ТОП 10:

Глава 5. О Помпилиуше первом



 

Этому Лешке наследовал сын его Помпилиуш. Он был старшим, и братья его, названные выше поименно, такое выказывали ему послушание и такую проявляли братскую любовь, что, узнав, как он слабеет, они по­спешно направились к нему в Крушвицу. Там они нашли его мертвым и сына его, молодого Помпилиуша, назначили королем. Когда последний короновался, они немного пробыли у него, дали ему присягу в верности и счастливо вернулись по домам.

Глава 6. О Помпилиуше втором

 

Этот Помпилиуш был человеком в высшей степени бесчестным. В самом деле, он больше стремился во­дить с девушками хороводы, нежели вести войны, и вследствие безудержного стремления к постыдной рос­коши и из-за лености стал нерадивым, в бегстве был первым, в сражениях - последним, участвовал во всех непристойных начинаниях, деспотически относился к братьям своего отца, а они проявляли ему вернейшее послушание. По навету своей бесстыдной жены на их приветливость отвечал ненавистью, на дружбу - интри­гами, на уважение - жестокостью. Делая вид, что сла­беет и чувствует приближение смерти, он созывает своих дядьев, смягчает их сердца сладкими речами; покоясь на ложе в притворном недомогании, заявляет, что нет у него сил далее жить, убеждает и просит, чтобы они обсудили, кто будет ему наследовать. В конце концов, прощаясь с ними, безжалостно умерщвляет их питьем, поданым его женой. Этот, скорее тиран, нежели король, приказывает, чтобы тела их оставались не­погребенными, якобы они убиты по божественной воле. Этот отвратительный Помпилиуш получил прозвище «Хотышко» (Chosziszco), так как на голове у него было немного длинных волос. Именно «Хотышко» означает «метелка», отсюда уменьшительное название «маленькая метелка». Но преступление, совершенное им по отношению к дядьям, не осталось неотомщенным: ведь вследствие гниения трупов отравленных им дядьев, непогребенных по его приказанию, появились огром­ной величины мыши, которые напали на вышеупомяну­того Помпилиуша. И нельзя было спасти его от них ни огнем, ни мечом, ни палками, они, преследуя, стали его кусать. Наконец, он вместе с женой и двумя сы­новьями бежал в какую-то высоченную башню, нахо­дившуюся в крепости Крушвице, и там, изгрызенный мышами, закончил свой последний день.

 

Глава 7. Об избрании короля по имени Пяст

 

Когда род Помпилиуша, прозванного Хотышко, был с корнем уничтожен, знатные люди (proceres regni) королевства, прийдя в вышеупомянутый город Крушвицу, слывший в те времена среди городов лехитов наи­более сильным и красивым, начали думать об избрании будущего правителя; хотя они и желали выбрать кого-либо из сыновей отравленных князей, однако, по­скольку они предлагали разных, [то] не могли прийти к общему согласию, ставя свое благосостояние выше общественной пользы. В конце концов, они решили из­брать кого-либо простого и скромного происхождения, однако свободно рожденного и потомка лехитов. И был им некий бедный землепашец по имени Пяст, имя его жены было Репка, и жили они в упомянутом городе Крушвице. Предполагали, что они во времена Помплиуша, или Хотышко, гостеприимно приняли двух чу­жеземцев, то ли ангелов, то ли, согласно мнению неко­торых, мучеников Иоанна и Павла, которых приврат­ники вышеупомянутого правителя (principis) Хотышко отогнали от входа в его дом. Эти два чужеземца при­шли в жилище Пяста во время выборов, и чудесным образом вышеупомянутого Пяста избрали королем. А именно, когда для такого количества [людей], со­бравшихся избрать короля, не хватило пива, и Пяст в своем жилище наварил только малость меда для себя и для своей семьи, медвяная жидкость, которая по-польски называется «мед», настолько увеличилась, что» ее в изобилии хватило всем, и каждый мог пить столь­ко, сколько хотел. Увидев это чудо, сотворенное боже­ственной милостью, они единогласно избрали вышеупо­мянутого Пяста своим королем. Назывался он Пястом потому, что ростом был мал, но крепок телом и краси­вой наружности.

