ТОП 10:

Основные принципы теории познания



Принцип объективности

Названный принцип утверждает: объект познания (вещи, природные и социальные явления, духовные феномены и др.) существуют вне и не­зависимо от субъекта и самого процесса позна­ния. Отсюда вытекает методологическое требование: вещи и явления нужно познавать такими, каковы они есть сами па себе, т. е. объективно. В получаемые результаты познания че­ловек не должен вносить нечто от себя, от своей субъективно{203}сти (выдавать желаемое за действительность, подгонять резуль­таты эксперимента таким образом, чтобы они соответствовали принятой теории, произвольно достраивать в мысли недостающие звенья и связи изучаемого целого и т. д.). Теория познания и ме­тодология науки разработали целую систему требований и пра­вил, обеспечивающих обоснованность, доказательность полу­чаемых в научном исследовании выводов и результатов. Требование объективности выступает и как принцип научной этики: ученый не должен скрывать научную истину, не должен без достаточных оснований, из одних лишь конъюнктурных соображений отказываться от своих научных убеждений.

Но может ли субъект обладать знанием, которые было бы объективным во всех своих характеристиках? Многочислен­ные данные, накопленные историей науки, физиологией, пси­хологией, лингвистикой и другими науками, свидетельствуют о том, что любой процесс познания, на каком бы уровне он ни совершался, представляет собой диалектическое единство субъективного и объективного. Если бы идущий от субъекта вклад в результаты познания был равен нулю, само требование объективности было бы лишено актуального смысла. Прису­щее каждому познавательному акту единство субъективного и объективного столь важная характеристика познания, что ее можно рассматривать как один из принципов гносеологии. Можно сказать больше: соотношение субъективного и объек­тивного вообще задает основной контекст, основное измере­ние всех гносеологических проблем.

Принцип познаваемости

Если, согласно принципу объективности, реальность нужно познать такой, какова она есть, то принцип познаваемости утверждает, что реаль­ность можно познать такой, какова она есть. Данный принцип является выводом из всей истории познания и практики человечества. Человек есть часть природы; природа и человек устроены так, что человек способен адекватно и с {204}необходимой в каждом конкретном случае полнотой познавать природное и общественное бытие. Не существует никаких прин­ципиальных границ на пути бесконечного движения субъекта ко все более адекватному и исчерпывающему постижению ре­альности.

Идея познаваемости мира является весьма общей, прием­лемой для большинства философов и философских школ, в том числе и для многих идеалистов, при этом, правда, каждый фи­лософ конкретизировал ее в соответствии с «духом» своей системы. Например, у позднего Шеллинга эта идея нашла вы­ражение в его теории абсолютного тождества идеального и ре­ального, в которой он пытался пантеистически примирить противоположность духа и материи.

Философы, которые полностью или частично отвергают идею познаваемости, составляют лагерь агностицизма (Д. Юм, И. Кант и др.). Агностицизм опирается на следующие основ­ные аргументы: 1) субъект замкнут в мире своих ощущений (субъективный идеализм); 2) если даже объективный мир су­ществует, то — поскольку все человеческие образы субъектив­ны — мы не можем знать, каков мир на самом деле, каковы вещи «в себе»; 3) мир слишком сложен для человеческого по­нимания, в нем всегда останутся нерешенные проблемы, необъяснимые загадки; 4) мир бесконечен в своих свойствах, поэтому познать его исчерпывающе и до конца невозможно.

Подвергая критике посылки агностицизма, Ф. Энгельс отмечал, что самое решительное опровержение этого учения заключается в практике. Если мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям, то кантовской неуловимой «вещи в себе» приходит конец. Химические вещества, образующиеся в телах животных и растений, оставались такими «вещами в себе» {205}до тех пор, пока органическая химия не стала приготовлять их одно за другим; тем самым «вещь в себе» превратилась в вещь для нас. (Энгельс Ф. Людвиг Фейрбах и конец классической немецкой философии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т.21, с. 284).

Принцип определяю­щей роли практики в процессе познания

На общефилософской значимости данного прин­ципа настаивают прежде всего философы прагматистской и марксистской ориентации. Говоря об отличии диалектико-материалистической гносеологии от всего старого материализма, одной из исторических ограниченностей которого был созерцательный подход, К Маркс писал: «Глав­ный недостаток всего предшествующего мате­риализма — включая и фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человечес­кая чувственная деятельность, практика...» (Маркс К. Тезисы о Фейербахе // Маркс К., Энгельс Ф. — Соч. Т.42, с. 264).

