ТОП 10:

Взгляд Гегеля на философию истории



Согласно этой гегелевской концепции все народы, расы являются орудием мирового духа. Этот дух представляет собой деятельную активную силу истории. Не надо представлять себе мировой дух как стихийную силу, которая жаждет насилия и произвола. Это созидательная сила, это носитель скрытой исторической необходимости. И всемирная история, движущим началом которой является мировой дух, осуществляет свое развитие через деятельность определенных народов, поочередно выступающих на авансцене мировой истории. Всемирная история с ее коллизиями, с непохожими друг на друга историями народа представлена у Гегеля следующими ступенями развития мирового духа:

· Восточный мир

· Греческий мир

· Римский мир

· Германский

В государствах древнего востока признавалась свобода только 1 лица – деспота, и характерной чертой народного духа было повиновение. Перед лицом деспота все равны: и первые вельможи, и беднота. У греков и римлян признавалась только свобода немногих, поскольку основная масса населения исключалась из политической жизни – рабы, чужестранцы. Те лица, которые пользовались политической свободой, правами – это граждане – составляли не значительную часть общества, удельный вес был весьма не велик (афинская демократия) – не больше 1/10 части общества. Германский мир стремится к осуществлению свободы всех. По мнению Гегеля, он унаследовал важнейшие плоды Реформации и Французской революции, так что германский народ и германские государства призваны достичь всеобщей политической и гражданской свободы. Осуществление этой свободы и есть конечная цель всей всемирной истории.

Так что Гегель толковал всемирную историю как воплощение свободы в бытии народов. Это свобода одного через свободу немногих к свободе всех. «Восток знал и знает только что один свободен, греческий и римский мир знает, что некоторые свободны, германский мир знает, что все свободны».

К своим читателям и слушателям Гегель не снисходил никогда, он пренебрегал всеми доступными приемами, чтобы стать понятным хоть на йоту. Он твердо был убежден, что все, что звучало из его уст – подобно откровению. Он думал, что каждый, кто его не понимает – полу-идиот. Гегель никогда не волновался о том, чтобы сделать свое изложение доступным.

Уже будучи признанным гением, он пожинал все лавры успеха.

Историческая школа права

В науке права 17 и 18 веков господствовал взгляд, который можно определить как теорию произвольного установления права, лучшей иллюстрацией которого может служить знаменитая фраза Вольтера: «хотите иметь хорошие законы, сожгите старые и издайте новые».

По этой теории единственным творцом права является верховная власть, которая имеет полную возможность издать любой закон, руководствуясь своим пониманием общего блага. Крайности школы естественного права исходили как раз из этой теории. Многие представители этой школы, особенно в 18 веке, думали, что путем одного разума можно извлечь из основных начал естественного права целые кодексы идеальных норм, пригодные для всех народов. Своего апогея это течение достигло ко времени Великой Французской Революции, деятели которой хотели все общежитие реформировать путем соответствующей реформы права. Как реакция и возникла историческая школа юристов в начале 19 века в Германии, которая считала своим предшественником Монтескье (в «Духе законов» Монтескье доказывается, что право обусловлено данными места и времени, и что законы одной нации непригодны для другой). Основы исторической школы права заложил Густав Гуго – 1764-1844

Свои философские взгляды на развитие права он изложил в сочинении «Учебник естественного права как философии права положительного». В этой работе им оспаривается общепринятое тогда положение, что закон есть единственный источник права. Развитие права идет и помимо ЗВ, доказывает Гуго. Во всех государствах, особенно в Риме и Англии находим мы следы права, развивающегося независимо от законодателя. В Риме, например, это преторское право, в Англии – обычное право, то есть то право, которое развивается помимо законодателя. Подробнее он развил эту мысль в статье «Являются ли законы единственными законами юридических истин». Здесь он сравнивает развитие право с развитием языка. Язык образуется сам собой. То же самое можно сказать и относительно нравов, никакой правитель, никакое собрание никогда не постановляли, чтобы выражением уважения считать снятие шляпы, например. Право развивается тоже без всяких соглашений и предписаний

Он также сравнивает с установлением правил игры. Игра – есть борьба по определенным правилам. В большинстве игр правила складывались мало-помалу по мере разрешения спорных ситуаций.

