ТОП 10:

Кампании 5 и 6 годов н. э. имели целью завершить покорение племен Западной Германии.



В 5 году Тиберий из Ализона двинулся к Нижней Эльбе, а флот направился вдоль берега к территории хавков. На Нижней Эльбе флот и легионы Тиберия соединились, успешно завершив этим кампанию 5 года н. э. Между Эльбой и Рейном была создана новая римская провинция Германия.

Замысел кампании 6 года имел свои особенности, определявшиеся обстановкой. Племена маркоманов объединились и организовали по римскому образцу армию в 70 тысяч пехоты и 4 тысячи конницы, чем создали угрозу римлянам со стороны Дуная. Поэтому было решено в кампанию 6 года нанести двойной удар: войсками Тиберия с Дуная и войсками Сентия с Рейна — через земли хаттов в тыл и фланг маркоманов. Но этот замысел не удалось осуществить, так как паннонцы подняли восстание в тылу Тиберия. Три года ушло на усмирение паннонцев, а в это время на Рейне произошли изменения, исключившие возможность осуществления двойного удара.

Во главе римских легионов в Германии был поставлен Квинтилий Вар. «Это был римлянин эпохи начинающегося упадка, флегматичный и беспечный, склонный почивать на лаврах своих предшественников и еще более склонный использовать эти лавры в своих интересах»{217}. По словам греческого историка III века н. э. Диона Кассия, Вар отдавал германцам приказы, как рабам, и требовал с них денег, как с подданых. Верховную судебную власть он использовал в качестве орудия угнетения и вымогательства.

Политика Вара восстанавливала германские племена против римлян. Германцы использовали эту политику для усиления недовольства римским господством и подготовки восстания. В то же время все было сделано для того, чтобы усыпить бдительность Вара. Помимо этого, вожди германских племен инсценировали беспорядки в различных местах, требуя присылки отрядов римских войск для усмирения, чем заставляли Вара распылять силы.

Осенью 9 года Вара заманили с тремя легионами на территорию племени херусков, к самому Везеру в трудно проходимый Тевтобургский лес. Здесь римские легионы были окружены. В течение трех суток римляне пытались пробиться в сторону Ализона, но это им не удалось, и они были уничтожены. Погиб и сам Вар. Спаслась только конница.

Уничтожение трех римских легионов в Тевтобургском лесу послужило сигналом для всеобщего восстания германских племен. «Правда, вся последующая история германцев в действительности представляет почти исключительно длинный ряд национальных бедствий, в которых большей частью виноваты [423] были они сами, так что даже самые прочные успехи обращались во вред народу. Тем не менее, приходится сказать, что тогда, в начале их истории, германцам определенно улыбалось счастье»{218}.

Германские племена не использовали поражения римлян для перехода в наступление. Август объявил в Риме принудительный набор и сформировал новые легионы. На Рейне было сосредоточено 15 легионов из имевшихся в то время 25 легионов, т. е. более половины всех сил. Тиберий, а затем Германии — сын Друза — снова повели римские легионы против германских племен. Римляне уничтожали все на своем пути. Однако дойдя до Рейна, римляне вынуждены были перейти к стратегической обороне.

* * *

С точки зрения развития военного искусства уничтожение германцами трех римских легионов в Тевтобургском лесу не представляет интереса, тем более, что нет данных о месте уничтожения римлян, о тактической обстановке и даже неизвестна точная дата этого события. Однако все это не смущало Дельбрюка, который событию в Тевтобургском лесу посвятил десятки страниц своего второго тома «Истории военного искусства» для того, чтобы доказать «врожденные» полководческие дарования вождей германских племен, доказать превосходство их военного искусства. Но победу над тремя римскими легионами обеспечили не полководческие таланты германских вождей, а близорукая политика Вара, его беспечность, распыление сил, вероломство и коварство германской племенной знати.

