ТОП 10:

Государственный строй в римской империи



То обстоятельство, что социально-экономические изменения в период империи были в основном порождением процессов, зародившихся еще в республиканский период, определило и характер политической структуры Рима - устаревшие республиканские учреждения сохраняются и в первые века существования империи. Немалую роль в этом сыграли и традиционные республиканские представления, утверждавшиеся почти половину тысячелетия, покончить с которыми сразу было невозможно. Империя поначалу как бы рядилась в республиканские одежды, маскирующие действительную власть главы государства. Да и само наименование государства - "империя" достаточно условно. Титул "император" долгое время оставался почетным военным титулом, и только со временем глава государства стал именоваться императором. Во всяком случае, до середины III в. императоры получали свой титул как почетный военный титул по нескольку раз. Но и после этого они продолжали получать по нескольку раз власть трибуна и консула.

Постепенно власть императоров усиливается. Необходимость в ее маскировке республиканскими учреждениями и влияние республиканских традиций, проявлявшееся в периодически возникавших конфликтах между императором и сенатом, уходят в прошлое. К концу II в. сенат окончательно отстраняется от управления. Оно переходит к чиновничье-бюрократическому и военному аппарату, возглавляемому императором. В конце III в. монархия утверждается в чистом виде Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М. 1999. .

Период империи принято делить на два этапа: 1) принципат (I в. до н.э. - III в. н.э.), от "принцепс-сенатус" - первый сенатор. Этот титул впервые получил от сената основатель империи Октавиан Август, поставленный первым в списке сенаторов и получивший право первым выступать в сенате, что позволяло предопределять решения последнего; 2) доминат (III-V вв.), от "доминус" - господин, владыка, что свидетельствовало об окончательном признании абсолютной власти императора.

Принципат. Переход управления государством к принцепсу произошел благодаря наделению его высшей властью imperium, избранию на важнейшие должности, созданию им отдельного от магистратур чиновничьего аппарата, обеспечиваемого образованием собственной казны принцепса, и командованию всеми армиями. Уже Октавиан получил imperium, включавший помимо традиционного командования армией (он взял на себя командование всеми армиями) право объявлять войну, заключать мир и международные договоры, содержать собственную гвардию (преторианские когорты), право высшего уголовного и гражданского суда, право толковать законы. Постановления принцепса начинают рассматриваться как имеющие силу закона, и к концу принципата общепризнанным станет положение: "что решил принцепс, то имеет силу закона".

Принцепсы избираются в нарушение республиканских традиций одновременно консулами, цензорами и народными трибунами (Октавиан 13 раз избирался консулом, 3 раза цензором и 37 раз народным трибуном). Как консул он мог, воспользовавшись правом интерцессии, отменить решение любого магистрата, как цензор - формировать сенат из своих сторонников, как трибун - наложить вето на постановление сената или решение магистрата. Кроме того, Октавиан получил звание понтифика - верховного жреца, ведавшего отправлением религиозных культов.

Первоначально власть принцепса не была наследственной. Юридически он получал власть по решению сената и римского народа, но он мог указать своего преемника (обычно сына или усыновленного), которого сенат и избирал принцепсом. Вместе с тем все чаще бывали случаи свержения принцепсов и назначения новых в результате дворцовых переворотов, совершаемых с помощью армии. Преемники Октавиана стали пользоваться теми же полномочиями, постепенно усиливая власть принцепса, хотя поначалу им приходилось иногда преодолевать оппозицию сената.

Компетенция сената существенно изменяется. Поскольку из народных собраний сохранились только трибутные, созывавшиеся к тому же все реже, с I в. постановления сената - сенатус-консульты получают силу закона. Но право принцепса назначать сенаторов и периодически проводившиеся принцепсами "чистки" сената привели к тому, что со II в. сенат практически только утверждал предложения принцепса. Почти то же произошло с перешедшим от народного собрания к сенату правом избирать и контролировать магистратов - часть из них могла быть избрана только из кандидатов, предложенных принцепсом. Ограничиваются права сената по распоряжению государственными финансами и управлению провинциями. Полностью утрачивается его компетенция в военной и внешнеполитической областях Караваев А.К. История Древнего Рима. М. 2000..

