ТОП 10:

Дворец из Дерьма и Глаз Гора



Какими бы неаппетитными ни показались эти лепешки света из спермы и крови, ингредиенты, использовавшиеся Кроули при отправлении личной телемской евхаристии, требовали еще более специфического вкуса. В своем «Магическом Дневнике Зверя», который он вел с 1920 года, Кроули пишет: «В моей Мессе Облатка — из экскрементов, и я вкушаю ее с благоговением и трепетом».

Использование Кроули экскрементов, как человеческих, так и животных, в качестве магической приправы, несомненно, в чем-то напоминает практики радикальных сект пути левой руки в Индии, где адепты совершают ритуальную копрофагию, тем самым методично преодолевая социальные табу и личное отвращение. В написанной в 1929 году «Магике в теории и на практике» Кроули дает начинающим магам совет, который адептам пути левой руки покажется знакомым. Он рекомендует: «тренировать разум и тело смотреть в глаза всему, что вызывает страх, боль, неприязнь, стыд и тому подобное. Должно научиться терпеть их, затем детально изучить, пока не начнешь находить в них радость и наставление, а затем полюбить их ради них самих, узнавая в них аспекты Истины».

«Когда это все проделано, — разумно продолжает Кроули, — нужно отказаться от них, если они несут угрозу здоровью или благополучию». И как часто случается, Зверь давал другим мудрый совет, которым сам во вред себе пренебрегал.

В дневниках Кроули мы не находим упоминаний об использовании экскрементов в тантрической алхимии, которая, ни при каких раскладах, не имеет отношения к придуманному Кроули надругательству над католической церемонией. Его практика «Мессы… [в которой]… Облатка — из экскрементов» схожа с привычными для европейского читателя историями о Черном Шабаше, на котором сатанисты едят просвиры из фекалий, издеваясь тем самым над католическим обрядом. Но скорее все такие сатанисты суть плод воображения христианских охотников на ведьм, а не представители традиции выворачивания ритуалов наизнанку в духе пути левой руки. Печально известные французские сатанисты девятнадцатого века аббат Буллан и его любовница, бывшая монахиня Адель Шевалье, действительно предлагали облатки из экскрементов своей пастве в Ордене кармелитов; это входило в процесс разыгрывания ими кошмарных средневековых дьяблери. Тем не менее, Кроули, несмотря на все его бурные тирады против ортодоксального христианства, не был сторонником буллановского сатанизма — у него были куда более личные магические мотивации.

Кроули приписывал магические свойства сперме, считая ее жизненной силой астральных сущностей. Кроме того, он также, насколько можно судить, был убежден в том, что алхимическое смешивание спермы, фекалий и крови из прямой кишки (которая нередко страдала во время анальных сношений) создает материальную субстанцию, через которую демоны и элементалы могут обрести форму. (Упущением с нашей стороны было бы не отметить, что бестелесный организм, который вам скорее всего удастся заполучить посредством данной микстуры, носит имя СПИД.)

Утверждение Кроули, что он «вынудил себя наслаждаться грязью и гнусным развратом, а еще поеданием человеческих фекалий и человеческой плоти», заставляет предположить, что он, подобно последователям агхори, заставил себя преодолеть свои естественные предубеждения и совершать такие действия, которые кажутся отвратительным большинству людей. Однако Кроули проявлял заметное влечение к экскрементам еще в весьма нежном возрасте, поэтому данный, нередко упускаемый из виду, аспект его религиозного учения, вполне возможно, является просто-напросто одним из его многочисленных фетишей. Увлечение эротическим потенциалом человеческих испражнений заметно в его работах уже с 1898 года, когда двадцатидвухлетний Кроули опубликовал свою первую книгу стихов. Уже там он воспевает экскременты в следующих самоуничижительных строках:

 

 

Всю деградацию, весь тотальный позор

Суждено испытать тебе; Твою голову скрыла трясина

И шайка ничтожных женщин пожелает

Словно в гнусном сне, хоть раз переспать;

Женщина должна топтать тебя, пока ты не начнешь вдыхать

Тот смертоносный дым.

