ТОП 10:

Шри Баба Ниб Карори Джи Махарадж



 

Рави Пракаш Панде

‘Раджида

 

 

Шри Каинчи Хануман Мандир и Ашрам Каинчи, [Наинитал]

 

 


Издано:

Шри Каинчи Хануман Мандир и Ашрам

П.О. Каинчи,

Р-н. Наинитал

У.П.-263132

 

 

Авторское право Издателя.

 

Первое Издание на Английском

Год-2003

 

 

Отпечатано в:

ООО Азад Оффсет Принтерс (П)…

 


Заметка Редакторов

 

Пранамы Шри Сиддхи Ма и Шри Дживанти Ма. С их благословения была завершена задача перевода и редактирования этой книги.

Книга предлагает очаровывающее и проницательное знакомство с жизнью великого святого, Шри Баба Ниб Карори Джи Махараджа. Она, также, знакомит читателя с духовными силами, находящимися выше нашей мирской материальной действительности.

И хотя каждое слово в книге ценно, по мнению редактора, читатель может захотеть пролистать сборник наугад и обнаружить, то потрясающее, что будет даровано ему по Его милости.

В эту книгу включено описание более трехсот историй о лиле Махараджа джи, которые повествуют о случаях Божественной Любви, нежного исцеления и благополучном преодолении самой сути проблемы и страдания.

Редакторы выражают величайшую признательность автору этой книги Раджида. И, хотя он чувствовал, что пытается пересечь океан в обветшалой лодке с «изъеденными временем веслами», он завершил гигантский труд написания о святом, который сказал о себе:

«Я, как Ветер

Никто не может схватить меня

Я принадлежу каждому

и Никто не может владеть мною»

 

Прим: в главах «Молитва», «Мольба о Милости» и «Предисловие», когда речь идет о Махарадже джи, личные местоимения начинаются с заглавной буквы. В остальной части книги этого не делается для облегчения чтения.

 

Переведено и редактировано

Видху Бхушан Пант

Тара и Бали,

Джайа Прасада

 


 

 

Смиренно посвящается

Лотосоподобным стопам

Шри Баба Ниб Карори Джи Махараджа


МОЛИТВА

О Боже!

Ты есть жилище и воплощение сверхъестественных сил.

Твое озаренное лицо светится золотым цветом.

Ты Тот, кто показывает Путь.

Благослови меня своей Милостью и Состраданием,

Дай мне преданности Тебе, Гуру[1].

Дай мне постоянное осознание и память о Тебе.

Вибрации Твоих святых ног,

Как невозмутимые, успокаивающие лучи лунного света.

Они рассеивают внутреннюю темноту сердца.

Неземной аромат твоей чистой формы

Устраняет все бестолковые мысли и сомнения.

Ты суть прощения.

Божественная Сущность, Ты Воплощенная Высшая Самость.

Пребывай в храме Сердца моего чистой своей Любовью.

Страдающие, разочарованные и потерянные в этой темной эпохе Кали[2],

Мы склоняемся перед тобой, наш Спаситель.

Ты, щедрый Даритель,

Устрани иллюзию.

Ты - надежда всех ищущих Твоего прибежища,

Подчиняющихся Тебе.

Освободи нас, О Гуру, Шри Лачман Дас.

Пылью с лотосоподобных стоп[3] Гуру,

Очищая зеркало своего Сердца,

Я рассказываю о Твоей чистой, святой и бесконечной славе.

 

 


 

МОЛЬБА О МИЛОСТИ

 

О, Прибежище бесприютных. Сострадающий.

Воплощение Милости. Прощающий.

Ты известен под многими именами.

Кто-то знает Тебя под именем Лачман Дас,

кто-то—как Ниб Карори (Ним Кароли),

и немногие другие—как Талайииа Баба.

Кто-то обращается к тебе Махарадж, (Великий Король),

кто-то—Саркар (Наш Бог), и некоторые другие—Баба.

Все они подходящие,

но для меня, Баба наиболее дорого моему сердцу.

Ты был как старейшина семьи каждого преданного

и Ты брал на себя их заботы.

Твое простое и откровенное отношение,

чистая и бескорыстная любовь побуждали каждого и всех выражать Тебе свои внутренние страдания

без малейшего колебания. Ты всегда их утешал.

О Боже, Ты могущественен,

Ты можешь видеть и слышать всех, и Ты присутствуешь везде.

Махарадж, для меня, Ты Рама, Ты Кришна, Ты Шива,

Ты Богиня Дурга, и Ты Хануман.

