ТОП 10:

Государственно-политический строй и администрация



Преобразования конституционного строя

В период государственно-политической диктатуры собственно единого нового конституционного закона выработано не было. Но это была в принципе другая государственная организация, в основании которой лежали совершенно иные, чем прежде в Германии и вообще в западном конституционализме, право-государственные принципы. Новый уклад характеризовался абсолютизмом исполнительной власти. Основополагающим для диктатуры стал закон 24 марта 1933 г. «Об устранении бедственного положения народа и империи». Согласно закону за имперским правительством закреплялось впредь неограниченное право издания законов, включая те, которые «могут уклоняться от имперской конституции» (не затрагивая правового положения райхстага, райхсрата и президента). По оценке виднейшего нацистского правоведа К. Шмитта, этот закон «в сущности и есть конституция современной германской революции». Закон первоначально был принят на 5 лет – до 1937 г., но затем был продлен, последний раз – 10 мая 1943 г. и стал одним из наиболее стабильных постановлений. В дальнейшем громадное большинство законов в Германии были приняты именно как правительственные постановления, либо как указы главы правительства.
Важнейшей чертой нового уклада была персонализация правительственной власти – вначале главы правительства вообще, затем конкретно А. Гитлера. После кончины 1 апреля 1934 г. президента Гинденбурга, правительство приняло закон об объединении постов канцлера и президента (с подразумеваемой ликвидацией последнего). В силу особой значимости закон был утвержден на общенародном референдуме, тем самым приобретя высшую конституционную силу. В итоге с августа 1934 г. Гитлер сосредоточил у себя не только полномочия главы правительства, но и внешнеполитическое представительство, командование армией, обнародование законов, назначение министров, чиновников и офицеров, право вводить исключительное положение, осуществлять помилование. Все эти полномочия были пожизненными, и по закону Гитлер был вправе лично определить своего преемника. Государственный уклад обрел черты вождевого государства («Современная Германия, – заявлял министр внутренних дел Фрик, – не монархия, и не республика, она – вождевое государство»), В силу особого соотношения собственно государственной власти и партийной диктатуры (см. ниже), вождь Партии и Государства приобретал совершенно исключительные полномочия: формулировать основы мировоззрения партии и народа, определять форму реализации партийно-государственной программы, полагать свои предписания в качестве непосредственных законов. Практически абсолютный характер полномочий Гитлера как вождя был закреплен постановлением райхстага 26 апреля 1942 г., которым он был определен «вождем Нации, верховным главнокомандующим вермахта, главой правительства и высшим обладателем правительственной власти, верховным судьей и фюрером Партии единовременно». (Признание Гитлера верховным главнокомандующим было провозглашено еще в 1938 г.)
В государстве формально продолжало существовать народовластие – и не только продолжало, но и приобрело новые формы. Основной формой стал плебисцит, с помощью которого решались крупные политические вопросы поворотного характера: о выходе из Лиги Наций (1933 г.), о президентских полномочиях райхсканцлера (1934 г.), об объединении с Австрией (1938 г.). Сохранялся и райхстаг. Однако, согласно программному заявлению Гитлера, правительство вправе само определять, спрашивать или нет согласия у райхстага, а во-вторых, состав парламента определялся по-новому: в ходе плебисцита народное «голосование» одобряло около 2 тыс. официальных кандидатов, из которых Гитлер по собственному усмотрению выделял 810 депутатов. Значение райхстага было еще более сужено укреплением начал партийного государства и ролью съездов НСДАП.
Вся административная деятельность характеризовалась ликвидацией коллегиальности и введением особой бюрократической дисциплины. В течение ближайших лет после прихода нацистов к власти практически прекратил свое существование кабинет министров (в 1933 г. он провел 31 зас., в 1937 г. - 6 зас., последнее – 5 февраля 1938 г.). Кабинет превратился только во вспомогательный совет при фюрере, причем наряду с общим возникли особые советы, например, Тайный кабинет по внешней политике (1938 г.), Совет министров по обороне (1939 г.). Сами министерства значительно увеличили размах своей деятельности, появились такие административные монстры как Министерство пропаганды (1933), охватившее всю сферу идеологии, культуры, а также часть внутренних дел, Министерство вооружений и боеприпасов (1940), Министерство экономики и др.
Государственная служба была централизована и политизирована. По закону 7 апреля 1933 г. все чиновники (в т.ч. земель, общин) были объявлены единой корпорацией государственных служащих. В 3 мес. предписывалось уволить несоответствующих должности по политическим мотивам, а также неарийцев – с почетных должностей. Новые административные нормы были сформированы особым уставом – Законом о чиновничестве (26 января 1937 г.). Чиновничество определялось как состоящее в публично-правовых отношениях к империи и фюреру, назначение всех госслужащих производилось только фюрером, перед ним они несли ответственность и в любое время могли быть отозваны. Повиновение было объявлено смыслом бюрократической службы. Но это обеспечивает чиновнику достойное положение в жизни. Он всего лишь исполнитель воли государства, установленной НСДАП. Чиновнику предписывалось быть «готовому к жертвам, любящему отечество, повинующемуся законам и фюреру до самой смерти». Государственный чиновник не только должен был быть арийцем, ему запрещались браки с неарийками. Вступление Германии во Вторую мировую войну привело к еще большей централизации администрации: указом 28 августа 1939 г. все руководители высших учреждений были признаны ответственными непосредственно перед фюрером (без партийной и ведомственной иерархии).