Параллельно с республиканскими магистратурами создается императорский чиновничий аппарат, на вершине которого стояли совет и канцелярия принцепса, в которую входило несколько ведомств со штатом чиновников. В совет включались префекты, "друзья" императора, начальники ведомств канцелярии. В канцелярию входили ведомства финансов, прошений, официальной переписки, личного имущества императора, императорского суда и др. Члены совета, выполнявшего совещательные функции, и начальники ведомств канцелярии назначались самим принцепсом из его приближенных. Чиновничьи должности стали получать и вольноотпущенники императора, и даже его рабы. К высшим чиновникам, назначавшимся из сенаторов и всадников, относились префект претория, командовавший императорской гвардией, префект города Рима, распоряжавшийся полицейскими когортами, префект Египта, префект, отвечавший за снабжение продовольствием и др.

Произошла реорганизация управления провинциями, ставшими составными частями Римского государства. Они были разделены на императорские и сенатские. Первые управлялись назначаемыми принцепсом легатами, осуществлявшими военную и гражданскую власть с помощью собственного совета и канцелярии, вторые - назначаемыми сенатом проконсулами и пропреторами, избиравшимися из сенаторов по жребию и находившимися в двойном подчинении - сената и принцепса.

Создаваемый чиновничий аппарат не представлял собой стройной системы и был, особенно в первые века империи, сравнительно малочисленным. Но по сравнению с республиканским он обеспечивал более эффективное управление разросшимся государством в силу складывающейся централизации и иерархии чиновничества.

Разделение провинций на императорские и сенатские имело еще одно важное последствие. Доходы с сенатских провинций поступали в государственную казну, которой распоряжался сенат, доходы же с императорских провинций шли в казну принцепса - фикс. Поскольку к первым были отнесены немногочисленные (11 из 45), давно завоеванные и, следовательно, разграбленные Римом провинции, казна сената была перманентно скудной, а порой и пустой. Императорские провинции были завоеваны сравнительно недавно, и ограбление их только начиналось, что давало принцепсу громадные доходы, увеличиваемые поступлениями от императорских поместий и широко практиковавшихся проскрипций. Сенат иногда вынужден был брать у принцепса деньги взаймы.

Постепенно власть принцепса распространялась и на сенатские провинции, и к III в. они все стали императорскими.

Армия. Право командования армией и возможность содержать ее за счет не только государственной, но и собственной казны позволили принцепсам превратить ее в мощную опору личной и государственной власти. Более того, армия превращается во влиятельную политическую силу, от которой зависела порой и судьба самого принцепса. Если при республике единство политической власти и военной силы олицетворялось центуриатным собранием военнообязанных граждан и сенатом, распоряжавшимся армией, то теперь это единство олицетворялось принцепсом. В Риме возникает единая военно-бюрократическая организация управления.

После перехода к профессиональной армии она превращается в корпоративную организацию. Октавиан произвел ее реорганизацию, разделив на три части. Привилегированное положение занимала преторианская гвардия. Ее когорты при Октавиане насчитывали 9000 человек. Преторианцы набирались из римских граждан италийского происхождения и получали жалованье в 3,5 раза больше, чем легионеры, служили 16 лет и после отставки располагали солидным имуществом и пополняли ряды господствующего класса. Основную часть армии (при Октавиане 300 000 человек) составляли легионеры, набиравшиеся из граждан римских провинций. Они служили 20 лет и получали жалованье, позволявшее после отставки завести небольшое рабовладельческое хозяйство и влиться в состав провинциальной знати. Третью часть армии составляли вспомогательные войска (численностью до 200 000 человек), комплектовавшиеся из жителей провинций, не имевших прав римских граждан. И хотя жалованье у них было в три раза меньше, чем у легионеров, и срок службы 25 лет, а дисциплина жестче и наказания суровее, служба во вспомогательных войсках все же привлекала возможностью получить римское гражданство, а для неимущих и скопить некоторые средства. После упоминавшегося эдикта Каракаллы, давшего римское гражданство всем свободным империи, социальная разница между легионными и вспомогательными частями исчезает, растет корпоративный дух армии, что еще больше увеличивает ее политическую роль.

