ТОП 10:

Современные военные идеологи империалистов подобно рассуждениям де Пика стремятся доказать, что путем изобретения еще более совершенной тактики можно завоевать мировое господство.



Эти взгляды не имеют под собой научной основы. История свидетельствует, что изменения тактики определяются прежде всего социально-экономическими и политическими факторами, развитием вооружения и техники. В то же время на развитие тактики оказывает влияние творчество войсковых масс и полководцев.

К более или менее правильному пониманию военного искусства древних народов ближе всех подходили русские военные [524] историки, в частности Голицын и Михневич, которые в своих трудах делали попытку показать военное искусство ассириян, вавилонян, египтян, индусов, персов и других народов. Русские военные историки, исследовавшие военное искусство древних народов, хотя и наметили ряд правильных отправных пунктов, но из-за своей классовой ограниченности и преклонения перед иностранщиной не смогли разработать вопросы истории военного искусства на действительно научной основе.

Марксистско-ленинская теория является единственно научной основой для правильного понимания явлений войны, процесса развития истории военного искусства. Она помогает понять закономерности и пути развития военного искусства, богатство исторических форм вооруженной борьбы, стратегии и тактики, организации, обучения и воспитания армии, являющихся продуктом длительного исторического развития. Поэтому с теоретической точки зрения военное искусство античного мира представляет большой интерес.

Советская военно-историческая наука исследует военное искусство народов древнего мира не изолированно, а в тесной связи и взаимозависимости каждого народа, игравшего определенную роль во всемирно-историческом процессе общественного развития.

Одной из задач советской военно-исторической науки является выявление исторической роли племен и народов, населявших территорию, занимаемую в настоящее время Советским Союзом.

Важное место в истории борьбы народов за свою независимость заняли скифы, разгромившие персидскую армию под командованием Дария. Очевидна роль племен Урарту, остановивших продвижение ассирийцев на север. Ожесточенную борьбу с римскими легионами вела древняя Армения. Успешные войны племен и народов, боровшихся за свою независимость, ограничивали захватнические стремления римских рабовладельцев и ослабляли военную мощь Римской империи.

Еще великий русский ученый Ломоносов говорил: «Всяк, кто увидит в российских преданиях равные дела и героев, греческим и римским подобных, унижать нам перед оными причины иметь не будет, но только вину полагать должно на бывший наш недостаток в искусстве, каковым греческие и латинские писатели своих героев в полной славе предали вечности»{352}.

В зависимости от политических целей войны древнего мира имели различный характер. Восстания и революционные войны рабов, войны за независимость племен и государств (скифов, греков, Урарту, армян, галлов и др.), войны за освобождение от чужеземного ига (войны Египта, Парфии, Иудеи) были [525] справедливыми. Больше было несправедливых войн, проводившихся с целью захвата чужих земель, порабощения племен и народов, добычи рабов (войны египетских фараонов, ассирийских, персидских и македонских царей, карфагенских и римских полководцев и др.), войн рабовладельческих государств за гегемонию, за то, кому больше грабить и угнетать: т. е. древних империалистских войн (египетских, ассирийских, персидских, пелопоннесских, пунических, Римской империи и др.). Были и гражданские войны класса рабовладельцев за изменение политических форм рабовладельческого государства с целью сохранения и упрочения рабовладельческого строя.

Таковы основные виды войн рабовладельческого общества. Успехи, которых добивались государства в несправедливых войнах, определялись не какими-либо особыми качествами ассирийцев, греков или римлян, а экономической и политической слабостью их противников (Вавилона, Персии, Карфагена, Македонии, галлов, древних германцев и др.).

История военного искусства рабовладельческого общества является наглядным подтверждением важнейшего положения марксистско-ленинской теории о том, что организация армии, способы и формы ведению войны зависят прежде всего от экономических условий, т. е. от развития производства.

Рабовладельческий способ производства имеет свою историю возникновения и развития. Производительность раба Греции и Рима была значительно выше производительности раба примитивно-рабовладельческих государств древнего Востока. Впоследствии с развитием производства рабство в Римской империи становилось экономически невыгодным; характер основных противоречий рабовладельческого общества менялся: противоречия между рабами и рабовладельцами, богатыми и бедными, полноправными и неполноправными гражданами углублялись. Развитие производства определяло изменение соотношения классов и политических форм господства рабовладельцев, с чем непосредственно было связано изменение вооруженной организации — армии и флота.

