Знаковая музыка начала ХХ в.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Знаковая музыка начала ХХ в.



Вальс-реквием»

«На сопках Маньчжурии» — вальс начала XX в., посвящённый русским воинам, погибшим в русско-японской войне. Автор — Илья Алексеевич Шатров (1 апреля 1879 г. — 2 мая 1952 г.), русский военный музыкант, капельмейстер и композитор, майор.

 

042-1 – Шатров

 

И.А. Шатров родился в городе Землянске (Воронежская обл.) в семье отставного унтер-офицера. Был определён воспитанником в музыкальную команду гвардейского пехотного полка. Затем был направлен на учёбу в Варшавский музыкальный институт. После окончания институт служил в 214-м Мокшанском пехотном батальоне в Екатеринбурге.

C началом русской-японской войны батальон был развёрнут в полк и отправлен на Дальний Восток. В феврале 1905 года Мокшанский полк принял участие в сражении под Мукденом. В одном из боёв полк был окружен японцами, погиб командир полка, заканчивались боеприпасы. И тогда Шатров отдал приказ оркестру играть боевые марши. В ходе боя полк под музыку оркестра непрерывно атаковал японцев и в конце концов прорвал окружение. Из всего личного состава полка в живых осталось только 7 музыкантов. Илья Шатров за этот подвиг был удостоен офицерского ордена Святого Станислава 3-й степени с мечами, а музыканты – знаков ордена Святого Георгия и серебряных труб.

В мае 1906 года Мокшанский полк вернулся к месту дислокации в Златоуст. Летом Илья Шатров создал первую версию вальса, которая называлась «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии». Шатров посвятил вальс своим погибшим друзьям. С 18 сентября 1906 г. Мокшанский полк был передислоцирован в Самару. Здесь Шатров написал новый вариант вальса. Летом 1907 г. ноты вальса уже продавались в магазине Оскара Кнауба. Первое исполнение вальса духовым оркестром состоялось в Самаре. За первые три года после первого издания вальс переиздавался 82 раза.

После революции Шатров вступил в Красную армию, был капельместером кавалерийской бригады. После окончания Гражданской войны до 1935 года служил в Павлограде. C 1935 по 1938 годы Шатров руководил оркестром Тамбовского кавалерийского училища, в 1938 демобилизовался и остался работать в Тамбове. С началом Великой Отечественной войны вновь вернулся в армию: служил капельмейстером дивизии. Неоднократно награждался. После войны Шатров долгое время руководил оркестром Кировабадского гарнизона в Закавказском военном округе. Ушёл в отставку в 1951 году, вернулся в Тамбов, где стал заведовать музыкальной частью в Тамбовском суворовском училище. Скончался в Тамбове 2 мая 1952 года.

 

Существует несколько текстов, написанных на музыку Шатрова. Наиболее известным является предвоенный текст, с которым вальс Шатрова вошел в репертуар Ивана Семеновича Козловского.

 

042-2 – Козловский

042-3 – На сопках Манчжурии (исп. Козловский)

 

Тихо вокруг.

Сопки покрыты мглой.

Вот из-за туч блеснула луна,

Могилы хранят покой.

 

Белеют кресты -

Это герои спят.

Прошлого тени кружатся вновь,

О жертвах боёв твердят.

 

Тихо вокруг,

Ветер туман унёс,

На сопках манчжурских воины спят

И русских не слышат слёз.

 

Плачет, плачет мать родная,

Плачет молодая жена,

Плачут все, как один человек,

Злой рок и судьбу кляня.

 

Пусть Гаолян

Вам навевает сны,

Спите, герои русской земли,

Отчизны родной сыны.

 

Вы пали за Русь,

Погибли за Отчизну.

Но верьте, мы за вас отомстим

И справим мы славную тризну.

 

Весьма вероятно, что текст этот представляет собой отредактированный самим Козловским текст, написанный в 1906 г. (то есть – в тот же год, что и музыка!) Степаном Гавриловичем Петровым-Скитальцем (9/28 ноября 1869 – 25 июня 1941).