Это было особенностью твоей Лилы [божественная игра], покрыть пеленой внутренний глаз, и мы не могли распознать Тебя. Как мы могли распознать Тебя?

Мы были вблизи Тебя, но без Твоей Милости Тебя познать невозможно.

Мы не знали, что находились в присутствии Бога.

По-детски простодушны, мы не осознавали,

что Бог пришел к нам в качестве нашего Гуру.

Ты сказал:

«Я творю преданных, а не учеников».

Это было достаточным для нашего предупреждения, но мы не пробудились.

О Боже, Сущий! Сохрани связь между нами.

Твой покорный слуга почтительно склоняется

у Твоих почитаемых стоп.

Баба! Твоим свойством было то, что Ты всегда поднимал униженных и делал их достойными.

Ты всегда был готов исполнить даже самое простое желание Своих преданных. Твой слуга взрастил сильное желание.

Ты Всезнающий и Всепроникающий.

Правдивость мыслей, рожденных в моем уме, не спрятана от Тебя.

Ты часто говорил:

«У святых или Бога ничего просить не надо, поскольку они сами дают то,

что считают необходимым».

О Боже! Если мое пожелание может снискать Твое расположение,

я верю, что, по твоей Милости, задача написания этой книги будет завершена.

Океан Доброты,

у меня острое желание распространить историю

Твоей Божественной Игры,

но я чувствую беспомощность.

Я чувствую себя неспособным на великую задачу. Слова бессильны выразить Твою Божественность. Нет конца ни Тебе, ни истории Твоей божественной Лилы. Любая попытка выразить словами, кем Ты являешься, просто похожа на старание вычерпать океан руками. Неважно, насколько много сказано или насколько много написано, нельзя удовлетвориться этим.

Ты уникален, и нет никого похожего на Тебя.

Были попытки описать Бога, но все заканчивались изречением «Нети, Нети» (не это, не это), и все же невозможно не восхвалять Его славу.

Подобным образом, слова не имеют силы выразить Твою Божественность, поскольку нет конца Тебе и Твоей божественной игре. Любая попытка выразить, кто ты есть равна попытке иссушить океан чашкой. Неважно, сколько сказано или написано, этого будет недостаточно.

Я осознаю недостаток писательских способностей, с одной стороны, и нехватку языковых знаний с другой. В этих обстоятельствах кажется невозможным безошибочно передать нектар Твоей Божественной Жизни остальным.

На закате моей жизни, я, словно неумелый моряк, решился на храбрость выбраться в бурный океан в обветшалой лодке, с изъеденными временем веслами.

Полагаясь на Твои сверхъестественные силы, я приготовился к этой громадной задаче.

Баба!

Лила, исходящая из Твоей Божественной Личности,

хоть и была для нас очевидной, всегда оставалась непостижимой и невероятной.

Каждый получал свой индивидуальный опыт и осмысление, и преданные получали радость, разделяя это друг с другом, но никаких записей сделано не было. Таким образом, радость, радость, которой следовало бы делиться, была ограничена небольшой группой преданных, и, будучи устной, исчезла бы с течением времени.

Баба!

Ты использовал Свою Милость и Сдержанность

как занавес, чтобы скрыть Свою Божественность. Абсолютно лишенный хвастовства,

Ты трудился на благо человечества как обычный человек. Шумное общественное одобрение в любом виде не привлекало Тебя. Помня твои наставления, преданные не рассказывали посторонним о своем поразительном опыте.

О Кришна!

Ты представил всё так, будто Твоя игра [лила] в этом человеческом теле завершилась.

Твое «исчезновение»—само по себе Божественное Деяние.

Твое сострадание до сих пор живо и поддерживает тех,

кто ищет Твоей Милости.

О, Боже!

Разреши мне узнать, нужно ли все еще скрывать Твою Божественность,

которая дала новое видение и показала новый путь людям? Если нет, пожалуйста, пребудь в сердце этого Твоего слуги,

освети его мудростью и вознагради его, предоставив его ручке писать.

Ты один можешь сделать невозможную задачу возможной.

По Твоей Милости, все препятствия уйдут и работа эта будет завершена.

О, Океан Доброты!

Я ожидаю потока Твоей нежной Милости.

«Эти цветы, предложенные с любовью,

кладу у Твоих ног с заботой,

пожалуйста, прими их, О Возлюбленный Гуру Дев».

Покорно склоняюсь к Твоим стопам.

Рави Пракаш Панде, Раджида

 

Шри Каинчи Дхам, Р-н Наинитал.

Бхадра-Шукла, Анант Чатурдаши.

