ТОП 10:

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЛЮБЛИНСКОГО СЕЙМА ОБ УНИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО



С КОРОНОЙ ПОЛЬСКОЙ

Люблинский сейм состоялся в январе 1569 г. На нем в обстановке острой борьбы между панами Великого княжества Литовского и польской шляхтой была заключена Люблинская уния, завершившая унитарный процесс слияния двух государств – Польши и Великого княжества Литовского в один политический организм. Сейм провозгласил образование Речи Посполитой – государства «обоих народов». Польский король Сигизмунд II Август издал универсал об отторжении Полесья и Волыни от Литвы и присоединении их к Польше, что значительно ослабляло позиции Великого княжества Литовского.

Во имя Господне, аминь. Да будет вовеки памятно ниже описанное дело. Мы, прелаты и паны-рада, духовные и светские, князья, все чины Вел. кн. Лит. и земские послы, присутствующие с панами-радой, послами и всеми чинами королевства Польского на этом общем Люблинском сейме.

Объявляем этим нашим актом всем людям настоящего и будущего времени, до которых только он дойдет, что, имея постоянно в виду долг наш перед отечеством нашим Вел. кн. Лит., которого честь, достояние, общую пользу, а более всего внутреннюю и внешнюю безопасность мы обязаны упрочить и обеспечить, и принимая при этом во внимание и со­блюдая достохвальные и для обоих народов весьма важные союз и едине­ние, учиненные некогда предками нашими с тогдашними гражданами всей Короны Польской на вечные времена с общего письменного согласия обо­их народов, скрепленные грамотами, печатями, присягою и честью обеих сторон и соблюдавшиеся ими немалое время с готовностью и постоянством и только впоследствии несколько ослабленные вследствие злых и испол­ненных зависти времен, всегда об этом мы и предки наши думали, неред­ко напоминали и просьбами склоняли своих монархов, как славной памяти Сигизмунда I Старого, так и ныне над обоими народами, польским и ли­товским, благополучно царствующего короля польского Сигизмунда II Августа, чтобы, по государеву и королевскому долгу своему, они, верхов­ные и единые обоих народов государи, милостью и властью своею помог­ли нам привести в надлежащее исполнение наши общие договоры и другие права и привилегии, которые мы имеем на этот союз и единение с вель­можами и землями Короны Польской еще от прадеда е. вел. и от времен короля Александра1, соблаговолили ввести в свою колею то, что отошло от этого единения, собрав нас в одно место, общее с членами совета и про­чими чинами Короны Польской, для исполнения именно этого похваль­ного и для обоих народов полезного дела унии, как это ясно оговорено в бывших по настоящее время актах, конституциях, заявлениях и рецессах (совещаниях) сеймов.

А потому по милости Бога, который любит общение и единение и особенно печется о всех в мире королевствах, государствах и республиках, как равно и по милости государя нашего, ныне благополучно над нами царствующего, вышеупомянутого короля польского и пр. Сигизмунда II Августа, наконец, благодаря взаимным усиленным стараниям нам удалось достигнуть, что, съехавшись с чинами Короны сперва на сейм, созванный в Варшаве в 1563 г., а потом в Парчове в 1564 г.2, сделали немаловаж­ный почин к исправлению как самого соединения, так и частью уже на­рушенной унии, приходя к обоюдному соглашению сторон и утверждению принадлежащих ей статей.

Статьи эти по краткости времени и при других неотложных государ­ственных нуждах обоих народов не могли быть в то время скреплены об­щим нашим и чинов Короны договором. А потому, пользуясь теперь бо­лее свободным временем и съехавшись 23 декабря минувшего 1568 г. в гор. Люблине на этот общий сейм, созванный е. к. вел. с согласия обоих советов, польского и литовского, и до сих пор безостановочно действо­вавший и продолжавшийся, мы учинили между собою ниже описанные трактаты и условия, которые по милости Божьей мирным и единодушным с обеих сторон соглашением и общим договором привели к концу и заключению, ни в чем не нарушая Варшавского рецесса (сеймового поста­новления) и других привилегий.

Да будет за это единому во Св. Троице Господу Богу вечная хвала; Божьею милостью государю и королю Сигизмунду II Августу - бес­смертная благодарность; знаменитому же королевству Польскому и Вел. кн. Лит. - честь и слава вовеки.

1. Во-первых, хотя и были старые дружеские договоры об усилении союза и улучшении устройства республики как Короны Польской, так и Вел. кн. Лит. и пр., но так как в них проглядывало нечто чуждое добро­му и искреннему братскому доверию, то для вящего скрепления общей и взаимной братской любви, вечной обороны обоих государств и общей на веки вечные несомненной братской верности, для хвалы Божьей и достой­ной вечного благодарения славы е. к. вел. и этих же обоих честнейших народов, польского и литовского, а также для распространения безмерной и вечной славы, красы, блеска, могущества, чести, достоинства и для веч­ного расширения общего величия мы возобновили и уладили эти старые союзы во всем так, как описано ниже.