 

 

Эти слова могут показаться на первый взгляд поэтическим позерством в декадентском стиле того времени, однако Кроули жил так же, как проповедовал. Его магические эксперименты с «шайкой ничтожных женщин» старательно документированы, особенно в период его попытки устроить «Collegium ad Spiritum Sanctum», телемское аббатство на острове Чефалу в Сицилии. Во время одного из ритуалов поклонения тогдашней Багряной Жене Лии Хирсиг Кроули подчинился ее требованию есть ее дерьмо с серебряного блюда в знак его преданности воплощению Вавилонской Блудницы. Чтобы скрепить ритуал, она обожгла своему Зверю тлеющей сигаретой грудь. Кроули восторженно писал: «эта радость быть смешанным с грязью ее Триумфа». В своих садомазохистских сексуально-магических операциях парочка не забывала и о золотых дождях, как о том свидетельствует принадлежащая перу Кроули песнь, адресованная его Багряной Жене: «Оседлай своего Зверя, Моя Строптивая Сука… Сейчас из твоей широкой Склизкой пизды, бездна / посылает дождевой поток / твоей шипящей мочи / Ко мне в рот, о, моя шлюха / Пусть он льется, пусть он льется!»

Мы уже рассказывали, как и зачем адепты восточной Вама Марги, стараясь сделать сакральными даже те аспекты физической материи, которые обычно кажутся неприятными, приемлют все то, что другие отвергают, в том числе экскременты, мочу, менструальную кровь, медитируют на трупы на кремационных площадках, видя в этих практиках шанс получить ключ к освобождению. Хотя Кроули, видимо, не был знаком с этой стороной тантрического учения, здесь есть некое сходство с его собственным увлечением копрофилией и уролагнией.

Когда одна из учениц Кроули, Мэри Баттс — имя крайне подходящее для уникального подхода к инициации, предложенного Зверем — приехала учиться в Телемское Аббатство, Мастер встретил ее, поднеся на тарелке испражнения козла. Считал ли Кроули свое угощение проверкой истинности ее намерений приступить к Великой Работе, либо просто шуткой в духе школьного черного юмора, определить сложно. Вскоре Баттс стала свидетельницей одного из довольно неудачных ритуалов Кроули, когда он пытался заставить козла, символизировавшего мифического бога из Мендеса, совокупиться с изможденным телом его многострадальной Багряной Жены Лии Хирсиг. Несмотря на все потуги склонить козла к совершению его сакральной функции, животное оставалось индифферентным к чарам Бабалон. В очередной раз впав в бешенство, утомившийся Кроули перерезал козлу горло, и его с ног до головы забрызгала кровь.

«Что мне теперь делать?» — спросил отчаявшийся Кроули.

«На вашем месте я бы приняла ванну», — дерзко отреагировала Баттс.

Одним из объяснений Кроули, почему он пользовался архаичным написанием слова «магика» (magick) через k, было то, что k символизировало kteis, «женские гениталии» по-древнегречески. И все же эта явная отсылка в духе пути левой руки к йони как матрице майи не находит своей практической реализации. Женским гениталиям — не говоря уж о женщинах-магах, к которым эти гениталии «прикреплены» — отводилась крайне ничтожная роль в телемской сексуальной магике Кроули. Несомненно, такой подчиненный статус сексуальной партнерши и ее вульвы в кроулианской системе вызван присущей Кроули неприязнью к женщинам в целом. Но вторая причина этому — личное пристрастие Великого Зверя к отверстию, казавшемуся ему привлекательней вагины. Возможно, следующее высказывание прозвучит цинично, однако можно утверждать, что телемская сексуальная магия — это религия, где поклоняются заднице — по имени Алистер Кроули. Однако, факт остается фактом: одна из ключевых доктрин кроулианской сексуальной магии призывает почитать анус и все его функции.

Однажды после особенно бурного анального контакта Кроули оставил в своем дневнике запись, высказавшись о своей склонности в египетских символах: «О, насколько Глаз Гора превосходит Род Исиды!» здесь Кроули не просто идентифицирует анус с богом Гором, которого насильно склонил к мужеложству его дядя Сет, но и превозносит превосходство объявленного им Эона Гора, ребенка, над предшествовавшим ему Эоном Исиды, Матери. «Рот Исиды» — распространенное архаичное название вагины.

