes Gabe schimpft,

|: ich gäb ihm, ob er Zeter schrie,

nicht einen Schluck Krambambuli,

Krambimbambambuli, Krambambuli! :|

Вольный перевод трех куплетов песни на русский язык сделал поэт Николай Языков (1803-1847): стихотворение «Крамбамбули» входит в цикл стихов, написанных Языковым в годы учебы в Дерптском университете, то есть – между 1822 и 1829 гг.

041-05. Языков

1. Крамбамбули, отцов наследство,

Питье любимое у нас,

И утешительное средство,

Когда взгрустнется нам подчас.

Тогда мы все: люли-люли!

Готовы пить Крамбамбули!

Крамбамбули, Крамбамбули!

 

2. Когда случится нам заехать

На грязный постоялый двор,

То прежде, чем спрошу обедать,

На рюмки обращу я взор!

Тогда хоть чорт все побери,

Когда я пью Крамбамбули!

Крамбамбули, Крамбамбули!

 

3. Когда б родился я на троне,

И грозных турок побеждал.

То на брильянтовой короне

Такой девиз бы начертал:

Toujour content et sans souci

Lorsque je prends Crambambouli!

Крамбамбули! Крамбамбули!

Уже к середине XIX в. песня стала очень популярна. Василий Степанович Курочкин (1831-1875) упоминает песню «Крамбамбули» как общеизвестную в стихотворении «Турнир в Пассаже», написанном в 1859 г. Вероятно, в это время текст Языкова уже начал видоизменяться, во всяком случае Иван Сергеевич Тургенев в повести «Затишье», написанной в том же 1859 г. цитирует первую строку песни неточно.

Можно думать, что в первые десятилетия бытования песни «Крамбамбули» в России, она пелась на тот же мотив, на который ее пели и в Германии, и продолжала насчитывать три куплета с традиционным рефреном.

В начале 1870-х годов пианист и композитор Александр Иванович Дюбюк написал на стихотворение Языкова музеку романса. Именно этот вариант – музыка Дюбюка – слова Языкова – стал на многие десятилетия основным при концертном исполнении романса «Крамбамбули».

041-06. Юрий Морфесси

041-07. Крамбамбули. Исп. Юрий Морфесси.

 

Однако в студенческом песенном быту сохранилась традиционная версия исполнения песни. При этом, на рубеже 19 и 20 вв. появился новый куплет – «Когда мне изменяет дева…».

Ниже приводится вариант, бытовавший в Псковской областной археологической экспедиции ИИМК РАН в 1998-2004 гг.

1. Крамбамбули, отцов наследство,

Питье священное для нас — для нас.

И утешительное средство,

Когда взгрустнется нам подчас — подчас.

И напевая ай-люли,

Мы будем пить крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

Эх, черт возьми, крамбамбули

Подать сюда крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

 

2. Когда случится мне заехать

На старый постоялый двор — на двор,

Я даже не садясь обедать

К бутылкам устремляю взор — свой взор.

И напевая ай-люли,

Стаканом пью крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

Эх, черт возьми, крамбамбули

Подать сюда крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

 

3. Когда мне изменяет дева,

Недолго я о том грущу — не грущу.

В порыве праведного гнева

Я пробку в потолок пущу — пущу.

За то монахи в рай пошли,

Что пили все крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

Эх, черт возьми, крамбамбули

Подать сюда крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

 

4. Когда бы я был царем на троне

И целым миром управлял — управлял,

На золотой своей короне

Такой девиз бы начертал — начертал,

За милых женщин, черт возьми,

Мы будем пить крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули!

 

Готов с утра и до зари

Стаканом пить крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули!

 

За то монахи в рай пошли,

Что пили все крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

 

Эй, чёрт возьми, крамбамбули

Подать сюда крамбамбули,

Крамбам-бим-бамбули,

Крамбамбули.

4-2-3. По рюмочке…

Первая письменная фиксация песни «По рюмочке, по маленькой…» / «По рюмочке, по чарочке…» относит начало ее активного бытования в студенческой и околостуденческой среде ко времени не позднее 1840-х годов. Песня существует в многочисленных вариантах, сильно различающихся между собой. Ныне бытующие варианты сложились в большинстве своем к рубежу 19-20 веков. Ниже приводится вариант, бытовавший в Псковской археологической экспедиции Эрмитажа в 1960-е и 1970-е годы.