21 сентября, 1983 г.

 

РАМ

 


 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Бог Всезнающ, Всепроникающ и Всемогущ. Он Океан Сострадания для мира. Мы можем заключить так, потому что, кем же еще мог быть Создатель, Правитель и Разрушитель всего мироздания? Мы не можем видеть Его, потому что Его полнота вне нашего видения. Даже если бы Его полнота могла быть отчетливо видна, не было бы возможно осознать Его как Бога. Не способные постичь Его, мы признаем Его. Естественно быть скептичным, если божественные качества видны присутствующими в человеческом существе, которое кажется ограниченным во всех отношениях. В результате, поднимающееся опасение, стоит на пути нашего осознания и принятия Высшего Существа, со всеми Его сверхъестественными качествами, как воплощение Всемогущего.

Божественная Реальность свободна от всех свойств и форм, все же Он проявляет Себя в Природе, которая обладает свойствами и формами. Физическое проявление, как таковое, — это живое претворение в жизнь бесформенного. Таким образом, несомненно, Он существует в каждом человеческом существе, во всех существах.

В случае, когда дух великого существа не загрязнен, тогда аспекты Божественного полностью отображаются в нем, и по этой причине, такие высшие существа называются Божественными воплощениями. Хотя такие существа, воплощены в человеческий облик, и, внешне, сотворены из плоти и крови, по сути своей они Божественны. Внутренне они обладают Божественными качествами. Они не подчинены Природе, как обычные смертные. Вместо этого, вся Природа находится под их управлением.

Высокопочитаемый Баба Ниб Карори, живое доказательство этого сверхъестественного феномена. В Своем человеческом облике Баба принес с Собой божественную волну, которая погрузила людей в Его Любовь и Милость. Потрясающим аспектом этого есть то, что после Его Маха Параян [после того, как он покинул свое смертное тело], это стало приливно-отливной волной, и люди стали испытывать Его Милость чаще и чаще. Многие люди становятся преданны Ему повсюду в мире, и их вера расцветает.

Лила[4] Бабы Махараджа всегда затрагивала личные переживания конкретного человека. Баба никогда не выставлял напоказ Свои духовные силы. Восхваление и слава были бессмысленны и несущественны для Него. По этим причинам никто, в течение жизни Бабы, не мог собраться с мужеством, чтобы записать Его духовные дела на бумаге. Однажды, последний Раджа из Бхадри, впоследствии Губернатор Гимачал Прадеша, с огромным усилием, собрал коллекцию многих лил Бабы и искал Его согласия на то, чтобы их напечатать. Баба не только отказал в разрешении, но и сделал так, чтобы всю коллекцию уничтожили в Его присутствии. Мунши, великий мыслитель и плодовитый писатель своего времени, был поражен божественными деяниями Бабы, опубликовал несколько статей о Нем без Его согласия, и ему пришлось извиняться за это перед Бабой. Преданные, помня о нелюбви Бабы к гласности, никогда не делились своими переживаниями с людьми, которых не знали.


Часть I

НЕКТАР ЖИЗНИ

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Однажды, во время китайского нападения на Индию, я находился в доме в Алленганже, Аллахабад. Я был поражен человеком, который сидел на такхате [деревянной кровати]. Он был облачен в белое хлопковое дхоти и шерстяное одеяло, которое покрывало его плечи. Он был хорошо сложен, у него были широкие плечи, высокий лоб, своеобразный нос, очень длинные руки, очаровательные глаза и обаятельная улыбка. Вся его внешность служила источником радости. Сидя у его ног, я размышлял об утренних новостях. Китайские силы прорвались глубоко в страну, дошли до Теджпура, и захваченная врасплох индийская армия не смогла сдержать их. Подавленный таким положением дел и этим политическим кризисом, я выразил ему свою досаду. Он просто сказал: «Индия—страна святых и следует велениям религии. Коммунизм не сможет существовать здесь. Китай отступит». Мысль: «Насколько же мы, индусы, безразличны даже во время кризиса своей страны!»,— еще более опечалила меня. Я робко выразил свои сомнения, спросив его: «Баба, зачем Китай вторгся в Индию, если он должен отступить?» Его немедленным и кратким ответом было: «Чтобы пробудить тебя». Это не удовлетворило меня, но я промолчал. На третий день после разговора, я с удивлением прочитал в заголовках утренних газет, что китайцы ушли безоговорочно, без предоставления какой-либо причины. Тотчас же то, что Баба сказал на нашей последней встрече, пронеслось у меня в голове. Но правдивость его утверждения открылась мне, когда, вскоре после этого случая, индийское правительство предприняло конкретные шаги для защиты восточных, западных и северных границ страны.