Классовый характер армии рабовладельцев, предназначавшейся прежде всего для подавления рабов и ведения захватнических, грабительских войн, выступает особенно наглядно. Развитие рабовладельческого общества вызывало и изменение принципов комплектования и характера армии. В кастовое войско и в рабовладельческую милицию не допускались не только рабы, но даже и неполноправные граждане. Служить в армии мог и обязан был лишь полноправный гражданин.

Однако крупные рабовладельцы довольно скоро стали откупаться от «налога кровью». Возникло наемничество, а вместе с ним появились и постоянные армии. Служба в армии становилась не гражданским долгом, не обязанностью, а профессией. Улучшилась боевая выучка воина, но его моральные [526] качества стали ниже. В милиционной армии воин сражался за интересы своего класса. В армии, состоявшей из наемников, он воевал за чуждые ему интересы и поэтому не отличался высокой стойкостью и упорством в бою.

В римскую армию были допущены уроженцы провинций (германские и галльские племена), а в отдельных случаях — вольноотпущенники и рабы. В результате этого качество римского легионера значительно снижалось, что оказывало влияние на состояние армии в целом, на способы ведения войны. Под воздействием «варварских» племен изменился не только состав римской армии, но и ее вооружение, организация, тактика и стратегия. Начиная с III века н. э., влияние военного искусства «варваров» на римскую армию становится особенно заметным.

Таким образом, с развитием рабовладельческого общества изменялся состав армии, изменялся и ее характер. Состав армии рабовладельцев определялся принципом комплектования: армию представляли или господствующая каста рабовладельческого государства, или рабовладельческая милиция, или же наемники из деклассированных элементов и иноземных племен. Характер рабовладельческих армий также был различен: племенные ополчения, постоянное войско в форме военных поселений, милиционная армия, постоянная регулярная армия. Структура армий находилась в непосредственной зависимости от занятия населения — из землевладельцев создавалась пехота, из скотоводов комплектовались боевые колесницы и иррегулярная конница.

В армиях древнего Рима получили развитие два рода войск — пехота и конница. Вначале они были однородны. Затем произошло разделение пехоты и конницы на тяжелую, легкую и среднюю. Впоследствии у римлян тяжелая пехота и конница утратили свое прежнее значение; снова восстановилась однородность, но на иной основе — явление, характерное для периода упадка рабовладельческого общества.

Развитие общественного производства обусловливало усовершенствование вооружения. Прежде всего развивалось и совершенствовалось ручное оружие. Греческое копье (2 м) и македонская сарисса (4-6 м) были оружием ударного действия. Дротиками и луком со стрелами вооружалась легкая пехота. Предельная дальность стрельбы из лука равнялась 200 м, наилучшая прицельная стрельба велась с дистанции до 100 м (скорострельность 4-6 выстрелов в минуту). Дротик метался на дистанцию до 25 м, а наилучшие результаты метания достигались на расстоянии до 15 м. Пилум метался на дистанцию 7-10 м.

Метательное и ударное оружие в армии греков раздельно находилось на вооружении легкой и тяжелой пехоты. Тяжелый римский пехотинец был вооружен тяжелым и легким [527] пилумом и мечом. Таким образом, один боец теперь имел оружие и для метания и для удара.

Постепенно совершенствовалось защитное вооружение. Но в римской армии в связи с ухудшением боевых качеств легионера тяжелые латы и копья были сняты с вооружения. В бою широко начали применять метательное оружие. Система регулярного обучения была отодвинута на задний план. Профессиональный солдат оказался плохо подготовленным для ведения боя.

Развивалась крепостная и осадная техника. Осадная техника древнего мира достигла наивысшего совершенства у римлян. Греки брали крепости преимущественно измором. Машины для метания стрел, камней и ядер применялись, как правило, только в крепостной войне.

У римлян в этот период можно найти зачатки «полевой артиллерии» — катапульты и баллисты, которые находились на вооружении легионов императорского Рима. Катапульта бросала камни весом до 0,5 т на дистанцию до 500 м. Баллиста метала большие стрелы и камни на дистанцию 800-1000 м. Онагр бросал ядро весом 2 кг на 300 м. Дальность стрельбы метательных машин превышала дистанцию стрельбы лучника в несколько раз, но скорострельность лучника была во много раз больше скорострельности машин.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.007 с.)