 

043 – Петров-Скиталец

 

Именно с текстом Петрова-Скитальца вальс Шатрова вошел в репертуар Михаила Ивановича Вавича (1881—1930) – артиста оперетты, популярного в начале XX в. исполнителя романсов. В 1905—1918 гг. Вавич пел в Петербургских театрах «Буфф» и «Палас», а также в Москве в театрах Я.В. Щукина, А.Э. Блюменталь-Тамарина и И.С. Зона. В 1918 г. он эмигрировал в США, жил и работал в Лос-Анджелесе: выступал в оперетте, снимался в Голливуде в ролях второго плана.

 

044 – Вавич

045-1 – этикетка пластинки с записью Вавича

045-2 – На сопках Манчжурии (исп. Вавич, запись 1910 г.)

 

Страшно вокруг,

И ветер на сопках рыдает

Порой из-за туч выплывает луна,

Могилы солдат освещает.

 

Белеют кресты

Далеких героев прекрасных.

И прошлого тени кружатся вокруг,

Твердят нам о жертвах напрасных.

 

Средь будничной тьмы,

Житейской обыденной прозы,

Забыть до сих пор мы не можем войны,

И льются горючия слезы.

 

Плачет отец,

Плачет жена молодая,

Плачет вся Русь, как один человек,

Злой рок судьбы проклиная.

 

Так слёзы бегут

Как волны далёкого моря,

И сердце терзает тоска и печаль

И бездна великого горя!

 

Героев тела

Давно уж в могилах истлели,

А мы им последний не отдали долг

И вечную память не спели.

 

Мир вашей душе!

Вы погибли за Русь, за Отчизну.

Но верьте ещё мы за вас отомстим

И справим кровавую тризну!

 

Есть и другие тексты вальса.

 

Дореволюционный текст (автор неизвестен)

 

Вовек не забыть нам

Этой ужасной картины,

И то, что Россия могла пережить

Беды и позора годины!

 

В китайской (вар. японьской) земле

На дальних равнинах Востока

Осталися тысячи наших лежать

По воле несчастного Рока.

 

Зачем же зачем

Над нами судьба посмеялась,

И так бесполезно, без всякой нужды

Солдатская кровь проливалась?!

 

И в сердце теперь

Осталась надежда на тризну

Со знаньем Судьбы умираем за Русь,

За Веру, Царя и Отчизну!

 

Пережили мы

Бездну великого горя,

И слёзы невольно бегут из очей,

Как волны далёкого моря.

 

Рыдают отцы,

Матери, дети, вдовицы,

А там далеко на манчжурских полях

Белеют кресты и гробницы.

 

Мир вашей душе,

Народные наши витии!

Примите последний прощальный привет

От горестной скорбной России!

 

Послереволюционный текст Алексея Ивановича Машистова

 

Ночь подошла,

Сумрак на землю лёг,

Тонут во мгле пустынные сопки,

Тучей закрыт восток.

 

Здесь, под землёй

Наши герои спят

Песню над ними ветер поёт

И звёзды с небес глядят.

 

То не залп с полей пролетел —

Это гром вдали прогремел.

И опять кругом все спокойно,

Все молчит в тишине ночной.

 

Спите бойцы,

Спите спокойным сном.

Пусть вам приснятся нивы родные,

Отчий далекий дом.

 

Пусть погибли вы в боях с врагами,

Подвиг ваш к борьбе нас зовёт!

Кровью народной омытое знамя

Мы понесём вперёд!

 

Мы пойдём навстречу новой жизни,

Сбросим бремя рабских оков!

И не забудут народ и Отчизна

Доблесть своих сынов!

 

Спите, бойцы,

Слава навеки вам.

Нашу отчизну, край наш родимый

Не покорить врагам!

 

Ночь. Тишина.

Лишь Гаолян шумит.

Спите, герои, память о вас

Родина-мать хранит

 

Текст Павла Николаевича Шубина (1945 г.)

 

Меркнет костер,

Сопки покрыл туман.

Легкие звуки старого вальса

Тихо ведет баян.

 

С музыкой в лад,

Припомнил герой-солдат

Росы, березы, русые косы,

Девичий милый взгляд.

 

Там, где ждут сегодня нас,

На лугу в вечерний час,

С самой строгою недотрогою

Танцевали мы этот вальс.

 

Вечера свиданий робких

Давно прошли и скрылись во тьму...

Спят под луною маньчжурские сопки

В пороховом дыму.

 

Мы сберегли

Славу родной земли.

В битвах жестоких мы на Востоке,

Сотни дорог прошли.