Наделенный беспредельными божественными силами и почитаемый всюду в мире неисчислимыми преданными, мудрец, называемый Махараджем, еще был известен под именем Лакшми Нараян Шарма из деревни Акбарпур в районе Агры, и как Баба Лачман Дас из деревни Ниб Карори. Говорят, что как-то раз, во время британского правления в Индии, Баба направлялся в Фаррукхабад из Ниб Карори, места его садханы[5], и сел в поезд, в купе первого класса. Англо-индийский кондуктор, видя его внешность садху[6], попросил его сойти с поезда на станции, в деревне. Баба сошел и занял место на платформе. Поезд не мог поехать. Его отбытие задерживалось на два часа. Усилия персонала станции были бесполезны. Машинист, на вопрос, почему поезд не может тронуться, не мог дать ясного ответа, поскольку не смог найти никаких механических повреждений в двигателе. Двигатель работал, а колеса не крутились. Все отделения поезда были тщательно проверены, и нигде никаких нарушений обнаружено не было. Это поставило специалистов в тупик. Некоторые железнодорожные служащие, которые там были, в шутку попросили Бабу заставить поезд тронуться. Баба сказал: «Меня высадили из поезда, и вы просите меня, чтобы он поехал!» После этого служащие предположили: «Возможно у тебя не было билета». На это Баба показал им множество настоящих билетов первого класса. Пораженные, они умоляли его снова сесть в поезд и упрашивали его дать поезду тронуться. Баба согласился, и поезд сразу же поехал. Изменение движения поезда не было великим чудом для Него, ибо не Он ли изменил уже многие жизни, пришедшие к застою? С тех пор Баба Лачман Дас стал известен как Баба Ниб Карори [Баба из деревни Ниб Карори].

Рассказанному предшествовали и другие, достойные внимания, аналогичные события. Обычно, в дни Экадаши и Пурнима [Экадаши—это одиннадцатый день каждых двух лунных недель в месяце. Пурнима—это день полной луны. Оба дня считаются благоприятными], Баба с последователем по имени Гопал, и мусульманским товарищем приходил к реке Ганге для священного омовения. Однажды, когда он вышел из своей пещеры, чтобы по такому случаю пойти и умыться в реке Ганге, он увидел поезд, едущий в Фаррукхабад, где-то в 200 метрах вдали. Именно в тот день он захотел поехать на поезде. Движущийся поезд внезапно остановился и не двигался дальше, пока Баба, в сопровождении своих спутников, не сели в него. Как только Баба сел, поезд продолжил свой путь. Позднее, по просьбе крестьян, которые хотели сохранить память об этом событии, правительство Индии установило там железнодорожную станцию и назвало ее в честь Него, Лачман Дас Пури станция.

Дать какое-либо ясное представление о Махарадже не является человечески возможным. У него был полный контроль над элементами Природы. Он обладал силой влиять на изменения в своем теле или во внешнем мире любым способом, каким он желал. Он мог являть себя в любом виде, и его видели в разнообразных обликах в течение его Лилы. Он мог появиться где угодно и исчезнуть в одну секунду. Ничего не известно о его возрасте. Некоторые из его Лил указывают, что Баба не имел возраста и был хозяином самого времени. Шри К.М.Мунши, губернатор штата Уттар Прадеш и убежденный преданный Бабы, пишет: «Ниб Карори Баба, носящий одеяло, всегда находился в движении. Он очень часто посещал Ханумангарх. Никто не знает, откуда он приходил или куда он уходил, также его настоящее имя никому не известно». [Смрити Судха; 1978, стр. 17]. По этим Все, что люди знали о нем, они знали это только по его Милости. Таким образом, никакое мирское представление о нем не играет роли. В действительности, Он — настоящий пример того, как Вечная Сила принимает человеческую форму и временно пребывает среди людей.

Баба учил идее Васудхаив Кутумбакам [мир как одна семья]. Он собирал преданных со всего мира, молодых и старых, мужчин и женщин всех каст, вероисповеданий, национальностей, как одну большую семью. Сам он был уважаемым старейшиной. Его кровные родственники сливались с этой большой всемирной семьей. Баба относился ко всем одинаково. Уже когда были отданы последние почести Бабе, преданные узнали о его родственниках. Узы любви связывают всех вместе.