Принцип практической опосредованности утверждает, что практика является основой, конечной целью познания и крите­рием его истинности. Практика является основой познания в том смысле, что она дает материалы познанию, определяет характер его средств и, тем самым, уровень и особенности от­ражения действительности. Нельзя понять сущность и смысл познавательной деятельности, не уяснив природу человече­ской деятельности вообще, моментом которой она является. В своей исторически развитой форме целесообразная деятель­ность человека предполагает такие звенья, как: 1) целеполагание, 2) наличие материальных и идеальных средств достиже­ния цели, 3) информационно-познавательная деятельность, 4) идеально-конструктивная деятельность (деятельность про­ектирования, выработка идеальной модели будущего реально­го результата), 5) реально-конструктивная деятельность (непос­редственное, практическое воплощение цели).{206}

Существенное усложнение того или иного звена или даже превращение его в относительно самостоятельное целое в че­ловеческой истории всегда имело серьезные социальные и куль­турные последствия. Первоначально, в самом своем истоке, преобразующая деятельность людей включала в себя диалек­тическое единство материального и идеального, предметно-чувственного и духовно-теоретического. Следует, однако, от­метить, что в исторически развивающихся формах деятельно­го освоения мира человеком собственно материальный и ду­ховно-познавательный компоненты, как правило, находятся в сложных и противоречивых отношениях. Так, в трудовой дея­тельности, непосредственно связанной с производством мате­риальных благ, информационное освоение реальности хотя и вплетено органически в самую ткань практических операций, все же выполняло во все предшествующие эпохи по сути под­чиненную роль. Лишь в эпоху научно-технического прогресса, когда наука становится непосредственной производительной» силой, информационно-познавательный компонент начинает играть самостоятельную — в рамках материального производ­ства — и все более важную роль.

Что касается практики, то она называется материальной деятельностью людей вовсе не потому, что в ней отсутствует идеальный компонент, а потому, что она была и остается уни­версальным способом бытия человека, механизмом его пред­метной, культурно-исторической самореализации. В этом смыс­ле практика включает всю совокупность предметных форм дея­тельности людей — от экономического производства и классо­вой борьбы до производства материальной и духовной культу­ры. Наличие в практической деятельности идеального компо­нента не отменяет того фундаментального обстоятельства, что практика объективно, по своей реальной функции в истории служит по отношению к теории отправной точкой, конечной целью и объективным критерием истины.{207}

Принцип творческой активности субъекта в познании

Из анализа структуры целесообразной человеческой деятельности вытекает, что духовно-теоретическое и духовно-практическое освоение мира человеком включает в себя не только отра­жательную активность, связанную с получени­ем информации о мире и самом себе, но и раз­нообразные формы творчества, деятельность по идеальному конструированию и проектированию новых пред­метных реалий технико-технологической сферы и «мира куль­туры», т. е. так называемой «второй реальности». Отражение и творчество — две важнейшие функции мышления. В условиях современной информационно-технологической революции и глобального кризиса вопрос о сущности творчества как характерной особенности человеческого способа жизнедеятельности становится все более важной социокультурной и философ­ской проблемой.

Если обратиться к анализу творческого процесса в его раз­витой форме, то в нем можно выделить несколько основных этапов, или стадий.

1. Этап появления сознательно сформулированной поис­ковой проблемы. В общем случае творческой активности субъек­та предшествует возникновение проблемной ситуации. Эта последняя детерминируется наличием некоторой материальной или духовной потребности. Для того, чтобы существующая потребность получила удовлетворение, необходимо, чтобы она была сформулирована как «задача» на языке конкретных усло­вий. Постановка проблемы состоит в умении задать вопрос или систему вопросов, которые в данных конкретных условиях по­могают определить направление поиска и его цель.

2. Поиск решения проблемы. Способность «делать открытия» не есть нечто врожденное или случайно появившееся. Эта способность формируется в активной и многообразной деятель­ности человека. Прежде всего эта деятельность состоит в ус­воении того запаса знаний, который накоплен в соответствую{208}щей области духовного производства. Следующий шаг состо­ит в обдумывании, в освоении накопленного материала. Здесь в свои права вступает работа воображения, анализ и синтез. Идет поиск аналогий, выдвижение догадок, гипотез, развер­тывание цепи ассоциаций. Важным условием продуктивности творческого поиска является наличие у субъекта достаточной для решения проблемы культуры мышления. Немаловажное значение имеет также умение творческой личности глубоко проникать в сущность того объекта, той системы связей, кото­рая обусловила возникновение проблемы.

3. Возникновение решения в виде некоторого «нового об­раза». В нахождении решения стоящей перед человеком про­блемы можно видеть кульминацию творческого поиска. Акт открытия часто ассоциируют с состоянием творческого вдох­новения, экстаза, озарения и т. п. Мгновение, когда человек обрел уверенность в некоторой новой истине, когда перед его мысленным взором предстала картина того, что он мучитель­но и долго искал, действительно волнующая и праздничная минута.

