ТОП 10:

Онисандр большое внимание уделил организации разведки противника, мероприятиям по борьбе со шпионами и сохранению военной тайны.



В «Наставлении военачальникам» обстоятельно рассмотрены вопросы построения войск для боя и организация взаимодействия пехоты и конницы, а также составных частей боевого порядка. Автор рекомендовал не слишком растягивать фалангу в длину, чтобы противник не смог окружить и прорвать ее фронт. Необходимо также, по его мнению, выделить часть сил для непосредственной поддержки сражавшихся войск и часть сил в засаду, которая выполняла бы роль общего резерва. В ходе боя, пишет Онисандр, особенно дезорганизует противника атака с тыла, которую следует готовить заблаговременно. Для своих же войск полезно во время боя разглашать «приятные известия, хотя бы они были и ложны». Древний теоретик неоднократно рекомендовал пользоваться обманом своих войск. Это положение его ошибочно, так как обман неизбежно приводит к потере доверия войск к полководцу, без которого невозможна победа.

Управлять войсками в бою и вообще отдавать распоряжения полководец должен не непосредственно армии, а только через подчиненных ему начальников, строго соблюдая воинскую иерархию. Невыполнение этого требования дезорганизует войско и лишает военачальника возможности управлять ходом боя. Тщательно разработав план боя, полководец, однако, в ходе его должен действовать сообразно с обстановкой, так как уже завязка боя изменяет первоначальную обстановку и открывает «многоразличные обстоятельства». Чтобы не потерять управление своими войсками, полководец сам не должен сражаться. Показ личной храбрости приносит больше вреда, чем пользы, так как выполнение обязанностей сражающегося солдата, по утверждению Онисандра, лишает полководца возможности «действовать умом», что является его долгом.

По окончании успешного боя полководец должен наградить всех отличившихся. Что касается пленных, то, по мнению [468] Онисандра, не всегда следует позволять их грабить, а лучше продавать в рабство. «Военное право и справедливость» требуют распределения трофеев между воинами, которым надо разрешить «пиршество, спокойную жизнь в домах и освобождение от трудных работ». Таковы в изображении идеолога рабовладельческого строя моральные и экономические основы войны «по справедливой причине».

В период разложения римской армии и упадка военного искусства взоры военных теоретиков стали обращаться к прошлому. Одним из таких теоретиков IV века был Вегеций. Он тщательно изучил боевой опыт прошлого и военно-теоретические работы и написал «Краткое изложение основ военного дела», явившееся теоретическим выражением достигнутого римлянами уровня развития военного искусства. Вегеций изложил общую теорию военного искусства на основе изучения богатого военно-исторического опыта греков и особенно римлян. В своей работе он рассматривает вопросы комплектования, обучения и организации армии, описывает боевые порядки и тактические приемы, приводит основные правила ведения войны и боя, описывает способы обороны и осады крепостей.

Вся работа Вегеция состоит из четырех небольших книг (глав), написана кратко и ясно и по своему существу является уставом древнеримской армии. Следует, однако, учитывать, что Вегеций жил в эпоху, когда римское военное искусство переживало упадок, вызванный разложением рабовладельческого строя в целом. Это наложило отпечаток на его книгу. Не сумев вскрыть настоящих причин падения боеспособности римских армий, Вегеций видит их в забвении старых образцов. Отсюда его постоянное подчеркивание достижений военного деле во времена рабовладельческой республики и горячий призыв восстановить эти достижения в императорской армии IV века. Вегеций восхваляет прошлое и рекомендует возвращение его для восстановления боеспособности армии, которая должна обеспечить подавление восстаний угнетенных масс и сохранение провинций. В этом прежде всего проявляется классовая сущность его труда.

При комплектовании армии, по словам Вегеция, новобранцев надо набирать из стран с умеренным климатом, горожанам следует предпочитать народ из деревни, который больше подходит для военного дела. Если необходимость заставит брать горожан, то их надо сейчас же учить работать, бегать, таскать тяжести, приучать к жаре и пыли, к скудной и грубой пище, к ночевкам под открытым небом или в легких палатках. В армию необходимо брать молодежь. Молодой боец лучше усваивает военное дело, отличается подвижностью и ловкостью. «Подвижность, — пишет Вегеций, — это то, что после пройденного ряда упражнений делает бойца энергичным [469] «{264}. При отборе новобранцев силу надо предпочитать росту необходимо обращать внимание на выражение лица, взгляд и на все строение тела. «Благо государства в целом зависит от того, чтобы новобранцы набирались самые лучшие не только телом, но и духом»{265}. Поэтому, по мнению Вегеция, надо учитывать происхождение и нравы новобранцев. «Чувство чести делает воина наиболее подходящим, чувство долга, мешая ему бежать, делает его победителем»{266}. Обучать труса бесполезно, боец должен обладать необходимой смелостью. «Ведь при всяком столкновении имеет значение не столько количество воинов, сколько их доблесть»{267}.