 

Но и в бою,

В дальнем чужом краю,

Припоминаем в светлой печали

Родину-мать свою.

 

Далека ах, далека

В этот миг от огонька.

В ночи хмурые из Маньчжурии

Уплывают к ней облака.

 

В темный простор,

Мимо ночных озер,

Легче, чем птицы, выше границы

Выше сибирских гор.

 

Покидая край угрюмый,

Летят за нами в радостный пусть

Все наши самые светлые думы,

Наша любовь и грусть.

 

Меркнет костер,

Сопки покрыл туман.

Легкие звуки старого вальса

Тихо ведет баян.

Марш всех времен»

«Прощание славянки» — марш композитора и дирижера Василия Ивановича Агапкина (3 февраля 1884 — 29 октября 1964). Был написан Агапкиным в 1912 г. в связи с началом войны Сербии, Черногории, Болгарии и Греции с Османской империей (т.н. Первая Балканская война, 1912—1913).

 

046 – Агапкин (фото нач. ХХ в.)

 

В основу была положена мелодия солдатской песни времен Русско-Японской войны:

 

Ах, зачем нас забрили в солдаты,

Угоняют на Дальний Восток?

Неужели я в том виноватый,

Что я вырос на лишний вершок?

 

Оторвет мне иль ноги, иль руки,

На носилках меня унесут.

И за все эти страшные муки

Крест Георгия мне поднесут…

 

Клавир марша помог записать композитор и нотоиздатель, военный капельмейстер Литовского 51-го пехотного полка Яков Богорад. Он же напечатал в симферопольской типографии сто экземпляров нот. На обложке этого первого издания изображено: молодая женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы, отряд солдат. И надпись: «Прощание славянки — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина». Впервые марш был исполнен осенью 1912 г. в Тамбове на строевом смотре 7-го западного кавалерийского полка, в котором служил Агапкин. Летом 1915 г. киевская фирма грамзаписи «Экстрафон» выпустила граммофонную пластинку с записью марша. Очень быстро стал популярен не только в России, но и за рубежом: марш стали исполнять военные оркестры в Болгарии, Германии, Австрии, Норвегии, Румынии, Франции, Швеции, Югославии и др.

 

047 – Агапкин (фото 1950-х гг.)

048-1 – Прощание славянки (исп. Оркестр комендатуры Московского кремля п/у Агапкина, запись 1945 г.)

 

Один из первых текстов на музыку Агапкина – «По неровным дорогам Галиции» (1914-1915 гг.):

 

048-2 – текст 1914-15 г.

 

По неровным дорогам Галиции,

Поднимая июльскую пыль,

Эскадроны идут вереницею,

Приминая дорожный ковыль.

 

Прощай, Россия-мать!

Уходим завтра в бой.

Идем мы защищать

Твои границы и покой!

 

Раскаленные жерла, фонтаны огня,

В наступленье идет эскадрон.

По траншеям, позициям, вражьим тылам

Раздается наш сабельный звон.

 

В годы Первой Мировой войны на музыку марша была сочинена песня «Вспоили вы нас и вскормили…»), которая дошла до нас в разных вариантах времен Гражданской войны, таких как песня Студенческого Добровольческого батальона (создан в Ростове-на Дону в 1918 г. и вошел в состав Партизанского, будущего Алексеевского полка Добровольческой армии) и «Сибирский марш» (марш Сибирской Народной армии; сформирована Омским Сибирским правительством в июне 1918 г., позднее — армии Колчака).

 

Песня Студенческого Добровольческого батальона

 

