ТОП 10:

Проблема классификации наук. Специфика социогуманитарного познания



Если смотреть историческую развёртку: Наука возникает в 17-18 вв. как естествознание. К середине 19 в. претерпевает дифференциацию по предметной области.

Наука как таковая, как целостное развивающееся формообразование, включает в себя ряд частных наук, которые подразделяются в свою очередь на множество научных дисциплин. Выявление структуры науки в этом ее аспекте ставит проблему классификации наук- раскрытие их взаимосвязи на основании определенных принципов и критериев и выражение их связи в виде логически обоснованного расположения в определенный ряд («структурный срез»).

Одна из первых попыток Аристотель. Все знание- а оно в античности совпадало с философией -- в зависимости от сферы его применения он разделил на три группы: теоретическое, где познание ведется ради него самого; практическое, которое дает руководящие идеи для поведения человека; творческое, где познание осуществляется для достижения чего-либо прекрасного. Теоретическое знание Аристотель в свою очередь разделил (по его предмету) на три части: а) «первая философия» (впоследствии «метафизика» -- наука о высших началах и первых причинах всего существующего, не доступных для органов чувств и постигаемых умозрительно); б) математика; в) физика, которая изучает различные состояния тел в природе. Созданную им формальную логику Аристотель не отождествлял с философией или с ее разделами, а считал «органоном» (орудием) всякого познания.

В период возникновения науки как целостного социокультурного феномена (XVI--XVII вв.) Ф. Бэкон. В зависимости от познавательных способностей человека (таких как память, рассудок и воображение) он разделил науки на три большие группы: а) история как описание фактов, в том числе естественная и гражданская; б) теоретические науки, или «философия» в широком смысле слова; в) поэзия, литература, искусство вообще. В составе «философии» в широком смысле слова Бэкон выделил «первую философию» (или собственно философию), которую в свою очередь подразделил на «естественную теологию», «антропологию» и «философию природы». Антропология разделяется на собственно «философию человека» (куда входят психология, логика, теория познания и этика) и на «гражданскую философию» (т. е. политику). При этом Бэкон считал, что науки, изучающие мышление (логика, диалектика, теория познания и риторика), являются ключом ко всем остальным наукам, ибо они содержат в себе «умственные орудия», которые дают разуму указания и предостерегают его от заблуждений («идолов»).

Гегель. Положив в основу принцип развития, иерархии форм знания, он свою философскую систему разделил на три крупных раздела, соответствующих основным этапам развития Абсолютной Идеи («мирового духа»): 1. Логика, которая совпадает у Гегеля с диалектикой и теорией познания и включает три учения: о бытии, о сущности, о понятии. 2. Философия природы. 3. Философия духа. Философия природы подразделялась далее на механику, физику (включающую и изучение химических процессов) и органическую физику, которая последовательно рассматривает геологическую природу, растительную природу и животный организм.

Ф. Энгельс качестве главного критерия деления наук взял формы движения материи в природе. В соответствии с этим критерием Энгельс расположил науки в следующий субординационный ряд: механика - физика - химия - биология. При этом он показал, что последовательность форм движения соответствует последовательности ступеней развития самой природы в целом. Классификация наук, данная Энгельсом, не потеряла своей актуальности и по сей день.

В. И. Вернадский. В зависимости от характера изучаемых объектов он выделял два рода (типа) наук: 1) науки, объекты (законы) которых охватывают всю реальность -- как нашу планету и ее биосферу, так и космические просторы.; 2) науки, объекты (и законы) которых свойственны и характерны только для нашей Земли. В ноосфере (сфере разума), таким образом, проявляется влияния двух областей человеческого ума: наук, общих для всей реальности (физика, астрономия, химия, математика), и наук о Земле (науки биологические, геологические и гуманитарные)». Логика занимает особое положение, поскольку, будучи неразрывно связанной с человеческой мыслью, она одинаково охватывает все науки -- и гуманитарные, и естественно-математические.

Что касается классификаций современных наук, то они проводятся по самым различным основаниям (критериям). По предмету и методу познания можно выделить науки о природе -- естествознание, об обществе -- обществознание (гуманитарные, социальные науки) и о самом познании, мышлении (логика, гносеология, эпистемология и др.). Отдельную группу составляют технические науки. Очень своеобразной наукой является современная математика. По мнению некоторых ученых, она не относится к естественным наукам, но является важнейшем элементом их мышления.

