ТОП 10:

Ф. ЭНГЕЛЬС О ПРАЖСКОМ ВОССТАНИИ.



Кёльн, 17 июня. Новая кровавая баня по познанскому об­разцу готовится в Богемии. Австрийская военщина потопила в чешской крови возможность мирного сожительства Боге­мии и Германии.

Князь Виндишгрец1 приказывает установить на Вишеграде и Градишине2 пушки, направленные против Праги. Концент­рируются войска и подготовляется нападение на славянский съезд3 и на чехов.

Народ узнает об этих военных приготовлениях. Он устрем­ляется к дворцу князя и требует оружия. Ему в этом отка­зывают. Возбуждение усиливается, собирается все большая масса вооруженных и невооруженных людей. Тут раздается выстрел из гостиницы, расположенной против дворца коман­дующего, и княгиня Виндишгрец падает смертельно ранен­ная. Тотчас же отдается приказ об атаке, гренадеры устрем­ляются вперед и оттесняют народ. Но повсюду вырастают баррикады, которые задерживают войска. Выкатывают пуш­ки, и баррикады засыпаются картечью. Кровь течет пото­ками. Борьба длится всю ночь с 12-го на 13-е и продолжается 13-го. Наконец, солдатам удается овладеть широкими ули­цами и оттеснить народ в более узкие кварталы, где нельзя применить артиллерию.

Таковы полученные нами последние известия. К этому прибавляют, что многие делегаты4 Славянского съезда под сильным конвоем высланы из города. Судя по этим сообще­ниям, войска, по крайней мере, частично, победили...

К. Маркс и Ф. Энгельс.

 

Примечания: 1.Князь Альфред-Кандид-Фердинанд Виндишгрец (1787-1862) – австрийский генерал, в 1848 г. был назвачен главнокомандующим. Жестокими мерами подавил восстание в Праге. 2. гВишеград - южная часть Праги со старинной цитаделью того же названия на правом берегу реки Влтавы. Градишин (чешское название – Градчаны) – северо-западная часть Праги. 3. Славянский съезд собрался 2 июня 1848 г. в Праге. 4. Делегаты, принявшие активное участие в Пражском восстании.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 5, стр. 83 - 84.

 

 

ИЗ ПРОКЛАМАЦИИ I СЛАВЯНСКОГО СЪЕЗДА

К НАРОДАМ ЕВРОПЫ (12 ИЮНЯ 1848 )

...Подымает голову давно угнетенный славянин, сбрасы­вает с себя ярмо и требует громким и решительным голосом свое давнее наследство - свободу. Сильный численностью, а еще более своей волей и вновь приобретенным братским еди­номыслием своих племен, он, однако, остается верен своей природе и принципам своих предков: он не хочет владыче­ствовать, господствовать; он хочет свободы как для себя, так и для каждого; он требует ее безусловно, как признания священнейшего права человека. Поэтому мы, славяне, про­клинаем и отвергаем всякое господство силы, которая хочет встать наряду с законом; мы отбрасываем всякие привиле­гии и преимущества, так же как и всякую разницу в поли­тическом положении людей, и требуем безусловного равен­ства перед законом; требуем одинаковой степени прав и обя­занностей для каждого; там, где между миллионами родится хоть один раб, нет истинной свободы. Да, свобода, равен­ство и братство всех подданных государства - наш лозунг, так же как он был у нас тысячу лет назад...

Мы предложили императору Австрии, под конституцион­ным управлением которого проживает большинство членов нашего племени, преобразовать империю в союз равноправ­ных народов, который одинаково удовлетворит как своеоб­разные потребности народов, так и единство монархии. В та­ком союзе мы видим благо не только для нас одних, но и для укрепления свободы, цивилизации и гуманности вообще. В де­ле осуществления этого союза мы надеемся на свободную поддержку просвещенной Европы. Во всяком случае, мы твер­до решили всеми законными средствами добиться государ­ственного признания и положения нашей национальности в Австрийской империи равным положению немецкого и мадь­ярского народов. Мы рассчитываем на ту помощь, которую всякое правое дело находит у каждого истинного свободного человека.

 

Хрестоматия по новой истории. Т. II. М., 1965. С. 180 - 181.

 

СОБЫТИЯ В ПРАГЕ. СОБЩЕНИЕ ОДНОГО НЕМЦА

ИЗ ПРАГИ 24 ИЮНЯ 1848 г.