041-08. По рюмочке

1. Когда на свет студент родился,

То растворились небеса,

|: Сонм ангелов на облаке явился

И раздалися голоса :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все вымерли давно :|

 

2. Коперник целый век трудился,

Чтоб доказать Земли вращенье.

|: Дурак, он лучше бы напился,

Тогда бы все пришло в движенье :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все вымерли давно :|

 

3. Колумб Америку открыл,

Страну для нас совсем чужую.

|: Дурак! Он лучше бы открыл

На Менделеевской пивную! :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все вымерли давно :|

 

4. А Ньютон целый век трудился,

Чтоб доказать тел притяженье.

|: Дурак! Он лучше бы влюбился,

Тогда бы не было б сомненья :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все замужем давно :|

 

5. Чарльз Дарвин целый век трудился,

Чтоб доказать происхожденье.

|: Дурак, он лучше бы женился,

Тогда бы не было б сомненья :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все замужем давно :|

 

6. А Менделеев целый век трудился,

Чтоб элементы вставить в клетки.

|: Дурак, он лучше б научился

Гнать самогон из табуретки :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все вымерли давно :|

 

7. А гимназисту ром не нужен,

Когда идет он на экзамен,

|: Дабы не ошибился он,

Сказав, что Цезарь был татарин :|

По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,

По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!

— А я не пью!

— Врешь — пьешь!

— Eй-богу, нет!

— А бога нет!

Так наливай студент студентке!

Студентки тоже пьют вино,

|: Непьющие студентки редки —

Они все вымерли давно :|

Через тумбу

Первая письменная фиксация песни «Через тумбу, тумбу раз…» также относит начало ее активного бытования в студенческой и околостуденческой среде ко времени не позднее 1840-х годов. Песня существует в многочисленных вариантах, сильно различающихся между собой. Ниже приводится вариант, бытовавший в Псковской археологической экспедиции Эрмитажа в 1960-е и 1970-е годы.

041-09. Через тумбу

1. Там, где Крюков канал и Фонтанка-река,

Словно брат и сестра, обнимаются,

От зари до зари там горят фонари

И студенты по улицам шляются —

Через тумбу-тумбу-раз, через тумбу-тумбу-два,

Через тумбу-три-четыре спотыкаются.

 

2. А Исакий святой с колокольни большой

На студентов глядит, улыбается —

Он и сам бы не прочь погулять с ними ночь,

Но на старости лет не решается.

Через тумбу-тумбу-раз...

 

3. Но соблазн был велик, и решился старик —

С колокольни своей он спускается.

Он горькую пьет, он и песни поет

И еще кое-чем занимается —

Через тумбу-тумбу-раз...

 

4. А святой Гавриил в небеса доложил,

Чем Исакий святой занимается,

Что он горькую пьет, черту душу продает

И еще кое-чем занимается —

Через тумбу-тумбу-раз...

 

5. В небесах был совет, и издал Бог завет,

Что Исаакий святой отлучается,

Мол, он горькую пьет, черту душу продает

И еще кое-чем занимается —

Через тумбу-тумбу-раз...

 

6. На земле ж был совет и решил факультет,

Что Исаакий святой зачисляется:

Он и горькую пьет, он и песни поет

И еще кое-чем занимается —

Через тумбу-тумбу-раз...

 

7. А святой Гавриил по рогам получил

И с тех пор доносить не решается.

Он сам горькую пьет, черту душу продает

И еще кое-чем занимается —

Через тумбу-тумбу-раз...

Султан

041-10. Султан. Башарин

Популярная в конце 19 и 20 вв. «Песенка про султана» представляет собой довольно точный перевод на русский язык немецкой Burschenslied «Папа и султан» XVIII в. Cтихотворение «Papst und Sultan» / «Der Papst lebt herrlich in der Welt», представляет собой вольный перевод латиноязычного стихотворения XVII в. «Papa est in lautitiis»:

 

1. Papa est in lautitiis

Cum poenitentiae nummulis,

Haurit Falerni pocula,

Quam velim ipse sim papa!

 

2. At miser est homunculus,

Caret uxore lectulus,

Quae nectat ei brachia.

Quam nolim ipse sim papa!

 

3. Luxuriosus sultanus

Auratis agit lectibus,

Plena puellarum domo,

Velim sultanus sim ego!

 

4. At homo est miserrimus

Corano parens sultanus!

Non bibit vini guttulam.

Auferte vitam Turcicam!

 

5. Non minus est optanda mors,

Quam separata horum sors.

At id accipio statim,

Ut papa nunc, nunc Turcus sim.

 

6. Puellula, da osculum!

Nam ecce, sultanus nunc sum!

Implete, fratres, pocula,

Ut iterum tunc sim papa!

 

Перевод был сделан, по одним данным, немецким поэтом и профессором теологии Христианом Людвигом Ноаком (1767-1821), а по другим – немецким писателем и философом Готфридом Эфраимом Лессингом (1729-1781). Появление мелодии относят к 1817 г.