  Текст, опубликованный Виктором Александровичем Ларионовым (1897—после 1984), артиллеристом-марковцем, участником Ледового похода.     Текст, опубликованный Михаилом Николаевичем Левитовым (1893-1952), поручиком 178 пехотного полка, командир роты Корниловского полка в Первом Кубанском походе (окончил войну в чине полковника, командир 2-го Корниловского полка)  
  Вспоили вы нас и вскормили, Отчизны родные поля, И мы беззаветно любили Тебя, Святой Руси земля. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, На бой с врагом лишь путь один. Приюты наук опустели, Все студенты готовы в поход. Так за Отчизну, к великой цели Пусть каждый с верою идёт.   Мы дети отчизны великой, Мы помним заветы отцов, Погибших за край свой родимый Геройскою смертью бойцов. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, На бой с врагом лишь путь один. Приюты наук опустели, Все студенты готовы в поход. Так за Отчизну, к великой цели Пусть каждый с верою идёт.   Пусть каждый и верит, и знает, Блеснут из-за тучи лучи, И радостный день засияет, И в ножны мы вложим мечи. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, На бой с врагом лишь путь один. Приюты наук опустели, Все студенты готовы в поход. Так за Отчизну, к великой цели Пусть каждый с верою идёт.   Вспоили вы нас и вскормили, Отчизны родные поля. И мы беззаветно любили Тебя, Святой Руси земля! Мы были мечтою счастливы, Мечтою тебе посвятить Души и ума все порывы И кровью тебя оросить. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, кто Руси сын, На бой кровавый путь один, путь один.   Студенты России великой, Мы помним заветы отцов, Погибших за край наш родимый Достойною смертью бойцов. Пусть каждый верит и знает: Блеснут из-за тучи лучи, И радостный день воссияет, И в ножны мы вложим мечи. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, кто Руси сын, На бой кровавый путь один, путь один.   Вперед, вперед смелее! Приюты наук опустели, Студенты готовы в поход. Так за Отчизну, к заветной цели, Пусть каждый с верою идет. Теперь же грозный час борьбы настал, Коварный враг на нас напал, И каждому, кто Руси сын, кто Руси сын, На бой кровавый путь один, путь один.  

 

«Сибирский марш»

 

Вспоили вы нас и вскормили,

Сибири родные поля,

И мы беззаветно любили

Тебя, страна снега и льда.

Теперь же грозный час борьбы настал, настал,

Коварный враг на нас напал, напал.

И каждому, кто Руси — сын, кто Руси — сын,

На бой с врагом лишь путь один, один, один...

 

Мы жили мечтою счастливой,

Глубоко Тебя полюбив,

Благие у нас все порывы,

Но кровью Тебя обагрим.

Вперед, вперед, смелее...

Сибири поля опустели,

Добровольцы готовы в поход.

За край родимый, к заветной цели,

Пусть каждый с верою идет, идет, идет...

 

Мы знаем, то время настанет,

Блеснут из-за тучи лучи,

И радостный день засияет,

И вложим мы в ножны мечи.

Теперь же грозный час борьбы настал, настал,

Борьбы за честь, борьбы за светлый идеал,

И каждому, кто Руси — сын, кто Руси — сын,

На бой кровавый путь один, лишь путь один...

 

Широко распространен миф о якобы полном запрете марша в СССР, запрете на исполнение его во время Великой Отечественной Войны, и, наконец, миф о том, что впервые в СССР марш прозвучал в фильме «Летят журавли» (1957 г., реж. Михаил Калатозов). Однако сохранились запись 1944 г. (Военно-духовой оркестр п/у И.В.Петрова) и запись 1945 гг. (оркестр Комендатуры Московского Кремля п/у В.Агапкина), которые опровергают этот миф. Добавлю, что на параде, 7 ноября 1941 г. на Красной площади в Москве, сводным военным оркестром дирижировал именно Василий Иванович Агапкин, и, по воспоминаниям очевидцев, марш «Прощание славянки» во время парада исполнялся.

 

Тексты на мелодию марша «Прощание славянки» писали многие авторы. Каноничным считается текст, написанный в 1965 г. участником ансамбля песни и пляски Дальневосточного военного округа А.Федотовым (при участии Ю.Леднева):

 

049 – Прощание славянки (запись 1970-х гг.)

 

Этот марш не смолкал на перронах,

Когда враг заслонял горизонт.

С ним отцов наших в дымных вагонах

Поезда увозили на фронт.

Он Москву отстоял в сорок первом,

В сорок пятом — шагал на Берлин,

Он с солдатом прошёл до Победы

По дорогам нелёгких годин.

|:И если в поход

Страна позовёт

За край наш родной

Мы все пойдём в священный бой!:|

В священный бой!!!

 

Шумят в полях хлеба.

Шагает Отчизна моя

|:К высотам счастья,

Сквозь все ненастья —

Дорогой мира и труда:|

 

И если в поход

Страна позовёт

За край наш родной

Мы все пойдём в священный бой!

В священный бой!!!

