Обеспечить материальный порядок, гарантировать свободу



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обеспечить материальный порядок, гарантировать свободу



Слова и прений

Необходимость, предписывающая нам чисто временную политику покуда будет длиться духовное междуцарствие, оп­ределяет также истинную природу этого переходного режима. Если бы революционное правительство Конвента продержалось до наступления общего мира, оно, без сомнения, осталось бы и далее у власти, изменив только согласно новым потребностям свой главный характер. Пока продолжалась национальная борьба, оно должно было представлять собой сильную дик­татуру, одновременно духовную и светскую, отличавшуюся от


давшей королевской власти только более высокой напряжен­ностью вследствие чрезвычайно прогрессивного направления; эта черта только и отличала ее от настоящей тирании. Но ^сйр по необходимости положил конец этому полному сосре­доточению политики, без которого защита республики была бы безуспешна. При изменившихся обстоятельствах временное правительство, обязанное своим существованием только отсут­ствию истинных социальных принципов, должно допустить полную свободу изложения и прений, дотоле невозможную и даже опасную, но ставшую теперь необходимым условием разработки и установления новой всеобщей доктрины, которая одна лишь может служить твердым основанием для оконча­тельного преобразования.

Это предполагаемое превращение собственно революцион­ного правительства должно осуществиться в исключительной политике, наиболее подходящей для французской республики, возрождающейся среди общего отныне непоколебимого мира и глубокой духовной анархии. Недостойные преемники Кон­вента превратили в ретроградную тиранию вверенную им силою обстоятельств прогрессивную диктатуру. В последнюю фазу долгой реакции это полное сосредоточение было коренным образом обессилено противодействием на основании закона местной власти. Хотя центральная власть домогалась всегда официального всемогущества, однако неизбежное расширение свободы исследовании все более и более сводило на-нет ее бесполезное духовное господство, оставляя ей только светское главенство, которого требовал общественный порядок. В те­чение перерыва, последовавшего за реакцией, даже светская диктатура была законным путем уничтожена, благодаря раз­дроблению центральной власти и усилению местной власти. Обе эти власти молча отказались руководить духовным пре­образованием, посвятив себя всецело все более и более труд-Ному поддержанию материального порядка среди полной Умственной анархии, которую еще усиливал позорный эмпи­ризм, который считал возможным основать общественный строй На одних только интересах, без всякого нравственного фун­дамента.

Прогрессивный характер, по необходимости присущий нашей Республике, конечно, несомненно придает ее двум светским °рганам естественное усиление напряженности, которое в Прежнее время возбудило бы непреодолимое отвращение. Но Каждый из них совершил бы огромную ошибку, если бы он допытался теперь возродить в какой-либо форме временную Диктатуру Конвента. Хотя подобная попытка не могла бы венчаться успехом, она, тем не менее, вызвала бы тяжелые


 


238


239


смуты, которые отныне были бы одновременно и анархиче­скими, и ретроградными, соответственно природе окончательно дискредитированной метафизики, которая при этом была бы применена.

Таким образом, полное отсутствие твердых и общих убеж­дений заставляет вести теперь чисто временную политику ограничивающуюся, главным образом, материальным поряд. ком; в то же время благоприятные условия внутреннего ц внешнего положения вещей не требуют другой политики для содействия великому умственному и нравственному обновле­нию, долженствующему характеризовать окончательный строй. Расценивая навсегда официальную ложь, согласно которой конституционная монархия признавалась окончательным ре­зультатом великой революции, наша республика может провоз­гласить непреложным только свой единственный нравственный принцип: полное и постоянное преобладание социального чувства, прямо посвящающего общему благу все реальные силы.

Таково теперь единственное, поистине окончательное пра­вило, которое нет надобности предписывать, так как оно самопроизвольно вытекает из всеобщих стремлений, не поз­воляющих его оспаривать с тех пор, как все противоречивые предрассудки совершенно разрушены. Но что касается доктрин и, следовательно, учреждений, могущих организовать это прямое царство универсальной общественности, наша республиканская форма правления в сущности остается неопределенной и допускает множество режимов. Безвозвратным, с политической точки зрения, здесь является только полное уничтожение королевской власти, которая,в какой бы форме она ни суще­ствовала, составляла с давних пор во Франции и даже, в меньших степенях, на всем Западе символ регресса.

Это торжественное признание главенства социального чувства — главная заслуга республиканской формы правле­ния — прямо отвергает всякое притязание на непосредственное создание окончательного режима, так как это противоречит добросовестному исканию реального решения, предполагающе­го наличность систематических условий, источником которых не могут быть современные остатки прежних доктрин. Требуя, чтобы умственное и нравственное преобразование отныне было искренне предоставлено свободному соперничеству всех мыс­лителей, истинные философы будут, таким образом, говорить от имени республики, для которой чрезвычайно важно поме­шать теперь стеснительному освящению какого-либо из нера­циональных верований. Подобная поддержка будет гораздо более целесообразна для обеспечения полной философской свободы против вредных излишеств политического движения,


чеМ инстинктивное сопротивление реакционной власти, обна­руженное ею в течение парламентарного перерыва.