Ту же мысль Кроули неоднократно повторял в своих дневниках, пользуясь тайной символикой О.Т.О.: «Я склонен считать, что XI ступень лучше IX ступени». XI° — высшая ступень в кроулианской версии сексуальной магики О.Т.О.; он означал анальный секс, как правило — гомосексуальный. Введение «анальной тематики» в репертуар ройссовского О.Т.О. было одной из главных инноваций Кроули в Ордене. IX°, как мы уже говорили, был градусом генитальной сексуальной магии «мужчина + женщина»; Кроули был глубоко убежден, что таковая обладает меньшей магической силой, нежели его любимое мужеложство. В книге «Liber CXCIV» (изначально секретном документе О.Т.О., подготовленном Кроули в 1919 году), он намекает на то, какое высокое место занимает анальная мистика в его магической концепции: «Что касается Одиннадцатого Градуса, его сил, привилегий и качеств, — ни о чем из этого не идет речи в отношении прочих градусов. Он не имеет отношения к общей структуре Ордена, непостижим и обитает в собственном дворце».

Другой аспект магической интерпретации Кроули XI° в его сексуальной магии составляет тема анального рождения; к этой маловразумительной формулировке он несколько раз возвращается в своих текстах. Сексуально-магическое порождение элементалов через смешение секреций в анусе — в противоположность более распространенной идее о вагинальном их сотворении — важная составляющая практик Зверя. Хотя своим ученикам Кроули давал традиционные рекомендации о рождении гомункулуса или «лунного дитя» в гетеросексуальных отношениях, сам он верил, что демон, сотворенный с помощью анальной сексуальной магии будет существом куда более высокого порядка. «Дух,… обладающий обеими природами, все же безграничен и безличен, ибо есть бестелесное творение, целиком и полностью божественной природы».

Кроули живо интересовался ближневосточной сексуально-магической традицией, идущей из Древнего Египта, где речь шла о создании психических сущностей через гомосексуальную связь. В «Душистом саде Абдуллы, Сатирика из Шираза», песнопении, восхваляющем содомию (некоммерческое издание Кроули 1910 года), он пишет: «Когда сила Полумесяца угрожала силе Креста, содомия была запрещена с жестокостью, поистине драконовской, ибо турки верили, что Мессия (реинкарнация Иисуса) родится от любви двух мужчин. Таким образом, содомия была религиозной обязанностью у турков; в любой момент его страсть могла быть использована для приближения Миллениума/Тысячелетнего Царства Христа; у Христиан же она превратилась в ересь и как таковая преследовалась».

Как всегда, главное намерение Кроули — шокировать какого-нибудь христианина, которому случайно попадет в руки его произведение. Его заявление, что «содомия была религиозной обязанностью», — попытка выдать желаемое за действительное, и те, кто серьезно изучает ислам, вряд ли смогут с ним согласиться, несмотря на то, что у британцев слово «турецкий» используется как сленговое название анального секса. Спустя почти сорок лет одна дневниковая запись ночного кошмара показывает, что эта идея плотно засела в неизменно грязном воображении Зверя: «Жутчайший полусон (между двумя нормальными пробуждениями) о рождении эмбриона per anum. Сплошная кровь со слизью. Самый отвратительный клифотический опыт за всю мою жизнь».

В глазах адепта Вама Марги, мыслящего все человеческое тело Храмом Девяти Врат, религиозная фиксация Кроули на этом отверстии понятна в той же степени, что и более традиционное для пути левой руки почитание йони и лингама. Если в отношении Кроули мы допустим «сомнение в пользу ответной стороны» и предположим, что его анальная мания вкупе с его копрофилией основываются на чем-то большем, нежели личном фетишизме, неизбежен вывод, что все религиозные идеи — в том числе поклонение анусу — поддаются лишь субъективной интерпретации. И все же в своих магических дневниках Кроули неоднократно замечает, что та или иная магическая операция была выполнена per vas nefandum «при посредстве неназываемого сосуда» — этим латинским эвфемизмом он любил называть анальное сношение. Но его постоянное употребление слова с пренебрежительным оттенком, хотя бы даже и в шутку, для обозначения того, чему он приписывает сакральным статус, кажется двусмысленным, если не сказать, по-детски глуповатым. Складывается впечатление, что склонность Кроули к заднему отверстию одинаково связана как с теми же самыми социальными стигматами, в то время прочно ассоциировавшимися с пристрастием к данному виду удовольствия, так и с некоторым мистическим истолкованием.