 

Текст В. Лазарева (1984)

 

Первоначальный авторский текст:

 

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,

И ловлю я родное дыхание,

А вдали уже дышит гроза.

 

Дрогнул воздух туманный и синий,

И тревога коснулась висков,

И зовет нас на подвиг Россия,

Веет ветром от шага полков.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Летят, летят года,

Уходят во мглу поезда,

А в них солдаты.

И в небе темном

Горит сочувствия звезда.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Лес да степь, да в степи полустанки.

Повороты родимой земли.

И, как птица, прощанье славянки

Все летит и рыдает вдали.

Овевает нас Божие Слово,

Мы на этой земле не одни

И за братьев, за веру Христову

Отдавали мы жизни свои.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Не все из нас придут назад.

 

Летят, летят года,

А песня? ты с нами всегда:

Тебя мы помним,

И в небе темном

Горит сочувствия звезда.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Дай Бог вернуться нам назад.

 

ВАРИАНТ 1

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,

И ловлю я родное дыхание,

А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух, туманный и синий,

И тревога коснулась висков,

И зовет нас на подвиг Россия,

Веет ветром от шага полков.

 

Припев:

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

Летят, летят года,

Уходят во мглу поезда,

А в них - солдаты.

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

А в них - солдаты,

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Не все из нас придут назад...

Лес да степь, да в степи - полустанки.

Свет вечерней и новой зари -

Все пройдет, но "Прощанье славянки",

Ты гори в моем сердце, гори!

Нет, не будет душа безучастна -

Справедливости светят огни.

За любовь, за славянское братство

Отдавали мы жизни свои.

 

Вариант 1:

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,

И ловлю я родное дыхание,

А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий,

И тревога коснулась висков,

И зовёт нас на подвиг Россия,

Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай…

 

Летят-летят года,

Уходят во мглу поезда,

|:А в них — солдаты.

И в небе тёмном

Горит солдатская звезда:|

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай…

 

Лес да степь, да в степи полустанки.

Свет вечерней и новой зари —

Не забудь же прощанье Славянки,

Сокровенно в душе повтори!

Нет, не будет душа безучастна —

Справедливости светят огни…

За любовь, за великое братство

Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай…

 

Летят-летят года,

Уходят во мглу поезда,

|:А в них — солдаты.

И в небе тёмном

Горит солдатская звезда:|

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай…

 

Вариант 2:

Наступает минута прощания,

Ты глядишь мне тревожно в глаза,

И ловлю я родное дыхание,

А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий,

И тревога коснулась висков,

И зовет нас на подвиг Россия,

Веет ветром от шага полков.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Летят-летят года,

Уходят во мглу поезда,

А в них - солдаты,

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

А в них - солдаты,

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Лес да степь, да в степи полустанки.

Свет вечерней и новой зари -

Не забудь же прощанье Славянки,

Сокровенно в душе повтори!

Нет, не будет душа безучастна -

Справедливости светят огни...

За любовь, за великое братство

Отдавали мы жизни свои.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Летят-летят года,

А песня - ты с нами всегда:

Тебя мы помним,

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

Тебя мы помним,

И в небе темном

Горит солдатская звезда.

 

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Прости-прощай, прости-прощай...

 

Особое место среди существующих вариантов песни на музыку Агапкина занимает версия из репертуара Жанны Бичевской.

 

050-1 – Бичевская

050-2 – Прощание славянки (исп. Бичевская)

 

Много песен мы в сердце сложили,

Воспевая родные края,

Беззаветно тебя мы любили,

Святорусская наша земля.

Высоко ты главу поднимала,

Словно солнце, твой лик воссиял,

Но ты жертвою подлости стала

Тех, кто предал тебя и продал.

И снова в поход труба нас зовёт.

Мы все встанем в строй

И все пойдем в священный бой.

Встань за Веру, Русская земля!

 

Ждут победы России Святые,

Отзовись, православная рать!

Где Илья твой и где твой Добрыня?

Сыновей кличет Родина-мать.

Под хоругви мы встанем все смело

Крестным ходом с молитвой пойдём,

За Российское правое дело

Кровь мы русскую честно прольём.

И снова в поход труба нас зовёт.

Мы все встанем в строй

И все пойдем в священный бой.

Встань за Веру, Русская земля!

