ТОП 10:

Генезис науки и ее историческое развитие. Особенности классической, неклассической и постнеклассической науки



Проблема начала науки. Анализ практически необозримой литературы, посвященной науковедческой проблематике, позволяет сделать обоснованный вывод о том, что по вопросу генезиса науки как уникального компонента культуры и особого типа духовно-познавательной деятельности нет единой и общепринятой точки зрения. Среди обилия подходов и интерпретаций можно вычленить четыре наиболее распространенные точки зрения по вопросу о том, когда и в каких социокультурных условиях впервые возникает наука.

Наука возникает на первичных стадиях антропо- и социогенеза и оформляется как важный социокультурный итог развития познавательных способностей первобытного человека в структуре традиционных цивилизаций Египта, Китая, Индии, Месопотамии и других регионов Древнего мира. Эта точка зрения была сформулирована в рамках позитивистской историографии науки и получила свое развитие в сочинениях О. Конта, Г. Спенсера, В. Кузена, Ж. Гарнье и других философов-позитивистов. Основу такой позиции составляет отождествление науки с обыденным знанием и любыми формами опыта, обслуживающими потребности первичных форм практики традиционных обществ. Например, Г. Спенсер в работе «Происхождение науки» отмечал, что исходным пунктом науки выступает ум «взрослого дикаря».

Согласно второй точке зрения, разделяемой многими зарубежными и отечественными учеными (Дж. Бернал, Б. Рассел, П. Гайденко, И. Д. Рожанский и др.), первые научные программы возникают в контексте античной культуры и являются результатом той величайшей духовной революции, которая завершилась становлением принципов и стандартов теоретического мышления в древнегреческой цивилизации.

Существует мнение, согласно которому основные предпосылки формирования науки как специфической формы познания, соединяющей в себе культуру абстрактно-теоретического мышления и начатки экспериментально-практической деятельности субъекта, направленной на реальное изменение свойств и качеств познаваемых явлений, складываются в XII–XIV веках, т. е. в эпоху позднего средневековья в Западной Европе.

Наиболее популярной и широко распространенной точкой зрения по вопросу о генезисе и первичной социализации науки является концепция ее возникновения в эпоху Нового времени в результате великой интеллектуальной революции XVI–XVII веков, которая завершилась созданием классической механики и конституированием первичных форм институализации науки. Именно в этот период осуществляется кардинальный переворот в представлениях о целях и методах познания природы, формируется особый способ научного мышления, соединяющий в себе принципы математического описания явлений действительности и требования их экспериментальной проверки.

Различные типы и формы протонаучного знания замещаются собственно наукой, ориентирующейся на продуцирование новых знаний о естественных явлениях и процессах в форме их идеализированного описания, причинно-следственного объяснения и последующего предсказания возможных будущих их состояний. А. Уайтхед отмечал: «Современная наука рождена в Европе, но дом ее — весь мир».

Конечно, существуют и другие подходы к решению вопроса о когнитивных и социокультурных предпосылках генезиса науки на различных стадиях исторического процесса. Нередко под наукой понимают не всю возможную совокупность знаний и познавательных действий, направленных на их генерацию, а лишь отдельные сферы или отрасли знания как интегральной целостности. И тогда приходят к выводам о том, что в эпоху античности впервые возникает математика как особый тип научного знания. В Новое время оформляется естествознание, которое впоследствии дифференцируется на отдельные дисциплины, изучающие природу соответственно их предметным областям и логико-методологическим нормативам. В середине XIX столетия появляются социальные науки и конституируется особая область научной компетенции, распространяемой на сферу общественных явлений и социокультурных реалий.

Однако в философии науки важно ответить на вопрос о генезисе научного познания не столько в аспекте рассмотрения его различных, в том числе и дисциплинарно-организованных форм и видов, сколько в плане решения данной проблемы применительно к науке в целом, отличая ее от других формообразований культуры и типов познавательной деятельности.

С этой целью необходимо сформулировать некое эталонное представление о науке, которое должно быть использовано как своеобразный эпистемологический образец для реальной оценки всех познавательных феноменов, которые возникли на различных этапах исторического процесса и оформились в структурах протонаучного или философского знания в традиционных цивилизациях Востока и Запада.

С определенной долей условности за основу такого эталона науки как специфической формы духовно-познавательной деятельности и особого типа знания может быть взята модель, предложенная И. Д. Рожанским. Имеет смысл выделить в ней несколько базовых характеристик, специфицирующих собственно научное познание.