 

Глава 8. О Земовите первом

 

Пяст, отмеченный королевскими знаками отличия, разумно управлял королевством и от своей супруги Репки имел одного сына, которого, когда тот подрос, назвал Земовитом. Этот последний четырнадцати лет от роду наследовал отцу в королевстве и из-за этого» как отцом своим, так и другими был назван Земовит. Ведь Земовитом называется тот, который уже говорит, ведь ему было уже четырнадцать лет, когда умер отец. Земовит восстановил многое, утраченное Хотышко, был он во всем деятелен и удачлив, во всем преуспевал, над врагами торжествовал; однако сыновей и внуков-князей, преступно отравленных, не сумел ни угрозами, ни подачками, ни военными нападениями склонить к послушанию, поскольку они всегда, вплоть до времен знаменитого Великого Болеслава1, насколько могли, сопротивлялись ему и его преемникам и по двум при­чинам отказывались от повиновения отцу его Пясту и ему самому. Первая причина состояла в том, что по от­ношению к их отцам и дедам Хотышко совершил жесточайшее преступление, а именно те были [им] коварно отравлены. Вторая - в том, что королем был избран Пяст, низший по роду, а они остались в пренебрежении. Земли вышеупомянутых князей были следующие: у Бо­леслава - Нижнее Поморье, у Казимира – Кашубия2, у Владислава - часть Венгрии, которая находится меж­ду реками Тиссой, Дунаем и Моравой; Яксе [принад­лежала] Сорабия, Вроциелаву - Рания, Пшебыславу и Одону3 – Джевина4, Пшемыславу - Згожелец, кото­рый теперь называется Бранденбург. Остальные по­стоянно владели прочими землями и дистриктами5 в Славонии и Каринтии, [расположенными] вокруг рек Лабы, Одры, Пианы, Доложи, Вкры, Рекницы, Вар­ны, Гоболи, Спревы, Гыли, Суды, Меци, Травны и во­круг других [рек]. Из них двое, а именно Вислав [за­ложил] крепость под названием Мендзыбоже, теперь Магдебург, и Собеслав - другую крепость под назва­нием Дален, которую тевтонцы называют Даленберг. Чешмир укрепил часть Древины, теперь Голзация, у Шлезвига, и Вышимир - основал крепость на берегу Северного моря, где теперь город назван его именем – Вышимир6.

Главные крепости вышеуказанных властителей ле­жали на запад и к Северному морю. Бремен назван так от «бремени», так как неприятели, а именно вестфальцы и фризы и другие, нападали на славян, и последним приходилось им сопротивляться. Так же и крепость Луна, которая теперь именуется Лунебург. Называется она так, поскольку возникла из громадного камня сре­ди полей. А ведь славяне блеск месяца, светящегося в ночи, называют «луной», поэтому и вышеуказанную крепость, дающую свет на равнине полей, называют луной. Был там также поблизости большой город по названию Бардвик. Славяне обычно называют города «виками», а именно «викус» - это собственно по-сла­вянски «город», в котором есть рыночная площадь. Они не говорят «пойдемте в город», но говорят «пойдемте в вик». И таким образом Бардвик получил название от тамошней реки и от вика. Так же и Шлезвиг происхо­дит от «sledz», так по-славянски называют рыбный соус (allec). Так же и крепость Буковец, где теперь можно видеть в Любеке монастырь братьев проповедников. Славяне же, проживающие там, город Любек называют не Любек, а Буковец. Там же и крепость Рацибуж. И крепость Шверин, которую какой-то император, победив короля славян по имени Микл, подарил, как го­ворят, некоему знатному (nobili) мужу из Далена или Даленберга. Его он назначил специальным комитом (comitem specialem) шверинским, так как нужно было обороняться от сыновей Микла. Этот самый Микл ос­новал какую-то крепость на болоте возле деревни под названием Любово, возле Вышимира. Эту крепость славяне некогда назвали Любово по названию деревни Любово, а тевтонцы ее называли, по имени Микла - Микленбург. Поэтому до настоящего времени власти­тель этого места называется «Микленбург», на латин­ском же языке он именуется по величине полей «Магнусполен», [названием], как бы составленным из ла­тинского и славянского языков, поскольку славянское «поле» на латинском языке звучит «кампус». Также крепость Илов берет свое название от плотности почвы. Равным образом Росток - от разлива рек, Верла - от «доверчивости», Званово - от собственного имени, так как «зван» - это как бы «вызванный». Остров - от ост­рова. Также Чешин, Марлов, Болель, Тшебешево, нако­нец, Вологощ, Кашов, Велунец, который иначе назы­вался Волин. И в конце концов пишут, что все эти кре­пости расположены вокруг Северного моря. Другими же крепостями владеют князья Саксонии, маркграфы бранденбургские, князья щецинские; однако, после того как старые названия были изменены, некоторые из них приобрели новые названия, названия же других остались прежними.