В связи с тем, что неизвестно место уничтожения римских легионов, Дельбрюк писал: «История военного искусства, как таковая, непосредственно не заинтересована в точном установлении места сражения в Тевтобургском лесу»{219}. Говоря о марафонском и многих других боях, он неоднократно подчеркивал необходимость знания местности для правильного понимания хода боя и всей его обстановки. Бой же в Тевтобургском лесу оказался исключением из этого правила. Почему? Потому, что он дал Дельбрюку возможность показать в германских князьях природных стратегов, о чем он прямо говорит, описывая бой при Адрианополе.

Успех борьбы германских племен с римлянами определялся прежде всего характером войны. Римляне вели захватническую войну, а германские племена боролись за свою независимость.

Поражение римских легионов в Тевтобургском лесу не [424] привело римлян к полной катастрофе на Рейне, так как римская армия имела довольно устойчивый тыл — Галлию. К тому же политика римлян, направленная на обострение и углубление межплеменной розни у германцев, ослабляла последних. Проводя такую политику, римляне использовали опыт Юлия Цезаря по завоеванию Галлии.

Левый берег Рейна в среднем и нижнем течении был базой римской армии и тщательно укреплялся. Вместе с тем укреплялись и основные операционные линии, которые с продвижением легионов вглубь Германии становились коммуникациями. В тактическом отношении следует отметить оборону Рейна. Энгельс писал: «...римляне слишком хорошо знали, что «ад рекой господствуют только тогда, когда господствуют и над переправой через реку»{220}. Поэтому оборонявшиеся римские легионы расположились на правом берегу Рейн:а, где была создана целая система оборонительных сооружений, состоявшая из отдельных укреплений, связанных между собой военными дорогами. Представляет также интерес взаимодействие речной флотилии и легионов в нижнем течении Рейна. Замысел двойного удара с Дуная и Рейна осуществлен не был, так как для выполнения требовался устойчивый тыл как на Рейне, так и на Дунае, а тыл римских легионов, сосредоточенных на Дунае, оказался под ударом паннонцев.

Военное искусство в Иудейской войне 66-70 годов. В 63 году до н. э. римляне овладели Иерусалимом, который был столицей иудейского государства. Иудея вошла в состав римской провинции Сирии. Учитывая особенности иудейской религии, римляне не вербовали иудеев в армию, освободили их от участия в культе императора, сохранили синедрион — высшее религиозно-политическое учреждение. Однако население облагалось поборами, а римские солдаты часто не считались с религиозными привилегиями иудеев, тяготившихся чужеземным гнетом. Все это вело к многочисленным конфликтам между иудеями и римлянами.

Положение в Иудее осложнялось внутренней борьбой различных социальных групп, по-разному относившихся к римскому господству. Римляне опирались на саддукеев — партию высшего иудейского духовенства. Кроме того, существовали еще социальные группы: фарисеи — часть духовенства, следившая за правильностью соблюдения обрядов и ритуалов и опиравшаяся на высшие и средние слои городского населения, зелоты — демократическая группировка, пользовавшаяся поддержкой крестьянства, и ессеи — религиозная организация, которую поддерживала часть иудейского крестьянства. В начавшейся в 66 году освободительной войне иудеев, восставших против римлян, главной движущей силой была городская беднота, [425] средние слои горожан и крестьянство, которых для борьбы с римлянами организовали зелоты.

Иудейская война началась уничтожением в Иерусалиме восставшими иудеями римского гарнизона. В октябре того же года римская армия численностью около 20 тысяч человек под командованием префекта Сирии Гая Цестия Галла подошла к Иерусалиму и заняла часть города, но после неудачного штурма хорошо укрепленной Храмовой горы вынуждена была в беспорядке отступить, потеряв около 6 тысяч человек. Римский император Нерон направил в Иудею значительные силы под командованием Флавия Веспасиана с задачей подавить восстание. Со стороны римлян это была война за сохранение господства в Иудее и условий для систематического грабежа этой провинции, за сохранение господства на Востоке.