2. Так как королевство Польское и Вел. кн. Лит. представляют со­бою уже одно нераздельное и неотделимое тело, а также не отдельную, но одну общую республику, которая соединилась и слилась в один народ из двух государств и народов, то необходимо, чтобы этими двумя народа­ми на вечные времена повелевала одна голова, один государь, один общий король, избранный общими голосами Польши и Литвы. Место же избра­ния его в Польше, а на королевство Польское он будет затем миропома­зан и коронован в Кракове. Согласно привилегии короля Александра, та­кому избранию не может препятствовать отсутствие которой-либо из сто­рон, потому что сами по себе обязаны и ex debito3 должны быть созывае­мы для этой цели советы и все чины Короны Польской и Вел. кн. Лит.

3. Существовавшее до сего в Литве отдельное избрание и возведение на княжение вел. кн. литовского должно быть отменено так, чтобы впо­следствии не было никакого знака или подобия, которое бы указывало или намекало на возведение или посвящение вел. кн. литовского. Но так как остаются титул и должности Вел. кн. Лит., то избранник при избра­нии и короновании должен быть тотчас же провозглашен королем поль­ским и вел. кн. литовским, русским, прусским, мазовецким, жомойтским, киевским, волынским, подлясским и лифляндским.

4. Естественное и наследственное преемство е. к. м. в Вел. кн. Лит. если бы оно принадлежало королю или кому бы то ни было и по какой бы ни было причине уже не должно впредь никогда препятствовать этому общению и соединению обоих народов и избранию одного общего госуда­ря, потому что е. вел. король переуступил это наследство Короне на веч­ные времена совершенно искренне, выговорив для себя, чтобы мы ни его королевскую особу лично, ни его царственное потомство, если Господу Богу угодно будет даровать ему, не оставили без средств, но чтобы рес­публика назначила его потомству приличное и званию подобающее обес­печение в случае неизбрания его на королевство, что впрочем не должно причинить никакого раздробления Короны, как это достаточно обусловле­но и гарантировано декларацией е. к. вел. и в рецессе Варшавского гене­рального сейма.

5. Новый король должен во время своего коронования подтвердить присягою и тотчас же конфирмовать одною грамотою и в одинаковых вы­ражениях на вечные времена права, привилегии и вольности всех соеди­ненных таким образом подданных обоих народов и государств.

6. Оба народа будут иметь всегда сеймы и советы общие Коронные в присутствии своего государя, короля польского, а члены совета и послы (литовские) будут заседать лично между членами совета и послами (польскими) и совещаться об общих нуждах на сеймах и без сеймов в Польше и Литве.

7. Равно, чтобы одна сторона была советницею и помощницею другой, чтобы е. вел. король сохранил всецело и нерушимо как права и привилегии, пожалованные разного рода грамотами всем землям и народам Короны Польской и Вел. кн. Лит. и землям, им принадлежащим, так равно права и привилегии на вольности, высокие посты, прерогативы и все должности, с давних времен и от начала унии дарованные каким-либо способом всем во­обще и каждому в отдельности всеми предками е. вел. и пожалованные обоим народам самим е. к. вел. с сохранением во всей неприкосновенности всех законоположений, судов, назначений, княжеских достоинств, дворян­ских родов и судебных решений, искони по настоящее время имеющих не­рушимую силу для каждого сословия упомянутых народов.

8. Присяги членов совета, сановников, должностных лиц, старост Литовского народа и лиц первенствующих домов должны оставаться в си­ле, как это мы с общего согласия сами предоставили себе привилегиями и общим договором на генеральном Варшавском сейме с пояснением, что впоследствии все эти присяги должны быть приносимы коронованному королю и Короне Польской. В подтвердительной же присяге на сохране­ние государственных договоров сообразоваться и поступать неуклонно, согласно привилегии короля Александра.

9. Мы, обоих народов прелаты, князья, паны-рада, бароны и все чи­ны, должны также помогать друг другу во всех невзгодах всеми силами и средствами, какие общему совету покажутся полезными и нужными, счи­тая счастливые и злополучные дела общими и поддерживая друг друга чистосердечно.

10. По общему Варшавскому договору никакие союзы, трактаты и мирные условия не должны впредь совершаться и заключаться с другими народами и никакие посольства не должны быть посылаемы по важным делам в чужие страны без общего ведома и совета обоих народов. Учи­ненные же до сего мирные договоры или постановления с каким-либо на­родом буде окажутся вредными для какой-либо из двух сторон, не долж­ны быть сохраняемы.

