ТОП 10:

Политико-правовые идеи Александра Гамильтона



 

Движение либеральных идей пошло в двух направлениях: в Англии свобода аристократическая, в северо-американских колониях – демократия. Рано или поздно между ними должно было произойти столкновения. Сами американцы не очень склонны были давать теоретическое обоснование своим государственно-правовым шагам, по этому когда явившийся из Англии Томас Пейн (явился в северные штаты с рекомендательным письмом Франклина) в январе 17 издал памфлет под названием «Здравый смысл» в котором теоретически защищал американскую революцию, получил большую популярность.

Годы жизни 1737-1809.

Пейн начинает свое сочинение с различия правительства и общества. Человек, пишет он, бессилен в одиночестве и всегда ищет помощи себе подобных. Поэтому общежитие или общество всегда есть добро и благо. Правительство же, даже самое справедливое и совершенное есть лишь необходимое зло. В худшем случае – зло нетерпимое. Почему же? Единственная причина существования правительства заключается в пороках человека. Если бы веления совести выполнялись беспрекословно, то юди бы не нуждались ни в каких иных законах. Но так как в действительности добродетель довольно редка, то люди вынуждены уступить часть своей свободы и собственности для ограждения себя от нападений. Таким образом безопасность или ограждение свободы составляет истинную цель правительства, а из этого следует, что то правительство является наилучшим, которое доставляет это благо с наименьшими издержками.

В своих суждениях Пейн исходит из простой мысли: чем проще вещь, тем меньше она подвержена расстройству и легче исправляется. С этой точки зрения он подвергает критике Английскую конституцию:

«Хотя неограниченая влать составляет позор человечества она имеет, однако, ту выгоду, что довольно проста и если народ страдает, то он во всяком случае знает откуда происходит зло. Английская же конституция настолько сложна, что английский народ может страдать достаточно долго не в силах определить причину своего бедственного положения. Если однако, несмотря на трудности попытаться разложить эту сложную машину на составные части, то можно увидеть здесь остатки двух презренных тираний в сочетании с некоторыми элементами республиканского устройства. Так, в лице короля мы видим остатки тирании монархической, в верхней палате – остатки тирании аристократической, и только в нижней палате находим выражение республиканских начал, которые и сообщают ценность всему государственному устройству, и единственные способны охранять свободу»

Некоторые утверждают, что английская конституция представляет собой сочетание трех властей которые сдерживают друг друга и обеспечивают свободу граждан. Подобное объяснение есть чистая нелепость, считает Пейн. В действительности всякая машина при самом сложном устройстве всегда движется одним самым главным колесом. В английской конституции таким колесом (преобладающей властью) является королевская власть, которой дано право раздаватьь должности и пннсии, и если она здесь не столь притеснительна не столь как в турции, то единственная причина в томм, что и народ причастен к власти.

Переходя к вопросу о независимости колоний Пейн отвергает возможность всяких сделок с метрополией и призывает американцев устроится самостоятельно на чисто демократических началах.

В каждом штате должны быть ежегодно избираемые собрания без всяких иных должностных лиц кроме председателя. Для общих же дел колонии должны посылать своих депутатов в конгресс, который также избирает своего председателя (президента) по очереди от каждого штата. И чтобы обеспечить справедливость решений большнинством в конргессе должно считаться не меньше 3/5 голосов.

Для введения такого устройства Пейн рекомендует американцам созвать конференцию, которая выработает хартию США. Название США было кстати предложено им. «Эта хартия и будет американским королем, ибо у американского народа не должно быть иного монарха, кроме свободы».

Отсюда вновь перекинулись в Европу либеральные движения, где завершились Великой французской революцией. Это был 3 шаг развития свободы в новое время.

Томас Пейн явился и во Францию, как только начались эти события. Здесь он вновь берется за перо и в 1791 году издает сочинение под заглавием «Права человека», в следующем году была издана вторая часть сочинения как составная часть.

Здесь Пейн утверждает, что люди имеют одинаковую природу, что все рождаются равными с одинаковыми (неотчуждаемыми, присущиими им природой) правами. От этих естественных прав проистекают права гражданские: человек вступает в общество не для умаления своих врожденных прав, а для их обеспечения. Через это естественные права превращаются в права гражданские, принадлежащие человеку как члену общества. Все различие между теми и дргуими заключаются в том, что естественные охраняются самим лицом, а для охраны гражданских прав требуется содействие общества. Но вступая в общество человек передает в общий фонд не все принадлежащие ему по природе права: он удерживает за собой те действия, которые зависят исключительно от него самого. Таковы:

-свобода мысли

-свобода совести

-право делать для своего счастья все, что не вредит другим

Обществу же передаются те права, котоорые недостаточно ограждены без его помощи:

-право на вознаграждение за причиненные убытки

ИЗ всех эти рассуждений следует, что:

1) Всякое гражданское право вытекает из естественного, или есть ничто иное как естественное право обмененное на гражданское

2) Гражданская власть составляется из совокупности той части естественных прав, которые недостаточно обеспечиваются самим лицом, а потому передаются в общее достояние

3) Эта власть не вправе посягать на те права, которые человек удерживает за собой.

