ТОП 10:

Общественный и государственный строй Франции в период абсолютной монархии (XVII-XVIII вв.



К концу XV века во Франции завер­шился процесс территориального и политического объединения, который обычно связывают с правлени­ем Людовика XI (1461–1463 гг.), проти­востоявшего целой коалиции крупных феодалов (так называемой «лиги общественного блага»). В годы его правления к Франции были присоединены Прованс с портовыми городами, а не­сколько позже – Бретань. К началу XVI века Франция стала самым большим по численности населения и территории го­сударством Европы. Дальнейшая эволюция французской государственности связана со становлением абсолютизма, который принял в этой стране классические формы. Начиная с Франциска I (1515–1547 гг.), король уже считает себя не первым среди других равных ему, а главой государства, носителем верховной власти; все остальные приобретают статус под­данных. Скоро фран­цузские короли при издании законов стали ссылаться на формулу «такова наша воля», а легисты, аргументируя это положение, опирались на посту­лат римского права: «что угодно государю, имеет силу за­кона».

Появление абсолютизма как новой формы монархического правления вызвано еще и тем, что в XVI веке французская монархия уже не опиралась на пред­ставительные учреждения, хотя и сохранила свою сословную природу.Первые два сословия – духовенство и дворянство – сохраня­ли свое привилегированное положение (при 15 млн. населения страны в XVI–XVII веках к духовенству относилось примерно 130 тыс. чело­век, а к дворянству – около 400 тыс. человек). Притом подавляющую массу населения во Франции составляло третье сословие. Духовенство было очень неоднородно: между верхушкой церк­ви и приходскими священниками усилились противоречия. Что касается дворянстства, то значительная часть родовитого «дворянства шпаги» разорилась; их место в землевладении и во всех звеньях королевского аппарата заняли выходцы из городских верхов, которые покупали на правах собственности судебно-административные должности, дававшие дворянские привилегии, передавали их по наследству и становились так называемым «дворянством мантии». Дворянский статус предостав­лялся также в результате пожалования специальным королевским ак­том. Третье сословие также было неоднородно: на нижних его ступенях находились крестьяне, ремесленники, черно­рабочие, безработные, а на верхних – те, из которых формировался класс буржуазии: фи­нансисты, торговцы, цеховые мастера, нотариусы, адвокаты.


Особенностью абсолютизма во Франции являлось то, что король обладал всей полнотой законодательной, испол­нительной, военной и судебной власти. Все жители страны были подданными ко­роля, обязанными ему беспрекословно подчиняться. Деятельность Генеральных штатов практически прекратилась: их последний созыв при абсолютизме был в 1614 году, а следующий – уже накануне революции в мае 1789 года (т.е. через 175 лет). С начала XVI века светская власть в лице короля усилила свой контроль над церковью.

Значительно окрепнув в годы правления Людовика XIII, когда фактическая власть находилась в руках его первого министра и кардинала А. Ришелье (1624–1642 гг.), государство стало проявлять свою силу и могущество практически во всех сферах жизни общества: торговле, промышленности, науке, образовании. Ришелье провел ряд административ­но-государственных и правовых преобразований, целью которых было покончить с сепаратистскими тен­денциями и самостоятельностью гугенотов. Наивысшего расцвета абсолютизм достиг при Людовике XIV (1661–1715 гг.), который произнес знаменитый афоризм: «Госу­дарство – это я». Абсолютная персонификация власти имела теоретическое обоснование, например, в учении Жана Бодена. Заметим, что с XVI века по первую половину XVII века абсолютная монархия играла прогрессивную роль, поскольку вела борьбу против раскола страны, создавая тем самым благоприят­ные условия для ее последующего социально-экономического развития: поощряла строитель­ство новых мануфактур, вводила высокие таможенные пошлины на ино­странные товары. Ко второй половине XVII века капитализм достигает такого уровня, что абсолютизм утратил ранее присущие ему относительно прогрессивные черты. Дальнейшему развитию страны препятствовали как старые привилегии духовенства и дворянства и феодальные порядки в деревне, так и высокие вывозные пошлины на товары.

При росте бюрократического аппарата абсолютизма усиливалось его влияние. Центральные органы государственного управления во Франции в рассматриваемый период делились на две категории:

1) те учреждения (унаследованные от сословно-представительной монархии), дол­жности в которых продавались, частично контролировались знатью и постепенно становились второстепеными;

2) учреждения, созданные абсолютизмом, в которых должности не продава­лись, а замещались чиновниками, назначаемыми правительством – они со временем составили основу управления.