Примечания: 1.Речь идет о Болеславе Храбром. 2. Кашубией в XIII в. называли Западное Поморье. 3. Вроцислав (Варцислав), Пшибыслав и Одон – имена поморских и ободритских князей, правящих в XIII в. 4. Древина – территория княжества Гольштейн. 5. Дистрикт – округ. 6. Вышимир (Висмар) – город на реке Травне, а не на берегу моря, как ошибочно считает автор.

 

Глава 9. О Лешке четвертом1

 

Прошло немного времени царствования Земовита, и у него народился сын по имени Лешек. Он, идя по стопам отца, проявил себя с самой лучшей стороны во всех доблестных поступках. В молодые годы у него ро­дился сын Земомысл, и имя это понимается как «ду­мающий о земле». С этим самым сыном он спокойно правил землями, ему подвластными, поскольку и сосе­ди под его властью наслаждались тихим покоем, и он ни от кого из соседей не получал никаких неприятно­стей. Их успехи сделали их настолько знаменитыми, что доблестными поступками они затмили своих пред­шественников.

Примечание: 1. Лешек IV – польский князь. Предположительно правил в начале X в.

 

Глава 10. О Мешко первом1

 

У Земомысла и жены его родился сын, который в те­чение семи лет от рождения оставался слепым. Поляки, видя это, а также зная, что другой сын у короля Земо­мысла, хотя прошло семь лет, уже не родится, в сму­щении говорили: «Вот опять замешательство [meska] в королевстве». Замешательство, говорят, все равно, что смущение или волнение. Ведь они знали, что после смерти Хотышко, которого съели мыши, много смут произошло в Польском королевстве и боялись вторич­ного чих появления. Вот поэтому они назвали слепого сына короля Мешко (Meskam). Земомысл же, как рас­сказывают исторические анналы поляков, наследовал в Польском королевстве своему отцу Лешке четвертому в 913 году и в 931 породил сво­его вышеупомянутого сына Мешко. Этот Мешко в возра­сте семи лет по воле богов обрел зрение. И наконец, в 931 году взял в жены Дуб­ровку2, сестру св. Вацлава. На следующий год под влия­нием своей жены и божест­венного вдохновения вместе со всем народом лехитов или поляков принял таинство святого крещения3. От этой жены в 937 году породил сына, которому при святом крещении приказал дать имя Болеслав4; в 938 году он установил в Польше епископом Иордана5.

 

Примечания: 1.Мешко I – первый исторически достоверный польский князь (922-992), о котором сообщают также иностранные источники. 2. Дубровка была не сестрой, как сообщает автор, а племянницей чешского князя Вацлава (ум. 971/972) и дочерью его младшего брата Болеслава I (935-967). Прибыла в Польшу в 965 г. 3. Крещение Польши произошло в 966 г. 4. Болеслав Храбрый родился в 966/967 гг. 5. Первый епископ Иордан прибыл в Польшу в 968 г.

