ТОП 10:

В это время к Валенту прибыли послы готов для переговоров о мире. Фактически Фритхигерн переговорами стремился выиграть время для того, чтобы вызванная им конница успела прибыть к началу боя.



Боевой порядок римлян состоял из двух линий: в первой — конница, во второй — пехота. Правое крыло конницы было выдвинуто вперед, а левое только еще выстраивалось из походной колонны. Пехота, по определению Аммиана, являлась резервом. Но резервом фактически был отряд батавов, а пехота составляла вторую линию боевого порядка.

Пехота готов засела в укреплении из повозок, защищавших их от атак римской конницы. Готская конница была уже недалеко от поля боя.

Бой завязали стрелки и скутарии, которые самовольно выдвинулись вперед и стали обстреливать табор готов. Легкая [458] пехота увлекла за собой левое крыло конницы, подступившей к самому табору. Атака римской конницы была отражена готами, засевшими за своими повозками. Правое крыло конницы не закончило еще построения. Пехота оказалась без прикрытия. В это время показалась готская конница. «Как молния появилась она с крутых гор и пронеслась в стремительной атаке, сметая все на своем пути»{245}. Удар готской конницы решил исход боя: началось беспорядочное бегство солдат римской армии и уничтожение их готами. Римский император был убит.

После разгрома римской полевой армии готы осадили Адрианополь, но взять его не смогли и отступили. Затем они осадили Константинополь, от которого их оттеснила армия под командованием нового императора Феодосия. Однако Феодосии вынужден был заключить мир с готами, предоставив им для поселения Иллирию.

Поражение римлян под Адрианополем Аммиан сравнивает с боем при Каннах. Но теперь положение было иное: распадавшаяся Римская империя не могла восстановить потерянных легионов и оказалась бессильной в решении задач внутренней и внешней политики — она не могла подавить восстания рабов и отразить вторжение германцев, готов и других племен. Защита границ империи и подавление революционного движения внутри нее были целиком доверены наемным отрядам «варваров». Бой под Адрианополем был следствием последнего кризиса Римской рабовладельческой империи, преодолеть который господствующий класс уже не мог.

Победу готов под Адрианополем Дельбрюк использовал для восхваления «природных» военных талантов германских князей. «И если даже, — писал он, — мы не можем извлечь тактических выводов из описания этого сражения, — если военно-политическая связь событий остается для нас неясной, — то все же это сражение представляет для нас большой интерес с точки зрения военной истории, так как она прежде всего снова показывает нам в германском князе природного стратега»{246}. Но не качества «природного стратега» определили исход боя, а политическая и военная слабость Римской империи.

Основная ошибка Валента заключилась в том, что он двинул свою армию против готов, не дождавшись отряда Грациана, вследствие чего превосходство в силах оказалось на стороне готов. Опорным пунктом готов в полевом бою было укрепление из повозок; скрываясь за повозками, пехота успешно отразила атаку римской конницы. Исход боя решил внезапный удар конницы готов. Римская армия вступала [459] в бой стихийно, не закончив перестроения из походного порядка в боевой. Воинской дисциплины по существу не было. При Агенторате солдаты требовали вести их в бой, под Адрианополем они сами бросились на готов. Бой протекал неорганизованно, отсутствовало взаимодействие родов войск и частей боевого порядка. Валент превратился в рядового воина и не управлял боем. Успех готов определялся не превосходством их военного искусства, а низкой боеспособностью легионов Римской империи.

Процесс внешнего распада римского государства начался еще при Диоклетиане, когда империя впервые была разделена на две части: восточную и западную. В 330 году столица империи была перенесена в Константинополь, который стали называть «вторым Римом». В 395 году римский император Феодосии разделил империю между двумя сыновьями: одному отдал восточную часть, другому — западную часть.

В начале V века вестготы во главе с Аларихом вторглись в Италию и с помощью римских рабов в 410 году заняли Рим. Рим пал под ударами рабов и их союзников — «варваров». Границы империи оказались открытыми; франки и бургунды перешли Рейн и вторглись в Галлию, вандалы заняли Испанию. В 476 году Западная Римская империя прекратила свое существование. Представитель одной из «варварских» дружин сверг последнего римского императора, а себя провозгласил наместником императора Восточной Римской империи.

