ТОП 10:

Военное искусство в войнах народов, боровшихся с Римской империей в I-II веках



Древние германцы. Первые сведения о древних германцах относятся к концу IV века до н. э., но наиболее крупные германские племена впервые появились на Нижнем Дунае около 180 года до н. э. Это были бастарны, которые вскоре стали служить наемниками в македонской армии и приняли участие в македонских войнах. Бастарны — воины. Они не знали ни земледелия, ни скотоводства. Войны и грабежи являлись единственным их занятием.

В конце II века до н. э. на территории кельтов на Дунае появились кимвры и тевтоны; они, как уже отмечалось выше, пытались вторгнуться в Италию, но были разбиты римской армией под командованием Мария. Легионы Цезаря столкнулись в Галлии с двумя новыми объединениями германцев: на Верхнем Рейне — с войсками Ариовиста (семь различных племен), на Нижнем Рейне — с узипетами и тенктерами.

В бассейнах рек Везера, Нижней и Средней Эльбы, на полуострове Ютландия и в юго-восточной части Скандинавского полуострова поселились германские племена. На этой территории население было смешанным — происходило скрещивание германцев с кельтами, славянами, финнами и другими племенами. Древние германцы не ведут своего происхождения от какого-то прагерманского народа, как об этом твердили гитлеровские «теоретики». Развитие германцев, как и развитие всех народов мира, происходило путем объединения родовых групп и племен в племенные союзы. В результате разложения родового строя возникло государство. Особенность данного государственного образования заключалась лишь в том, что «...у германских победителей Римской империи государство возникает как непосредственный результат завоевания обширных чужих территорий, для господства над которыми родовой строй не дает никаких средств»{209}.

Во второй половине I века до н. э. германцы занимались главным образом скотоводством и лишь немного земледелием. Охота и военные упражнения были главным занятием мужчин. Германцы вели бродячий образ жизни. Изображая германские [417] племена I века до н. э., Энгельс писал: «Повозки, прикрытые кожами животных, служили им для жилья и для перевозки женщин, детей и скудной домашней утвари; скот они также вели с собой. Мужчины, вооруженные и в боевом порядке, были готовы преодолевать всякое сопротивление и защищаться от нападений; военный поход днем, ночью военный лагерь в укреплении, сооруженном из повозок»{210}.

У германских племен этого периода были еще сильны пережитки матриархата. Земля составляла общественную собственность. В бою они выстраивались по родам: их пехотные массы и конные отряды состояли из семейных и родовых объединений.

Общественное устройство германцев соответствовало периоду разложения родового строя. Органы военной демократии — народное, собрание и совет старейшин, а также должность военачальника — развивались из родового строя. Во второй половине I века до н. э. уже образовались союзы племен; во главе некоторых из них стояли короли. Королевская власть возникла из власти военачальника, выбиравшегося народным собранием. Дружины начальников содействовали появлению королевской власти. Дружины — это частные объединения, созданные для ведения войны на свой страх и риск. Они приняли у германцев форму постоянного союза. «Как ни. слабы должны были быть эти дружины и как ни слабы они действительно оказываются, например позже у Одоакра в Италии, все же в них был уже зародыш упадка старинной народной свободы, и такую именно роль они сыграли во время переселения народов и после него»{211}. Дружины германских племен к этому времени достигали уже крупных размет ров. Так, предводитель Ариовист с 15 тысячами человек нанялся к галльским племенам секванов и арвернов для войны с эдуями. «Система военного наемничества, позор и проклятие германцев, была уже здесь налицо в своей первой форме»{212}.

Немецкие буржуазные историки сознательно идеализируют общественный строй древних германцев, заявляя, что у них искони существовала частная собственность на землю и патриархат и что германцы якобы никогда не знали матриархата. Далее они утверждают, что у древних германцев существовал особый институт вождей, которым свойственен был патриотизм, а дружинникам приписывали особую преданность вождям. Все эти утверждения опровергаются историческими фактами. Германцы в своем развитии прошли те же ступени, что и остальные народы, а вовсе не были каким-то особым племенем, отличным от других народов. [418]

Идеолог немецких империалистов Дельбрюк стремился доказать высокие боевые качества древних германцев, якобы сохраненные немецкой армией, и этим обосновать возможность успешных войн германского империализма с целью порабощения других народов. В предисловии ко второму тому своей «Истории военного искусства» он писал, «что наиболее важным является второй том» потому, что он посвящен древним германцам, которых Дельбрюк наградил высокими природными боевыми качествами. Исходя из этого, буржуазный историк делает вывод, что германцы являются основоположниками военного искусства.

По словам Дельбрюка, изучив государственный и общественный строй древних германцев, можно «одним взглядом сразу увидеть, какая громадная воинственная сила таилась в этом народе»{213}. Военные успехи, по мнению Дельбрюка, определяются двумя причинами: во-первых, храбростью и физической пригодностью отдельного воина, во-вторых, прочностью внутренней спайки между отдельными воинами в тактической единице. Этими качествами он наделил древних германцев, положив в основу победы тактические успехи, как это делал его учитель Клаузевиц. Каре — первоначальная форма тактического построения древних германцев, по мнению Дельбрюка, превосходило по своим качествам греческую фалангу и римский легион.