 

Глава 11. О Болеславе первом1

 

Болеслав первый Великий, прозванный Мужествен­ным, что по-польски означает Храбрый, уверенно восста­новил границы Польши, утерянные прежде. Он заложил шесть кафедральных соборов, из них первым - познаньский, где после смерти он и покоится в середине костела; затем гнезненский, мазовецкий, который те­перь называется плоцким, краковский, вроцлавский и любушский. Куявский же, который также называется и владиславским, основал уже его сын Мешко. Он [Бо­леслав] также заложил, построил и наделил имущест­вом много монастырей. О его необычных деяниях писать, по-видимому, нет надобности, так как в винцентовой хронике все лучшие стороны его доблести описаны достаточно подробно. Сам он установил, как говорят, в Польше подать, которая называется «строжа» (strossza), так что каждый от плуга или сохи ежегодно вно­сил в житницу короля одну меру пшеницы и одну меру овса, за исключением тех, кто состоял на военной служ­бе государства. Подать эта называется «строжа» пото­му, что брали ее для [удовлетворения] нужд людей, на­ходившихся на страже в крепостях, особенно для тех, кто пребывал на крайних границах королевства. Ибо вышеупомянутый король Болеслав, после того как уста­новил границы Польши в Киеве, который является сто­лицей Руси, на Тиссе и Дунае, реках Венгрии и Каринтии и на реке Солаве2, текущей по направлению к Тю­рингии и Северному морю, он построил, храбро восста­навливая границы, утерянные его предками, много кре­постей на окраине королевства для сохранения своего государства и для оказания сопротивления своим недру­гам, и в особенности по берегам рек Солавы и Лабы. За этой Лабой по направлению к Вестфалии он построил крепость под названием Бремен и дал ей такое название потому, что эта крепость на своих плечах перенесла весь груз тяжести, получаемой от врагов, и она же охраня­ла своих горожан от бедствий. В народе бремя или тя­жесть называют «бременем». Говорят, что ангел вручил ему меч, которым он с помощью бога побеждал своих противников. Этот меч и до сих пор находится в хра­нилище краковской церкви, и польские короли, направ­ляясь на войну, всегда брали его с собой и с ним обычно одерживали триумфальные победы над врагами. Скончался Болеслав в 1026 от Р.Х.3 в крепости Поз­нань и покоится там в гробнице в середине костела. В его время император Оттон Третий, прозванный Ры­жим4, вступил в Польшу ради посещения святой гробницы (sancti limina) св. Адальберта5, которого он при жизни очень почитал. Болеслав принял его с почетом и устроил пышный прием. В свою очередь Оттон назначил Болеслава соправителем империи, возложил ему на го­лову королевскую диадему, а за его сына Мешко про­сватал свою родную сестру6. Болеславу он преподнес в качестве дара копье святого Маврикия и гвоздь Господен. Болеслав же в знак взаимной приязни и из уваже­ния к императорскому достоинству подарил императору Оттону среди прочих даров руку святого мученика Адальберта. И было это в 1001 г. от Р.Х.7 Меч короля Болеслава, о котором речь шла выше, был дан ему ан­гелом и получил название «щербец», так как он, Болес­лав, прийдя на Русь по внушению ангела, первый уда­рил им в Золотые ворота 8, запиравшие город Киев на Руси, и при этом меч получил небольшое повреждение; повреждение же по-польски означает «щербина», и по­этому и меч стал называться «Щербец».