На этом основании Гуго заключает, что естественный путь развития права – развитие через обычное право, обычное право обладает большей ценностью чем закон. Ценность обычного права заключается в общеизвестности его норм, их определенности, надежности, а также в привычке и уважении к ним населения, что в результате дает более прочный и устойчивый правопорядок. Чем отдать предпочтение: писаному закону или обычаю? Конечно. Последнему.

Сами собой установившиеся нормы, правила лучше соответствуют потребностям и запросам народа, чем то, что может придумать для него правительство. В частности, те улицы в Геттинберге, которым начальство давало новые названия, все-таки всеми по-прежнему именовались первоначальными названиями. Гуго считает, что многие законы так и не выполняются, отступления совершаются и вполне честными людьми, добропорядочными. И сами законодатели полностью не бывают уверены в осуществлении своих предписаний.

Гуго согласен с Вико (итальянским автором), написавшем книгу «Основания науки об общей природе нации». Вико утверждает в своей книге, что обычай похож на царя, а закон – на тирана. Почему? Потому что первому повинуются охотно, а второму – нет, потому что применяется насилие, нечто чуждое народу, спущенное сверху.

Гуго защищает установившийся строй и высоко ставит сложившийся прядок, с которым сжился народ. Для права, по его мнению, важно не содержание, а чисто внешняя его функция – обеспечение порядка, мира и спокойствия. Поэтому, каково бы ни было право по своему содержанию, оно должно быть признано хорошим, если люди к нему привыкли, если оно отличается ясностью и точностью и обеспечивает внешний порядок. В этом направлении он ушел так далеко, что оправдывает все установившееся, каким бы оно ни было, даже защищал рабство. Утвердившееся было для него наиболее законным. Выводом являлось преклонение перед авторитетом прошлого, проповедь застоя и реакции. Маркс: историческая школа – это та школа, которая подлость сегодняшнего дня оправдывает подлостью дня вчерашнего. У Гуго мы встречаем многие черты учения исторической школы права. У него уже намечено сравнение права с языком, это сравнение станет потом любимейшим у представителей данной школы, и предпочтение обычного права закону. Гуго отдавал предпочтение формам самобытно развивающегося права.

Полное свое выражение учение этой школы нашло в трудах Карла Савиньи 1779-1861

Это величайший юрист Германии 19 века, ректор Берлинского университета. Савиньи не был учеником Гуго!!! Свои взгляды на развитие права он изложил в сочинениях «О призвании нашего времени к законодательству и правоведению» и в первом томе своей 6-томного труда «Система современного римского права».

Поводом к написанию первого сочинения послужил вопрос о необходимости общего ГК для Германии. Она тогда только что освободилась от французского господства, во время которого на некоторых территориях Германии действовал французский ГК – кодекс Наполеона 1804 года. Но введение французских законов оскорбило национальные чувства немцев. Однако одновременно и показало им недостатки собственного права. Поэтому после того как было устранено французское владычество, в Германии встал вопрос: что делать дальше с законодательством?

· Возвратиться к старому порядку

· Требовали составления общего германского гражданского уложения, которое объединило бы немецкий народ на почве единого национального права, уничтожило бы господство римского права и парализовало бы усилившееся влияние французского кодекса.

Главным защитником кодификации выступил Тибо, который в 1814 году издал брошюру под названием «О необходимости общего гражданского кодекса для Германии», где утверждал: настоящие гражданские законы германских государств представляют хаос не связанных между собой безобразных постановлений, в основе которых лежит чуждое немецкому духу римское право. И вместо этого он предлагал составить общее для всей Германии уложение, призвав к этому лучшие силы страны, созвав съезд лучших теоретиков и практиков. Против этого положения и выступил Савиньи в своей работе 1814 года «О призвании…». Здесь он не стал говорить о том, хорошо или нет современное ему право.

