ТОП 10:

Обстоятельное исследование военного искусства этого периода имеется в третьем томе труда Дельбрюка — «Средневековье». Военное искусство XVI в. он исследует в четвертом томе, названном «Новое время».



Дельбрюк подверг критике существовавшие концепции и источники. В частности, он пытался опровергнуть утверждение о том, что у Каролингов было народное крестьянское войско, и старался доказать, что они имели профессиональное войско небольшой численности. Вообще немецкий историк возражал против всякой значительной цифры, встречающейся в источниках, что влекло за собой огульное отрицание достоверности почти всех источников.

Единой основы периодизации истории военного искусства «средневековья» у Дельбрюка нет. В первой части он исследует «Карла Великого и его потомков», во второй — «Завершенное феодальное государство», в третьей — «Середину средних веков», в четвертой — «Позднее средневековье» и в пятой — «Швейцарцев». Здесь имеется все — деятельность личности, характер государства, деление на части периода общественного развития, деятельность нации. Нет только научной основы периодизации, требованием которой является единство, определяющееся содержанием данного явления. Возрастное деление (раннее, развитое и позднее средневековье) является перенесением биологических процессов на развитие общества.

Положительной стороной третьего и четвертого томов Дельбрюка является исследование состояния вооруженной [29] организации многих народов — франков, арабов, швейцарцев, итальянцев, турок, чехов и немцев в особенности. О вооруженной организации Русского государства Дельбрюк даже не упоминает. Русское военное искусство немецкий историк игнорировал.

Недостатком этих томов труда Дельбрюка является то, что Дельбрюк не исследовал вопросов стратегии в войнах данного периода. Хотя в «Середине средних веков» (часть третья) третьего тома имеется четвертая глава — «Стратегия» объемом в пять страниц (из 485 страниц текста), однако и она представляет собой лишь общие рассуждения. История военного искусства «средневековья» сведена к тактике, к перечню сражений, точнее, к критике источников и трудов по многочисленным боям этого периода.

Из трудов американских военных историков заслуживают упоминания «Очерки всемирной военной истории» Вильяма Митчела. Тысячелетнему периоду в развитии военного искусства он отводит три главы — «Магометане», «Феодальная военная система», «Чингисхан» (всего 69 страниц). Военное искусство у Митчела сведено главным образом к деятельности полководцев. По книге Митчела нельзя составить представления о военном искусстве этого периода.

Для исследования военного искусства феодального периода войны большое значение имеют многочисленные капитальные труды по общей истории буржуазных историков, хотя эти историки и излагают фактический материал на идеалистической основе. К таким трудам можно отнести, например, многотомную «Всеобщую историю» Лависа и Рамбо.

Из крупных работ, посвященных истории Русского государства, прежде всего необходимо отметить труд Ломоносова «Древняя Российская история», в котором впервые освещаются и частично обобщаются вопросы русской военной истории, многотомный труд Карамзина «История государства Российского», «Историю России с древнейших времен» Соловьева и «Курс Русской истории» Ключевского. Во всех этих трудах обстоятельно говорится о военной организации и войнах, но роль военных деятелей, как правило, оценивается с идеалистических позиций.

На научных основах общую историю средних веков, историю СССР и историю народов, вошедших в состав Советского Союза, разрабатывают советские историки. За последние двадцать лет советская историческая наука достигла значительных успехов. Следует отмстить труды Грекова, Мавродина, Дьяконова, Косминского, Сказкина, Пичета, Тихомирова, Готье и многих других. Советские историки вскрывают действительные основы развития вооруженной организации и выявляют движущие силы войн. Для военного историка ценный материал дает «История дипломатии» под редакцией В. П. Потемкина, [30] где вскрыты основы и характер внешней политики важнейших государств на различных этапах их развития.

В целом имеется богатый и уже значительно обобщенный материал для разработки истории военного искусства феодального периода войны. Однако следует отметить, что у нас еще нет капитальных трудов даже по истории русского военного искусства этого периода.

Советским военным историкам предстоит решить эту задачу. [31]

Часть I.

Военное искусство первого этапа феодального периода войны

Глава первая.

Военное искусство вооруженной организации древних славян

Древние славяне и их военная организация

После того как многочисленные племена «варваров» разгромили Западную Римскую империю, в борьбу с Восточной Римской империей вступили славянские племена, которые оказали существенное влияние на историю «второго Рима». По словам Энгельса, культурная полоса античности в V и VI вв. была «разорвана и смята немцами и славянами с севера и арабами с юго-востока...»{10}.

Римские писатели I в. (Плиний Старший, Тацит) сообщают, что территория к востоку от Вислы и к северу от Дуная в их время была заселена многочисленными племенами винидов. Это были славянские племена, которые жили не только восточнее Вислы, но и к западу от нее. Более подробные сведения о славянах имеются в работах писателей ранне-византийского периода VI — VIII вв.