 

Примечания: 1. Болеслав I Храбрый (Великий) (966/967-1025), сын Мешко I, польский князь с 992 г., коронован в Гнезно в 1025 г. 2. Хронист, видимо, имеет в виду Заале, левый приток Эльбы. 3.Автор ошибается, Болеслав Храбрый умер 17/VI 1025 г. 3. Оттон III Рыжий, германский король (983-1002), император (с 996). 4. Святой Адальберт – каноническое имя Войтеха, пражского епископа (с 982). В 996 г. он по приглашению Болеслава Храброго прибыл из Чехии в Польшу. В 997 г. он был направлен в качестве миссионера в Пруссию, где погиб. В 999 г. был канонизирован. 5.Автор ошибается. Сын Болеслава Мешко женился в 1013 г. на Риксе, дочери палатина лотарингского Эццо и сестры императора Оттона II Матильды. 6. В 1000 г. император Оттон III посетил Гнезно. Это событие получило название «гнезненского съезда», на котором была основана первая митрополия. Образование гнезненского архиепископства стало первым шагом к обособлению Древнепольского государства от Германской империи. 7. Автор допускает неточность. В 1018 г., когда Болеслав Храбрый вошел в Киев, Золотые ворота еще не были сооружены.

 

Глава 12. О Мешко втором

 

По смерти Болеслава Великого на престол вступил его сын Мешко второй1. Он только о себе и заботился, отнюдь не о государстве. В его время чужеземные наро­ды отказались ему повиноваться и, наблюдая его бес­печность, отказались выплачивать ему подати, которые обычно выплачивали его отцу. Мало того, начальники крепостей отобрали себе и передали навечно своим по­томкам крепости, некогда построенные его отцом Болеславом, как было упомянуто выше, на крайних границах королевства, в особенности по реке Лабе. Этот Мешко имел двух сыновей от сестры императора Оттона, а именно Болеслава и Казимира2. После смерти Мешко в 1033 году от Р.Х.3 ему наследовал его первенец Болеслав. Он, до того как был коронован, принес своей матери немало позора. В самом деле, мать его, проис­ходившая из знатнейшего рода, не имея сил переносить его беспутство, забрав своего младшенького сына Кази­мира, отправилась в родную землю в Саксонию, в Бруншвик и там отдала его в науку, а сама, как гово­рят, ушла в какой-то монастырь. Болеслав же вслед­ствие своей свирепости и множества преступных дея­ний, хотя и был отмечен королевской диадемой, плохо кончил свою жизнь и не числится в списках королей и правителей Польши. После его смерти в Польском коро­левстве возникло много смут и войн4, больше междо­усобных, чем внешних. И в то время как Польское ко­ролевство из-за непрерывных войн почти что потеряло свое могущество, знатные люди (proceres) Польского королевства отправились в Саксонию к своей госпоже королеве, разыскивая своего господина Казимира. От нее они узнали, что она определила его в Париж для изучения свободных наук, где он и находится и учится, и что он вступил в орден святого Бенедикта в монас­тыре в Клюни. Когда же они поспешили туда, то нашли его уже посвященным в диаконы. Посоветовавшись с аббатом, они не вернулись на родину, но отправились в Рим и обратились со смиренной просьбой к папе Бе­недикту IX, чтобы он приказал вернуть им их правите­ля, а также милостиво уделил бы ему пособие, чтобы тот мог взять себе жену, и, таким образом, Польское королевство не останется без наследника. [Они ссыла­лись также] на несчастья Польши, на поношение хрис­тианской веры, на пролитие крови в результате нашест­вия татар5 и других нечестивых народов, находившихся вокруг Польши, которые постоянно совершали набеги и вторжения. Папа же отнесся к их просьбам с отцов­ским уважением, разрешил, дабы польский народ не остался без правителя, чтобы князь Казимир, который в Саксонии жил под именем Карла, а в монастыре Ламберта, ушел из монастыря ради управления коро­левством, и милостиво выдал ему диспенсию6, чтобы он имел возможность взять себе жену. За эту диспенсию князь Казимир и польский народ обязались выплачивать постоянно с каждого человека динарий на святильник св. Петра и на построение церкви. Из монастыря в Клюни он направился в Саксонию к своей любезной матери и к князьям Саксонии, своим дядьям, и был при­нят ими с большой радостью. Последние, присоединив к себе не малое число рыцарства, сопроводили его, не без больших военных столкновений7, в Польское коро­левство. Этот Казимир, выказав огромное мужество, повсюду обратив врагов в бегство, мирно владел Поль­ским королевством. Назван он был «Восстановителем» вследствие того, что возвратил многое, утерянное его отцом Мешко, и счастливо восстановил то, что было сравнено с землей.