...Во время боев на баррикадах... немцы и чехи стояли рядом, одинаково готовые защищаться, и я сам неоднократно просил ораторов, говоривших на чешском языке, перевести сказанное на немецкий язык, что и делалось каждый раз без малейших возражений. Говорят, что взрыв революции про­изошел на два дня раньше, чем предполагалось; но в таком случае должна была уже быть все-таки налицо какая-ни­будь организация или, по крайней мере, должны были быть заготовлены боевые припасы, однако в действительности ни­чего этого не было. Баррикады неожиданно вырастали из-под земли там, где собиралось 10 - 12 человек. Впрочем, боль­ше баррикад построить не было никакой возможности, так как даже самые маленькие улички были в трех-четырех мес­тах забаррикадированы. Боевыми припасами делились на улицах, и количество их было очень ограничено. О высшем командовании, вообще о каком бы то ни было командова­нии, не было и речи. Защитники баррикад сражались там, где на них нападали, и стреляли без всякого руководства, без команды из домов и из-за баррикад…

 

Хрестоматия по новой истории. Т. II. М., 1965. С. 181 – 182.

 

СЛАВЯНСКИЙ СЪЕЗД 1848 г.

ПРИГЛАШЕНИЕ НА СЪЕЗД

Инициатива созыва съезда исходила от славян Венгерского королев­ства. Приглашение на Славянский съезд, датированное 1 мая, опуб­ликовала газета «Народни новины» 5 мая 1848 г. Оно было выра­ботано подготовительным комитетом, в состав которого вошли чеш­ские политические деятели Ф. Палацкий, Ф. Ригер, В. Ганка, Ян Воцел, Карел Эрбон и др., а также сло­вак Л. Штур, поляк Виталис Гжибовский.

Славяне, братья! Кто из нас не взглянет с сожалением на наше прошлое? Для кого является тайной, что все то, что мы претерпели, произошло из-за нашей несознательности и раздробленности, разде­ляющей братьев между собой? Но по прошествии долгих веков, ко­гда мы уже забыли один о другом, когда столько несчастий выпало на наши головы, мы осознали, что мы одно целое - мы братья. Наступили важные времена, освободились народы, и с них снято бремя, под тяжестью которого они стонали. Мы теперь можем высказать то, что издавна чувствовали, обдумать и определить то, что служит нашему успеху.

Европейские народы приходят к соглашению и объединяются. Немцы в целях своего объединения созвали парламент во Франк­фурте, который стоит на том, что Австрийская империя должна ему уступить от своей независимости столько, сколько это необходимо для германского единства, чтобы монархия со всеми землями, за исключением Венгрии, влилась в состав новой Германской импе­рии. Такой шаг разрушил бы не только единство Австрии, но и свя­зи и самостоятельность славянских племен, национальность которых тем самым оказалась бы в опасности.

На нас лежит обязанность мужественно защищать то, что для нас наиболее свято; пришел час, чтобы и мы, славяне, согласились между собой и объединили свои намерения. А потому, радостно отзываясь на многие пожелания, присланные к нам из различных славянских земель, мы обращаемся с приглашением ко всем сла­вянам австрийской монархии и призываем всех мужей, имеющих доверие народа, кому дорог наш общий успех, собраться в славян­ской, со славной традициями чешской Праге 31 мая сего года, где мы совместно обсудим все то, чего требует благо нашего народа и что мы должны предпринять в это важное время. Если другие славяне, живущие вне нашей монархии, захотят почтить нас своим присутствием, мы будем сердечно приветствовать их как наших гостей.

 

Хрестоматия по истории южных и западных славян. Т. II. Минск. 1989. С. 73 – 74.

 

2. ИЗ ОБРАЩЕНИЯ К НЕСЛАВЯНСКИМ НАРОДАМ

ИМПЕРИИ

Враждебная реакция немецкой и венгерской прессы на приглаше­ние на съезд вынудила подготовительный комитет выступить с Обра­щением к неславянским народам империи. Оно было опубликовано 7 мая в газете «Народни новины», а затем отдельной листовкой.

 

Подписав обращение к нашим славянским братьям в Австрий­ской империи... и притом считая себя также обязанными по отно­шению к нашим неславянским согражданам ясно и открыто заявить о наших намерениях и принципах, которые нас к тому побудили:

1. Мы заявляем открыто и свято, что мы полны решимости хра­нить без изменений нашу старую верность к царствующему над нами на конституционных началах наследственному габсбургско-лотарингскому дому и всеми нам доступными средствами охранять целостность и самостоятельность Австрийской империи. А потому возлагаемые на нас, вероятно зломыслящими людьми, подозрения в каком-то сепаратизме, панславизме, русизме (и как бы иначе эти лозунги еще ни звучали) мы заранее от себя отсылаем туда, откуда они приходят, т. е. в царство лжи и клеветы.