1. Одним из определяющих признаков науки является наличие особого рода познавательной деятельности, предпринимаемой с целью произвести новое знание. Очевидно, что такая деятельность может появиться только в тех типах общества и культуры, где реализуются первичные формы разделения труда, где материальное и духовное производство оформляются в рамках дифференцированных социальных условий и структур. Появление группы людей, которые имеют резерв свободного времени (досуг) и используют его для осуществления целенаправленной и систематической познавательной деятельности, выступает одним из решающих условий становления научного познания и оформления его инфраструктуры. В качестве необходимых элементов такой инфраструктуры используются разнообразные формы и методы обучения, трансляции знаний, средства познания, а также социальной оценки его результатов и т. д. Соответственно, в тех обществах, где отсутствуют эти атрибутивные для науки условия и предпосылки, не может возникнуть и социально конституироваться научное познание.

Важнейшим признаком науки является реализация в ней таких познавательных действий, которые не сводятся к разработке форм рецептурного знания, призванного удовлетворять утилитарные потребности общества и обеспечивать успешное выполнение задач актуальной практической деятельности. Науке должна быть свойственна интенция к реализации чисто познавательного интереса личности и к обоснованию таких форм знания, в которых выражается теоретическая сущность исследуемых явлений и процессов, постигается их истина, не зависящая ни от человека, ни от социальных установок.

Чтобы быть научным, познание должно быть рациональным, т. е. использовать возможности человеческого интеллекта и исключать магические, мифологические и иные иррациональные представления, основанные на вере в сверхъестественное бытие и не подверженные суду человеческого разума.

Суммарная совокупность эмпирических знаний, призванных обслуживать непосредственные практические нужды, еще не образует науки. Научное знание должно быть доказано и обосновано посредством использования соответствующих логико-методологических стандартов познавательной деятельности и системной организации ее результатов.

Таковы важнейшие требования к эталонной модели науки. Аппликация этой модели на конкретно-исторические версии познавательной деятельности, возникающие на различных этапах истории и в различных социокультурных системах, позволяет более обоснованно ответить на вопросы: когда и где происходит становление собственно науки и каким образом она отделяется от различных формообразований преднауки или протонаучного знания?

Классический, неклассический и постнеклассический этапы в развитии науки. Под классической наукой обычно понимают определенный этап в ее функционировании и развитии, для которого характерно господство объектного и жестко детерминистического стиля исследования, господствовавшего в науке начиная с XVII и вплоть до конца XIX — начала XX столетия. Истоки классической новоевропейской науки, как правило, связывают с именами Г. Галилея, И. Ньютона, Г. Лейбница, Р. Декарта и других выдающихся ученых и мыслителей. Их усилиями была разработана механическая картина мира, в основе которой лежала системно обоснованная Ньютоном классическая механика как исторически первая научная теория.

Механическая картина мира основывалась на принципиальном исключении субъекта познания (и всего того, что связано с субъективно-личностными аспектами познавательной деятельности) из совокупной системы знания, форм его философского осмысления и интерпретации. В результате изучаемые явления природы рассматривались как не связанные между собой, неизменные и неразвивающиеся объекты, перемещающиеся в пространстве под воздействием механических сил. На протяжении трех столетий эта картина мира осуществляла экспансию в различные предметные области, расширяя ареал объяснительных возможностей классической парадигмы научного познания. Так, известный шведский ученый-натуралист К. Линней разрабатывает классификацию форм и видов животного мира на основе использования принципов механистической методологии. Его знаменитое сочинение «Система природы», в котором обоснована бинарная классификация видов растений и животных, написано под очевидным влиянием классической механики.

На рубеже XVIII–XIX столетий наука начинает активно использоваться в производстве, определяя его бурный прогресс от форм мануфактурной организации к машинной индустрии. Начинают формироваться технические науки, которые впоследствии стали выступать связующим элементом между естественнонаучным знанием и производственными технологиями. Возникает дисциплинарная организация науки, являющаяся важной вехой в ее развитии на этапе классики. В этот исторический период господства индустриальных форм организации производства и общественной жизни создаются предпосылки и для возникновения социально-гуманитарных наук. С их появлением завершается процесс формирования дисциплинарно-организованной науки, и она обретает статус подлинной системы научного знания об основных сферах реальности, включая природу, общество и человеческий дух.