Он утверждал, что нельзя по произволу составить общегражданский кодекс, для этого нужны определенные условия. Право, утверждает Савиньи, есть продукт не разума и воли законодателя, а продукт народного духа. Оно подобно языку, нравам и политическим учреждениям, есть органическое проявление народной жизни. И служа выражением общенародного убеждения, оно развивается вместе с самой жизнью, а не создается в какой-то момент сознательной деятельностью отдельных лиц. Право неразрывно связано со всей культурой народа, его нравами, учреждениями, религией, искусством, и развивается вместе с последними. Перемены одного влекут за собой перемены другого, и лишь совокупный рост всех сторон человеческой жизни обеспечивает правильный юр порядок. Источником права является не закон, а непосредственный выразитель народного убеждения – обычай. Всякое право возникает путем обычая. Затем с усложнением общественных отношений то, что лежало в общем сознании, становится предметом деятельности особого сословия – юристов. Наука выступает вместо обычая там, где по сложности жизни раскрытие народного убеждения требуется специальных технических приемов. Прав получает благодаря этому научную обработку, но корень его остается тот же. Таким образом, второй этап в развитии права – научное право – право юристов (первый – обычное право). Юристы выступают не творцами права, юридических норм, а лишь выразителями народного духа, они вырабатывают юридические понятия, обобщая уже то, что сложилось на практике.

Последний этап в развитии права – стадия законодательства. Юристы подготавливают законопроекты, облекая в форму статей закона то, что уже произведено народным духом. И таким образом, научное право должно органично вырастать из обычного права, а законодательное право - из права научного. Пример такого чисто органического развития дает нам римское право, которое поэтому и отличается особой стройностью.

Но в Германии мы не находим такого гармоничного развития правовой жизни. Здесь преобладающее развитие получило местное право. Сознание единства сохранилось в римском праве, равно усвоенном всеми. При таких условиях составление общего гражданского кодекса является преждевременным, ибо нынешняя юриспруденция германии составляет хаос разноречивых мнений. Объединение в юридической жизни германии можно ожидать только от общего развития юриспруденции, а не от законодательных работ. Поэтому прежде чем приступать к кодификационным работам, надо создать в Германии юр науку, которая бы разработала право в соответствии с его национальным характером. Иначе законодатель издаст ряд несовершенных юридических положений. Савиньи низко оценивает кодекс Наполеона.

Вывод: таким образом, Савиньи в своей работе подверг критике идею быстрой кодификации национального права. Он считал, что немцы еще не доросли до создания своего свода законов. В раздробленной Германии он не видел единообразно подготовленных юристов, подобно римским, которые бы смогли создать качественный кодекс.

Эти общефилософские взгляды Савиньи на образование права, предложенная им практическая программа и обстоятельно разработанная методология сделались основой учения исторической школы юристов. Поэтому многие и приурочили к изданию работы Савиньи возникновение данной школы.

Чистяковский (или Кистяковский) – «Спор между Савиньи и Тибо привел к торжеству новой школы права – исторической. Он имел глубокое культурное значение, ничего подобного в России не было».

Как разрешился на практике этой спор? В 1896 году было принято Германское уложение, а вступило в силу в 1900 году. то есть в тот период времени уложение не было издано из-за неподготовленности к единству самого германского народа, а не из-за неправильности взглядов Савиньи.

Окончательное завершение теории исторической школы мы находим в трудах Георга Пухты (1798-1846 годы жизни). Основные произведения: «Обычное право» и «Курс институций»

05.12.11

Он еще более энергично, чем Савиньи, подчеркивает важность обычного права, его самостоятельность, независимость от законодателя, а также органический характер его происхождения. Источником юридических норм, так же, как и языка, нравов, является народный дух. История права есть постепенное раскрытие этого духа, поэтому совершается без всякого участия личности. Право развивается из народного духа так же, как растение развивается из зерна. Глубинный, невидимый источник права есть народный дух. Первоначально видимый источник права есть обычай, вытекающий из народного сознания. Право не устанавливается государством, а предполагается им. Так как с усложнением отношений обычай может сделаться шатким и неясным, появляется необходимость выразить его в твердой форме, определить, чего именно требует общая воля. Эти определения исходят от правительства в широком смысле слова, в форме закона, который и формулирует нормы, живущие в сознании народа. Правительство есть законный орган воли, изданный закон является его выражением поэтому.