В этом отношении Пейн более последовательно настаивает на том, что вступая в общество человек все свои прирожденные права сохраняет за собой и только для некоторых из них требует защиты гражданской власти.

Сообразно с этим он определяет отношение государства к обществу, стараясь ввести деятельность власти в возможно более узкие рамки. Общество, утверждает он, способно само делать почти все то, что возлагается на правительство, правительство же необходимо лишь для немногих случаев, когда общественная самодеятельность оказывается недостаточной. В пример он приводит США, где с устранением формального правительства общество на себя брало все функции, которые ранее выполняла колониальная администрация и чем образованнее люди, тем менее они нуждаются в правительстве.

Деятельность правительства большей частью не только не помогает обществу, а наоборот мешает ему развиваться. Власть как правило покровительствует одним, притесняет других внося в общество раздоры, неудовольствия, беспорядки, которых бы без этого вмешательства не было. Как пример этого он выставляет Англию. Напротив в Америке, где правительство ничто иное как союз народа оно как нельзя лучше достигает всех своих целей. Казалось бы, народ составленный из людей разного происхождения, разных национальностей, привыкших к различным формам правления, говорящих на разных языках, отличающихся друг от друга религией менее всего способны образовать единое целое, но благодаря тому, что правительство здесь основано на общественных началах все затруднения исчезают сами собой и части действуют согласно: «там бедный не притеснен, богатый не пользуется привилегиями, народное достояние не истощается безумной .. двора, народ платит мало налогов … А весь секрет, от раскрытия которого зависит народное благосостояние лишь в правительстве …»

Исходя из этого Пейн различает правительства установленные самим народом и те, которые воздвигнуты над народом. Первые утверждены на разуме, источником своим они имеют общественный договор. Вторые имеют своим источником обман и силу, таковы например правления жрецов и завоевателей.

Третьи правительства называют новыми. Он имеет ввиду правительство США и правительство Франции, образованное в ходе революции. Источник их – общественный договор. Здесь конституция есть акт народной воли. Она дает предписания власти и последняя от нее получает все свои права. Поэтому правительство не имеет права ни составлять, ни изменять конституции, все это принадлежит единственно народу. Вот на этих основаниях зиждется и конституция США и конституция Франции. В Англии же никогда нет и никогда не было конституции, покажите мне её, пишет он, ведя по этому поводу полемику с Бёрком (Борком).

Он переходит к сравнению конституции Франции с тем, что Бёрк именует английской конституцией. Первая дает право голоса всякому, кто платит небольшую подать и число представителей каждого округа определяется сообразно количеству избирателей. В Англии, напротив, право голоса и число представителей определяются самыми странными и безумными постановлениями.

Во Франции право войны и мира принадлежит народу, в Англии – оно принадлежит короне.

Французская конституция уничтожила титулы и дворянство, т.е. разом покончило со всем злом, исходящим от аристократии. В Англии аристократия сохраняет все свои позиции.

Во-первых, аристократия, как указывает Пейн, держится только правом первпородства, т.е. несправедливостью в семействах, где все достается одному, а другому не достается ничего. Через это, в лицах пользующихся таким примемуществом уничтожается ноятие справедливости, а потому они менее всего могут быть законодателями, а именно из них формируется верхняя палата монархии.

Сама мысль о наследственных законодательных также нелепа как мысль о наследственных математиках, поэтах и т.д. Кроме того, сословие не ответственное не перед кем не заслуживает доверия

В-третьих, аристократию с необходимостью ждет вырождение, ибо известно, что всякая малочисленная ветвь, оборанная от ствола обречена на потерю сил.

Все эти негативные стороны аристократического правления устраненные во Франции революцией в полной силе сохраняются в Англии.

И наконец, продолжая сравнение автор утверждает, что и во Франции и в Англии исполнительная власть вручается королю, но французская конституция рассматривает королевский сан как должность, прямо приписывая верховную власть народу, который считается источником власти, закон ставится выше короля, в Англии же напротив, король признается источником всякой власти и всех почестей, сами права народа дарованы короной в виде привелегий.