Несмотря на активную и многовекторную дифференциацию знания в течение нескольких веков существования классической науки, она сохраняла приверженность неким общим методологическим ориентациям и формам рациональности, которые, собственно, и определяли ее мировоззренческий и операциональный статус. К таким важнейшим особенностям классической науки можно отнести следующие ее методологические интенции:

Финалистская интерпретация истины в ее абсолютном завершенном и не зависящем от условий познания виде. Эта интерпретация была обоснована в классической механике как методологическое требование при описании и объяснении идеализированных теоретических конструктов (материальная точка, сила и др.), призванных заменить в теории реальные природные объекты и их взаимодействие.

Установка на однозначное причинно-следственное описание событий и явлений, исключающее учет случайных и вероятных факторов, которые оценивались как результат неполноты знания и субъективных привнесений в его содержание.

Элиминация из контекста науки всех субъективно-личностных компонентов познания, а также характерных для него условий и средств осуществления познавательных действий.

Интерпретация любых предметов научного познания как простых механических систем, подчиняющихся принципам аддитивности, требованиям статичности и неизменности основных своих характеристик.

К концу XIX — началу XX века эти методологические интенции получают широкое признание и формируют классический тип научной рациональности. Считалось, что научная картина мира полностью построена и обоснована, а в перспективе необходимо будет лишь уточнять и конкретизировать отдельные детали этой картины.

Однако история науки распорядилась по-иному. Последовал целый ряд научных открытий, которые никак не вписывались в существующую картину физической реальности. А. Беккерель, Д. Томсон, М. Планк, Э. Резерфорд, Н. Бор, Л. де Бройль, А. Эйнштейн, В. Гейзенберг, П. Дирак и многие другие ученые радикально революционизировали физику и показали принципиальную несостоятельность механистического естествознания. Их усилиями закладываются основания новой картины мира — квантово-релятивистской. В развитии науки начинается следующий — неклассический — этап. Он длился в течение примерно двух первых третей XX столетия. В этот период происходит целая серия революционных перемен в различных областях знания. В физике создаются релятивистская и квантовая теории, в космологии — концепция нестационарной Вселенной. Становление генетики радикально революционизирует биологическое познание. Существенный вклад в формирование неклассической научной картины мира вносят кибернетика и теория систем. Все это приводит к фронтальному освоению научных идей в социальной практике и индустриальных технологиях.

Переход от классической науки к неклассической был связан с необходимостью формирования нового типа научной рациональности и в этом смысле предполагал совершение глобальной научной революции. Сущность этой революции состояла в том, что в «тело науки» интегрировался субъект познания. Иными словами, если в классической науке исследуемая реальность всегда понималась как объектная реальность, т. е. не зависящая от субъекта, средств и условий его познавательных действий, то в неклассической науке важнейшим условием истинного описания исследуемой реальности становится учет и экспликация связей между объектом и средствами его познания. Предмет знания трактуется уже не как абсолютно объективная реальность в ее онтологической данности и независимости от субъекта, а как некоторый ее срез, аспект, заданный через призму средств, форм и способов исследования, используемых в познании. Объектно-созерцательная парадигма научного познания сменяется деятельностной парадигмой.

Начиная с 60 х годов XX века наука переходит в третью стадию своей исторической эволюции, все более отчетливо приобретая черты постнеклассической (современной) науки. В этот период происходит революция в самом характере научной деятельности, связанная с радикальными изменениями в средствах и методах получения, хранения, трансляции и оценки научных знаний.

С точки зрения смены типа научной рациональности, постнеклассическая наука кардинально расширяет сферу философско-методологической рефлексии над основными параметрами и структурными компонентами научно-исследовательской деятельности. В отличие от неклассической постнеклассическая наука требует анализа взаимосвязей и опосредовании получаемого знания не только с особенностями средств и операций познавательной деятельности субъекта, но и с ее ценностно-целевыми структурами, т. е. с социокультурным фоном эпохи как реальной средой существования науки. Неклассическая парадигма познания предполагает использование таких методологических регулятивов, как относительность к средствам наблюдения, вероятностный и статистический характер получаемых научных знаний, дополнительность различных языков описания исследуемых объектов. А постнеклассическая парадигма ориентирует исследователя на анализ феноменов становления, развития и самоорганизации явлений познаваемой реальности. Она предполагает рассмотрение объектов в их исторической перспективе, учитывая синергетические, кооперативные эффекты их сосуществования и взаимодействия. Важнейшей задачей исследователя становится теоретическая реконструкция изучаемого явления в максимально широком контексте его связей и опосредовании с целью воссоздать в языке науки целостный и системный образ явления.