По сообщению Тацита, германцы редко употребляли мечи или длинные копья; основным их оружием были фрамеи — копья с узким, коротким и очень острым железным наконечником. Фрамеи применялись в качестве метательного оружия и использовались в рукопашном бою. Из защитного вооружения германцы имели щит, у некоторых были латы, шлем или кожаная каска. Всадники имели на вооружении фрамеи и щит. Главная сила германских племен заключалась в пехоте, с которой взаимодействовала конница. Организационной единицей была сотня, выставляемая родом или племенем. В бою сотня выстраивалась клином. «Особенным стимулом для их храбрости служит то, что у них не случай и не случайное скопление людей составляет эскадрон или клин, а их семейства и родственники»{214}. Германцев в бою сплачивали родовые и племенные связи. В этом была их сила. «Величайший позор — оставить щит; обесчестившему себя таким поступком [419] не дозволяется Ни присутствовать при жертвоприношении, ни посещать собраний, и много таких, которые, пережив войну, петлей полагали конец своему бесславию»{215}.

Боевой порядок германцев состоял из клиньев. Тактика характеризовалась сочетанием отступления с контратаками. «Отступать, — пишет Тацит, — лишь бы только снова делалось нападение, они скорее считают делом тактики, чем трусости»{216}.

Слабым местом германцев была их межплеменная рознь и наемничество, позволявшее римлянам подавлять одни германские племена силами других племен. Однако общая опасность быть порабощенным в критические моменты способствовала преодолению межплеменной розни и объединению сил для борьбы с римлянами.

Особенности военного искусства в войнах римлян с германцами. Римские легионы под командованием Юлия Цезаря нанесли поражение войску Ариовиста и отбросили германские племена за Рейн, который стал границей римского государства с территорией, занимаемой германцами. В период правления Октавиана Августа после покорения Реции, Норикума и Паннонии римляне вышли к территории, занимаемой германскими племенами, и со стороны Дуная. В Галлии римляне создали базу, опираясь на которую они могли предпринять завоевание территории между Рейном и Одером, была проложена сеть военных дорог, построены опорные укрепленные пункты. Связь с Италией обеспечивалась дорогами, проходившими через Малый и Большой Сен-Бернар.

Завоевание территории германцев Август возложил на своего пасынка Друза, дав ему восемь легионов, сосредоточенных на левом берегу Рейна. Для обеспечения тыла своей армии Друз организовал большие работы: у Бонна на Рейне был построен мост, вдоль Рейна римские легионы возвели свыше пятидесяти укрепленных пунктов, укрепили линию Мааса. Все [420] это обеспечивало армию Друза от возможных восстаний галлов и прорыва германцев в тыл наступавшим римским легионам. Для того, чтобы провести свой флот с Рейна в Северное море, Друз приказал прорыть канал из Рейна в Эйсель. При движении вглубь территории германских племен были построены укрепленные пункты на операционной линии, проходившей по долине реки Липпы. Укреплены были и переправы через Таунус.

Кампанию 12 года до н. э. Энгельс называет большой рекогносцировкой Друза, позволившей ему составить план покорения германцев.

Пограничные инциденты на Рейне послужили поводом к началу войны Рима с германскими племенами. Друз успешно использовал межплеменную рознь германцев. Заручившись поддержкой племен белгов, римские легионы форсировали Рейн у Ботавского острова, выше дельты. Племена узипетов оказали сопротивление, и их территория была опустошена. Затем Друз двинул легионы на судах вниз по Рейну и заставил [421] племена фризов дать в его распоряжение свою пехоту. Попытка пройти морем вдоль берега для покорения племен хавков успеха не имела, так как во время отлива флот Друза сел на мель. Фризы помогли снять суда с мели, и римляне возвратились к исходному пункту. Этот поход дал Друзу все необходимые данные для составления плана дальнейших действий.

Сущность плана покорения германцев заключалась в том, чтобы наступлениями на выбранных направлениях разобщить германские племена и уничтожить их по частям. Продвижение вглубь территории сопровождалось строительством укрепленных пунктов на коммуникациях. Средством для осуществления этого плана была не только армия, но и флот.

Кампанией 11 года до н. э. началось покорение германцев. Объектом действий римляне наметили территорию, занятую искевонами. Флот имел задачу овладеть прибрежными землями. Майн и укрепление в «земле хаттов» служили базой для наступления к Верхнему Лану с целью отрезать искевонов от хаттов. Главные же силы римлян наступали между реками Липпой и Руром, отрезая бруктеров от сигамбров. Укрепленный пункт Ализон должен был сдерживать наступление херусков.

Выполнение плана кампании 11 года до н. э. обеспечило исходные позиции для похода вглубь территории германских племен. Но в кампанию следующего года Друзу пришлось заняться закреплением своих первых успехов. Германские племена оказывали сильное сопротивление римлянам. Поняв серьезность своего положения, они начали объединяться. Так, хатты соединились с сигамбрами, что поставило под удар план Друза. Тогда римляне напали на хаттов и захватили часть их территории, но это им помогло мало.

В кампанию 9 года до н. э. Друз совершил новый поход вглубь территории германских племен. Римляне нанесли повторный удар хаттам, прошли до территории свевов и маркоманов, атаковали херусков, форсировали Везер и только от Эльбы повернули обратно. Большая территория германских племен была опустошена, но это еще не значило, что они были покорены. Не дойдя до Рейна, Друз умер. Его преемником стал Тиберий.

В кампаниях 8 и 7 годов до н. э. Тиберий закреплял успехи Друза. Римский историк Веллей, начальник конницы в походах Тиберия, писал: «Тиберий поставил страну в такое подчиненное положение, что она почти ничем не отличалась от обязанной данью провинции». Это было достигнуто не только походами вглубь территории германцев, но и переселением некоторых германских племен на левый берег Рейна. Но господство римлян и после этого было непрочным. Вскоре германские племена подняли восстание, и Тиберий в 4 году н. э. снова был вынужден предпринять поход за Рейн. [422]







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.008 с.)