Удивительным образом установив мир на польских землях, он взял себе в жены дочь князя Руси Романа, сына Одона, по имени Добронега, иначе именуемая Ма­рией8. От нее у него было четыре сына: Болеслав Смелый, иначе Щедрый или Воинственный, убийца св. Станислава, Владислав Набожный, Мешко III и Одон I. Одон и Мешко скончались, не оставив потом­ства. Хотя этого Казимира весь польский народ и неко­торые славянские племена охотно признали своим коро­лем, одна только Мазовия не побоялась ему сопротив­ляться. А именно некто из незнатного рода, однако че­ловек деятельный и сильный, душой - необузданный и привычный к военному делу, по имени Мечислав9 за­нял Мазовию, знатных людей этой провинции некоторых дарами, некоторых насильно принудил к послушанию ему. Он призвал на помощь против Казимира даков10, гетов или пруссов и русских11, с помощью которых ос­мелился объявить Казимиру открытую войну. В этом поединке, побежденный и разбитый, вместе со своими сторонниками, [он] бежал из Мазовии к пруссам, на­деясь там найти свое спасение. А пруссы, тяжело пере­живая убийство многих своих [и] желая отомстить, ему за поражение и за свою обиду, на него возлагают вину. Взяв в плен Мечислава, подвергнув его тяжелым нака­заниям, они прибивают его к высоченной виселице, при­говаривая: «Ты домогался очень высокого, так и достиг­ни высокого»…

После того как провинция Мазовия объединилась с Польским королевством и в границах всего королев­ства установились мир и спокойствие, в году от Р.Х. 1058 Казимир счастливо почил в бозе.

 

Примечания: 1. Мешко II Ламберт, младший сын Болеслава I, король польский (1025-1034). 2. Казимир I Восстановитель, король польский (1034-1058). 3. Автор ошибается, Мешко II умер в 1034 г. 4. После смерти Болеслава Храброго в 20-30-х годах обострились внутренние конфликты в государстве (бунт духовенства, народные восстания), осложнявшиеся внешнеполитическими неудачами. 5. Татарами хронист называет кочевые племена, нападавшие на Польшу. 6. Пожалование. 7.Германская империя, пользуясь тяжелым положением в стране, оказывала помощь Казимиру, рассчитывая тем самым превратить его в своего ленника. 8. Автор ошибается. Женой Казимира I была сестра или дочь киевского князя Ярослава Мудрого. Брак был заключен в 1039 г. 9. Вероятно, Мечислав был при Мешко II комитом в Мазовии. 10. Даки – северофракийские племена. 11. По летописным данным, отряды русских были посланы Ярославлм Мудрым на помощь Казимиру.

 

Глава 13. О Болеславе Смелом1

 

После смерти вышеупомянутого короля Казимира Монаха, или Восстановителя, наследовал его старший сын, первенец, Болеслав Щедрый, или Смелый. Был он человеком чрезвычайно щедрым и в любом достойном человеке превыше всего ценил щедрость. Удостоенный королевской диадемы, начал он помышлять об отваге своего прадеда, короля Польши Болеслава Великого, намереваясь проявить такую же военную доблесть; [но] он заботился не о выгоде и покое, но о восстановлении польских границ, которые определил вышеназванный Болеслав, а его преемники, короли Польши, к его вре­мени утеряли. Так, он, храбро вторгшись в земли Руси, сразился во многих сражениях с князьями Руси и, побе­див их, достиг города Киева2. Хотя киевляне какое-то время и сопротивлялись ему, однако долго оказывать ему сопротивление не могли и сдались на милость по­бедителя. Он принял их послушание и заверения в вер­ности и направился на завоевание других земель Руси, и там в течение многих лет, храбро осаждая крепости русских, полонил обе части Руси. Самую Русь сообраз­но с нуждами своими личными и своего войска обложил данью, особенно съестными припасами. После победы, одержанной над русским королем, которого, в откры­той битве победив, убил3, он, подавив мятеж, поставил начальником над русскими князьями знатного человека, своего приближенного4.