После победы над римлянами в 66 году в Иерусалиме были выбраны военачальники, между которыми разделили территорию Иудеи для организации обороны. Иосиф, сын Матфея, описавший впоследствии ход Иудейской войны, получил Галлилею, которая имела важное стратегическое значение, так как преграждала римлянам пути вторжения в Иудею.

Прибыв в Галлилею, Иосиф прежде всего организовал местное самоуправление, затем приступил к организации работ по укреплению важных для обороны пунктов и к созданию армии. Был произведен набор местной молодежи, вооружившейся собранным для этой цели старым оружием. Галлилейская армия насчитывала около 65 тысяч пехотинцев, из них 4,5 тысячи наемников и 250 всадников. Таким образом, конницы эта армия не имела.

Армия была организована и обучалась по римскому образцу, но имела некоторые особенности. В основу организации была положена десятичная система: десятки, сотни и тысячи, во главе которых стояли соответствующие начальники. Устанавливалась военная дисциплина. Воины обучались владению оружием, перестроениям и тактическим приемам: наступлению и отступлению, сосредоточению и развертыванию флангов, взаимодействию частей боевого порядка — «как побеждающая часть подает помощь другой части в случае стесненного положения последней»{221} и т. д.

Римская армия под командованием Веспасиана вторглась в Галлилею, имея три легиона (23 когорты), насчитывавших около 18 тысяч человек, 5-6 тысяч всадников, более 10 тысяч вспомогательных войск зависимых территорий; всего, по сообщению Флавия, до 60 тысяч человек. Следовательно, силы в Галлилее были равны. Преимущество римлян заключалось в наличии у них постоянной регулярной армия, которую составляли легионы. [426]

Флавий сообщает подробности организации походного порядка римской армии данного периода. Вперед высылались вспомогательные отряды и стрелки с задачей отражать непредвиденные нападения противника и осматривать местность, удобную для засад. По характеру задач это были сильные разведывательные отряды, за которыми следовал авангард, состоявший из пехоты, конницы, представителей легионов для разбивки лагеря и рабочих-саперов, исправлявших дорогу. За авангардам под прикрытием всадников следовал обоз, который вез багаж начальствующих лиц.

В голове главных сил следовал Веспасиан с отборной пехотой и конницей, за ним мулы везли осадные машины; затем ехали легаты и начальники когорт, вслед за ними шли трубачи-сигналисты (военной музыки римляне не имели). За трубачами следовали легионы, за ними — их обозы; за обозами легионов шли наемники. Походную колонну обеспечивал с тыла арьергард, состоявший из тяжело вооруженной пехоты и конницы.

Римская армия име,ла все основные элементы походного порядка: разведку, авангард, главные силы и арьергард. О боковом охранении источники ничего не сообщают. Глубина такой походной колонны достигала нескольких десятков километров.

Вторгшись в Галлилею, римляне разрушали города, убивали иудеев, способных носить оружие, а остальных жителей продавали в рабство. Упорное сопротивление им оказал лишь город Иотопата, обороной которого руководил Иосиф, не peшившийся дать бой римлянам в открытом поле. По словам Иосифа, римляне истребили свыше 40 тысяч жителей города, включая в это число и павших в бою. Следовательно, гарнизон Иотапаты мог насчитывать не более 10 тысяч человек. В таком случае на стороне римлян было шестикратное превосходство. Преимущество римлян заключалось еще и в том, что они имели 160 метательных машин — катапульт к баллист.

Веспасиан выслал тысячу всадников с задачей оцепить город Иотопату и изолировать его от внешнего мира, что и было выполнено. На следующий день подошли главные силы римлян и расположились лагерем к северу от города, оцепив Иотопату двумя линиями пехоты и одной линией кошницы. Так было завершено обложение укрепленного города, расположенного на отвесной скале и имевшего подступы только с севера.