И лишь одну статью французской конституции Томас Пейн одобрить не мог. Это статья о наследовании престола. И эту часть своего сочинения он посвящает уже не Бёрку, а Сийес (Сиэс, Сийеэс). Сийес личность известная – это такой деятель французской революции, который стоял у истоков, являясь разработчиком конституции и декларации прав и свобод человека. «Наследственность власти есть нарушение принципов истинного представительства, но взглянем на истории монархий и княжеств, где наследственность была бы хуже выборности», а Пейн отвечает, что наследственность зло, с которым нельзя мириться:

1) Наследственная власть есть оскорбление и насилие в отношении к будущим поколениям, настоящее поколение не может навязывать свою волю потомству. По существу своему наследственная власть есть ничто иное как тирания, оно означает, что человеческий род есть имущество, которое может переходить по наследству, ибо получить в наследство правительство монарха, значит получить в наследство управляемый народ, будто это стадо животных.

2) Наследственная власть есть самый опасный образ правления, потому что она подвержена всяким случайностям: она вручает скипетр без разбора – безумным и злодеям. Монархи, сказано здесь, следуют друг за другом без всякого внимания к умственным свойствам. Природа не делает таланты и разум наследственными и как науки и искусство не могут переходить по наследству, так и правление.

3) Приверженцы наследственности престола утверждают, что она будто бы избавляет государство от междоусобиц. Это главный тезис Сийеса. Летописи Англии наполнены кровавыми расприями за обладание престолом, пишет Пейн, доказывая, что большая часть междоусобных войн происходила от споров за наследование престола, в частности война алой и белой роз, та же причина производило большое количество внешних войн. Впрочем, сравнение выборной монархии с наследственной – излишне, ибо всякая монархия есть унижение человеческого достоинства и извращение установленного природой порядка. Только представительная республика сообразна с вечными законами природы.

Представительное правление отличается от чистой демократии тем, что народ правит не сам непосредственно, а через своих представителей. Невыгоды чисто народного правления заключаются в том, что оно не применимо к обширной территории. Отсюда падение всех древних демократий, которые превратились либо в аристократии либо в монархии. Но прививая начала представительства к такому порядку вещей, то мы получаем правление соответствующее всем требованиям разума.

Плюсы такого правления:

1) Природа распределила мудрость в обществе по неизвестным нам законам. Дело политики состоит в том, чтобы извлечь эту мудрость давая способнейшим людям проявиться и действовать, а это достигается только представительной системой, которая собирает в центре все знания и способности, рассеянные по стране

2) Правительство здесь никогда не бывает ни молодо, ни старо, а значит не подвержено ни младенческой неспособности, ни старческому бессилию ума.

3) Представительная система проливает свет на все, что касается деятельности правительства, другими словами, делает прозрачным его деятельность «правительство перестает быть непроницаемой тайной». Каждый гражданин считает государственные дела частью собственных, поэтому контролирует расходы, счета, сравнивает издержки с выгодами и не имеет рабской привычки повиноваться власти. В свободном государстве правление лежит не на лицах, а на законах, а потому оно дешево.

 

Представительная система имеет массу преимуществ перед смешанным правлением:

В смешанном правлении исчезает ответственность должностных лиц, различные власти прикрывают друг друга, так, что нет возможности увидеть на ком вина: снятая с короля ответственность падает на министров, последние в свою очередь прикрываются большинством в парламенте и, таким образом, образуется порочный круг, где одна власть сбрасывает ответственность на другую. В представительной республики такого быть не может, ибо все власти исходят из одного источника, они друг другу не чужды, а потому не имеют нужды прибегать к подкупам, сделкам и ухищрениям.

Защищая новую конституцию Франции, Пейн дает самую нелицеприятную оценку Английской конститутции или тому, что .

В 1792 году Пейн был предан суду по оскорблению Короля и Конституции, Пейн на суде не присутствовал, жил в это время в Париже, присяжные заочно признали его виновным, правительство подвергло преследованию всех тех, у кого можно было найти это сочинение. В Париже в это время происходил суд над королем, казнь Людовика XVI, в этом вопросе он разошелся с большинством деятелей, он настаивал на переводе его в США, и предупреждал всех, что это недальновидный политический шаг. Но его доводам никто не внял, якобинцы, пришедшие к власти, не простили Пейну его заступничество за короля, он был приговорен к смерти и только по случайности ему удалось избежать казни. За время заключения Пейн написал сочинение «Век разума», в этом сочинении Пейн пытался приложить приемы рационалистической критики к объяснению к Библии. В 1802 году он вернулся в Америку, президент Америки Джефферсон послал за ним целый корабль, но на восторженный прием рассчитывать не пришлось, Пейн оказался по существу в изоляции в Америки. Религиозно настроенное американское общество не простило ему нападок на библию, закончил жизнь уединенно друзья отвернулись от него, в 1809 году умер. Пейн перефразировал выражение Франклина «Мое отечество где есть свобода» как «Мое отечество, где нет свободы, но люди бьются за нее». И это очень автобиографично.

21.11.11







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.254.88 (0.006 с.)