* * *

Армия Римской империи окончательно превратилась в постоянную профессиональную армию. Эта армия имела хорошую организацию, лучшее вооружение, систему обучения, техническое оснащение и хорошо устроенный тыл. Сила императорской армии заключалась прежде всего в большой численности, победу одерживали большие легионы. Военное искусство в этот период значительного развития не получило. Для повышения боеспособности армии военные теоретики рекомендовали возвратиться к старой системе организации, вооружения и боевой подготовки войск. Непрерывно снижавшуюся боеспособность войск императоры стремились компенсировать техникой и грандиозными оборонительными сооружениями; валы, тянувшиеся на сотни километров по границам империи, сторожевые укрепления, прочные шоссейные дороги и мосты, — все это должно было обезопасить империю от нападений и улучшить условия передвижения армии, т. е. условия стратегического маневра. Но техника не могла заменить человека.

Разложение рабовладельческого строя вызвало коренные изменения в составе вооруженных сил, в стратегии и тактике. [460]

Непрерывное возрастание численности армии императорского Рима шло за счет изменения контингентов, которыми она комплектовалась. С изменением состава и характера армии изменялись и ее боевые качества. Тяжелым вооружением в римской армии стали пренебрегать, и линейная пехота исчезла с поля сражения. Совершенная для своего времени тактика и система боевой подготовки, которыми была сильна римская армия, оказались заброшенными. На смену манипулярному строю легиона снова пришла фаланга. Но эта фаланга не была способна к решительной атаке, она могла лишь вести пассивный оборонительный бой. Решающее значение приобрели легкие войска и прежде всего конница. «В конце концов, — пишет Энгельс, — исчезло всякое различие в снаряжении и вооружении между римлянами и варварами, и германцы, физически и морально стоявшие выше, перешагнули через тела дероманизированных легионов»{247}.

Анализируя причины упадка римского военного искусства, Дельбрюк доказывал, что до III века н. э. не было никаких признаков разложения рабовладельческого способа производства. Он замалчивал факты острейшей борьбы внутри господствовавшего класса и многочисленные восстания рабов. Эта фальсификация истории нужна была Дельбрюку для того, чтобы показать прочность императорской власти в Риме и доказать необходимость сохранения императорской власти в Германии XX века.

Обосновывая свои положения по этим вопросам, Дельбрюк писал, что до III века «ни в коем случае мы не имеем дела с прогрессирующим процессом загнивания»{248}. В хозяйственном отношении, по словам Дельбрюка, Римская империя не клонится к упадку, «трудолюбивое и деятельное население» способствует ее расцвету, а «рабство постепенно уменьшается»{249}. О духовно-нравственном вырождении населения, пишет Дельбрюк, не приходится и говорить, доказательством этого являются Сенека, Плиний, Тацит. «Даже сама гражданская война не обнаруживает в людях ничего старческого,. дряхлого... Рим далеко еще не обеднел крупными личностями, государственными людьми и полководцами»{250}.

Но почему же все-таки Рим погиб? В III веке, говорит Дельбрюк, стал ощущаться недостаток в благородных металлах. Стирание монет, полировка, захоронение металла, вывоз золота и серебра в Индию и Китай, а также в Германию — вот причины недостатка благородных металлов. Валютная катастрофа оказала якобы решающее влияние на армию, которая [461] вынуждена была перейти к натуральному хозяйству, подорвавшему боеспособность римских легионов. Исчезла дисциплина, а вместе с нею и «своеобразный римский тип сражения»{251}, что, по мнению Дельбрюка, и было в свое время источником побед римской армии.

Одним из следствий валютной катастрофы, по Дельбрюку, была «замена» римских легионов германцами. «Теперь также и римляне спали применять в качестве боевого порядка германское каре и построение в форме «кабаньей головы»{252}. Для чего понадобилось Дельбрюку и в этом вопросе извращать историю? Почему он не касается внутренней политической обстановки Римской империи и проходит мимо ожесточеннейшей классовой борьбы? Для того, чтобы еще раз подчеркнуть высокие боевые качества германцев, «которые храбро держали себя в сражениях»{253} и натиску которых не могли противостоять римские легионы. Но одновременно Дельбрюк противоречит самому себе, когда говорит о германизации римского войска в IV веке. В таком случае не могло быть и натиска «храбрых германцев», так как они и составляли теперь римское войско.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.004 с.)