Описать даже в первом приближении основные параметры предметного поля современной постнеклассической науки не представляется возможным, поскольку она простирает свои познавательные усилия практически на все сферы реальности, включая природу, социокультурные системы и сферу духовно-психических феноменов. Это явления космической эволюции; проблемы взаимодействия человека и биосферы; развитие современных высоких технологий от наноэлектроники до нейрокомпьютеров; новые модели физической реальности на основе принципов квантовой хромодинамики и суперсимметричных взаимодействий; идеи коэволюции и глобального эволюционизма, ап-плицируемые на все сферы бытия Универсума, и многое другое.

Для постнеклассической науки весьма характерны междисциплинарная ориентация и проблемно-ориентированный научный поиск. Объектами современных междисциплинарных исследований все чаще становятся уникальные природные и социальные комплексы, в структуру которых входит и сам человек. Примерами таких человекоразмерных систем могут служить экосистемы, включая биосферу в целом, медико-биологические и биотехнологические объекты, системы искусственного и интегрального интеллекта и т. д. Столь впечатляющее вторжение науки в мир человекоразмерных систем создает принципиально новую ситуацию, которая выдвигает в повестку дня комплекс сложных мировоззренческих вопросов о смысле и ценности самой науки, о перспективах ее прогрессивного развития и взаимодействия с другими формами культуры. В этих условиях вполне правомерно ставить вопрос о реальной цене научных инноваций, о возможных последствиях их внедрения в структуру человеческого общения, материального и духовного производства.

Такой вопрос тем более актуален, что современной науке все чаще вменяют в вину дестабилизацию общества, появление глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество на нынешнем этапе цивилизационного развития. Именно поэтому столь важно рассмотреть науку в аспекте ее ценностных и социокультурных факторов, что и является одной из задач современной философии науки. И если еще вчера философско-методологическая рефлексия над наукой рассматривалась и зачастую оценивалась лишь как признак некой интеллектуальной респектабельности, то сегодня она становится одним из необходимых условий адекватного ответа на вопрос о стратегических приоритетах развития постнеклассической науки.

Каковы основные типы и вехи становления и развития научной рациональности?

Начиная с XVII в. в развитии науки можно выделить три основных типа рациональности (от лат. ratio — разум): «классический, неклассический, постнеклассический» — В. С. Степин.

Научная рациональность — специфический тип теоретико-рефлексивного рассуждения и способность оценки и отбора критериев обоснования, описания, объяснения, конструирования (построения и организации) научного знания в зависимости от социокультурных предпосылок и ценностных установок соответствующей эпохи, особенностей изучаемых объектов, субъект-объектных отношений, используемых средств и языка науки.

В чем специфика классической науки и соответственно научной рациональности?

Классическая наука (см. детальнее: тема 16.2) исходила из того, что субъект дистанцирован от объекта, все, относящееся к субъекту и средствам познания, элиминируется из описания и объяснения. В качестве объектов выступает схема — «если то, то это». Язык классической науки отличается строгостью, точностью, однозначностью.

Идеал классической науки французский ученый, один из основоположников электродинамики Андре Мари Ампер (1775–1836) выразил следующим образом: начать с наблюдения фактов, изменять, по возможности, сопутствующие им условия, сопровождая эту первоначальную работу точными измерениями, чтобы вывести общие законы, основанные всецело на опыте, и в свою очередь вывести из этих законов, независимо от каких-либо предположений о природе сил, вызывающих эти явления, математическое выражение этих сил.

Каким образом уже в период классической науки происходила перестройка механистической картины мира?

Сформированные классической наукой приоритеты научного знания определили его развитие вплоть до научной революции конца XIX — начала XX в. Однако уже во второй половине XIX в. возникает необходимость пересмотра ряда методологических принципов и установок классической науки в связи с открытием закона сохранения и превращения энергии, разработкой термодинамики и электродинамики.