Государственный совет фактически превратился в высший совещатель­ный орган при короле. В состав Государственного совета входили и «дворянство шпаги», и «дво­рянство мантии» – представители старых и новых учреждений. Тайный совет, аппарат канцлера, совет депеш – органы, созданные во время абсолютизма, – возглавляли генеральный контролер финансов (по сути, первый министр) и четыре государствен­ных секретаря: по военным делам, иностранным делам, морским де­лам и делам двора. Большую роль и влияние приобрели откупщики кос­венных налогов, они же – государственные кредиторы.

В местном управлении постепенно были ликвидированы вольности отдельных городов Франции, так как королевские чиновники вмешива­лись в городское хозяйство, ограничивали судебное самоуп­равление, подчиняли себе выборных городских магистратов. Так, в 1692 году были отменены все выборные должности городско­го управления: они теперь подлежали купле-про­даже, в том числе и пост мэра. По мере упадка высшего суда Франции – Парижского парламента – то же самое про­исходит и в провинциальных городах, парламенты которых стали подчиняться сначала губернаторам, а затем – интен­дантам.

Местные должности также делились на две основные категории:

1) так называемые синекуры (престижные, но утратившие значительную часть своих реальных правомочий) - сенешалы, бальи, прево, губернаторы, должности которых уходили своими корнями в про­шлое и замещались родовитой знатью;

2) фактически руководившие местным административным управлением и судом (интенданты юстиции, полиции и финансов) особые уполномо­ченные королевского правительства на местах, которыми обыч­но назначались лица незнатного происхождения.

Король сам возглавлял судебную систему, причем он мог принять к своему личному рассмотрению или поручить своему доверенному лицу любое дело. В судопроизводстве существовали: королевские суды; сеньориальные суды; городские суды; церковные суды и др. Наблюдалось усиление королевских су­дов: в соответствии с Орлеанским ордонансом (1560 г.) и Мулинским ордонансом (1566 г.) королевской юрисдикции стало подсудно большинство уголовных и граж­данских дел. Общие королевские суды состояли из трех инстанций: превотаж­ных, бальяжных судов и судов парламентов. Эдикт Людовика XVI 1788 года оставил сеньориальным судам в области уголовного судо­производства лишь функции органов предварительного дознания. В об­ласти гражданского судопроизводства им были подсудны только дела с незначительной суммой иска, но и они могли по усмотрению сторон сразу же передаваться в королевские суды. Функционировали также и суды специальные, где рассматривались дела, затра­гивавшие ведомственные интересы: свои суды имели Счетная палата, Палата косвенных налогов, Управление монетного двора. Во Франции также были суды морские, таможенные и военные.

Французская армияэпохи абсолютизма была самой крупной в Европе и насчитывала более 600 тысяч человек. При абсолютизме процесс формирования постоянной армии завершился, а наряду с ней существовало провинци­альное ополчение, предназначенное для несения гарнизонной службы. Были и части, состоявшие из наемников – иностран­цев (в основном швейцарцев), однако от такого набора постепенно отказывались. Офицерство состояло из представителей дворянского со­словия: на высшие командные должности назначались вы­ходцы из наиболее известных дворянских фамилий. Коро­левский ордонанс 1781 года закрепил правило, по которому в офицерский корпус допускались только те, кто мог документально доказать свое дворянское происхождение до четвертого колена по отцовской линии. Солдаты же вербовались по найму из низших слоев общества, в том числе и из уголовных элементов. Флот комплектовался в принудительном порядке из жителей прибрежных территорий.

Большое значение при абсолютизме приобретает полиция, надзору которой подлежала как частная, так и общественная жизнь. При Людовике XIV полиция приобретает столь ши­рокие полномочия, что существовала даже строжайшая цензура всей печатной продукции: в качестве цензоров выступали Парижский парламент и Королевский совет. В спе­циально учрежденном «черном кабинете» вскрывалась частная переписка. Ордо­нанс 1579 года закрепил существование в королевстве регулярной поли­ции.

Итак, если абсолютная монархия на определенном историче­ском отрезке сыграла положительную роль в борьбе против феодальной раздробленности и способствовала организации сильного централизованного государства, то в дальнейшем по мере развития новых буржуазных отношений она превратилась в тормоз дальнейшего развития страны.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.006 с.)