ТОП 10:

Подчиненный как орудие оракульской, теургической или некромантической магии



Более непосредственной инициатической задачей магического взаимодействия доминирующего/подчиненного (и требующей куда более тонкого контроля) является вид работы, где «раб» символизирует собой внутренний аспект бытия «господина». В этом случае «господин» успешно загоняет в подчинение непокорную грань собственной души. Такого рода операции могут варьироваться от подчинения одного конкретного личностного качества до более глубокого познания некоего неизвестного элемента личности «господина». Облекая этот аспект своей индивидуальности в конкретную форму — тело «раба», «господин» позволяет данному нематериальному внутреннему качеству на время стать податливым, трехмерным живым существом, которым можно как угодно манипулировать с помощью собственной воли. Количество методов, применимых к данной цели бесконечно; приведем несколько практических примеров, которые могут пригодиться вам в ваших экспериментах.

Для применения первого метода (пожалуй, назвать его стоит «допрос») желательно, чтобы ваш «раб» владел навыком изменения состояния сознания (вхождения в глубокий транс) через применение сильной эротической боли. Лучше всего не сообщать ему заранее цели работы — это условие способствует проникновению потенциально ценной, случайной и непредвиденной информации в психику «покоряющегося».

«Господин» волевым усилием убеждает свое сознание, что «раб» есть физическое воплощение того или иного внутреннего качества. При помощи выбранной на ваш вкус соответствующей комбинации инструментария, дисциплины и контролируемого применения боли, «раб» вводится в транс. Для подобных операций наиболее эффективно продолжительное физическое страдание, достигаемое при помощи размещения прищепок на теле или наиболее экстремальных видов связывания; более резкие, периодические вспышки боли скорее помешают получению желаемых результатов.

Когда «раб» достигнет пика болевого транса, стирающего нормальные личностные реакции, «господин» задает ему важные вопросы о том, что ему (ей) нужно знать о скрытых манифестациях его (ее) собственной души — допрос облеченной в определенную форму личности через посредство подчиненного партнера.

Хотя есть возможность, что не все реакции «раба» будут совпадать с потребностями «господина», подобные допросы, производимые во время эротической травмы на высоком уровне эрогенной боли, подчас дают удивительно большой объем полезной информации. Как следствие, «подчиненный» становится оракулом, открытым для сообщения предсказаний в процессе переживания боли/наслаждения.

Сторонники теорий Юнга скажут, что преодоление «рабом» порога эротической боли открывает доступ к «коллективному бессознательному», представляющему собой символическую область, достижимую во сне. Какой язык ни выбери для обозначения этого таинственного феномена, сверхъестественный опыт видимости общения со скрытой частью собственной личности во время сексуально-магического действа драматично показывает непостижимую текучесть майи, зыбкой границы между макрокосмом и микрокосмом, внутренним «я» и внешним универсумом.

Аналогичная техника допроса работает, если доминант стремится войти в контакт с разумом того или иного божества или демонического существа. «Раб», подобно тому, как он становится для «господина» средством контакта с некой областью его внутреннего «я», может служить своим телом вместилищем для существа, вызываемого через боль. Применение эротически заряженной боли как средства вызывания божественного сознания в страдающем теле издавна практиковалось в языческих религиозных практиках, и даже дошло до нас в искаженной форме обряда покаяния и христианских культов бичевания плоти.

Еще тело починенного партнера, доводимое до экстаза высокого уровня через боль, может служить посредником в некромантии, с его помощью «господин» будет общаться с мертвыми. Независимо от того, к какому именно существу вы обращаетесь, выплеск эндорфинов в мозг через алголагнические манипуляции с телом, видимо, и является физиологической основой, на которой базируется эффект подобных практик.

 

 

«Доминирующий» как божество

Естественно, доминирующий сексуальный маг может вступать в контакт с тем или иным божеством и внутри самого себя. Даже в не-магических отношениях «господина» и «раба», как было многими замечено, «раб» нередко оказывает своему господину или госпоже почтение, весьма схожее с религиозным поклонением и восторгом, которые обычно адресуют божеству. Когда такого рода «культ» господина наполняется энергетикой магических теургических операций, становится возможной реализация одного из самых сильных видов божественного заклинания, доступных магу.