 

Все мы — дети Великой Державы,

Все мы помним заветы отцов,

Ради родины, чести и славы

Не жалей ни себя, ни врагов.

Встань, Россия, из вражского плена.

Дух победы зовёт, в бой пора!

Подними боевые знамена

Ради Веры, Любви и Добра.

И снова в поход труба нас зовёт.

Мы все встанем в строй

И все пойдем в священный бой.

Встань за Веру, Русская земля!

 

Этот текст необоснованно относят к периоду Первой Мировой либо Гражданской войн (сведения восходит к самой исполнительнице, вообще склонной мифологизировать исполняемые ею песни). На самом деле текст написан в 1990-е годы (с использованием элементов песни Студенческого Добровольческого батальона), а автор текста – актер Иркутского театра народной драмы Андрей Викторович Мингалев.

 

Один из лучших текстов, написанных на музыку «Прощания славянки», принадлежит Александру Аркадьевичу Галичу (1919-1977). Запись авторского исполнения сделана в Швеции уже после изгнания Галича из СССР.

 

051 – Галич

052 – Прощание славянки (исп. Галич)

 

Снова даль предо мной неоглядная,

Ширь степная и неба лазурь.

Не грусти ж ты, моя ненаглядная,

И бровей своих темных не хмурь!

Вперед, за взводом взвод,

Труба боевая зовет!

Пришёл из Ставки

Приказ к отправке -

И, значит, нам пора в поход!

 

В утро дымное, в сумерки ранние,

Под смешки и под пушечный бах

Уходили мы в бой и в изгнание

С этим маршем на пыльных губах.

Вперед, за взводом взвод,

Труба боевая зовет!

Пришёл из Ставки

Приказ к отправке -

И, значит, нам пора в поход!

 

Не грустите ж о нас, наши милые,

Там, далеко, в родимом краю!

Мы все те же - домашние, мирные,

Хоть шагаем в солдатском строю.

Вперед, за взводом взвод,

Труба боевая зовет!

Пришёл из Ставки

Приказ к отправке -

И, значит, нам пора в поход!

 

Будут зори сменяться закатами,

Будет солнце катиться в зенит.

Умирать нам, солдатам - солдатами,

Воскресать нам - одетым в гранит.

Вперед, за взводом взвод,

Труба боевая зовет!

Пришёл из Ставки

Приказ к отправке -

И, значит, нам пора в поход!

5-2-1. «Rozszumiały się wierzby placzące»

В 1937 году польский поэт и школьный учитель музыки Роман Шлензак (1909-1968) написал на музыку Агапкина солдатскую песня «Rozszumiały się brzozy placzące» («Расшумелись плачущие березы»).

 

Rozszumiały się brzozy placzące,
Rozpłakała się dziewczyna w głos,
W góre oczy podniosła placzące,
Na żolnierza, na twardy jego los.

Do tańca grają nam
Granaty, wisów szczęk,
Śmierć kosi niby łan,
Lecz my nie wiemy, co to lęk…


Pokochałas jak każda dziewczyna
Lecz pokochać żolnierza jest żle.
Rusza w pochód znów nasza drużyna,
Żegnaj i zapomnij dziewczyno mnie.

Do tańca grają nam
Granaty, wisów szczęk,
Śmierć kosi niby łan,
Lecz my nie wiemy, co to lęk…

 

Около 1943 г., после изменений в тексте, сделанных неизвестным соавтором, эта песня стала популярнейшим маршем польского Сопротивления (Армия Крайова) – «Rozszumiały się wierzby placzące» («Расшумелись печальные вербы» / «Печальные вербы»).

 

053-1. Rozszumiały się wierzby płaczące

 

Rozszumiały się wierzby płaczące,
Rozpłakała się dziewczyna w głos,
Od łez oczy podniosła błyszczące
Na żołnierski, na twardy życia los.

Nie szumcie, wierzby, nam,
Z żalu, co serce rwie,
Nie płacz, dziewczyno ma,
Bo w partyzantce nie jest źle.
Do tańca grają nam
Granaty, wisów szczęk,
Śmierć kosi niby łan,
Lecz my nie wiemy, co to lęk.


Błoto, deszcz czy słoneczna spiekota,
Wszędzie słychać miarowy, równy krok,
To maszeruje leśna piechota,
Śmech na ustach, swobody twardy wzrok.