Иордан, автор «Истории готов», в VI в. писал: «От истоков реки Вислы на неизмеримых пространствах основалось многолюдное племя винидов. Хотя названия их изменяются теперь в зависимости от различных племен и местностей, однако главным образом они именуются склавинами и антами. Склавины живут от города Новиетуна и озера, которое именуется Мурсианским, до Данастра, а на севере до Вислы; анты же, храбрейшие из них, живя на изгибе Понта, простираются от Данастра до Данапра»{11}. [34]

Таким образом, от Азовского моря до Вислы с древнейших времен обитали многочисленные славянские племена. Антами называли восточных славян, которые, по свидетельству Иордана, были храбрейшими из всех славянских племен.

Прокопий Кессарийский, Агафий, Маврикий, Феофилакт Симокатт и другие писатели VI — VIII вв. сообщают более подробные сведения об общественном устройстве и военной организации славян, а также о некоторых способах ведения ими войны и боя.

Основными занятиями славянских племен были земледелие и скотоводство, о чем косвенно говорят Прокопий и Маврикий и что подтверждается археологическими данными. В хлебных ямах славян хранились большие запасы ячменя и проса, для обнаружения которых Маврикий рекомендовал снаряжать солдат железными щупами. Имеются данные о том, что славяне занимались скотоводством; археологические данные (находки удил и стремян) свидетельствуют о развитии у них коневодства. Охота, бортничество и рыболовство были подсобными промыслами. [35]

Славянские племена в VI в. вели оседлый образ жизни, что подтверждается характером их занятий и устройством поселений, которые обычно находились в лесах, болотах, посреди рек и озер. Это были городища, состоявшие из землянок со многими выходами, чтобы в случае нападения можно было скрыться через один из запасных ходов. Посреди рек и озер сооружались, по-видимому, свайные постройки. Таким образом, поселения славянских племен были надежно укрыты и трудно доступны, а поэтому отсутствовала надобность в строительстве таких оборонительных построек крепостного типа, какие, например, сооружались в древнем Египте, на Ближнем Востоке, в Греции и Риме.

Древние славяне умели делать «моноксилы» — лодки-однодревки, на которых они по рекам спускались к Понту (Черному морю). На лодках славянские воины появлялись под Корсунем в Крыму, под Константинополем и даже на Крите в Средиземном море.

По свидетельству Прокопия, склавины и анты отличались очень высоким ростом и огромной силой. «Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные»{12}. Древние авторы отмечают у склавин и антов ловкость, выносливость, гостеприимство и любовь к свободе. Так, Маврикий пишет: «Их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране. Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. К прибывающим к ним иноземцам они относятся ласково и, оказывая им знаки своего расположения, (при переходе их) из одного места в другое охраняют их в случае надобности, так что, если бы оказалось, по нерадению того, кто принимает у себя иноземца, последний потерпел (какой-нибудь) ущерб, принимавший его раньше начинает войну (против виновного), считая долгом чести отомстить за чужеземца. Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая (срок рабства) определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси, или остаться там (где они находятся) на положении свободных и друзей?»{13}

Из этого сообщения Маврикия, как и из других источников, видно, что у славян существовала кровная месть, следствием которой являлись вооруженные конфликты между племенами. [36]

В VI веке, о котором имеются более подробные сведения, славянские племена находились на ступени разложения первобытно-общинного строя; развивалось неравенство, появились знатные и богатые, которые имели рабов.

Особенностью развития славянских племен является отсутствие у них долгового рабства; рабами были только военнопленные, да и те имели возможность выкупиться или стать равноправными членами общины. Это было патриархальное рабство, которое, у славян не превратилось в рабовладельческий строй.

У славян существовала родовая община, которая имела земельную собственность. Частной собственности на землю не было и тогда, когда семья стала получать определенное пахотное поле, так как пахотная земля периодически подлежала переделу. Выгоны, леса, луга, охотничьи и рыбные угодья продолжали оставаться общинной собственностью. Родовая община при наличии земельной общинной собственности исключала возможность развития рабовладельческого способа производства. Общественное развитие славян пошло другим путем.

По сообщению Прокопия, «эти племена, склавин и антов, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим»{14}. Вече (собрание рода или племени) было высшим органом власти. Делами рода ведал старший в роде (староста, господарь).

Уже в конце V века стали возникать более или менее значительные объединения славянских племен для отражения нападения врагов или организации походов в пределы Восточной Римской империи. Войны способствовали упрочению власти военачальника, который превратился в князя, имевшего свою дружину. У древних авторов упоминаются имена славянских вождей и князей. Так, например, Иордан отметил в IV в. поражение вождя антов Божа с сыновьями и 70 старейшинами.

Общественное устройство славян в VI в. представляло собой военную демократию, органами которой были вече или собрание племен, совет старейшин и князь — военачальник. Князь имел свою дружину. Некоторые военачальники поступали на службу в Восточную Римскую империю. Но славянские племена обосновывались на Балканском полуострове не в качестве наемников, а в качестве завоевателей.

Маврикий отмечает, что у славян существовала межплеменная рознь. «Не имея над собою главы, — писал он, — они враждуют друг с другом; так как между ними нет единомыслия, то они не собираются вместе, а если и соберутся, то не [37] приходят к единому решению, так как никто не хочет уступить другому»{15}. Для борьбы со славянами Маврикий рекомендовал пользоваться их межплеменной рознью, натравливать одни племена на другие и этим самым ослаблять их.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.137.159 (0.01 с.)