Чтобы до конца понять это явление, мы должны взглянуть за пределы внешних манифестаций подобных актов и исследовать то, что происходит в душе доминирующего сексуального мага. Маг пути левой руки стремится достичь самообожествления сознания уже в земной жизни. Есть несколько ощущений, убедительно свидетельствующих о реальности такой, схожей с божественной, трансформации в плоти во время опыта, где вы наблюдаете, как «раб» охотно и добровольно передает вам всю власть над ним.

И действительно, многие далекие от магии доминирующие партнеры чувствуют, как укрепляется их воля и ощущение своей личности во время ритуализированного признания их господства, нередко начиная испытывать к такому опыту сильное пристрастие, близкое к наркотической зависимости. Это воздействие на пробужденное сознание доминирующего мага многократно усиливается, если данное чувство направить на магические и/или инициатические цели. В процессе работы «раб» у ваших ног — согласившийся покоряться любому вашему капризу — персонифицирует собой Майю, подчиняющуюся вашим приказаниям.

 

[Иллюстрация (без подписи).]

 

Когда в такой ситуации «господин» раскрывает свое сознание любому из богов или богинь тьмы, которых признает темная волна, он (она) в буквальном смысле преображается. Едва войдя в это состояние измененного сознания, господин/божество использует тело «раба» как средство преображения феноменального мира видимостей. Порка кнутом, модификация тела, пытки, унижение, изнасилование и прочие виды сладострастной боли, которым подвергается плоть подчиняющегося, должны заключать в себе глубокое символическое соответствие тем переменам, что господин желает произвести в мире. Разумеется, этим совпадениям и смыслам не обязательно обладать каким-либо значением за пределами субъективного мира господина, и, кроме того, чем интимнее эти смыслы, тем большей силой они обладают.

Например, «господин» приказывает «рабу» подчиняться определенным вербальным или физическим сигналам, когда работа будет завершена, и тем самым сохранять символическую энергию вселенной, которой он повелевал во время собственно операции. Чем больше тайны и скрытости в этих повелениях, тем выше вероятность того, что они будут способствовать сообщению вашей воли на демонические уровни майи, что облекают в плоть магическую волю.

На пике сексуального возбуждения и состояния измененного сознания, господин может проколоть тело раба, оставив почти неизменный якорь в физическом универсуме власти «доминирующего», и закрепив им мгновение, насыщенное болью и подчинением «подчиняющегося». Также эффективно сделать «рабу» татуировку или снабдить его каким-нибудь символическим означающим воли господина, дабы «раб» вернулся в нормальное сознание, обладая зашифрованным сигналом желания адепта.

 

 

Ответственность «господина»

Хотя по ходу подобных практик происходит выброс подчас захлестывающих с головой сексуальных и эмоциональных эмоций, никогда не будет лишним повторить, что «господин» всегда представляет собой архитектора магической операции, и потому обязан поддерживать абсолютный ментальный контроль над всем процессом. «Раб» в праве полностью отдаться экстатическому трансу, но «господин» несет ответственность за безопасность «раба» во время работы. Один из уроков силы, равной божественной, которую «раб» добровольно дарит своему господину, состоит в том, что власть всегда сопряжена с ответственностью. Доминирующих магов, нарушающих эту ответственность, теряя контроль над своими эмоциями и страстями в процессе сессии, нельзя назвать обладающими той степенью дисциплины, которая необходима в пути левой руки.

Аналогичным образом, «рабу» стоит хорошенько подумать, прежде чем отдать себя в руки «господина», которому не свойственно проявлять такого рода ответственность в своей обычной жизни. Если коротко, магу, не умеющему заботиться о своей собственной жизни или склонному к тенденциям самоуничтожения, нельзя доверять тотальное управление вашим телом и душой, на котором и основываются в большинстве случаев практики похоти/боли.