После этого он направился в Венгрию, желая восстановить меты Польского королевства по рекам Дунаю, Тиссе и Мораве. Соломон5, король Венгрии, намере­ваясь воспрепятствовать приходу Болеслава в свое ко­ролевство, спешит ему навстречу со своим войском в горных местах Руси и Венгрии, но, потеряв многих из своего войска при первом же столкновении с ним, бежит в крепость, и там его со всех сторон окружают. Он, видя, что ему и его народу грозит опасность, умоляет о мире, предлагая Болеславу сто тысяч талантов золота, чтобы тот перестал ему угрожать. А Болеслав ему отве­тил: «Полякам нравится не иметь золото, а повелевать теми, кто его имеет. Постыднее быть побежденным деньгами, нежели в сражении». Король же Соломон, признав свое поражение, не только отказался от воен­ных действий, но и уступил ему часть своего королев­ства, находившуюся между упомянутыми реками, счи­тая себя счастливым, так как может остаться в другой части королевства за Дунаем.

Между тем Лев6, король чехов, совместно с моравами и северными народами напав на пределы Польши, безжалостно её опустошил. Король Болеслав, узнав об этом, спешит к нему. И хотя он мог напасть на него неожиданно с тыла, он не пожелал этого, говоря: «Не следует приписывать победе то, что достигнуто грабе­жом». Итак, он объявил Льву, чтобы тот был готов на­завтра встретиться с Болеславом в сражении. А Лев, отбросив львиную храбрость, принимает изворотливость лисицы и сообщает Болеславу, что не подобает ему со столь немногими сопротивляться такому великому коро­лю, и униженно просит, чтобы он [Болеслав] удостоил принять его покорность, причислив к своим данникам. А сам под покровом ночи бежит, нигде не осмеливаясь предстать перед королем Болеславом. Король же Болес­лав преследует его в границах Моравии и не щадит лю­дей, не взирая ми на пол, ни на возраст, или предает смерти, или заключает в оковы.

Когда же король Болеслав вторгся в земли чехов и северных народов, вражески опустошая их, пруссы и другие языческие народы, сомневаясь, вернется ли Бо­леслав [назад], вторгаются в Поморье. Когда это узнает Болеслав, он, оставив осаду чехов и северных народов, устремляется к себе домой, застав в Поморье своих врагов, обрушивается на них. Их, бегущих, преследует до реки Сары и там немало людей погрузилось в пу­чину не от руки врагов, а от тяжести собственного ору­жия.

Из-за этого поляки не хотели впредь пользоваться полным вооружением.

И вот от этого поля, где они так храбро воевали с оружием в руках, они и стали называться полянами…

Итак, обратив врагов в бегство, он решил напасть на владения и этих врагов и других.

 

Примечания: 1. Болеслав Смелый, или Щедрый – польский князь (1056-1081). 2. Целью похода Болеслава Смелого на Киев было восстановление на киевском престоле князя Изяслава Ярославича, изгнанного братьями в 1068 г. 3.О гибели какого-либо русского князя в сражении с Болеславом не сообщает ни один источник, кроме Великопольской хроники. 4. Имеется в виду князь Изяслав Ярославич. 5. Соломон (Шаломон) – король Венгрии (1063-1074). 6. Речь идет о Вратиславе I, чешском короле (1061 – 1092). Сообщение заимствовано у Кадлубка, который не знал имени чешского короля, но сравнивал его со львом.

«Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI – XIII вв. М., 1987. С. 52 – 74.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.182.28 (0.013 с.)