Доминат. Уже в период принципата рабовладельческий строй в Риме начинает клониться к упадку, а во II-III вв. назревает его кризис. Углубляется социальное и сословное расслоение свободных, усиливается влияние крупных земельных собственников, растет значение труда колонов и уменьшается роль рабского труда, приходит в упадок муниципальный строй, исчезает полисная идеология, на смену культу традиционных римских богов идет христианство. Экономическая система, основанная на рабовладельческих и полурабовладельческих формах эксплуатации и зависимости (колонат), не только перестает развиваться, но и начинает деградировать. К III в. становятся все более частыми и широкими восстания рабов, почти неизвестные начальному периоду принципата. К восставшим рабам присоединяются колоны и свободная беднота. Положение осложняется освободительным движением покоренных Римом народов. От захватнических войн Рим начинает переходить к оборонительным. Резко обостряется борьба за власть между враждующими группировками господствующего класса. После правления династии Северов (199-235 гг.) наступает полувековая эпоха "солдатских императоров", приводимых к власти армией и правивших по полгода, году, самое большее пять лет. Большинство из них были убиты заговорщиками. Принципат подавил дух гражданственности у римлян, республиканские традиции ушли теперь уже в далекое прошлое, последний оплот республиканских учреждений - сенат окончательно подчинился принцепсу. С конца III в. начинается новый этап истории империи - доминат, во время которого Рим превратился в монархическое государство с абсолютной властью императора.

Окончательный переход к доминату датируется 284 годом и приходом к власти Диоклетиана, приказавшего именовать себя Доминусом.

Титулы императора - Август и Доминус подчеркивали неограниченный характер его власти. Как правило, императоры обожествлялись, а некоторые из них после смерти объявлялись богами со своими религиозными культами. Население империи превратилось из граждан в подданных императора, которые стали рассматриваться даже как его рабы - сервы.

Существовавший при принципате совет принцепса превращается в государственный совет - консисториум. Складывается развитый аппарат чиновников, разделенных на ранги, с определившейся иерархией и правилами повышения в должности. С отделением гражданской власти от военной появляются гражданские и военные чиновники. Особняком стоит третья группа чиновников - придворные, возглавляемые играющим большую роль управляющим дворцом императора.

В отличие от принципата старые республиканские учреждения потеряли всякое общегосударственное значение. Римом стал управлять префект, назначаемый императором и подчиненный ему. Сенат превратился в совет города Рима, а магистраты - в муниципальных должностных лиц.

Изменилась и военная организация. В связи с массовыми восстаниями рабов и покоренных народов, а также возросшей необходимостью защищать пределы государства от вторжения германских, славянских и малоазиатских племен, армия подразделяется на подвижные (для подавления восстаний) и пограничные войска. Широкий доступ в армию получают "варвары", порой используется и вооруженная сила их племен.

Преторианская гвардия, сыгравшая важную роль в эпоху "солдатских императоров", преобразуется в дворцовую стражу, которая, впрочем, порой тоже определяла судьбу императоров. Общеимперская полиция возглавлялась начальником императорской канцелярии (в Риме - префектом города), развившаяся тайная полиция - префектом претория.

Большое значение для дальнейших судеб империи имели реформы Диоклетиана, закрепленные и развитые в законодательстве Константина.

Диоклетиан провел экономическую, военную и административную реформы. В экономической области Диоклетиан попытался приостановить обесценение денег в результате выпуска монет с низким содержанием драгоценного металла. Он выпустил полноценные золотые и серебряные монеты, но они скоро исчезли из обращения, и пришлось вернуться к выпуску низкопробных монет.

Более эффективной оказалась реформа налогообложения. Большая часть налогов стала взиматься не натурой, а деньгами. В целях обеспечения поступления налогов была введена периодически повторявшаяся перепись населения. В основу налогообложения в сельской местности были положены размер землевладения и количество обрабатывающих землю лиц. В городах вводилось подушное налогообложение. Поскольку за уплату налогов отвечали землевладельцы и городские чиновники, реформа способствовала прикреплению основной массы сельского и городского населения (колонов и ремесленников) к месту жительства и профессии.

Военная реформа, закрепившая образование пограничных и подвижных войск, ввела помимо существовавшего набора в армию добровольцев рекрутский набор. Землевладельцы в зависимости от размера землевладения были обязаны поставлять определенное число рекрутов из колонов и сельскохозяйственных рабочих.