Nie szumcie, wierzby, nam,
Z żalu, co serce rwie,
Nie płacz, dziewczyno ma,
Bo w partyzantce nie jest źle.
Do tańca grają nam
Granaty, wisów szczęk,
Śmierć kosi niby łan,
Lecz my nie wiemy, co to lęk.


I choć droga się nasza nie kończy,
Choć nie wiemy, gdzie wędrówki kres,
Ale pewni jesteśmy zwycięstwa,
Bo przelano już tyle krwi i łez.

Nie szumcie, wierzby, nam,
Z żalu, co serce rwie,
Nie płacz, dziewczyno ma,
Bo w partyzantce nie jest źle.
Do tańca grają nam
Granaty, wisów szczęk,
Śmierć kosi niby łan,
Lecz my nie wiemy, co to lęk.

 

Подстрочник:

 

Расшумелись печальные вербы,

Расплакалась девушка в голос,

От слез очи подняла блестящие,

На солдатскую, на суровую жизни судьбу.

Не шумите, вербы, нам,

Грустью, что сердце рвет,

Не плачь, девушка моя,

В партизанах не так плохо.

К танцу играют нам

Гранаты, пистолетов лай,

Смерть косит, как поле,

Но мы не знаем, что такое страх.

 

Грязь, дождь или солнечная жара,

Всюду слышно мерный, ровный шаг,

Это марширует лесная пехота,

Смех на устах, свободы твердый взор.

Не шумите, вербы, нам,

Грустью, что сердце рвет,

Не плачь, девушка моя,

В партизанах не так плохо.

К танцу играют нам

Гранаты, пистолетов лай,

Смерть косит, как поле,

Но мы не знаем, что такое страх.

 

И хотя дорога наша не кончается,

Хоть не знаем, где странствию конец,

Но уверены мы в победе,

Ведь пролито уже ивы крови и слез.

Не шумите, вербы, нам,

Грустью, что сердце рвет,

Не плачь, девушка моя,

В партизанах не так плохо.

К танцу играют нам

Гранаты, пистолетов лай,

Смерть косит, как поле,

Но мы не знаем, что такое страх.

 

Перевод А.А.Александрова:

 

Расшумелися вербы плакучие

И дивчина рыдает навзрыд,

От слёз очи подняла блескучие

На солдатский суровый наш быт.

Не шумите вербы нам —

Жалость сердце рвёт,

Не плачь, девушка моя, —

Партизан живёт.

Ну а к танцу грает там

Пистолетный лай,

Да гранатой смерть косит —

Страх неведом нам.

 

Грязь и дождь, и жара полудённая,

Слышен ровный и мерный наш шаг,

То лесная пехота свободная —

Твёрдый взор, тихий смех на устах.

Не шумите вербы нам —

Жалость сердце рвёт,

Не плачь, девушка моя, —

Партизан живёт.

Ну а к танцу грает там

Пистолетный лай,

Да гранатой смерть косит —

Страх неведом нам.

 

Хоть дорога для нас не измерена,

Хоть не знаем скитаньям конец,

Но в победе - в победе уверены, —

Слёзы, кровь да ивовый венец.

Не шумите вербы нам —

Жалость сердце рвёт,

Не плачь, девушка моя, —

Партизан живёт.

Ну а к танцу грает там

Пистолетный лай,

Да гранатой смерть косит —

Страх неведом нам.

 

Верба, или ива (Лев. XXIII, 40, Пс. CXXXVI, 2, Исх. XLIV, 4, Иез. XVII, 5 и др.) — хорошо известное дерево, растущее на сырой почве и при источниках вод. Красивый вид растения, известный нам под названием ивы плакучей, с поникшими ветвями называется иначе Вавилонской вербой/ивой, и об этом-то роде вербы упоминается в псалме 136: «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы». В другом месте Свящ. Писания ветви вербы называются агновы ветви от потока, т. е. речные вербы (Лев. XXIII, 40). Вербы употреблялись израильтянами в праздник Кущей. Берега. Так как верба не растет на берегах Евфрата, предполагают, что дерево, означенное под этим наименованием в пс. CXXXII, было из рода тополей или осокорей, обильно растущих по берегам реки и известных у арабов под названием al-gharab.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.108.188 (0.092 с.)