Говоря об обучении армии, Вегеций поучает: «Кто хочет мира, пусть готовится к войне; кто хочет победы, пусть старательно обучает воинов; кто желает получить благоприятный результат, пусть ведет войну, опираясь на искусство и знание, а не на случай»{268}. Обучение армии — залог ее победы. «Нет государства сильнее, счастливее и славнее, чем то, которое богато обученными воинами»{269}.

Длительная служба в войсках не дает сама по себе знания военного дела. «Всякое искусство зависит от упражнения»{270}. Поэтому, по взглядам Вегеция, надо ежедневно и преимущественно в поле тренироваться в умении владеть оружием. «Ибо насколько хорошо обученный воин жаждет сражения, настолько необученный боится его. В конце концов нужно знать, что в битве выучка приносит больше пользы, чем сила; если воин не обладает искусством владения оружием, нет никакой разницы между воином и простым деревенским жителем»{271}. Курс обучения должен быть продолжительным, чтобы воины не считали незначительным или легким искусство владеть оружием. Прежде всего надо бойцов приучить к труду. «Очень часто надо заставлять рубить лес, носить тяжести, прыгать через рвы, плавать в море или реках, полным шагом ходить или бегать даже в вооружении, со своим багажом, чтобы благодаря привычке к ежедневному труду во время мира он не казался им тяжелым во время войны»{272}. С этой же целью Вегеций рекомендовал иметь учебное оружие более тяжелое, чем оружие боевое, как это было в римских легионах времен республики. «Благодаря труду, — говорит он, — войско процветает, от безделья стареет и слабеет»{273}. [470]

Чему надо учить войска? «Нужно во время мира делать все то, что по необходимости придется, как ясно всякому, делать в сражениях»{274}, — пишет Вегеций. Таково общее направление обучения.

Каково же конкретное содержание боевой подготовки того времени? Первым разделом боевой подготовки новобранцев было обучение военному шагу — быстрому и ровному движению. Различалось два рода движения: военный шаг (за 5 часов летом пройти 20 миль){275}, полный шаг (за то же время пройти 24 мили) и бег. Обучение военному шагу производилось с выкладкой в 60 фунтов{276}. Воина обучали передвигаться скачками, преодолевать препятствия, плавать. Следующим важным разделом боевой подготовки было обучение владению оружием. Легионер учился действовать копьем, стрелять из лука и метать камни при помощи пращи на дистанцию до 200 шагов. Воина обучали искусно владеть щитом. Каждый боец должен был быть хорошим всадником. «Известно, — писал Вегеций, — ничто так не помогает в битве, как умение воинов в результате постоянного упражнения сохранять в боевом строю построение рядов и нигде, в нарушение порядка, не собираться густой толпой или же растягивать ряды»{277}. Для этого новобранцев обучали двигаться длинными шеренгами, вздваивать ряды, выстраиваться в форме каре (квадратный строй), клина (треугольный строй), а также в форме круга.

Три раза в месяц всадники и пехотинцы в полном вооружении и снаряжении должны, были выходить в поле на военную прогулку, которую они совершали военным шагом на дистанцию не менее 10 миль в один конец. Это учение проводилось как на ровной, так и на пересеченной местности. Наконец, новобранец обучался искусству устройства укрепленного лагеря. Он должен был уметь копать рвы, вбивать колья и выполнять остальные необходимые работы. «Для молодого воина, обучившегося всему этому, сражаться в строю с любым врагом — не страх, а удовольствие»{278}.