Прежде чем принять на себя роль доминанта в магических операциях, маг (вне зависимости от пола) должен не только разобраться с особенностями своего внутреннего мира, но и с фактами чужого бытия. Слишком уж часто многие из «доминирующих» — в просто сексуальном или магическом контексте — решают сделать свой выбор в пользу того или иного человека лишь потому, что лишены силы или власти в своей повседневной жизни. Образ кроткой и «заезженной» «последней овцы (или барана) в стаде», за счет подчиняющегося партнера восполняющей свой прискорбный недостаток власти, настолько часто встречается, что превратился в затасканное клише. Пожалуй, для среднестатистического человека такого рода ролевые игры обладают определенной терапевтической пользой, но для мага самообман не имеет никакой практической ценности. Магия пути левой руки — это не психологическая драма.

Нельзя позволять сексуальной магии доминирования заменять вам реальную жизнь, которую вы находите невыносимой — это жалкая форма эскапистского развлечения, заставляющая вас закрывать глаза на реальность вашего персонального бытия. На самом деле, это ударит в первую же очередь по вам самим; бессильный слабак, махающий кнутом, дабы сохранить свое непрочное самоуважение и урвать немного уважения к своей особе, не добьется ничего, кроме временного ухода от реальности таким вот способом. Он (она) не достигнет истинной трансформации себя или своей жизни, поскольку вся его (ее) энергия уйдет на его удовлетворение его психологических потребностей, не оставляя возможности для совершения магии. Однако мало кто знает самого себя в достаточной мере, чтобы объективно признать, что относится к этой категории. То есть, в конечном счете, именно подчиняющийся партнер ответственен за принятие решения, кто именно должен стать «господином», подходящим для реализации его целей.

Это покажется странным, но магическую и инициатическую работу не основывают на некой степени власти, которой человек обладает в своей социальной жизни; и наоборот: вряд ли вам даст ее какой-либо магический акт. Это верно для всех форм магии, однако неизменно энергетически насыщенная и склонная провоцировать едва ли не наркотическое пристрастие природа работы, основанной на боли/похоти, в этом смысле особенно опасна.

 

 

Магия подчинения

Поскольку в алголагнической работе доминирующему магу принадлежит большая часть зримой власти, на первый взгляд может показаться, что взятие на себя роли покоряющегося не многого даст магу левой руки, чьим мотивом является обретение все большей и большей власти над миром и своей личностью. Каким образом сексуально подчиненный маг темной волны должен разрешить это явное противоречие?

Один из решающих факторов — свобода. Если обмен между «господином» и «рабом» разворачивается исключительно в одностороннем порядке, и сопряжен с принуждением «раба» против его воли выполнять действия, к которым он не испытывает сознательного желания, то в этой ситуации у «раба» отнимается всякое право выбора. Подобная сессия едва ли будет представлять собой нечто большее, чем изнасилование, утоляющее потребности «господина», но малосодержательное в плане магии и инициации для «раба». В лучшем случае, это акт сексуального вампиризма. С другой стороны, нам доводилось наблюдать доминирующих магов, у которых высасывали магическую энергию их вампирические «подчиненные». (В БДСМ есть даже соответствующий термин: Topping from the Bottom — «управление Топом», т. е. злоупотребление со стороны «подчиненного» расположением «доминирующего», манипулирование «господином» с целью получения максимального удовольствия для себя.)

На самом деле здесь разворачивается незаметный постороннему глазу, очень и очень тонкий обмен энергией между «господином» и его добровольным «рабом».

Подчиненный маг, как было сказано выше, может совершенно точно так же играть роль божества в эротической магии, как и доминирующий. Добровольно и целенаправленно отбрасывая все проявления свободы и повседневной ответственности на время действа, «раб» потенциально способен трансформироваться в личность вне нормативного человеческого опыта, раскрывая этим свое сознание для энергетически насыщенных уровней самотрансформации. Если мы внимательно посмотрим, как действует в подобной работе поток сексуальной энергии, мы увидим, что на самом деле «доминирующий» отдает большой объем силы и энергии «подчиненному», сравнимый с тем наслаждением, что «покоряющийся» доставляет «господину». Как ни парадоксально, передавая на время работы свое тело в полную власть другого мага, «раб» высвобождает некоторые аспекты психики, и те начинают работать так, как в нормальном состоянии для них невозможно.