 

 

45. Ноябрьская революция в Германии

Падение империи.Крупные неудачи на фронтах весной и осенью 1918 г. создали в Германии революционную ситуацию. Октябрьская революция 1917 г. в России усилила и без того накаленную социальными и политическими страстями ситуацию, сложившуюся ввиду очевидного военного поражения Германии. Под влиянием революции в России в немецких городах, в армии и на флоте стали возникать Советы рабочих, солдатских и матросских депутатов.
Революция началась восстанием военных моряков в Киле в начале ноября 1918 г. Крупнейшие города Германии — Гамбург, Лейпциг, Мюнхен, Бремен — присоединились к восставшим. Повсеместно возникавшие Советы рабочих и солдатских депутатов брали власть в свои руки. Наконец, 9 ноября 1918 г. революция победила в Берлине. Кайзер (император) Вильгельм бежал в Голландию. Германской империи не стало.
В создавшейся обстановке имперское правительство сочло за лучшее передать власть социал-демократам. Выбор пал на социал-демократию, потому что эта партия, как уже говорилось, исключала из своей программы социалистическую революцию, поставив целью постепенное, реформистское продвижение к социальному государству всеобщего благополучия и социальной защищенности. Теоретики социал-демократии и более всего Э. Бернштейн предсказывали успешный мирный путь продвижения к социализму через разного рода реформы, возможные в условиях неуклонного роста производства, а вместе с тем жизненного уровня трудящихся.
Получив признание Берлинского совета депутатов трудящихся, временное социал-демократическое правительство объявило о выборах в Учредительное собрание, чтобы как этим, так и заверениями о неприкосновенности частной собственности успокоить буржуазию и землевладельцев (включая крестьян, к революции не примкнувших), сохранить социальный мир и, значит, возможность мирного политического решения вопроса о будущем Германии. Но при этом социал-демократы не остановились перед кровавыми расправами с революционным народом: была разогнана берлинская демонстрация 15 января 1919 г. и подавлена Баварская советская республика в Мюнхене (март 1919 г.).
Учредительное собрание и Веймарская конституция.Проводимая социал-демократией политика подтолкнула к активизации деятельности старые буржуазные партии Германии. В сложившейся обстановке они сменили свои старые наименования на новые: появились народная, демократическая, христианско-демократическая партии и т. п.
На выборах в Учредительное собрание, состоявшихся в январе 1919 г., буржуазные партии получили около 16 млн. голосов, социал-демократические (их было две) — 13,5 млн. Собрание было созвано в городе Веймаре — небольшом тогда культурном центре Германии.
В знак доверия к социал-демократам и признательности им Учредительное собрание избрало президентом Германии Макса Эберта, бывшего шорника, члена правления социал-демократической партии с 1905 г., руководителя социал-демократической партии и рейхстага с 1916 г., назначенного канцлером Германии (по указу принца Макса Баденского).
Коалиция трех партий — социал-демократической, демократической и партии центра — составила правительство Германии во главе с социал-демократом Ф. Шейдеманом, которое положительно решило вопрос о подписании Версальского мирного договора, утвердило бюджет и, самое главное, приняло новую Конституцию Германии, названную Веймарской. Ее авторство принадлежит юристу либерального толка Гуго Прейсу, министру внутренних дел. За Конституцию было подано 262 голоса, против — 75.
Конституция 1919 г.превратила Германию в буржуазную парламентскую республику во главе с президентом. Высшим законодательным органом Германской империи (это название было сохранено) объявлялся рейхстаг, избираемый один раз в четыре года на основе всеобщего избирательного права (ст. 22, 23).
Конституция вводила пропорциональную систему выборов. Вся Германия была поделена на 35 избирательных округов. Каждая партия, принимавшая участие в выборах, выступала со своим списком кандидатов. Депутатские места распределялись соответственно числу голосов, поданных за тот или иной список: больше голосов — больше мест.
Парламентсостоял из двух палат: рейхстага (нижняя палата) и рейхсрата (верхняя палата). Рейхсрат (Имперский совет) состоял из представителей 18 земель (15 республик и трех вольных городов, пользовавшихся автономией), на которые делилась Германия. Пруссия имела в рейхсрате 26 голосов, Бавария — 10, Саксония — 7, Баден — 3 и т. д.
При несогласии палат решение спорного вопроса принадлежало президенту республики («империи»). Он либо присоединялся к рейхсрату (и этим решался спор), либо поручал решение референдуму (ст. 68).
Федеративность Германии была по большей части строго дозированной. Все действительно важные вопросы — внешние сношения, армия и флот, монетное дело и таможня, связь, транспорт, гражданство, эмиграция и т. д.— находились в ведении империи. Но каждая из земель имела свою конституцию, составленную в согласии с имперской, свой законодательный орган — ландтаг и собственное правительство. В таких вопросах, как уголовное и гражданское законодательство, ландтаги могли конкурировать с рейхстагом, при том, однако, что право империи имело во всех подобных случаях решающий перевес над партикулярным правом земель.