По своей «удаленности» от практики науки можно разделить на два крупных типа: фундаментальные, которые выясняют основные законы и принципы реального мира и где нет прямой ориентации на практику, и прикладные -- непосредственное применение результатов научного познания для решения конкретных производственных и социально-практических проблем, опираясь на закономерности, установленные фундаментальными науками. Вместе с тем границы между отдельными науками и научными дисциплинами условны и подвижны.

Гуманитарные науки также подразделяются внутри себя: история, археология, экономическая теория, политология, культурология, экономическая география, социология, искусствоведение и т. п. Как бы ни подразделялись науки, «но наука одна, и едина, ибо, хотя количество наук постоянно растет, создаются новые, -- они все связаны в единое научное построение и не могут логически противоречить одна другой».

Проблема специфики социально-гуманитарного познания является предметом активного философского осмысления с конца XIX – начала XX вв. Это обусловлено как бурным развитием различных сфер социально-гуманитарного познания, конституированием в этот период новых научных дисциплин (например, социологии в середине XIX в.), так и тем фактом, что стандарты классической рациональности, идеалы научности, отражавшие динамику естественных и точных наук в эпоху Нового времени, не были релевантны предметной области и методологическим стратегиям наук о духе.

По сути, гносеологическая рефлексия социально-гуманитарных наук развивалась в русле двух проектов: естественно-научного и собственно гуманитарного. В рамках первого проекта методологические стандарты естественных наук становятся эталоном для социально-гуманитарных. Речь идет и об уподоблении предметных областей социальной и индивидуальной реальности природной (бихевиоризм в психологии; позитивизм, органицизм, эволюционизм в социологии, эволюционной эпистемологии; географический детерминизм в истории, демографический детерминизм в экономической теории и т.д.). Как следствие – возникновение новых «измов», но уже в области социального познания – позитивизм О.Конта, социологизм Э.Дюркгейма, экономизм Е.Дюринга и др. Данные течения отмечали специфику предметной области соответствующих научных дисциплин, ее несводимость к природной реальности, настаивая однако при этом, что в социальной сфере существуют свои собственные законы, отличные от природных, которые могут быть познаны объективно и способны дать объяснение социальным явлениям и процессам. Наряду с предметными областями, проводятся также аналогии исследовательских методов естественных и социогуманитарных дисциплин: подчинение воображения наблюдению как основной принцип социального познания (О.Конт), математизация социологии, психологии, лингвистики и др., структурный и функциональный анализ социальных систем, текстов и т.д. Эти тенденции прослеживаются и в настоящее время. Важнейшие модели и принципы теории органической эволюции стали основой возникшей в середине XX в. эволюционной эпистемологии (К.Лоренц, Д.Кэмпбелл, К.Поппер и др.), которая «исследует познание как момент эволюции живой природы и ее продукт» [5, с.18]. Основные принципы кибернетики, а также идеи чилийских биологов У. Матураны и Ф. Варелы легли в основу социологической концепции Н.Лумана, рассматривающего общество в контексте парадигмы «автопоэзиса» (самовоспроизводства).

Собственно гуманитарный гносеологический проект исходит из идеи кардинального различия принципов естественно-научного и социально-гуманитарного познания. Основы данного подхода были заложены философией жизни (В.Дильтей, Ф.Ницше, Г.Зиммель, А.Бергсон, О.Шпенглер), понимающей социологией (М.Вебер), неокантианством баденской школы (В.Виндельбанд, Г.Риккерт), феноменологической (Э.Гуссерль) и герменевтической традициями (Ф.Шлейермахер, Г.-Г.Гадамер, П.Рикер) . В настоящее время специфика социогуманитарного дискурса и его значимость в современном мире актуализируется в постмодернизме (Ж.Батай, Ж.Деррида, М.Фуко, Ж.Делез, Ф.Гваттари и др.), в коммуникативной традиции современной философии (К.-О.Апель, Ю.Хабермас, В.Кульманн, Р.Мюнх).