Одно из самых сильных средств, которыми располагает «господин» для манипулирования психосексуальным «ядром» «раба», заключается в контролировании непосредственно тех временных отрезков, когда «рабу» позволяется испытывать оргазм или иное сексуальное наслаждение. Упражнения, предложенные нами в девятой главе, рекомендуют всем сексуальным магам пути левой руки временами переживать вынужденный период сексуального воздержания. Допустим, вам вспоминаются физический и психический дискомфорт, которые вы, скорее всего, чувствовали, когда пытались ограничить свою эротическую энергию. Представьте себе положение покоряющегося сексуального мага, вынужденного подчиняться всем приказаниям своего «господина» и воздерживаться от всякой половой жизни, если только она не служит удовольствию доминирующего мага.

«Рабу», к примеру, часто не позволяется даже мастурбировать, пока он не получит на это разрешения «господина». Можно очень успешно контролировать выброс сексуальной энергии во время магической операции, если воспользоваться тем, как подавляемые сексуальные желания «раба» проявляют себя в условиях подобных барьеров. Нередко бывает, что гедонистический экстаз, переживаемый подчиненным магом, которому лишь изредка, по приказу «господина», дозволяется оргазм, обладает почти непереносимой интенсивностью по сравнению с обычным кульминационным моментом полового акта, совершаемого по первому требованию похоти. Внимательное экспериментирование с данной техникой поднимет этот тщательно контролируемый выпуск оргазменной энергии на уровень самого изысканного искусства.

Акт магически управляемого сексуального подчинения на самом деле представляет собой средство доступа в состояние измененного сознания, через которое можно разбудить глубочайшее ядро личности покоряющегося мага. Когда искусный «господин» подвергает тело «раба» боли, степень которой точно отмерена, это состояние измененного сознания весьма усиливается, порождая радикальные физиологические изменения, которые опытный доминирующий маг может направить на любое число магических целей.

С этой точки зрения, доминирующий маг выступает механиком, вызывающим состояние транса неизмеримой сила в плоти и душе своего раба. Пусть раб связан и во рту у него кляп, его заставляют претерпевать самую тщательно изощренную жестокость, на которую только способно воображение его господина или госпожи. Но, поскольку все внешние видимости обманчивы, в реальности подчиненный маг переживает глубочайшее состояние свободы. Этот процесс достижения абсолютного освобождения через БДСМ есть главный парадоксальный секрет магии подчинения.

Интенсивное психическое и плотское потрясение, производимое алголагническими работами, способно, среди прочего, подарить магу-«рабу» свободу отключить все откровенно рациональные аспекты ментальной деятельности на установленный период времени, для того чтобы исследовать еще более скрытые глубины сознания. Самоконтроль, необходимый для неукоснительного подчинения «господину», в одновременном сочетании с воздействием боли на нервную систему, дает покоряющемуся магу возможность разорвать завесу отвлекающей и посторонней мысли, которая в обычное время закрывает более глубокие уровни бытия. Экстремальное физическое принуждение, на которое соглашается саб, служит острой концентрации на внутренней работе мага.

Если принять эту точку зрения, то становится видно, что алголагнический ритуал особенно хорош для индивидуально-ориентированного направления сексуальной магии пути левой руки. «Господин» и «раб» независимо друг от друга весьма четко проживают яркий магический опыт, сохраняющий суверенность их индивидуальных сознаний. В одно и тоже время их автономные, но равные магические смещения сознания интенсифицируются и усиливаются благодаря взаимодействию эротической энергии, поток которой движется между магами. Необходимо понять, что же все-таки на самом деле всплывает в сознании обоих магов и перестать концентрироваться на бьющей в глаза, очевидной неравномерности в разделении власти, на которую указывает подобное распределение ролей. Тогда становится ясно, что они оба, и «господин», и «раб», пожинают именно те плоды работы, в которых испытывают потребность.