Страх перед оружием, которым армия умело владеет, заставляет врага повиноваться. К тому же надо помнить, говорит Вегеций, что «неудачи в сражениях уже не допускают исправлений, так как наказание следует тотчас же за ошибкой; ибо те, которые вступят в сражение, будучи ленивыми и необученными, тотчас же погибают, или же, обратившись в бегство, в дальнейшем они уже не смеют меряться силами с победителями»{279}. [471]

После четырех или более месяцев обучения новобранцев заносили в списки и приводили к военной присяге. «Воины клянутся, что они будут делать старательно все, что прикажет император, никогда не покинут военной службы, не откажутся от смерти во имя римского государства»{280}. Так необычайно четко подчеркнуты Вегецием классовые задачи, которые стояли перед армией. Верность императору означала верность рабовладельческому государству, в интересах которого и воевала армия.

Что касается организации армии, то ее Вегеций описывает следующим образом: «Войском называется объединение как легионов, так и вспомогательных отрядов, а также и конницы на предмет ведения войны»{281}. Воинские силы, говорит он, состоят из вооружения и мужей и делятся на три части: конницу, пехоту и флот.

Флот состоял из двух видов кораблей: либурнов (линейные корабли) и разведочных скафов. Разведочные суда окрашивались венетской краской (под цвет морских волн). Моряки и воины на этих судах надевали одежду венетского цвета. Таким образом, защитная одежда имеет очень древнее происхождение.

В конницу входили легионарные всадники, которые включались в состав легиона, и вексиллярная конница, составлявшая крылья боевого порядка. «Всадниками охраняются равнины, флотам — моря или реки, пехотой — холмы, города, ровные и обрывистые местности. Отсюда понятно, что для государства более нужны пехотинцы, которые всюду могут пригодиться; и большое число этих воинов может содержаться с меньшими затратами»{282}.

Пехота делилась на легионы и вспомогательные отряды. Термин «легион» происходит от слова ligio — «отбирать». В состав легиона входили 6100 пехотинцев, 730 всадников и, кроме того, вспомогательные отряды (легко вооруженных), которые в бою являлись поддержкой; «...будучи во всех отношениях целостным, не нуждаясь «и в какой внешней помощи, — такой, легион обычно может победить какую угодно толпу врагов»{283}.

Далее Вегеций описывает организацию, вооружение и техническое оснащение римского легиона. Легион состоял из 10 когорт, из которых первая превосходила остальные численно и достоинствами воинов; она состояла из 1150 пехотинцев и 132 всадников. Остальные когорты имели по 550 пехотинцев и 66 всадников. Каждая когорта имела пять центурий (манипул) по 110 пехотинцев и две турмы всадников по 32 человека. Центурия состояла из 10 палаток по 10 человек в каждой, которыми командовали капралы (главы палаток). [472]

Каждая когорта имела по одному онагру (для метания стрел и камней), а каждая центурия имела свою карабаллисту (баллисту, поставленную на повозку). Всего в легионе было 10 онагров и 55 карабаллист. Эта «артиллерия» применялась как для обороны лагеря, так и в полевом бою. Кроме того, легион имел при себе челноки — однодеревки для наводки мостов (понтоны), железные крючья (горпагоны), железные серпы на длинных шестах, двузубые мотыги, заступы, лопаты, корзины и ящики для переноски земли, топоры, пилы, плотничий инструмент и набор ремесленного железного инструмента для сооружения осадных машин. «Легион должен иметь при себе и возить все, что считает нужным при любом роде войны»{284}, — писал Вегеций. В легионе имелись специалисты по устройству подземных ходов под крепостными стенами противника, а также плотники, каменщики, каретники, кузнецы, маляры и другие ремесленники. В каждом легионе были мастерские для изготовления оружия.

Вегеций уделял большое внимание вопросу прохождения службы командным составом. Высших должностей командир должен достигать не иначе как путем последовательного прохождения службы. Таким образом, старшие начальники имели большой опыт и выделялись своим знанием военного дела. Каждый трибун (командир когорты) нес ответственность за состояние своей когорты. «Воздается похвала трибуну за заботливость, за .уменье, если его воин выступает в чистой одежде, в хорошем, блестящем вооружении, обученный упражнением как практике, так и теории военного дела»{285}.

Особо следует остановиться на боевых порядках и тактических формах, рекомендуемых Вегецием. «Боевым строем (acies), — пишет Вегеций, — называется выстроенное для сражения войско, фронт которого обращен против врага»{286}. Хороший боевой порядок имеет важное значение: даже самые испытанные бойцы могут быть разбиты вследствие плохого расположения.