Баба родился в состоятельной семье браминов из деревни Акбарпур, в районе Агры. Предположительно, это произошло немногим ранее наступления этого века, и Бабу знали под именем Лакшми Нараян. Он покинул дом в раннем возрасте, до одиннадцати лет и ушел в Гуджарат. Какое формальное образование мог Баба получить в столь короткий период? Кроме того, дома он никогда не показывал никакой склонности к учебе. Баба часто говорил собранию своих преданных: «Все рождаются в этот мир с природной мудростью, и Бог является великим дарителем этой мудрости».

На самом деле, кто мог учить его и учить его чему? Он знал все и был наделен божественными силами с рождения. Говорят, что когда он был еще ребенком, он сказал своей семье, что в эту ночь в дом придут воры. Принимая это за детское воображение, никто не обратил внимания на предостережение. Но слова эти оказались правдой, так как воры вломились в дом в ту самую ночь.

В Гуджарате Баба остановился в ашраме [уединенное жилище] вайшнавского святого [последователя Вишну], который дал ему имя Лачман Дас и заставил его носить одежду аскета. Он оставался в Гуджарате несколько лет. Его волосы отрасли и стали спутанными. Он носил набедренную повязку, завязанную на талии веревкой, сделанной из тростника. Его единственной собственностью был камандал [сосуд из высушенной и выдолбленной тыквы]. В течение этого времени он также останавливался в ашраме Рамабаи в Бабании, деревне в сорока километрах от города Морви. Там он соблюдал духовный аскетизм и иногда он даже погружал себя в озеро.

Из Бабании Баба пустился в путешествие по стране. Во время путешествия, он прибыл в деревню Ниб Карори в районе Фаррукхабада. Он остановился там немного отдохнуть. Его речь была божественной, и что бы он ни говорил крестьянам, все сбывалось. Они привязались к нему и упросили его остаться там и никуда больше не идти. Они построили подземную пещеру, чтобы удовлетворить его потребности. Он занимался духовной практикой в пещере целый день и выходил наружу только с наступлением ночной темноты. Никто никогда не видел его выходящим наружу даже по необходимости сходить в туалет. Таким образом, во время пребывания там, у него было мало контакта с жителями деревни. Позднее пещера стала разрушаться, и была выкопана новая пещера, где-то в 200 метрах от предыдущей. Она сохранилась до сих пор. У Бабы был храм Ханумана, построенный на крыше этой пещеры, и для его освящения месяц проводилась «Ягня»[7]. По этому случаю Баба сбрил свои длинные спутавшиеся волосы и стал надевать длинное хлопковое дхоти,[8] вместо набедренной повязки.

Старая разрушенная пещера была откопана где-то через шестьдесят лет, по милости Шри Ма, и сейчас содержится для посещения преданными Бабы. Во время пребывания в новой пещере, Баба стал общаться там с местными жителями. И до сих пор от них можно услышать множество историй о его удивительных делах. Баба установил дружеское общение с молодыми людьми своего возраста в деревне, и он часто участвовал в их спортивных играх. Он общался с ними настолько свободно, что для них было невозможно впасть в благоговейный страх от особенностей его поразительных деяний. Во время игры в прятки с ними, он мгновенно мог расположить где-нибудь в лесу кого угодно из них, чтобы они могли спрятаться, но когда приходила его очередь, он становился невидимым и нигде не мог быть найден. Подобным же образом, во время лазанья по деревьям, его преследователи, пытаясь поймать его, с удивлением обнаруживали его сидящим на другом дереве, и при этом, никто не видел его перепрыгивающим с одного дерева на другое. Во время плавания в деревенском пруду, Баба исчезал в воде и выплывал после продолжительного времени. Все это оставалось для них поводом для удивления и веселья.

В течение этого периода, Гопал, бедный ловец птиц, стал его горячим преданным и обыкновенно посещал его каждый день. Однажды, забыв о распоряжениях Бабы не входить в пещеру, Гопал совершил ошибку, войдя с горшком молока, который он принес ему. Он нашел Бабу в глубокой медитации со змеями, обвившимися вокруг его тела. Он был настолько потрясен, увидев его в облике Шивы, что его ноги подогнулись, и горшок молока выскользнул у него из рук. Он выбежал наружу и упал в обморок. Баба вышел и поднял его. Одним его прикосновением Гопал пришел в сознание. Баба сказал: «Ты не должен был входить в пещеру без разрешения».

Однажды, Баба не принимал пищу несколько дней и был голоден. Это было, в большей степени, лилой Бабы. Местные жители говорят, что он казался возбужденным и кричал на святое изображение Ханумана, говоря: «Ты меня до смерти уморишь голодом?» Вскоре после этого, будто вдохновленные неведомой силой, много людей, которые не относились к деревне Ниб Карори, приходили в храм с подносами еды, фруктов и сладостей.