11. Монета как в Польше, так и в Литве должна быть с общего со­вета однообразна и тождественна по весу, пробе, счету, ценности и по на­рицательной стоимости, что привести в исполнение обязаны е. вел. король и его потомки.

12. Король благоволит уничтожить в Польше и Литве все сухопут­ные и водяные пошлины и мыта, как бы они ни звались: королевские, дворянские, духовные и городские, чтобы уже отныне и впредь на вечные времена они не взимались с духовенства и лиц светских дворянского рода, с их крепостных и со всех предметов собственного их производства и ухо­да, не упраздняя, однако ж, мыт купеческих и не дозволяя стачек с куп­цами во вред и для утайки старых обычных королевских пошлин в Поль­ше и Литве.

13. Все какие бы то ни было статуты и уставы, по какой бы причине они ни были введены или одобрены в Литве против польского народа, относящиеся до приобретения и владения поземельным имуществом, дос­тавшимся поляку в Литве каким бы то ни было способом, хотя бы по же­не или за выслугу, или покупкою, дарственным порядком, меною или со­гласно обычному государственному праву, все эти статуты, как противные вообще праву, справедливости, взаимной братской любви и унии, равно как и общему соединению, никакой силы иметь не должны. Но как поляк в Литве, так литовец в Польше вольны приобретать честным способом имения и владеть ими на основании права (действующего в той стране), где эти имения находятся.

14. Что же касается других статей привилегии короля Александра, которые на Варшавском сейме ни декларациею короля, ни общим согла­шением еще не разъяснены, но для этой цели с общего согласия сторон препровождены с сейма Варшавского на этот настоящий общий Люблин­ский сейм, то все эти статьи, прописанные в привилегиях и общих догово­рах и окончательно в Александровой привилегии, равно в прежде пожало­ванной е. к. вел. по этому же делу унии здесь в Люблине, должны оста­ваться во всей силе на вечные времена. Однако же для лучшего разъяс­нения присовокупляется: что, согласно тексту привилегии короля Алексан­дра, вел. кн. литовский остается всецело и нерушимо при своем титуле, сановниках, всех должностях и почетных званиях, как не причиняющих настоящему соединению и общению ни расторжения, ни раздела.

15. Отныне король не будет созывать никаких других отдельных сей­мов для чинов Короны и Литвы, но всегда лишь общий сейм для этих обоих народов, как для одного тела, в Польше, [там], где е. вел. королю и членам совета покажется наиболее удобным.

16. Высшие посты и служебные должности в Вел. кн. Лит., ныне не занятые или впоследствии вакантные, король не пожалует никому, кем не будет принесена прежде присяга е. вел., потомкам его, коронованным ко­ролям польским, и этому нераздельному телу - Короне Польской.

17. Также надлежащим образом обеспечиваем и гарантируем чинам и лицам Вел. кн. Лит., что экзекуция королевских столовых имуществ в Вел. кн. Лит., пожалованных кому-либо от начала унии в Литве всеми предками короля и самим е. вел., не коснется ни нас самих, ни потомков наших и никакого имущества не только согласно статуту короля Алексан­дра, но и ни по каким другим привилегиям, грамотам, конституциям и сеймовым постановлениям, совершенным в прошлом, данным и одобрен­ным в Польском королевстве. Напротив того, все права, привилегии, жа­лованные от начала унии по сие время в Вел. кн. Лит. всеми предками короля и самим е. к. вел. народам литовскому, русскому, жомойтскому и другим народностям и гражданам Вел. кн. Лит., а также землям, уездам, родам и лицам, должны оставаться неприкосновенными и ни в чем нена­рушимыми.

18. Вечные пожалования, феодальные или ленные владения, промен имущества, замена имений, пожизненные владения и разного рода заклад­ные, совершенные на сеймах и без сеймов, должны также, согласно каж­дой привилегии, оставаться на вечные времена в силе, без проведения в них каким-нибудь способом или толкованием какого-либо сомнения.

19. Равно пожалования, залоги и всякого рода суммы, издавна и соб­ственно высшим чинам и должностям принадлежащие, должны оставаться в полной силе, и они не будут обязаны употреблять какую бы то ни было часть из своих обыкновенных доходов, предоставленных им по сие время привилегиями и грамотами, как бы эти доходы ни именовались, на что-либо другое, кроме своих теперешних владений и собственной пользы.

20. А если бы кто после своих предков владел и пользовался какой-нибудь землей и какими-либо угодьями, как бы они ни назывались, не имея документов, то, согласно старому и новому Литовскому статуту и давным обычаям, ему и без документов предоставляется владеть такого рода своею собственностью вечно, как бы за грамотами.