Ориентированное исключительно на наслаждение эротическое общение, основанное на насыщенном энергией взаимодействии полярных мужского и женского начал, обеспечивает ценный стимул противостояния, который можно перенаправить на магию. Полярности, присутствующие в магической работе, разворачивающейся между «господином» и «рабом», действуют по тому же самому принципу — улавливают энергию, испускаемую противоположным полюсом. Невозможно установить, кто из сексуальных магов — мужчина или женщина — ухватывает больше энергии из эротического общения; точно также нельзя вынести такого рода суждение о доминирующем или подчиненном маге.

Хотя «раб» с радостью дает «господину» власть определить, какому именно инициатическому испытанию он будет подвергаться во время работы, он никогда, даже в самых сильных спазмах алголагнического экстаза, не отбросит самый главный элемент — самоконтроль. Это один из важнейших определяющих факторов, отделяющих подчиненного мага темной волны от среднестатистического мазохиста.

Традиционный сексуальный мазохист чаще всего желает забыть напрочь о суверенности своего «я», мотивированный сложными эмоциями стыда, вины и неприязни к себе, подчас граничащими с суицидальными наклонностями. Подчиненные маги пути левой руки позволяют издеваться над собой так же жестоко, как и обычные мазохисты, однако в это унижение они погружаются с полностью ясным осознанием магического эффекта, который может дать это подчинение.

Даже в цепях, страдая от всех немыслимых способов пытки, какими потчует его тело «господин», маг-«раб» продолжает культивировать высшую суверенность своей воли и укреплять ее как почти божественный, независимо действующий элемент универсума. К тому же, философский парадокс подчинения себя власти другого при одновременном сохранении абсолютной автономии себя как спиритуального существа, есть одна из тех загадок, которую маги пути левой руки так ценят в качестве инструмента инициации. Эксперименты с парадоксами в таком духе с их экстремальной динамикой полярностей служат горючим для пламени творения божественного «я», в котором заключена конечная цель темного пути.

Как и всякую другую бесценную загадку, таинственную энергию подчиненного мага можно понять, лишь испытав подобный опыт лично. Слова в книге способны лишь тускло обозначить целиком и полностью личный процесс самотрансформации, который известен пробужденным «рабам».

 

 

Доминатрикс как Шакти

Алголагническая магия, совершаемая сильной доминирующей женщиной и покоряющимся партнером (вне зависимости от пола) зачастую раскрывает ключевое для пути левой руки значение Женского Демонизма и манифестации Темной Богини. Маг, радостно претерпевающий мучения в руках воистину вдохновенной доминатрикс, имеет шанс познать первобытную красоту и силу Женского Демонизма намного более живо, чем то доступно для приверженца традиционных ритуалов пути левой руки. Госпожа, которая разработает для себя достаточно сильный призрак, проецирующий божественный эротический образ, выходящий за пределы простого человека, станет несравненной инициатрикс.

Женщина, осилившая эту наиболее сложную трансформацию, — явление редкое, поскольку немногие женщины способны окончательно порвать с социальными нормами, требующими от нее, чтобы она была заботлива и альтруистична. Разумеется, многие доминатрикс умеют культивировать популярный впечатляющий имидж, одеваясь в нагруженную соответствующей символикой одежду из садомазохистских фантазий, обзаведшись необходимыми техническими навыками для причинения боли и создания одномерного впечатления превосходства. Женщина-адепт, по настоящему усвоившая суть Женского Демонизма, пренебрегает такого рода расхожим позерством; при помощи акта, схожего с «подгонкой по фигуре», она способна воплощать извечный образ Шакти изнутри — это спиритуальное качество не имеет ничего общего с насаждаемым СМИ заезженным образом суки, поедающей мужчин.