Особое внимание Веймарская конституция уделяла президенту республики.Президент избирался всеобщим голосованием (ст. 41). Его власть во многом походила на монархическую. При несогласии палат решение вопроса передавалось на усмотрение президента. Он мог противопоставить свою власть рейхстагу и в таком вопросе, как назначение того или иного лица на должность канцлера. Этим правом воспользовался в 1933 г. президент Гинденбург, назначив канцлером Гитлера.
Президенту разрешалось распускать рейхстаг, если он находил это нужным, и назначать новые выборы. Командование вооруженными силами, назначение на высшие военные и гражданские должности точно так же находились в компетенции президента.
Особые полномочия давала президенту ст. 48: она разрешала введение чрезвычайного положения в любой момент, который президент сочтет «опасным для существующего порядка». При этом за чрезвычайным положением могли последовать применение вооруженной силы и приостановка гражданских свобод, декретированных Конституцией.
Наконец, к непременной компетенции президента относилось назначение правительства — и его главы и всех министров. Правительство оставалось ответственным перед рейхстагом, но, как показал опыт предвоенных лет, могло существовать при опоре на президента, игнорируя рейхстаг.
Конституция подчеркивала особое положение главы правительства — канцлера республики,которому поручалось «формулирование основных принципов политики» руководимого им правительства. Сквозь новое, республиканское обличье проступали знакомые имперские черты.
Декретировав существование выборных органов государственной власти, Конституция постановляла, что «чиновники назначаются пожизненно», если, разумеется, они служат достаточно безупречно.
Революционная обстановка, еще сохранившаяся в побежденной Германии, предвыборные обещания буржуазных и особенно социал-демократических партий, равно как и политика социальных уступок трудящимся, начатая еще Бисмарком, привели к тому, что в Веймарскую конституцию были внесены немаловажные нормы, касающиеся отношений между правящими классами, с одной стороны, и трудящимися — с другой. Конституция провозглашала и узаконивала свободу слова, печати, ассоциаций и т. д. Но и в данном случае законодатель проявил явную осторожность. Отделив школу от церкви, Конституция предусматривала обязательное религиозное воспитание детей, «нравственное попечение о душе», т. е. противодействие атеизму было государственной политикой.
Особое значение имела ст. 165 Конституции, предписывавшая создание рабочих советовна предприятиях и в округах. «Рабочие и служащие,— говорилось в Конституции, — призваны на равных правах совместно с предпринимателями участвовать в установлении размеров заработной платы и условий труда, а также и в общем хозяйственном развитии... организации предпринимателей и рабочих, и их соглашения пользуются признанием (закона)». Защита социальных и хозяйственных интересов рабочих и служащих возлагалась на их представительные органы — рабочие советы предприятий, окружные рабочие советы и, наконец, имперский рабочий совет. При этом каждый законопроект социального и хозяйственного значения, вносимый в рейхстаг, правительство представляло на заключение имперского экономического совета. Более того, совет сам мог вносить в парламент подобные законопроекты. Наконец, рабочим и экономическим советам, указывалось в Конституции, в известных отраслях могут быть предоставлены контрольные и административные полномочия.
Не преувеличивая значения этих новых по своему происхождению и значению конституционных норм (их появление — заслуга социал-демократов), можно сказать, что они свидетельствовали о наступлении новой правотворческой эпохи в области социальных отношений.
Конституция объявляла частную собственность социальной обязанностью и поэтому обеспечивала должной защитой. Принудительное отчуждение собственности могло производиться только «для блага общества, на законном основании и за соответствующее вознаграждение» (ст. 153).
Итоги германской революции 1918—1919 гг.Ноябрьская революция по своему характеру была буржуазно-демократической. Такой же была и Веймарская конституция. Признание свободы партий, слова, печати, «права на труд и охрану труда» свидетельствовало о том новом положении, которое пролетариат и демократия вообще стали завоевывать в общественной жизни, в мировой истории. Несомненными завоеваниями рабочего класса Германии являлись узаконение 8-часового рабочего дня, право назаключение коллективных договоров с предпринимателями, введение пособий по безработице, законодательное признание женского избирательного права и др.
Несмотря на буржуазно-демократический характер, революция 1918 г. в Германии была проведена в значительной мере пролетарскими средствами, очем наглядно свидетельствуют Советы рабочих и солдатских депутатов, забастовки и демонстрации, наконец, образование недолговременной Баварской советской республики.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.006 с.)