 

 

Вынужденный грех

Одно из вопиющих слабых звеньев в практике сексуальной магии Кроули мы находим в его явной неспособности выйти за рамки потребности быть очень плохим мальчишкой. Нарушение табу, конечно же, имеет большое значение для инициации пути левой руки, однако Зверь, несмотря на все его рассуждения об освобождении, насколько можно судить, плотно завяз в бесполезном повторении первоначального преодоления запретов, которое составляет лишь предварительный этап в самообожествлении. Он не сумел продвинуться к той точке, где происходит истинный выход за рамки условностей, которые как раз и дают запретам их силу. Однажды Кроули написал своему последователю Норману Мадду следующие претенциозные строки: «мой план — вычистить всех бактерий из сексуальной раны… Цель моя — не просто отказаться от чувства греха, но безжалостно вырвать его с корнем». Но, судя по всему, без стимуляции сознанием порока или извращения Кроули становилось скучно — сомнительно, чтобы ему удалось избавиться от «чувства греха», привитого ему в его семье последователей «Плимутских братьев», несмотря на его геркулесовские потуги сделать это. Говорим мы это не в упрек Кроули, просто это пример того, насколько живучи психические травмы, наносимые подобными сексуально-негативными концепциями сознанию юных жертв.

О том, насколько глубоко засело понятие греха в психосексуальной программе Кроули — несмотря на все внешние проявления — можно судить по тому курьезному факту, что он был глубоко убежден в аморальности любого секса, совершаемого не ради Великой Работы. Хотя, на первый взгляд, он вполне искренне верил, что гомосексуальный анальный секс ведет к высшей точке магического озарения, в «Магическом Дневнике Зверя» он с осуждением говорит, что «гомосексуальность — это слабоволие». И не только там он с негодованием называл «отвратительными» акты содомии мужчины с мужчиной, если те совершались не ради магии, а исключительно для удовольствия. Подобных суровых предостережений против эротического наслаждения как такового в его личных бумагах содержится очень много. Поэтому мы делаем вывод, что они отражают настоящие убеждения Кроули, а не являются лишь пропагандой, рассчитанной на то, чтобы добиться у публики признания своей сексуальной магики.

Те, кто презирает Кроули, считая его распутником и гедонистом, неправы — как бы далеко он не заходил в своем, граничащем с научным, личном исследовании всякого мыслимого разврата, он не мог скрыться от призрака греховности, доставшегося ему в наследство от семьи. Если «Плимутские Братья» проповедовали юному Кроули, что любой половой акт, кроме того, что служит выполнению христианского долга деторождения, греховен, то сексуальный морализм кроулианской синтетической религии Телемы в той же мере отмечен запретительным характером. В обеих сектах, неважно, посвященных Волхву Христу или Волхву Кроули, Эрос за пределами веры — проклятие для истинного верующего. То, что одна секта строилась на таких концепциях, как непорочное зачатие и целомудренные ангелы, а другая посвящала себя поеданию дерьма и постижению магических свойств спермы — представляет собой лишь техническое различие. Кроулианскую Телему, со всеми ее обязательными Мессами и облатками, святыми, Книгой, Законом, катехизисами и Пророком можно считать разновидностью квазихристианской секты в полном смысле слова. В обеих теологиях центральными фигурами являются Зверь 666 и Блудница Апокалипсиса. И хотя многие ошибочно вешают на Кроули ярлык «сатаниста», подробное изучение его работ доказывает, что прежде всего его следует считать христианином-гностиком, в системе верований которого присутствует однозначное признание божественной природы Христа.

Сексологи Эберхард и Филлис Кронхаузен, ставшие свидетелями некоторых проявлений отчаянной распущенности, царившей во времена сексуальной революции 60-х годов, однажды заметили: «Нет более жалкого зрелища, чем попытка следовать сексуальной свободе со стороны реакционных, обуреваемых чувством вины людей, которые поступают так под давлением запретов, а не от истинной joie de vivre». (Joie de vivre (франц.) — жизнерадостность.)

Это наблюдение более чем верно по отношению к архи-консервативному Кроули, во многом предугадавшему стремление в 1960-е годы западной молодежи из среднего класса преодолеть моральные преграды, навязанные ей родителями, вступив в одну общую, подогретую наркотиками оргию. При знакомстве с подробнейшими отчетами Зверя о многолетних его изнурительных сексуальных приключениях, складывается печальное ощущение — в маниакальных его половых подвигах было мало радости, наслаждения или свободы. То, что Ветхий и Новый Завет усердно поносят, «Книга Закона» Кроули столь же рьяно делает нормой. Но обе крайности проникнуты общим авторитарным духом «Тебе Нельзя» — и этот дух никак нельзя поставить на одну доску с освобождением пути левой руки от всех призрачных заповедей.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.008 с.)