Доминирующая женщина-маг, обладающая силой служить живым вместилищем для Женского Демонизма, представляет собой Жрицу и, одновременно, в одном и том же теле, Богиню. Зверства, которыми она щедро потчует своих рабов, обретают форму религиозного таинства, а подчинение ей становится инициатическим испытанием, которым она испытывает как дух, так и плоть. Искусству подобного обретения качеств магической госпожи нельзя научить, ибо оно есть нечто, глубоко укорененное в личной природе. Иногда женщина, освободившая себя от культурного зомбирования, вынуждающего ее проявлять женскую нежность и доброту, обнаруживает, что в ее душе с самого рождения мерцала искра Женского Демонизма. Но все же чаще всего такого состояния бытия удается достигать лишь спорадически, в самые интенсивные моменты эротической магии.

Покоряющаяся женщина, с радостью принимающаяся эротическое страдание от рук доминирующего мужчины, разумеется, способна испытать что-то вроде религиозного богоявления — встречу с мужским (брутальным и безжалостным) аспектом божественного — однако, здесь задействован совершенно иной тип власти. Доминирующий мужчина, по сути, представляет собой гипертрофированную форму мужской власти, которая и так господствует в мире, что заметно на примере неэротических властных структур социума.

Доминирующая женщина, соприкасающаяся с Женским Демонизмом, есть куда более радикальная манифестация эротической силы. Ведь она порывает с нормативным образом женщины как подчиненного элемента в эротическом уравнении мужского и женского. Живо и дерзко проявляет она сексуальную женскую энергию, ниспровергая фиксированные в обществе роли.

Для подчиненного мужчины может стать пугающим до глубины души опытом созерцание того, как ярость, пережиток первобытной божественности, обретает плоть в госпоже, в то время как ему отведена беспомощная и бесконечно уязвимая позиция. Тем не менее, этот страх способен генерировать инициатическую энергию. Ритуалы алголагнии, которые не сочетаются хотя бы с малой долей ужаса для «раба», практически лишены трансформирующего потенциала. Путь левой руки традиционно заставляет своих адептов встретить и познать свирепые и жестокие качества божества; и именно такой, дикий аспект божественной личности «рабу» лучше всего удастся постичь, находясь в полной зависимости от доминирующего мага.

 

 

Пробуждение страха

Страх может стать великим стимулом к пробуждению, однако в реальности магам, привыкшим экспериментировать с доминированием/подчинением, несложно до притупления ощущений привыкнуть к неистовым удовольствиям этой разновидности магии. Довольно быстро узнаешь, что человеческая личность легко свыкается с любыми ощущениями и опытом, если те относительно часто повторяются. Стоит магическому акту превратиться в нечто привычное и отработанное, как он тут же вырождается в пустую церемонию, и его сила прорываться через обычную сонность сознания иссякает. В операциях с доминированием/подчинением это может произойти так же легко, как и в любой другой работе.

Искусный «господин» примет меры предосторожности, чтобы «раб» не знал в точности, какова будет его судьба во время работы. Сохранение непредсказуемой атмосферы страха во время ритуала поддержит у «раба» необходимую настороженность, готовность к встрече с любой неожиданностью. Когда просчитанное применение физической боли к телу «раба» приводит к значительным изменениям в химическом составе мозга, провоцируя изменение состояния сознания, эти чисто физические ощущения становятся еще более эффективными, если их усиливает атмосфера тревожности и волнения. Маг пути левой руки без устали ищет Грааль неизвестного, а ничто так не порождает ощущение неизвестности, как инсценированное чувство страха в сознании посвящаемого.

Встреча со страхом и преодоление его нередко составляет центральную инициатическую цель в сексуально-магическом действе; нет более очевидных свидетельств того, как энергия мага может быть ограничена созданными для самого себя ужасами. Перепрограммирование и стирание страхов у «раба» по ходу ритуала иногда высвобождает неожиданные резервы силы, дающие посвящаемому шанс изменить затем более тонкие элементы внутреннего и внешнего мира. Стимулируя, с одной стороны, физический экстаз и радость у «раба» и одновременно инспирируя высокий уровень психологического страха и тревожности, с другой, «господин» порождает один из тех парадоксальных континуумов полярностей, что имеют столь большое значение для инициации темной волны.