В целом специфику сферы социогуманитарного познания определяют следующие аспекты:

1. Специфика субъект-объектных отношений. Предметом исследования являются культура, история, общество, личность, т.е. совокупность субъектов. Таким образом, классическая естественно-научная субъект-объектная схема познавательного процесса трансформируется в субъект-субъектную. Характерная черта -невозможность исследователя занять позицию внешнего наблюдателя по отношению к предмету исследования, т.к. он неизбежно включен в него. Г.Риккерт определяет предмет наук о духе как культуру, то, что в отличие от природных объектов произведено человеком, имеет для него ценностную значимость. Характеризуя науки о духе, Э.Гуссерль отмечает: Предмет их теоретического интереса – люди как личности, их личностная жизнь и деятельность и, соответственно, ее продукты. Согласно М.М. Бахтину, предметом гуманитарных наук служит человек в многообразных формах своей деятельности предстает опосредованно, через культурные феномены, реализует себя в определенных текстах.

2. Историчность предмета исследования. В. Дильтей противопоставляет миру природы мир истории как способ бытия человека. Согласно Г.Риккерту, исследование изолированных индивидов невозможно, они часть целого (общества) в его историческом развитии.

3. Методологические приоритеты. Специфика предмета исследования социально-гуманитарных наук обусловливает с необходимостью возникновение отличных от естественно-научных методологических стандартов. Методу объяснения наук о природе, направленному на постижение законов развития изучаемого объекта на пути восхождения от частного к общему, противопоставляется метод понимания как непосредственного постижения духовной целостности жизни в ее индивидуальных проявлениях и ценностной обусловленности. В.Дильтей противопоставляет объяснению природы понимание живой человеческой души. При этом формой понимания собственного внутреннего мира будет выступать интроспекция (самонаблюдение), а формой понимания чужого – эмпатия (вчувствование). Данная ориентация находит выражение в конкретных дисциплинах социально-гуманитарного цикла, так, в социологии она проявляется в разработке качественных методов исследования (кейс-стади (описание, анализ конкретных ситуаций), биографический метод, соучаствующее наблюдение, глубинное интервью и др.). Рассматривая в качестве объекта исследования социогуманитарных наук индивидуализированные явления культуры, Г.Риккерт в качестве метода наук о культуре называл идеографический (индивидуализирующий). Его сущность состоит в «описании особенностей существенных исторических фактов, а не их генерализации (построение общих понятий)», как в естествознании. Универсальность, всеобщность социально-гуманитарного познания признается в данном контексте невозможной в силу неповторимости его объектов.

4. Ценностная обусловленность. Данная особенность представляется значимой в отношении как объекта, так и метода социального познания. Включенность субъекта в объект социогуманитарного познания определяет его аксиологическую детерминацию. В целом, по мнению В.П.Кохановского, оно может быть охарактеризовано как ценностно-смысловое освоение и воспроизведение человеческого бытия. В качестве ключевого методологического принципа наук о культуре неокантианцы рассматривают принцип «отнесения к ценностям». Г.Риккерт противопоставляет миру действительности мир ценностей, имеющих определенную значимость, при этом ценности понимаются как некие надысторические духовно-культурные образования. М.Вебер, разделяя принцип «отнесения к ценностям», рассматривает ценности как исторические образования, некие «интересы эпохи». Однако данный методологический принцип дополняется Вебером еще одним – так называемым принципом «свободы от оценок». В отличие от ценностей, имеющих объективный характер (в рамках определенного исторического периода), оценки выражают субъективную исследовательскую позицию (одобрение – неодобрение, симпатия – антипатия) и не могут иметь подлинной научной значимости.

Данные особенности порождают проблему принципов и механизмов формирования парадигм социально-гуманитарного познания. Процесс формирования научных парадигм (мы используем термин, введенный в обиход современной эпистемологии и философии науки Т. Куном) в научном познании труден и неоднороден, и особую роль здесь играет то, о какой форме научного знания (познания) идет речь (социального или естественно-научного).

Постпозитивизм и критический рационализм в лице К. Поппера, Т.Куна, И.Лакатоса, П. Фейерабенда основной упор делают на механизмах формирования естественно-научного знания. Исходным положением доктрины постпозитивизма считается стремление исследовать научное знание в его динамике, выявить формы развития знания, что дало возможность философии науки получить неожиданные результаты, в отличие от неопозитивизма, который акцентировал внимание на анализе структуры науки. Историки науки предлагали в качестве функционирующей структурной единицы науки рассматривать теорию (К. Поппер), научно-исследовательскую программу (И. Лакатос), парадигму (Т. Кун).