Первый этап борьбы — попытки римлян взять крепость штурмом без инженерной подготовки.

На следующий день после обложения города Веспасиан приказал штурмовать северную крепостную стену. Иудеи встретили римлян на подступах к стене. Завязался бой. Римские лучники, пращники и метатели копий подготовили атаку тяжелой пехоты, которая пошла на штурм. В это время гарнизон [427] Иотопаты сделал общую вылазку и контратакой отбросил римлян далеко от стены. С наступлением темноты бой прекратился. Четыре дня римляне пытались штурмовать крепость, но вылазки гарнизона срывали штурм, и римлянам пришлось отказаться от этого способа овладения крепостью.

Второй этап борьбы — инженерная подготовка штурма.

На пятый день Веспасиан собрал военный совет, на котором было решено соорудить вал против северной крепостной стены. Армия была разделена на три части: одни рубили и возили лес, другие доставляли землю и камни, третьи возводили вал под прикрытием натянутых на столбах ивняковый плетней. Иудеи с крепостной стены бросали в работавших римлян большие камни, стреляли из луков. Тогда Веспасиан приказал обстрелять стену из всех имевшихся катапульт, метавших копья, баллист, бросавших большие камни, и скорпионов, метавших стрелы. Одновременно арабские лучники, пращники и метатели копий обстреливали стену и подступы к ней. Иудеи вынуждены были уйти со стены.

Иосиф приказал производить вылазки маленькими группами. Эти группы срывали защитные кровля, убивали рабочих, разрушали вал и поджигали сваи с крышами. Веспасиан установил, что успеху вылазок способствует то, что между [428] осадными сооружениями имеются промежутки. Он приказал соединить между собой защитные кровли, чтобы создать необходимые условия для связи и взаимодействия отрядов обеспечения. Иудеи вынуждены были прекратить вылазки.

Когда римляне возвели вал почти до уровня зубцов стены, Иосиф собрал в городе каменщиков и приказал им наращивать крепостную стену. Для защиты рабочих на стене были установлены столбы и на них натянуты только что снятые с волов шкуры, которые задерживали камни, бросаемые метательными машинами противника; горящие головни оказывались безопасными, попадая на мокрые шкуры, стрелы скользили .по их поверхности. По сообщению Иосифа, стену удалось поднять до 40 м. На стене были устроены башни и бруствер. Одновременно иудеи усилили вылазки с целью разрушения осадных сооружений; вылазки проводились днем и ночью. Иногда удавалось отбрасывать передовые посты римлян до самого их лагеря. Отражение вылазок Веспасиан возложил на арабских лучников и сирийских пращников, метавших свинцовые яйцевидные пули. Иудеи, попадая в зону обстрела, бросались вперед и атаковывали лучников и пращников.

Когда вал уже приближался к крепостной стене, Веспасиан решил поставить таран, который должен был пробить брешь в стене. Установка тарана обеспечивалась лучниками и пращниками, а также действиями метательных машин. При первом ударе тарана стена задрожала. Для того, чтобы парализовать силу машины, Иосиф приказал набить мешки мякиной и опускать их .каждый раз на то место, куда прицеливался таран. Мешки изменяли направление удара тарана и ослабляли силу его удара. Тогда римляне стали привязывать впереди тарана к длинным столбам серпы, которые отрезали милки. Стена под ударами тарана начала шататься. Иудеи организовали вылазку тремя отдельными группами, отбросили римлян 5-го и 10-го легионов от их сооружений, подожгли машины и защитные кровли.

Однако к вечеру того же дня римляне снова установили таран и продолжали действовать и ночью при свете факелов. К утру стена начала поддаваться. «Но прежде чем римляне установили штурмовые лестницы, один из отрядов Иосифа, который был хорошо вооружен и защищен панцырями, воздвигнул новую стену рядом с разрушенной»{222}.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.134.98 (0.007 с.)