21. Этим настоящим постановлением члены совета, все чины и послы всех земель лишают себя и своих потомков права делать какие-либо по­становления или же возобновлять под каким-либо видом, а также вспоми­нать и каким-либо способом поднимать вопрос об экзекуции выслуженных или в прошлом приобретенных имений.

22. Хотя отныне жалование столовых имуществ в Вел. кн. Лит. должно прекратиться, однако ввиду того, что впоследствии некоторые из таких имении отойдут от родов княжеских, дворянских и вельможных в королевские столовые имущества, то для того, чтобы земская военная служба не пострадала, король может, по воле и милости своей, жаловать такого рода имения лицам дворянского происхождения из польского и ли­товского народов.

23. Взятые обратно от неприятеля московского замки, имения, владе­ния и разного рода имущества е. вел. король будет обязан возвратить тем, кому эти вотчины и владения принадлежали до завладения ими неприяте­лем. А если бы [лишившимся имений] были уже пожалованы взамен другие, то они подлежат возвращению к королевскому столу.

24. Мы, прелаты и члены совета, князья, земские послы и все про­чие чины Вел. кн. Лит., признаем с общего нашего и чинов этого слав­ного королевства Польского согласия, что все статьи, вписанные таким образом в этот акт, достойны хвалы, необходимы и полезны для этих обоих народов как Короны Польской, так и Вел. кн. Лит., составляющих уже одну общую и нераздельную Речь Посполитую. С радостью, добро­вольно и с добрым братским расположением и любовью, мы, прелаты, члены совета и земские послы и все прочие чины и особы королевства Польского со своей стороны признаем этим нашим актом все заключаю­щиеся в нем статьи на вечные времена и обеспечиваем, подтверждаем и скрепляем их печатями, клятвами, честью своею и всего потомства нашего и такими гарантиями, утверждением и скреплениями, какие как наиболь­шие и самые прочные принадлежат нам специально по общему обычаю, по личности нашей, а также по местам и должностям нашим.

Клянемся и обещаем перед Господом Богом нашим добрым, честным, дворянским и христианским словом, что все, здесь изложенное, мы сами с потомками нашими будем знать, держать, охранять и исполнять на вечные времена без всякого коварства, никогда не подвергая ничего из этих дел никакому сомнению и отмене, равно ни в чем не отчуждаясь от этого единения, которым мы связали себя на вечные времена с народом этой славной Короны Польской, согласно содержанию этого акта и статей, в нем помещенных и объясненных, что гласит таковой же акт, данный нам господами поляками. Все наши вышеупомянутые общие договоры е. вел. король, как наш верховный повелитель, соизволил нам конфирмовать сво­ею королевскою властью.

25. А если бы между этими народами какая-либо из сторон или кто-либо один в отдельности не хотел сдержать взаимно заключенных приви­легий и договоров по делу единения, против такой стороны и каждого по­рознь мы с нашими потомками должны восстать при нашем государе, ко­роле польском, как против врага нашего и соединенных народов.

26. Все это твердо соблюдать и исполнять и всегда и всем в силе со­держать мы обязуем клятвой нашей себя и потомков наших.

27. Все здесь постановленное и оговоренное ни е. вел. король, ни члены советов, ни все прочие чины и земские послы обоих народов никогда вовеки не могут нарушать и отменять ни с общего согласия, ни еди­нолично, с какой бы то ни было части или стороны, но должны вовеки охранять неприкосновенно и твердо.

28. Для вящего же удостоверения и вечной памяти вышеизложенного дела мы, поименно выше прописанные прелаты, члены совета духовные и светские, князья, и мы, земские послы и другие чины, присутствующие на этом генеральном и общем Люблинском сейме, привесили к этому акту наши печати.

Писан и дан на этом же общем сейме в Люблине первого дня месяца июля лета Б[ожьего] 1569.

 

Примечания: 1. Речь идет об Александре Ягеллончике, великом князе литовском (1492-1506) и польском короле (с 1501). В 1501 г. при избрании на польский трон он подписал Мельницкий акт (в г. Мельник), подтверждавший унию между Польским королевством и Великим княжеством Литовским. Мельницкий акт предусматривал, что в будущем обоими государствами будет править один монарх, избираемы пожизненно на общем сейме делегатов двух держав в Петркове. 2. На этих сеймах (1563 – 1564) польская шляхта требовала полной инкорпорации великого княжества Литовского в состав Короны, однако сопротивление литовских панов не позволило реализовать эти планы. 3. «Ex debito» (лат.) - сообразно долгу.

Белоруссия в эпоху феодализма. Сборник документов и материалов. В 3 т. Минск, 1959. Т. I. С. 150-157.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.01 с.)