Анализируя теорию как структурную единицу науки, К.Поппер предлагает в качестве критерия демаркации научных теорий фальсификационизм. Согласно принципу фальсифицируемости, научная теория должна допускать эмпирическое опровержение. Механизм развития научного знания у Поппера - это последовательная смена теорий путем их фальсификации, причем фальсифицированная теория элиминируется окончательно, ее реабилитация невозможна.

Фальсификационизм К.Поппера послужил отправной точкой концепции И.Лакатоса- идеи утонченного фальсификационизма. Лакатос единицей анализа научного знания считает не отдельную теорию, а последовательность теорий; именно ряд или последовательность теорий, а не одна изолированная теория, оценивается с точки зрения научности или ненаучности. Новая теория должна иметь добавочное эмпирическое содержание и некоторая часть этого добавочного содержания должна быть верифицирована. В отличие от концепции Поппера, у Лакатоса фальсификация не предшествует лучшей теории: Фальсификация является не просто отношением между теорией и эмпирическим базисом, но многоплановым отношением между соперничающими теориями, исходным «эмпирическим базисом» и эмпирическим ростом, являющимся результатом этого соперничества. Тогда можно сказать, что фальсификация имеет «исторический характер».

В отличие от нормативности Лакатоса, познавательная деятельность, по Т. Куну, хаотична и регулируется социальными факторами. Наибольший резонанс в ученом мире имела работа Т. Куна «Структура научных революций», которая весьма ощутимо поколебала веру в однозначную абсолютную научную истину. Исследуя проблему научных революций, Т. Кун ввел термин «парадигма»: «Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений». Таким образом, парадигма Т. Куна в содержательном плане имеет два аспекта. Во-первых, правила и стандарты научной практики (общность установок и видимая согласованность ученых) и, во-вторых, собственно эмпирико-теоретическое поле исследования. Модель развития научного знания Т.Куна ориентирована на логику развития естественных наук, что же касается социально-гуманитарного познания, то сам Кун отмечает, что «остается полностью открытым вопрос, имеются ли такие парадигмы в каких-либо разделах социологии».

Американский философ и методолог науки П.Фейерабенд не использует понятие парадигмы как надличностного явления, указывая на скованность ученого определенными рамками, которые могут быть выражены в понятии научной традиции как системы определенной логики, определенных правил, принципов, методов научного познания, в рамках которой действует ученый. Он выдвинул концепцию, называемую им эпистемологическим анархизмом: Анархистская концепция науки раскрывается в двух аспектах: во-первых, как анархизм или плюрализм внутри самой науки; во-вторых, плюрализм идеологий, мировоззрений в обществе, где наука есть всего лишь одна из форм идеологии, мировоззрения.

Ключевым методологическим принципом научного познания является принцип «допустимо все». Опираясь на разработанное Поппером и Лакатосом утверждение о том, что при столкновении научной теории с некоторым фактом для ее опровержения нужна еще одна теория, которая будет придавать этому факту значение опровергающего свидетельства, Фейерабенед выдвинул принцип пролиферации теорий (размножения разнообразия взаимоисключающих гипотез и теорий): ученые должны стремиться сохранять, развивать или создавать теории, несовместимые с существующими и признанными теориями. Опираясь на положения Фейерабенда о сосуществовании альтернативных теорий и силе их воздействия как критической способности, можно выдвинуть тезис о том, что Фейерабенд выступает как разрушитель «научных традиций», которые делают мышление ученого стереотипным, а достижение истинного знания маловероятным. Таким образом, традиция рассматривается как консерватор науки, и плюрализм Фейерабенда – средство избежать этого.

Деятельность ученого не может быть подчинена никаким строгим рациональным или эмпирическим нормам. Наука с жесткими принципами рационализма и эмпиризма тяготеет к своей ограниченности, закрытости: она как саморазвивающаяся система способна к «жизни» при условии ее открытости, при соблюдении которого действие второго начала термодинамики не будет приводить к уничтожению всей системы.

Фейерабенд как представитель антисциентизма утверждает, что положение науки в современном обществе возведено в ранг идеологии. В свою очередь, «принятие или непринятие той или иной идеологии следует предоставлять самому индивиду. Подобная методологическая установка в наибольшей степени согласуется со спецификой социально-гуманитарного познания, которое по природе своей мультипарадигмально, не поддается генерализации, предполагает наличие множества сосуществующих теорий и уровней научного познания.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.55.168 (0.008 с.)