Наиболее далеко идущие последствия имела административная реформа Диоклетиана. Сложная внутриполитическая обстановка, тяжелое внешнеполитическое положение империи, далеко зашедшие процессы экономического обособления провинций, да и бесконечные государственные перевороты времен "солдатских императоров", предшествовавших приходу к власти Диоклетиана, вынудили его в 285 году назначить себе соправителя - цезаря. Через год цезарь был объявлен Августом, с такой же, как у Диоклетиана, властью по управлению частью империи. Империя была разделена на две части - западную и восточную. Правда, законодательство еще оставалось единым, поскольку законы издавались от имени обоих императоров. Каждый из них назначал себе соправителя - цезаря. В результате возникла тетрархия, состоявшая из четырех частей, включавших 100 провинций. Рим был выделен в особую 100-ю провинцию, но город Рим перестал быть столицей империи. Столица Западной империи была перенесена в Медиолан (Милан), а затем в Равенну. Столицей Восточной империи стала Никомедия, расположенная на восточном берегу Мраморного моря.

После двадцатилетнего правления Диоклетиана и последовавшей борьбы за власть между его преемниками наступает период тридцатилетнего правления Константина (306-337 гг.), вновь восстановившего единство власти. Константин продолжил экономические реформы Диоклетиана. Новая денежная реформа оказалась более удачной и привела к стабилизации денежного обращения. Упорядочение налогообложения еще более усилило прикрепление колонов и ремесленников к земле и профессии. Эдиктами Константина ремесленные коллегии были превращены в наследственные, а постановлением (конституцией) "О беглых колонах" 332 года беглые колоны возвращались на свои участки и должны были работать закованными в цепи как рабы. Лица, укрывавшие беглых колонов, в наказание должны были выплачивать налоги за них. В военной области профессия воина становилась наследственной. В армию стали широко привлекаться варвары, получавшие римское гражданство и возможность продвигаться по служебной лестнице вплоть до высших должностей. Завершена была и административная реформа Диоклетиана. Хотя тетрархия была упразднена, в каждой из двух частей империи было образовано по две префектуры, управлявшиеся префектами, обладавшими гражданской властью. Военная власть в префектурах принадлежала военным магистрам - двум начальникам пехоты и двум начальникам конницы. Префектуры делились на диоцезы (6 в западной части империи и 7 в восточной), возглавляемые викариями, диоцезы - на провинции, которыми управляли ректоры, провинции - на округа с окружной администрацией. Если эти мероприятия Константина были продолжением дела, начатого Диоклетианом, то в вопросах религиозной политики первый перешел на противоположные Диоклетиану позиции. Диоклетиан в христианской церкви видел организацию автономную от государственной и, следовательно, препятствовавшую утверждению единовластия, а поэтому он запрещал отправление христианских религиозных обрядов, разрушение церквей, гонения на христиан. Константин же уловил, что христианство из религии бедняков и угнетенных, каким оно было в период своего возникновения, превратилось в религию, которая может идеологическими средствами укрепить государственный строй. Он увидел в христианской церкви прочную опору абсолютной власти императора, что повлекло за собой резкий поворот в религиозной политике. В 313 году императорским эдиктом христианство было признано равноправным с другими религиями, существовавшими в империи, а затем, после крещения Константина в 337 году, - государственной религией. Армия, чиновничество и христианская церковь становятся тремя главными опорами домината - военной, политической и идеологической. Наконец, учитывая, что восточная часть империи относительно меньше западной подвергалась нападениям варварских племен и была экономически более развитой, Константин перенес туда свою столицу - в древнегреческий город Византии, дав ему новое название Константинополь. В 330 году Константинополь был официально провозглашен столицей империи. Перенос столицы в Константинополь закрепил процесс распада империи на две части, приведший в 395 году к окончательному ее разделу на Западную Римскую империю и Восточную Римскую империю. Экономическое обособление и политическое разделение империи совпало с периодом дальнейшего углубления общего кризиса рабовладельческого строя и было его проявлением и результатом. Раздел единого государства объективно был попыткой предотвратить гибель этого строя, разрушавшегося ожесточенной политической и идеологической борьбой, восстаниями покоренных народов, вторжениями варварских племен, от которых особенно страдала Западная Римская империя.

В 476 году командующий императорской гвардией германец Одоакр сверг с престола последнего римского императора и отослал в Константинополь знаки императорского достоинства. Западная Римская империя прекратила свое существование.