Боевой порядок легиона состоял из двух линий по 5 когорт в каждой. Когорта выстраивалась в 6-10 шеренг. Закон построения, по словам Вегеция, таков: в 1-й шеренге должны выстраиваться обученные и старые воины (принципы), во 2-й шеренге — одетые в броню стрелки и отборные воины с копьями и пиками (гастаты), интервал между воинами — до 3 футов, «дистанция между шеренгами — до 6 футов»{287}. Эти две шеренги лучших воинов «стоят, наподобие стены, ах не следует заставлять ни отступать, ни преследовать, чтобы не пришли в беспорядок их ряды, они должны принимать наступление [473] врагов и, стоя на месте, сражаясь, отражать их или обращать в бегство»{288}. Первые две шеренги являлись опорой боевого порядка и вели оборонительный бой. 3-я шеренга состояла из легко вооруженных, обладавших наибольшей быстротой молодых стрелков, хороших копейщиков. В 4-й шеренге находились легко вооруженные стрелки последних наборов, снабженные щитами и ведущие бой дротиками и маттиобарбулами{289}. 3-я и 4-я шеренги выходили вперед и вызывали врага на бой, действуя своим оружием. Если враг обращался в бегство, легко вооруженные воины вместе со всадниками преследовали его. Если же атаки легко вооруженных были отбиты, они отходили за 1-ю и 2-ю шеренги, которые принимали на себя удар врага. В 5-й шеренге находились воины с ручными баллистами и пращники. В 6-й шеренге стояли самые сильные и хорошо вооруженные бойцы (триарии), которые обычно в начале сражения сидели, для того чтобы, отдохнув и собравшись с силами, стремительно напасть на врага.

Вегеций утверждал, что лучше увеличивать глубину построения боевого порядка, чем растягивать боевой фронт, который в этом случае может быть легко прорван. Здесь он выступает против манипулярного строя легиона за возвращение к фаланге, способной лишь к оборонительным действиям. Таким образом, несмотря на свое преклонение перед прошлым военным опытом, он не мог полностью отбросить современный ему боевой опыт. Боевой порядок Вегеция — смешение старых и новых тактических форм.

Фаланга пехоты должна, по его мнению, прикрываться тяжелой конницей (всадниками, одетыми в панцыри и вооруженными пиками). Быстрые и легко вооруженные всадники должны были рассыпаться по неприятельским флангам и приводить их в беспорядок. Если противник имел более сильную конницу, то римскую конницу следовало усиливать быстрыми пехотинцами с легкими щитами (велитами), поставив одного пехотинца между двумя конями. «Есть великолепный прием, который сильно способствует победе: позади рядов, или флангов, или в центре, вождь создает отряды из отборных пехотинцев и всадников, присоединив к ним викариев (заместителей) комитов и свободных от командования трибунов»{290}. Организованный из лучших бойцов, резерв являлся средством маневра: его задачей было отражение сильных атак врага, прорыв боевого порядка и охват флангов. При небольшой численности войск необходимо делать боевой порядок короче, чтобы больше сил выделить в резерв, который обеспечивает свободу маневра; «...лучше в тылу боевого строя сохранить [474] много отрядов в резерве, чем широко растянуть боевой строй»{291}.

В бою Вегеций рекомендовал применять различные боевые порядки. В случае охвата фланга его следует завернуть и закруглить. Затем надо применять в зависимости от обстановки «клин», «пилу» и «клубок». «Клином» называют отряды пехоты, соединенные в боевой строй, в котором первые ряды короткие, а дальнейшие становятся все шире; он прорывает строй врагов, потому что копья многих направлены в одно место. Этот строй воинов называют «свиное рыло». Против такого клина пускается в дело строй, который носит название «ножницы». Из отборных воинов устраивается строй в виде буквы V; он принимает в середину к себе клин и захватывает его с двух сторон, после чего клин уже не может прорвать боевую линию. Равным образом и «пила», состоящая из самых смелых воинов, в виде прямой линии выстраивается перед фронтом, против врагов, чтобы приведенный в беспорядок строй мог вновь выправиться. «Клубком» (глобусом) называется строй, который, будучи отделен от своих, внезапными нападениями то [475] там, то здесь пытается ворваться в середину врагов; против него обычно посылается другой, более сильный и многочисленный «клубок»{292}.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.80.87 (0.007 с.)