Оказание неуважения божеству было необъяснимым делом для нас. Ни один преданный не может и подумать сделать такое. В таком случае, как Махарадж мог сделать это? Верят, что на самом деле, он был не преданным Ханумана, а фактически инкарнацией Ханумана. Лилы Бабы похожи на Ханумановы и его всегда почитали таковым.

В 1935 году, богатый человек пришел в Ниб Карори и предложил Бабе серебряную тарелку, полную золотых монет, в присутствии Говердхана и некоторых других браминов[9]. Баба не принял подношение. Его отказ втайне настроил браминов враждебно по отношению к нему, поскольку они питали желание, чтобы Баба отдал деньги им.

После этого происшествия, другой богатый человек принес тридцать бидонов гхи[10] для приближающейся ежегодной Ягни, в день Пурнимы. В это время Баба находился в Фаррукхабаде, омываясь в Ганге. Во время его отсутствия, брамины отзывались непочтительным образом о Бабе, и убедили посетителя уйти со своими бидонами масла. Баба мог видеть из Фаррукхабада все, что происходило в Ниб Карори. По своему возвращению, он отчитал браминов и отказался от идеи совершать ежегодную Ягню. Вскоре после этого, однажды, без колебания, он покинул деревню, где жил восемнадцать лет. Тем не менее, он принял себе ее имя и таким образом прославил ее во всем мире.

После 1935 года, Баба жил какое-то время на берегу реки Ганги у Килагхата в Фатехгархе. Он даже разводил там коров. Коровы подчинялись его командам, что занимало его преданных. Во время его пребывания там, он дал даршан[11] многим солдатам и благословил их. Он также изменил сердце полковника МкКенна, который противоборствовал индийским монахам, и сделал его своим преданным. В течение своего пребывания в Килагхате Баба общался с местными людьми.

После ухода из Килагхата, Баба странствовал из места в место, и к концу 1940х, он пришел в Наинитал. Ничего нельзя сказать с какой-либо определенностью о том, куда он ходил и что он делал в течение этого времени. Было замечено постоянное увеличение почитания к нему среди людей в таких городах, как Барейли, Халдвани, Алмора, Наинитал, Канпур, Лакнау, Вриндаван, Аллахабад в Уттар Прадеше и в других городах, таких как: Дели, Шимла, и даже в Мадрасе [Ченнай], далеком южном городе. Помимо деревенского народа и среднего класса индийского общества, многие городские люди, включая широко известных и выдающихся личностей, становились его преданными. Мужчины, женщины и дети разных каст и вероисповеданий, индусы, мусульмане, сикхи, христиане, представители Запада и даже атеисты, становились приверженными ему.

В.В.Гири, Президент Индии, Гопал Сваруп Патхак, вице-президент, судья Васудев Мукхерджии; Джугал Кишоре Бирла, предприниматель, Сумитра Нандан Пант, поэт, премьер-министр Джавахар Лал Нехру—все получили даршан Бабы и выразили ему глубокое уважение. К.М.Мунши, губернатор; Бхагван Сахаи и Раджа Бхадри, лейтенант-губернаторы, английский коммандующий МкКенна, доктор Ричард Алперт из Америки и многие другие стали его преданными. Военные, гражданские и полицейские чиновники и многие другие люди искали его благословения в своих жизнях. Каждый, кто получал его благословение, становился преданным. Факт в том, что без какой-либо гласности о Бабе, люди со всех уголков Индии и мира приходили к нему. Несомненно то, что преданные принадлежат Богу и это неотъемлемое свойство, которое связывает их вместе. Так Баба создал большую семью своих самых разных последователей.

После 1940х Баба часто приходил в Наинитал. Великое множество жителей города стали его преданными. Если они видели Бабу куда-либо идущим, они оставляли свои дела или повседневную работу, и беззаботно следовали за ним, куда бы он ни направлялся. Даже человек на улице бросал свою срочную работу и подходил к нему. Необъяснимое блаженство царило в доме, который посещал Баба. Не требовалось никаких усилий выяснить, где он находился в городе в любой данный момент, поскольку его присутствие чувствовалось аурой неземного блаженства, которое наполняло атмосферу, где бы он ни был. Порой, он останавливался в доме своих преданных. Тем не менее, большую часть своего времени он проводил на уединенном склоне Маноры, природном входе в Наинитал, приблизительно в двух километрах от города. Здесь Баба проводил ночи на придорожных парапетах. Преданные, даже те, которые были привыкшими к домашним удобствам, оставались бодрствующими с Бабой всю ночь, ночь за ночью, и затем, выполняли свою повседневную работу в течение дня без усталости. После времени, проведенного с Бабой они ощущали новый дух энергии и внутренний подъем.