Республиканский Рим

Общественные отношения

В 509 году до н.э. в Риме после изгна­ния последнего (седьмого) рекса Тарквиния Гордого установился республиканский строй. Период республики — период интенсив­ного восходящего развития производства, приведшего к значитель­ным социальным сдвигам, нашедшим отражение в изменении пра­вового положения отдельных групп населения. Значительную роль в этом процессе сыграли и успешные завоевательные войны, неук­лонно расширявшие границы Римского государства, превращав­шие его в могущественную мировую державу.

Основным социальным делением в Риме стало деление на сво­бодных и рабов. Единство свободных граждан Рима (квиритов) не­которое время поддерживалось существованием их коллективной собственности на землю и рабов, принадлежавших государству. Однако со временем коллективная собственность на землю стано­вилась фиктивной, общественный земельный фонд переходил к отдельным собственникам, пока, наконец, аграрный закон 3 года до н.э. не ликвидировал его, окончательно утвердив частную собствен­ность.

Свободные в Риме распадались на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, тор­говцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленни­ков), составлявших большинство общества. К последним примыка­ла городская беднота — люмпен-пролетарии. В силу того, что раб­ство поначалу имело патриархальный характер, борьба между крупными рабовладельцами и мелкими производителями, кото­рые чаще всего сами обрабатывали землю и работали в мастер­ских, долгое время составляла основное содержание истории Рим­ской республики. Только со временем противоречие междураба­ми и рабовладельцами выступает на первый план.

Правовое положение личности в Риме характеризовалось тремя статусами — свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладав­шее всеми этими статусами, имело полную правоспособность. В публичном праве она означала право участвовать в народном соб­рании и занимать государственные должности. В частном праве она давала право вступать в римский брак и участвовать в иму­щественных правоотношениях.

Рабы в период республики превращаются в основной угне­тенный и эксплуатируемый класс. Главным источником рабства был военный плен. Так, после разгрома Карфагена в рабство было обращено 55 000 человек, а всего во II—I вв. до н.э. — более полу­миллиона (число римских граждан, имевших имущественный ценз, в это время не достигало 400 000). Большое значение как источник рабства имела широко развившаяся работорговля — покупка ра­бов за границей. В силу тяжелого положения рабов меньшее зна­чение имело их естественное воспроизводство. Можно отметить и то обстоятельство, что несмотря на отмену Законом Петелия дол­говой кабалы, фактически она, правда в ограниченных размерах, продолжала существовать. К концу периода республики получает распространение и самопродажа в рабство.

Рабы были государственные и частновладельческие. Первыми становилась большая часть военнопленных. Они эксплуатирова­лись в рудниках и государственных мастерских. Положение част­новладельческих рабов непрерывно ухудшалось. Если в начале римской истории, в период патриархального рабства, они входили в состав семей римских граждан и, целиком подчиняясь домовладыке, все же пользовались некоторой защитой сакрального (свя­щенного, основанного на религиозных верованиях) права, то в пе­риод расцвета республики эксплуатация труда рабов резко интен­сифицировалась. Античное рабство становится такой же основой римской экономики, как и труд мелких свободных производителей. Особенно тяжелым было положение рабов в крупных рабовла­дельческих латифундиях. Положение рабов, занятых в городских ремесленных мастерских и домашнем хозяйстве, было несколько лучше. Значительно лучше было положение талантливых работ­ников, учителей, актеров, скульпторов из числа рабов, многим из которых удавалось получить свободу и стать вольноотпущенниками.

Независимо от того, какое место занимал раб в производстве, он являлся собственностью своего хозяина и рассматривался как часть его имущества. Власть хозяина над рабом была практически неограниченной. Все произведенное рабом поступало хозяину: "что приобретается через посредство раба — приобретается для госпо­дина". Хозяин же выделял рабу то, что считал необходимым для поддержания его существования и работоспособности.