С дальнейшим развитием жизни создание права становится достоянием сословия юристов, они вскрывают такие юридические положения, которые, хотя и лежали в глубине народного духа, но не были ясно выражены ни обычаем, ни законом. Таким образом. Право юристов как продукт научной дедукции становится третьим и последним видимым источником права. Ни обычай, ни закон, ни научные положения не творят права, они служат лишь средством распознавания права, лежащего в готовом виде в глубине народного духа. В дальнейшем Пухта так же, как и Савиньи стал допускать внешнее влияние на правовую жизнь народа, что противоречило основным положениям этой школы, и творческую роль законодателя. То есть это отступление от ортодоксальной школы.

Несмотря на эти уступки, сделанные Савиньи и Пухтой, эти учения долгое время сохранялись в своем ортодоксальном виде, и ученики юристов настаивали на чистоте этих положений, защищали их.

Историческая школа права исходит от того, что право не только самостоятельная и независимая система, но и наиболее совершенная. Аргументы: право должно соответствовать народной жизни, а этому требованию лучше всего удовлетворяет обычное право, так как оно создается самой жизнью, а не сознательной деятельностью отдельных лиц. Его нормы не могут быть навеяны беспочвенной фантазией. Закон может быть введен одним росчерком пера. С его помощью можно навязать народу чуждые, и даже вредные и опасные нормы, проводить рискованные для страны эксперименты, вызвав различные катаклизмы. Поэтому очевидно преимущество права над законом. Все эти аргументы заслуживают внимание, казалось бы, законодателю остается выполнять следующую роль: собирать, приводить в систему, давать четкую формулировку уже сложившимся обычаям, устранять противоречия между ними, но ни коим образом не вводить новых норм, еще не выработанных жизнью.

Что касается аргументов о праве, то нужно видеть и недостатки обычного права: его консервативность и косность. Юридические обычаи требуют много времени для своего формирования: им нужно укорениться, сложиться и т.д. много времени требуется и для отмены этих обычаев. Это объяснимо и с психологической точки зрения: человеку трудно отделаться от своих привычек, особенно если это застарелые привычки. А господство обычного права и есть господство таких привычек. Чем древнее обычай, тем с большим трудом он уходит из жизни общества.

Мудрый законодатель может с большой пользой вводить новые законы, которые позитивно воздействуют на жизнь общества, ломая прежние обычаи. Например, реформы Петра 1, Александра 2. В учебниках подчёркиваются недостатки исторической школы права, поэтому стоит поговорить о достоинствах:

1) Она последовательно проводила идею исторического развития права

2) Важность условий места и времени для развития права подчеркивалось

3) Подчеркивалась важность положительного права, хотя в ту эпоху господствовала доктрина естественного права

4) В противоположность идее законодательного производила и внезапных переворотов, историческая школа выдвинула идею непрерывности, закономерности, постепенности исторического развития.

Вместо необходимых поправок школа дошла до полного отрицания момента индивидуального творчества и роли личности как необходимых элементов для правовой жизни. Это является излишней крайности. Но идея закономерности развития строя является бесспорным научным достоянием и всегда должна подчеркиваться как заслуга теоретиков естественной школы.

5) Имела благотворное влияние на разработку частных вопросов права.

6) Требование изучения истории права, на что ранее не обращалось внимания. Школа сама представила ряд блистательных образцов научной работы в этом направлении. Она предложила иной ракурс рассмотрения права, дала новый толчок историческому изучению политической и правовой жизни народов.

7) Лучшими своими сторонами она повлияла на юриспруденцию других европейских стран: Франция

В большей мере традиции этой школы нашли своей отражение в правовых системах ФРГ и Швейцарии, который рассматривают закон и обычай как два источника права одного порядка.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.224 (0.009 с.)