041-11. Готфрид Эфраим Лессинг

041-12. Про папу и султана (немецкий хор)

 

Christian Ludwig Noack Gottfried Ephraim Lessing
  1. Der Papst lebt herrlich in der Welt, es fehlt ihm nie an Ablaßgeld; er trinkt vom allerbesten Wein: drum möcht ich auch der Papst wohl sein.   2. Doch nein, er ist ein armer Wicht, ein holdes Mädchen küßt ihn nicht; er schläft in seinem Bett allein: drum möchte ich der Papst nicht sein.   3. Der Sultan lebt in Saus und Braus, er wohnt in einem Freudenhaus voll wunderschönen Mägdelein: drum möcht ich wohl der Sultan sein.   4. Doch nein, er ist ein armer Mann, denn folgt er seinem Alkoran, so trinkt er keinen Tropfen Wein: drum möcht ich auch nicht Sultan sein.   5. Geteilt veracht ich beider Glück und kehr in meinen Stand zurück; doch das geh ich mit Freuden ein: halb Sultan und halb Papst zu sein.   6. Drum Mädchen, gib mir einen Kuß, denn jetzt bin ich dein Sultanus! Ihr trauten Brüder, schenket ein, damit ich auch der Papst kann sein!     1. Der Papst lebt herrlich in der Welt, Er lebt von seinem Ablaßgeld. Er trinkt vom allerbesten Wein; Ich möchte doch der Papst auch sein.   2. Doch nein, er ist ein armer Wicht! Ein holdes Mädchen küsst ihn nicht, Er schläft in seinem Bett allein; Ich möchte doch der Papst nicht sein.   3. Der Sultan lebt ins Saus und Braus, Er wohnt in einem grossen Haus Voll wunderschöner Mägdelein; Ich möchte doch auch Sultan sein!   4. Doch nein, er ist ein armer Mann, Er lebt nach seinem Alkoran, Er trinkt nicht einen Tropfen Wein; Ich möchte doch nicht Sultan sein.   5. Gertrennt wünscht' ich mir beider Glück Nicht einen einz'gen Augenblick, Doch das ging' ich mit Freuden ein: Bald Papst, bald Sultan möcht' ich sein!   6. Drum Mädchen, gib mir einen Kuß, Denn jetzt bin ich der Sultanus! Drum, traute Brüder, schenkt mir ein, Halb Sultan und halb Papst zu sein.  

В 1850 г. вольный перевод на английский язык стихотворения «Papa est in lautitiis» сделал английский писатель Уильям Теккерей (1811–1863):

Повелители правоверных

 

Жизнь папы римского светла

И неизменно весела:

Он в Ватикане без забот

Отборнейшие вина пьет.

Какая, право, благодать,

Всесильным римским папой стать!

 

Султан турецкий Саладин

Над женским полом господин:

В его гареме сотня жен,

И тем весьма доволен он.

Хочу — мой грех прошу простить —

Султаном Саладином быть.

 

Но папа римский — вот бедняк! —

Никак вступить не может в брак.

Султану же запрещено

Пить виноградное вино.

Я пью вино, женой любим

И зависти не знаю к ним.

Пер. В.Рогова

 

Первая письменная фиксация русского перевода песни датируется 90-ми годами 19 века. На протяжении 20 столетия русский текст песни прошел путь активной фольклоризации, и в настоящее время она бытует во многих вариантах, различающихся между собой. Ниже приводится вариант, бытовавший в Псковской археологической экспедиции Эрмитажа в 1960-е и 1970-е годы.

1. B гареме нежится султан — да, султан!

Ему от бога жребий дан — жребий дан:

Он может девушек любить.

Хотел бы я султаном быть.

 

2. Но он несчастный человек — человек,

Вина не пьет он целый век — целый век,

Так запретил ему Коран.

Вот почему я не султан.

 

3. А в Риме Папе сладко жить — сладко жить:

Вино, как воду, можно пить — можно пить,

И денег целая мошна,

Хотел бы Папой быть и я!

 

4. Но он несчастный человек — человек,

Любви не знает целый век — целый век:

Так запретил ему закон.

Пускай же Папой будет он!

 

5. А я различий не терплю — не терплю,

Вино и девушек люблю — да, люблю,

И чтоб все это совместить,

Простым студентом надо быть.

 

6. В одной руке держу бокал — да, бокал,

Да так держу, чтоб не упал — не упал,

Другою обнял нежный стан —

Вот я и Папа, и султан!

 

7. Твой поцелуй, душа моя — душа моя,

Султаном делает меня — да, меня,

Когда же я вина напьюсь,

То Папой Римским становлюсь!

В первые минуты

041-13. Михаил Блантер, Константин Симонов. Песня военных корреспондентов. Поет Леонид Утесов

041-14. Владлен Бахнов

041-15. В первые минуты… Башарин.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.222.124 (0.038 с.)