Рабовладельческие отношения определяли общую незаинте­ресованность рабов в результатах своего труда, что в свою оче­редь заставляло рабовладельцев искать более эффективные фор­мы эксплуатации. Такой формой стал пекулий — часть имущест­ва хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), ко­торую он предоставлял рабу для самостоятельного ведения хозяй­ства и получения части дохода от него. Пекулий позволял хозяину более эффективно использовать свое имущество для получения дохода и заинтересовывал раба в результатах своего труда. Дру­гой формой, зародившейся в период республики, был колонат. Ко­лоны были не рабами, а арендаторами земли, попадавшими в эко­номическую зависимость от землевладельцев и в конечном счете прикреплявшимися к земле. Ими становились обедневшие свобод­ные, вольноотпущенники и рабы. У колонов было личное имущест­во, они могли заключать договоры и вступать в брак. Со временем положение колона становится наследственным. Однако в рассмат­риваемый период колонат, как и пекулий, еще не получил боль­шого распространения.

По статусу гражданства свободное население Рима делилось на граждан и иностранцев (перегринов). Полную правоспособность могли иметь только свободнорожденные римские граждане. Поми­моних к гражданам относились вольноотпущенники, но они оста­вались клиентами бывших хозяев и были ограничены в правах.

По мере развития имущественной дифференциации возрас­тает роль богатства в определении положения римского гражда­нина. В среде рабовладельцев в конце III—II в. до н.э. возникают привилегированные сословия нобилей и всадников.

В высшее сословие (нобили) входили самые знатные патрици­анские и богатые плебейские роды. Экономической базой нобилей было крупное землевладение и громадные денежные средства. Толь­ко они стали пополнять сенат и избираться на высшие государст­венные должности. Нобилитет превращается в замкнутое сосло­вие, доступ в которое новому человеку был практически невозмо­жен и которое ревниво охраняло свои привилегии. Только в ред­ких случаях люди, не принадлежавшие к нобилитету по рожде­нию, становились высшими должностными лицами.

Второе сословие (всадники) образовалось из торгово-финансовой знати и землевладельцев средней руки. В I в. до н.э. развивает­ся процесс слияния нобилей с верхушкой всадников, получивших доступ в сенат и на важные судебные должности. Между отдель­ными их представителями возникают родственные отношения.

По мере расширения пределов Римского государства число свободных пополнялось за счет жителей Апеннинского полуостро­ва (полностью завоеванного к середине III в. до н.э.) и других стран. Они отличались отримских граждан по своему правовому поло­жению. Жители Италии, не входившие в римскую общину (латины), вначале не пользовались всеми правами римских граждан. Они делились на две группы — древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право высту­пать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины, жители колоний, основанных Римом в Италии, и некоторых ее городов и областей, заключивших с Римом договоры о союзе, поль­зовались теми же правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. В дальнейшем в результате союзнических войн (I в. до н.э.) всем латинам были пре­доставлены права римских граждан.

Второй категорией свободных, не имевших прав римских гра­ждан, были перегрины. Кним относились свободные жители про­винций — стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Они должны были нести налоговые повинности. К перегринам от­носились также свободные жители иностранных государств. Пере­грины не имели прав латинов, но получили имущественную пра­воспособность. Для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей — патронов, в отношении которых находились в положении, мало отличавшемся от положения клиентов.

Государственный строй

В период республики организация власти была достаточно проста и некоторое время отвечала усло­виям, какие были в Риме ко времени возникновения государства. На протяжении последующих пяти веков существования респуб­лики размеры государства значительно увеличились. Но это почти не отразилось на структуре высших органов государства, по-преж­нему находившихся в Риме и осуществлявших централизованное управление громадными территориями. Естественно, что такое по­ложение снижало эффективность управления и стало со временем одной из причин падения республиканского строя.

В отличие от рабовладельческой демократии в Афинах, в Рим­ской республике сочетались аристократические и демократиче­ские черты, при существенном преобладании первых, обеспечи­вавших привилегированное положение знатной богатой верхушки рабовладельцев. Это отразилось в полномочиях и взаимоотношениях высших государственных органов. Ими являлисьнародные собрания, сенат и магистратуры. Хотя народные собрания счита­лись органами власти римского народа и были олицетворением свойственной полису демократии, не они преимущественно управ­ляли государством. Это делали сенат и магистраты — органы ре­альной власти нобилитета.

В Римской республике существовали три вида народных со­браний — центуриатные, трибутные и куриатные.