Именно на этом выбранном склоне, Баба сумел построить храм Ханумангарх, и впоследствии он сумел построить храмы в Бхумиадхаре, Каинчи, Какригхате, Канпуре, Лакнау, Вриндаване, Шимле, Дели и в других местах. В течение их строительства он имел обыкновение посещать эти места. После завершения храма, он передавал его управление Тресту. Отстраняя себя таким образом, он позволял членам треста заботиться о храме.

Баба вел простую жизнь и всегда беспокоился о благополучии других. Видели, что он решал проблемы обычных людей, которые его даже не знали. Сложно даже сказать, насколько много великодушных свершений он делал незаметно. Все, что он делал, не имело какого-либо личного интереса, и делалось для блага людей. Он был настолько поглощен своей деятельностью, что забывал даже о своем собственном теле. Преданным приходилось напоминать ему о его ежедневных процедурах, вплоть до умывания и принятия пищи.

Само воплощение Сострадания и Милости, Баба был для всех благосклонным отцом. Он не проводил никаких различий в людях. Он сам шел к людям и спасал их своей милостью, он помогал ищущим духовность совершенствоваться на их пути. Он присматривал за многими, он помогал некоторым, предоставляя обучающие пособия, и даже устраивал брачные союзы для других. Он не мог выдержать видеть кого-либо грустным или страдающим. Он благословлял бездетных детьми. Он излечивал болезни, избавлял от нищеты и ограждал людей от грядущих бедствий. В определенных случаях, он даже воскрешал мертвых. Его действия были вне постижения, они озадачивали человеческий ум. Коротко говоря, для него не было ничего невозможного. Баба был уникален.

Вдалеке от своих преданных, как он и намеревался, Баба оставил мир смертных остановкой сердца в Больнице Миссия Рам Кришна, во Вриндаване, в час пятнадцать минут, утром 11го сентября 1973 года. Эта его Лила была подробно описана в главе «Махасамадхи и после него».

Лилы, исходящие из Его божественного тела, до сих пор непрерывно продолжаются. Люди постоянно испытывают Его Милость, даже после его Маха Самадхи. Он - Божественная Суть и находится над жизнью и смертью. Истории о лилах Бабы всегда останутся загадкой для человечества.

 

РАМ

 

ЛИЧНОСТЬ И ПРИРОДА БАБЫ

 

Махарадж, один из величайших мистиков, существовавших когда-либо в мире, был наделен многочисленными духовными силами. Даже его тело было источником непрерывных, удивительных, сверхъестественных действий. Что бы Он ни говорил или делал, оказывалось очень простым и естественным, но каждое действие его имело существенное значение. Его взгляд, его речь и его прикосновение—все были божественны. Много раз случалось, что после одного посещения люди становились преданными ему. С другой стороны, многие, даже после длительного общения с ним, не могли осознать его высокой духовности. Он все видел, и все знал, поэтому ни мысли, ни поступки не могли остаться скрытыми от него. Часто, когда приходил новоприбывший, Баба, казалось, уже знал этого человека, и он спрашивал, как поживают члены его семьи, называя их по имени. Он знал прошлое, настоящее и будущее каждого. Все, что Баба желал, происходило, и то, чего он не хотел, никогда не случалось.

Немногие религиозные последователи верят подробностям Пуранических Лил [божественные игры, так описанные в Пуранах, священных книгах индуизма], в то время как другие просто принимают их и ценят их как древние писания. В двадцатом веке Лилы Бабы предоставили нам возможность поверить древним божественным книгам. Каушалия, Мать Бога Рамы, могла видеть его в двух местах одновременно.

Сардар Ранджит Сингх, преданный, после первой встречи с Бабой, видел его, проходящим в нескольких местах по пути следования быстродвижущегося автобуса. В священных индусских книгах сказано, что все божества обладают собственными способами передвижения из места в место, но Баба своей волей мог мгновенно являться на зов своих преданных. Бог Рама своим прикосновением освободил Сугрива от телесных страданий. Подобным образом, Баба, своей Милостью освобождал преданных от неизлечимых болезней. Феноменальные качества, проявленные разными индийскими святыми, обнаружили свое существование в Бабе, и они были вне постижения обычным человеком. Он был не только способен создавать любого рода ситуации и обстоятельства, но, также, обладал контролем над ними. Он вдохновлял людей незаметным, неуловимым образом. Не делая ничего явного, он делал все. Действия Бабы обнаруживают и подтверждают его Всеведение, Вездесущность и Всемогущество.