Становление дисциплинарного естествознания в конце XVIII — первой половине XIX в. сопровождалось перестройкой механистической картины мира, наработкой новых способов аргументации в различных отдельных областях науки, что приводило затем к интеграции этих методов и обогащению науки в целом. Идеалы эволюционного объяснения, формирующиеся в биологии и геологии, механизмы химических превращений, раскрывающие «внутреннюю механику» атомов, свидетельствовали о сложности материального мира, который нельзя уже было объяснить опираясь лишь на законы механики. Если на первых порах редукция к механическим представлениям всех других областей естество- и обществознания была оправданной и необходимой, то уже в первой половине XIX в. вследствие становления дисциплинарного естествознания происходит обратный процесс, характеризующийся трансляцией наработанных в отдельных областях способов обоснования научного знания и их интеграцией.

Чем характеризуется неклассический тип научной рациональности? Каковы предпосылки становления неклассической науки?

Неклассический этап в развитии науки и, соответственно, неклассический тип научной рациональности характеризуются относительностью объекта к средствам и операциям деятельности, необходимостью экспликации этих средств и операций, что выступает условием получения истинного знания об объекте. Объектами научного исследования становятся большие сложные саморазвивающиеся системы.

Радикальные изменения, происходящие на рубеже XIX–XX вв. в науке, сопровождались изменениями в духовной культуре, философских основаниях научного познания, революционными открытиями в различных областях, что приводило к сильнейшей ломке классического рационализма. Переход к неклассической науке был подготовлен всем ее предшествующим развитием, где в процессе становления дисциплинарного естествознания зарождались нетрадиционные идеалы научного знания, включались идеи развития, необратимости, случайности, непредсказуемости.

В этом процессе приоритетное значение приобретало философское осмысление происходящих в науке трансформаций, ибо менялись представления о материи, движении, пространстве и времени, происходила ломка оснований научного поиска, перестройка фундаментальных понятий и принципов, отказ от гомогенного опыта, ориентация на интеграцию различных способов обоснования, возникающих в отдельных областях. Повышение теоретичности релятивистской науки обусловливает особую значимость операциональной определимости в обосновании научного знания, содержательной интерпретации абстрактных объектов теории в процессе постоянного соотнесения с предметным миром исследуемой реальности. Становление идеалов неклассической науки было детерминировано прежде всего формированием теории относительности, связанной с именами Ж.-А. Пуанкаре, Х. Лоренца и в особенности А. Эйнштейна.

Чем отличается постнеклассический тип рациональности от неклассического?

Постнеклассический тип рациональности учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами. Поиск научной истины соотносится как с внутринаучными, так и с социальными ценностями и целеполаганием. Объектами научного исследования становятся «человекоразмерные», исторически саморазвивающиеся системы (объекты современных биотехнологий, генной инженерии, медико-биологические объекты, крупные экосистемы, биосфера в целом, человеко-машинные системы, сложные информационные комплексы, социальные объекты и т. д.).

Чем отличается современный этап развития научного знания и как это отражается на формировании нового, открытого типа научной рациональности?

Современный этап развития научного знания характеризуется отчетливо выраженной тенденцией к его интеграции. При этом интегративные тенденции касаются не только взаимосвязи, существующей между естественными и техническими дисциплинами, но и взаимосвязи между естественными и гуманитарными науками. Подобная ситуация является относительно новой для науки конца XX в., требует специального рассмотрения, предполагающего анализ закономерностей динамики научного знания и выявление механизмов междисциплинарного и трансдисциплинарного синтеза.

Классическая наука была ориентирована на исследование мира объектов, мира вещей, современная же наука в большей степени ориентируется на рассмотрение мира, включающего человека с его деятельностью, детерминированной соответствующими социокультурными установками. Этот новый тип предметности как раз и предполагает формирование в науке нового типа рациональности, который связан с идеалом открытости сознания к разнообразию подходов, к коммуникации индивидуальных сознаний, формирующихся в различных культурах.

Такая рациональность характеризуется открытостью, рефлексивной экспликацией ценностно-смысловых структур, включаемых в механизмы и результаты объективно-истинного постижения мира. Открытая рациональность все чаще начинает противопоставляться закрытой рациональности. Открытая рациональность в отличие от закрытой характеризуется критической рефлексией над исходными предпосылками концептуальных систем, предполагает рассуждение не только в рамках заданной парадигмы, но имманентно включает Возможность сопоставления полученных результатов с теми, которые выработаны в иных культурных традициях. Открытая реальность задает возможность выхода за рамки жестких конструкций, ограниченных концептуальными ориентирами, создавая условия для сотрудничества между людьми, нахождения «точек пересечения» в многообразии мнений, установления консенсуса и достижения понимания.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.172 (0.011 с.)