2. Мы также свято заявляем, что мы никогда не замышляли и всегда будем далеки от мысли оскорблять или угнетать какие-либо неславянские национальности; напротив, издавна наши устремле­ния были направлены только на то, чтобы принцип полного равно­правия всех национальностей Австрийской империи получил над­лежащее признание и практическое осуществление.

3. Наконец, мы заявляем, что права, принадлежащие нам в на­циональной и государственной жизни согласно этим, ныне выска­занным принципам, мы полны решимости требовать в полном объ­еме и охранять и защищать их от любого нападения, откуда бы оно ни пришло; поэтому славянское собрание, задуманное нами, не имеет под собой никакой другой причины, кроме пожелания, чтобы дружеским соглашением разделенных между собой племен достичь этой, святой для нас, цели совместно, самым надежным и мирным способом. Поскольку, таким образом, наша национальная незави­симость и наше объединение зависят от дальнейшего сохранения целостности и независимости Австрийской империи, поэтому оче­видно, что это наше предприятие, в сущности, имеет охранительный характер, и что нет никакой причины, чтобы наши справедливые и свободомыслящие сограждане неславянского племени могли иметь малейшее беспокойство.

 

Хрестоматия по истории южных и западных славян. Т. II. Минск, 1989. С. 74.

3. ИЗ РЕЧИ Ф. ПАЛАЦКОГО1 НА ОТКРЫТИИ СЪЕЗДА

 

Съезд, на котором присутствовало 318 делегатов, по неофициальным данным — около 400, был открыт 2 июня 1848 г. Работа шла в трех секциях: чешско-словацкой, под председательством П. И. Шафарика; польско-русинской руководил Карел Либельт; южнославянской - Павел Стаматович.

То, о чем не смели мечтать отцы наши, что в юности едва пред­ставлялось нам как прекрасный сон, то, о чем совсем недавно мы не осмеливались говорить как о своем самом горячем желании, яв­ляется сегодня перед нашим счастливым взором как живое дейст­вие. Братья-славяне из всех своих далеко и широко раскинувшихся родных земель сошлись в огромном числе в славной традициями Праге, чтобы присоединиться к великой своей семье и подать друг другу руки на вечный союз любви и братства.

...Чувство свободы, чувство братской любви и согласия соединя­ют пас на этом месте. Свобода, которой мы сегодня пользуемся, это не новая, не небывалая между нами гостья, она не привой, за­везенный к нам с чужбины; это древо, выросшее на нашей домаш­ней почве, это исконное и первородное наследие отцов наших. Древ­ние славяне были все равны перед законом и никогда не стреми­лись к господству над другими пародами, понимали это наследие издавна намного лучше, чем в наше время многие хваленые пле­мена наших соседей, которые еще и сегодня, думаю, не умеют по­нимать и воспринимать свободу без господства.

...Итак, главная идея нашего съезда заключается в том, чтобы миру, взволнованному в эти дни, припомнить простую, но вечную истину: «Чего не хочешь для себя, не делай другому» - это боже­ственный источник всякого права и всякой справедливости. Великий народ, каким является наш народ, никогда бы не лишился своей исконной свободы, если бы сам себя не разделил на части, не рас­сеялся, не отдалился один от другого, не проводил каждый собст­венное направление в политике: но думаю, это было необходимо, чтобы наученные многовековым, но горьким опытом, мы, наконец, глубоко осознали, что нам единственно необходимо. ...Что мы опять и навсегда останемся свободны, этим мы обязаны, прежде всего, своему пробуждению... добросердечному государю нашему, импе­ратору и королю Фердинанду2, который охотно признал и принял к сердцу права и потребности наши... чувству братской любви и согласия. Славянин есть и будет непобедимым до тех пор, пока ло­зунг общей свободы и согласия будет отзываться в его сердце. Этим лозунгом открывается новый и блестящий век в жизни нашего на­рода.

 

Примечания: 1. Франтишек Палацкий (1798-1876) – чешский политический деятель, историк, философ. Создал ряд известных трудов по чешской истории и литературе. Был одним из авторов программы чешских «будителей», организатор «Матицы чешской». В 1848 г. развил программу «австрославизма». Председательствовал на Славянском съезде в Праге. С конца 40-х годов до начала 60-х являлся депутатом австрийского рейхсрата и чешского сейма. 2. Фердинанд – австрийский император (1835 – 1848).

 

Хрестоматия по истории южных и западных славян. Т. II. Минск, 1989. С. 75.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.007 с.)