Однажды Свами Карпатри Махарадж во время разговора о Бабе с Пандит Шанкар Прасад Виасом джи, из Варанаси, сказал: «В Кали югу[12] в мир пришли многие сведущие святые, но никто так не всеведущ, как Баба Ниб Карори». Шри Свами Чидананда, нынешний Глава Шри Шивананда Ашрама, назвал его: «Удивительный Мистик Северной Индии». Некоторые называют его величайшим аскетом, некоторые — величайшим святым, на самом деле Баба — это божественная инкарнация. Кто-то увидел его Богом Шивой[13] и упал в обморок, кто-то потерял сознание, увидев его Богом Рамой. Другой, увидев его в качестве Богини Дурги, разразился слезами в беспредельном душевном волнении. Иной получил большое удовольствие увидеть ребенка Кришну в его крепком теле, также, были и те, кто был напуган его видом в облике Ханумана. Были, также, люди, настолько сбитые с толку его физической формой, что у них сформировалось враждебное мнение о Бабе. Правда же состояла в том, что человек видел Бабу в соответствии с собственными мыслями. Он был отражением их собственных чувств. Поскольку Баба мог проявлять себя в любой выбранной им форме, ничего не может быть сказано с точностью о его настоящей личности. Если сказать вкратце, то вся его жизнь подтверждает, что это есть божественность воплотившаяся в человеческом облике.

Как и в других своих инкарнациях, Баба сохранял свою божественность скрытой. Он жил среди простых людей и перемещался как обычный человек. Две деревни, Акбарпур и Ниб Карори, находящиеся в Уттар Прадеше, являлись полем деятельности его Лилы более половины века. Хотя Он построил много великолепных храмов и ашрамов в этом районе, жители его родного Акбарпура не были осведомлены о том обстоятельстве, что их собственный Лакшми Нараян Шарма был известен как Баба Ниб Карори или Баба Лачман Дас. И жители Ниб Карори не знали, что Баба, который был известен по всему миру по названию их деревни, был никто иной, как их собственный Баба Лачман Дас. Они сами не знали, как Баба, который был посвящен в Вайшнавские[14] обычаи, получил имя Ниб Карори. У Бабы, должно быть, была скрытая причина нежелания обнаруживать себя. Вероятно, что это было очень важно для выполнения задачи, ради которой он родился.

Баба жил среди обычных людей и работал на их благо. Часто случалось, что он хвалил других за то, что сделал сам. Иногда он создавал обманчивое впечатление о себе для того, чтобы переключить внимание людей. Внешне, Баба говорил несерьезно. Но семена, каким бы способом они не были посеяны, дают побеги. Даже манера Бабы говорить приносила пользу. Как пчелы от природы тяготеют к меду, так и все тянулись к нему. Разрешая сомнения одного из своих преданных, он однажды сказал: «Если бы люди узнали истину обо мне, они бы даже выщипали волосы на моем теле, чтобы сделать талисманы». Всякий раз, когда люди были поражены проявлением Лилы Бабы, он их настолько сбивал с толку, что его Лила представлялась как что-то простое и обычное. Он был олицетворением Сострадания и Благожелательности. Он пришел в этот мир, чтобы избавить людей от болезней, горя, боли и бедности. Он пришел, чтобы они поверили в Бога, вызывая в них позитивные и добрые чувства и желание помогать другим. Настоящий садхак[15], где бы он или она ни были, не могли остаться скрытыми от Бабы, и им всегда оказывалась помощь, прямо или косвенно, в их садхане[16]. Он посещал хижины отшельников или их пещеры и благословлял садхака своим присутствием.

Действия Бабы были направлены не на группу, а на индивидуума. Он никогда не читал лекций или проповедей. Он просто играл словами и смыслами. Когда его просили прочесть лекцию, Баба притворялся невежественным и говорил, что ничего не знает. Таким образом, живя среди обычных людей, он простым способом подавал реальный пример высочайших ценностей.

В нынешнюю эпоху материализма, он учил своим собственным поведением и вызывал пробуждение в людях. Характерные черты его впечатляющих действий всегда поучительны, достойны подражания и восхвалений.

Очень часто Баба демонстрировал человеческие слабости в себе, чтобы скрыть свою настоящую сущность. Почет и пренебрежение были равнозначны для него, и он никогда не беспокои







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.024 с.)