Как можно назвать эту новую истину с гносеологической точки зрения? В какой познавательной форме предстает резуль­тат творческого поиска в сознании субъекта? Психологически открытие всегда связано с некотором качественным скачком в мыслительном потоке, как говорят, с «инсайтом». Тогда при анализе результата процесса творчества мы имеем дело не про­сто с новой «идеей», «эйдосом», «моделью», а с «инсайт-идеей», «инсайт-моделью» и т. п.

4. Перевод содержания «инсайт-идеи» в объективирован­ную форму культуры (опредмечивание, рационализация, верба­лизация и т. п.). Появление новой идеи означает, что наступает еще один важный этап творческого процесса. Дело в том, что инсайт-идея первоначально появляется лишь как смутно уга­дываемый образ. Требуется время, чтобы произошло внутрен{209}нее вызревание ее, своего рода кристаллизация. Но в этом процессе «кристаллизации» исходная идея не только служит сво­еобразным стрежнем, но и активным направляющим началом. Она играет специфическую роль мысленного образца, на ос­нове которого материализуется искомый продукт творчества. Если речь идет о научном творчестве, то важнейшими звенья­ми процесса материализации и опредмечивания являются пе­ревод содержания образа в систему языка, рационализация, кон­цептуальное развертывание и обоснование открытия.

5. Социализация творческой идеи. Социализация — завер­шающий этап творчества. Процесс социализации продуктов творческой работы сознания предъявляет к автору ряд слож­ных и противоречивых требований. С одной стороны, любой социально значимый результат открытия должен быть новым, оригинальным, с другой, он должен быть выражен более или менее привычными, вписывающимися в тело культуры данной эпохи средствами. В противном случае гений может быть не понят современниками. Далее, любая инновационная деятель­ность в условиях рыночных отношений предполагает наличие потребности именно в данном научном, научно-техническом или художественном открытии, а также возможность предста­вить его как товар.

Будучи социализированным, продукт творчества выходит из-под власти своего творца. Он получает самостоятельную жизнь как социокультурная или технологическая реальность, подверженная воздействиям, изменениям, дополнениям со сто­роны других людей и новых поколений. В конечном счете все произведения материальной и духовной культуры представля­ют собой результат исторических наслоений опыта ряда поко­лений, продукт всеобщей селекции, отбора.

Принцип интерваль­ности в познании

Принцип интервальности включает в себя три постулата — онтологический, гносеологический и методологический. Рассмотрим каждый из них.{210}

1. Структура мира интервалъна. Это проявляется в многомерности, многоуровневости познаваемой реальности.

2. Ни один субъект познания не является абсолютным на­блюдателем, обладающим особыми возможностями доступа к истине; любой субъект познания всегда занимает лишь от­носительную по своей природе «познавательную позицию», на­пример, ту или иную систему отсчета.

Собственно гносеологический вывод из этого постулата заключается в том, что ни один исследователь не обладает спо­собностью занимать позицию привилегированного субъекта, постигающего абсолютную истину о мире. Напротив, существу­ет множество возможных для субъекта познавательных пози­ций, каждая из которых обеспечивает получение лишь частич­ной, ограниченной, относительной истины. Признание суще­ствования равноправных (т. е. имеющих равное право на истину) позиций не отменяет, однако, того факта, что позиции эти могут иметь отличные друг от друга гносеологические харак­теристики.

3. Любая познавательная позиция определяет лишь воз­можность получения истины; эта возможность превращается в действительность, когда с помощью определенного метода достигается «интервальная состыковка» субъекта и объек­та познания.

Возможность «состыковки» основана на трех допущени­ях: во-первых, на принимаемой философией предпосылке об изначальном существовании определенной симметрии между бытием и познающим разумом, во-вторых, на тезисе о том, что «условия познания» могут быть подогнаны к «условиям бытия» объекта, в-третьих, на признании того, что для одних и тех же субъекта и объекта возможна не одна, а множество различных состыковок, каждая из которых связана со своей истиной о мире.{211}

Из сказанного вытекает вывод, имеющий важное значе­ние для понимания эволюции философских идей: все философ­ские направления имеют равное право на истину. Но если при этом одна истина логически исключает другую, то не говорит ли это о том, что вышеприведенный тезис порывает с таким требованием рациональности, как закон противоречия? Прин­цип интервальности как раз и представляет собой способ ра­ционального согласования указанного тезиса и закона проти­воречия: всякая философская истина имеет смысл лишь в кон­тексте той или иной системы идей и является справедливой не вообще, а лишь в рамках определенного интервала абстрак­ции. Противоположные друг другу истины не исключают, а лишь взаимно ограничивают друг друга, а разделяющая их гра­ница логически как раз и может быть мыслима как интервал.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.007 с.)