Главную роль играли центуриатные собрания, обеспечивав­шие благодаря своей структуре и порядку принятие решений пре­обладающих аристократических и богатых кругов рабовладельцев. Правда, их структура с середины III в. до н.э. с расширением Пре­делов государства и увеличением числа свободных изменилась не в их пользу: каждый из пяти разрядов имущих граждан стал вы­ставлять равное количество центурий — по 70, а общее число центурий было доведено до 373. Но преобладание аристократии и богатства все же сохранилось, так как в центуриях высших разря­дов было гораздо меньше граждан, чем в центуриях низших разря­дов, а неимущие пролетарии, чья численность значительно возрос­ла, по-прежнему составляли только одну центурию.

В компетенцию центуриатного собрания входило принятие законов, избрание высших должностных лиц республики (консу­лов, преторов, цензоров), объявление войны и рассмотрение жалоб на приговоры к смертной казни.

Второй вид народных собраний представляли трибутные со­брания, которые в зависимости от состава жителей триб, участво­вавших в них, делились на плебейские и патрицианско-плебейские. Поначалу их компетенция была ограниченной. Они избирали низших должностных лиц (квесторов, эдилов и др.) и рассматрива­ли жалобы на приговоры о взыскании штрафа. Плебейские собра­ния, кроме того, избирали плебейского трибуна, а с III в. до н.э. они получили и право принятия законов, что привело к росту их зна­чения в политической жизни Рима. Но вместе с тем в результате увеличения к этому времени числа сельских триб до 31 (с сохра­нившимися 4 городскими трибами всего стало 35 триб) жителям отдаленных триб стало затруднительно являться в собрания, что позволило богатым римлянам усилить свои позиции в этих собра­ниях.

Куриатные собрания после реформ Сервия Туллия потеряли былое значение. Они лишь формально вводили в должность лиц, избранных другими собраниями, и в конце концов были заменены собранием тридцати представителей курии — ликторов.

Народные собрания в Риме созывались по усмотрению выс­ших должностных лиц, которые могли и прервать собрание, и пе­ренести его на другой день. Они же председательствовали в собра­нии и объявляли вопросы, подлежащие решению. Участники со­брания не могли изменять внесенные предложения. Голосование по ним было открытым и только в конце республиканского периода было введено тайное голосование (участникам собрания раздавались специальные таблицы для голосования). Важную, чаще всего определяющую роль играло то обстоятельство, что решения центуриатного собрания о принятии законов и избрании должностных лиц в первый век существования республики подлежали утвер­ждению сенатом, но и затем, когда в III в. до н.э. это правило было отменено, сенат получил право предварительного рассмотрения вопросов, выносимых в собрание, что позволяло ему фактически направлять деятельность собрания.

Важную роль в государственном механизме Римской респуб­лики играл сенат. Сенаторы (вначале их было 300, по числу патри­цианских родов, а в I в. до н.э. число сенаторов было увеличено сначала до 600, а затем до 900) не избирались. Специальные долж­ностные лица — цензоры, распределявшие граждан по центуриям и трибам, раз в пять лет составляли списки сенаторов из предста­вителей знатных и богатых семей, уже занимавших, как правило, высшие государственные должности. Это делало сенат органом вер­хушки рабовладельцев, фактически независимым от воли боль­шинства свободных граждан.

Формально сенат был совещательным органом, и его поста­новления назывались сенатус-консульты. Но компетенция сената была обширной. Он, как указывалось, контролировал законодатель­ную деятельность центуриатных (а затем и плебейских) собраний, утверждая их решения, а впоследствии предварительно рассмат­ривая (и отвергая) законопроекты. Точно таким же образом кон­тролировалось избрание народными собраниями должностных лиц (вначале утверждением избранных, а впоследствии — кандидатур). Большую роль играло то обстоятельство, что в распоряжении се­ната находилась казна государства. Он устанавливал налоги и оп­ределял необходимые финансовые расходы. К компетенции сената относились постановления по общественной безопасности, благоус­тройству и религиозному культу. Важное значение имели внешне­политические полномочия сената. Если войну объявляло центуриатное собрание, то мирный договор, а также договор о союзе ут­верждал сенат. Он же разрешал набор в армию и распределял легионы между командующими армиями. Наконец, в чрезвычайных обстоятельствах (опасная война, мощное восстание рабов и т.п.) сенат мог принять решение об установлении диктатуры.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.021 с.)