Это сильное, но слепое отвращение к непосредственному созданию учреждений, будет отныне, к счастью, заменено естественным возрастанием мудрого общественного равноду­шия, вследствие неизбежного крушения всех нестройных попыток, внушенных различными метафизическими утопиями. Единственная истинная философская опасность, которую может представить новое политическое состояние, заключается в его стремлении отвращать общество и даже мыслителей от всякого глубокого и продолжительного размышления, побуждая их отдаваться немедленным практическим опытам, основанным только на поверхностной и поспешной оценке. Следует при­знать, что наше современное настроение было бы совершенно неподходящим для первоначальной разработки преобразова­тельной доктрины, если бы эта доктрина не была уже про­ведена при принудительном равновесии, которое одно только посвящало ей наш слабый ум в то время, как обессиленная политическая реакция уже не в состоянии была помешать свободному полету философской мысли. Но подлинная кон­цепция возникла окончательно в последнюю фазу ретроград­ного движения; затем она развивалась и даже распространялась во время остановки его при парламентарном режиме. В настоящее время новая философия выступает в качестве руководительницы социальным прогрессом, навсегда возобла­давшим. Эти временные настроения, которые могли бы по­мешать ее возникновению, довольно благоприятны для ее оценки, лишь бы только ее главные органы сумели всегда с достоинством избегать пошлого соблазна, который побуждает ныне многих мыслителей отдаваться интересам дня. Только позитивная философия способна хорошо оценить ничтожество и серьезную опасность различных метафизических утопий, оспаривающих руководство окончательным преобразованием, и она вскоре отвлечет публику от этого бесполезного полити­ческого волнения, чтобы сосредоточить всеобщее внимание на Полном обновлении мнений и нравов на основании ее прин­ципов.

Пока республиканское правление обеспечивает позитивизму Полную свободу, необходимую для его действительного назна­чения, оно может быть, с другой точки зрения, рассматриваемо как начало нормального состояния, постепенно определяющего основную независимость новой духовной власти от местной ПЛИ центральной временной власти. Не только правительство, в собственном смысле, вскоре вынуждено будет признать свою Неспособность осудить общую доктрину, требующую налично-


 


240


241


сти высоких научных знаний, которым наши государственные люди большей частью чужды, но, кроме того, неурядицы вызываемые честолюбивыми мечтаниями метафизиков, неспо.! собных оценить современное положение, побудят общество оказывать доверие только мыслителям, которые откажутся от всякой политической карьеры и торжественно посвятят себя философии.

Таким образом, нормальное отделение духовной власти от светской, систематически проводимое позитивизмом, явится результатом нашего республиканского режима, который, увле­каясь соблазнительной легкостью непосредственных примене­ний, вначале как будто мешает нам в этом деле. Хотя кажется что наши революционные предрассудки нас еще значительно удаляют от этого великого социального принципа, однако опыт вскоре заставит правительство и общество признать его, чтобы обеспечить одновременно порядок и прогресс, которым оди­наково угрожают метафизические утопии. Все истинные мыслители будут стараться даже преодолеть слепое отвращение, внушаемое им этим принципом, и признают, что если он и осуждает их пустое политическое честолюбие, зато он им открывает огромное поприще благородного нравственного возвышения. Помимо своего высокого социального назначения этот новый путь один только может привести к осуществлению справедливых личных притязаний на звание истинного фило­софа, которое в настоящее время часто компрометируется стремлением философов к временным успехам.

'"'"'         ■■"' '         >,>■■>.'■'■ «Л            ■H-.Jf-Wi'W:

''"                        "-н         -•<'■'       А'ЗДЖГ'                                        i .'.' /■■ЧЛ'Л>.■.■< "г-

' П;'      ™                      *-?Я                                     ' •>'             ■'■>?*■•' т-                            q;.v;/j.KT:H'«U<

■'■-''•"•"                                                                                                                                                                              ::Н5                                    ';, .                                                                                                                                             >*■;

"Ш                                                                                                                                                                                          •>■;:                                    •,:•■                                                                                       ;.;.

/fit-^i-y.",';'.! •'№ ',f»i,: «г;,..; ,ч.\ r .,.via/Jan■■•.Н(,.-..Л'г' .,■:■.•■ ' /p.. • -■; ■:..„,,•

.'..'A-M.   kj,!.!.:;!,?;:■                                        •!•£}.,"  4  , ,     , i

;"гГ'";н?; ,Г?л'№>Г                                          г, -г, ;г..'('И(,1;?г:™.1",!(:,;,.:5)с.' ,

".''■''            ■            •' '" T*V; •.■!'!                                                           ■■•'J/:•;'.'.'..т."..:. ;-■ ' >:>':.У v;

'•"''                                       ' '"J«: • .". H                                                • "Ill ■••.(!',•,U.\ ■ • „>«' C-s'O'.-l

'"'•■ • '•"''"■''' 3--1- •                       ','■■ .>H*'., .'-.M'-; мк .;■•; ;"4i.;;,v.^ .;■'■■'•■•■; ■;•'


Милль Д.С.                                 ' ' '



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.03 с.)