Для достижения устойчивого настроения страха доминирующему магу необходимо отлично знать мировосприятие «раба» и уметь играть на этих глубоко укорененных страхах. Поэтому подобные ритуалы, как правило, наилучшим образом срабатывают у тех магов, что хорошо знают друг друга. Например, «раба», страдающего боязнью врачей можно привезти с завязанными глазами в белую комнату, напоминающую больничную, привязав его к больничной каталке. Доминант же оденется в белый медицинский халат и будет проводить болевые процедуры в отстраненной, «хирургической» манере. Действия, сопряженные с физическим проникновением, что характерны для любого медицинского визита, можно разнообразить использованием клизм, стерильных игл для подкожных инъекций и других причиняющих боль или унижение инструментов для проникновения. Можно выбрить «рабу» определенные участки тела, как будто для подготовки к хирургической операции, или сделать фотографии, как бы бесстрастно документируя процесс. Молчаливое присутствие облаченного в белый халат ассистента весьма и весьма поспособствует желаемой обстановке угрозы.

Здесь кое-кто из наших читателей возразит, что вышеописанный ритуал не будет иметь никакого отношения ни к традиционной магической работе левой руки, известной им, ни к любимой ими садомазохистской сессии. Но работа, сопряженная с игрой на фобиях «раба» может принимать любую форму, какую вы сочтете подходящей или же наиболее эффективной для стимулирования страха. Самые будоражащие иницитатические ритуалы страха — те, что наиболее тесно связаны с реальностью. Ритуалы, далеко не столь усложненные, как вышеприведенный, могут оказаться не менее результативны. Если «раб» испытывает непреодолимый страх перед пауками, для создания соответствующей магической атмосферы будет достаточно связать его в затемненной комнате, где будет помещен стакан с этими тварями, тускло подсвеченный.

Нередко подобный опыт — если он был правильно «поставлен» доминирующим магом — способен окончательно избавить «раба» от его фобии, позволив испытать катарсис при помощи психологического напряжения, которое как раз и дает возможность творить магию. Встреча с собственным страхом, пока находишься в столь уязвимом положении, рисует «рабу» ясную картину границ, в которые он загнал себя, и открывает секретную дверь к изменению и переопределению этих пределов. Если страх можно превратить в удовольствие или научиться манипулировать им, какие еще внутренние свойства мага поддаются трансформации? Если можно взглянуть в лицо терзавшей всю жизнь фобии и подчинить ее себе, какие еще внешние барьеры этого мира можно уничтожить? Тем не менее, нелишне повторить, что данный вид работы следует проводить лишь парам, у которых установилось достаточно прочное взаимное доверие, и где партнеры хорошо знают ограничения друг друга.

Подобные ритуалы перепрограммирования часто позволяют магам-«рабам» выйти из сессии с обновленным чувством власти над собственной психикой, что в свою очередь способно подвигнуть их на трансформацию рамок своей повседневной жизни, которые они привыкли воспринимать как должное. Никогда не будет лишним подчеркнуть, что победы, одержанные в символическом, управляемом контексте, не имеют большого смысла, если их не перенести в повседневное существование мага. Как ни парадоксально, но маги (вне зависимости от пола), по доброй воле соглашающиеся пережить свои самые жуткие страхи, находясь в сексуальном рабстве, зачастую выходят из ритуального пространства с запасом силы, большим, чем тот, что был у них перед началом ритуала.

И все-таки сексуальный маг левой руки обязан помнить, что цель здесь не должна быть просто терапевтической, стимулировать одну лишь внешнюю индивидуальность «раба». Данный аспект работы только расчищает почву для более глубоких уровней перепрограммирования, и в итоге должен выходить на божественные уровни бытия.

Маги пути левой руки всегда стремятся к опыту, который позволит им Проснуться. Сексуальному магу нельзя забывать о сверхчувственных свойствах страха, если он желает предельно расширить спектр человеческого опыта в магических и инициатических целях. Пробужденное состояние, достигаемое искусным построением страха в эротическом контексте, представляет собой один из самых древних и испытанных способов преодоления ординарного сознания, какие только есть в распоряжении мага.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.015 с.)