МОНИЗМ ИЛИ ПЛЮРАЛИЗМ МНЕНИЙ?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МОНИЗМ ИЛИ ПЛЮРАЛИЗМ МНЕНИЙ?



Позиция абсолютного монизма
История вопроса, если можно так выразиться, здесь достаточно проста. Общественное мнение, складывающеесяи функционирующее в буржуазном обществе, является по преимуществу плюралистическим. Оно и не может быть иным в

системе, состоящей из классов с различными и зачастую прямо противоположными интересами, в системе, дискретной во всех отношениях — экономическом, социаль­ном, политическом, культурном и других, порождающей в силу этого сложную дифференциацию в положении различ­ных групп и слоев населения. Собственно, плюралистическая структура общественного мнения является тут отражением плюралистической структуры самого социального орга­низма. Факт этот предельно очевиден, и естественно, что буржуазные социологи давно уже отметили и описали его с помощью соответствующей терминологии.

При этом некоторые из вульгарных представителей со­циологической науки Запада, ограниченные рамками бур­жуазного кругозора, возвели плюралистическую структуру общественного мнения в абсолют, отождествили ее со струк­туройвсякого общественного мнения, общественного мнения вообще. Факты существования единого (в рамках всего об­щества) общественного мнения или не замечаются этими исследователями, хотя уже капиталистическая действитель­ность представляет их в достаточном количестве, или — осо­бенно если речь идет о мире социализма — оцениваются в качестве искусственно порожденных. Довольно типичной в этом отношении является книга западногерманского социо­лога Фридриха Ленца «Werden und Wesen der öffentlichen Meinung», на которую как раз ссылается А. Уледов [125].

Очевидно, чтобы решить проблему монизма и плюрализма общественного мнения вообще и социалистического общест­венного мнения в частности, необходимо обратиться к объекту исследования и всесторонне проанализировать его. К сожалению, А. Уледов поступает иначе. Эмпирические факты из области функционирования реального обществен­ного мнения интересуют его весьма мало. Он предпочитает остаться в сфере теоретической критики буржуазных кон­цепций и полагает, что решает задачу, когда выдвигает точку зрения, прямо противоположную первым по содержа­нию. На самом же деле вместо одной крайности возникает другая. Абсолютному плюрализму, провозглашаемому вуль­гарной буржуазной социологией, противопоставляется абсо­лютно монистическая точка зрения. При социализме, ут­верждает А. Уледов, всегда складывается единое общественное мнение, поэтому говорить о каком-либо плюрализме общественного мнения здесь невозможно [126].

Бесспорно, единство мнений всех членов общества по некоторым вопросам, или, иначе, монизм общественного мнения, является при социализме объективным фактом. Убедиться в нем может каждый, кто обратится хотя бы к результатам выборов в верховные и местные органы власти в стране. Естественно, серьезный исследователь не может не­дооценивать или тем более не замечать этого факта, точно так же, как — перед лицом очевидной реальности — он не должен и доказывать его возможности. Задача исследования состоит в объяснении факта, в раскрытии его природы и ме­ханизма.

Кстати, А. Уледов делает это также не лучшим образом. Следуя навязанной вульгарной социологией терминологии и проблематике, он пишет, что «единое мнение в социалисти­ческом обществе достигается отнюдь не путем насилия, а путем борьбы мнений» [127]. При этом он снова впадает в край­ность: борьба мнений объявляется им единственно возмож­ным, непременным механизмом образования единого мне­ния [128].

Нет спору, монизм мнений при социализме действи­тельно нередко достигается в результате борьбы различных точек зрения, ведущейся в той или иной форме и в тех или иных масштабах в печати, в рамках общественных органи­заций и т. д. Однако это бывает далеко не всегда. Например, но вопросу о недопустимости новой войны советские (да и не только советские) люди придерживаются одинаковых взглядов именно «сразу же», до всяких дискуссий, без какой- либо борьбы мнений. И ясно, что мнение, высказанное ими, не перестает от этого быть общественным, так как предмет, о котором высказывается суждение, по всем своим призна­кам целиком относится к числу объектов общественного мнения. Впрочем, об этой проблеме мы достаточно говорили уже в предыдущей главе.

Единое мнение при социализме не всегда связано с пред­варительной борьбой взглядов. База образования такого мнения значительно шире. Его монизм заложен в самой со­циальной и идеологической структуре общества, устраняю­щего антагонистическую дискретность всех предыдущих формаций. Социализм сначала уничтожает вражду между различными классами и слоями общества, а затем создает условия для постепенного уничтожения различий в их по­ложении и, следовательно, интересах. Именно эти процессы, взятые во всем их историческом объеме, выравнивающие и уравнивающие экономическое, политическое, социальное, культурное и т. п. положение членов общества, естественно, приводят к сближению взглядов людей на те или иные про­блемы бытия и являются главной основой существования в обществе единого общественного мнения.

Фактическое положение вещей
Однако это лишь часть общей проблемы. Другая, и не менее важная часть ее за заключаетсяв том, что при социализме члены общества придерживаются еди­ного мнения далеко не всегда и не по всем вопросам. Наряду с единодушием здесь широко существует и различие во взглядах людей, или, иначе, плюрализм, множественность мнений.

Факт этот является также совершенно очевидным, и лишь при большом пренебрежении к эмпирическому мате­риалу его можно игнорировать и тем более вовсе не заме­чать. Уже однократный опыт обнаруживает несостоятель­ность позиции абсолютного монизма. Во всяком случае, в практике работы Института общественного мнения «Комсо­мольской правды» не было пи одного опроса, в котором факт множественности мнений не проявлялся бы с достаточной силой. Приведем на этот счет некоторые примеры.

Опрос II. На вопрос: «Какую проблему Вы считаете первоочередной?» — ответили (в процентах к общему числу опрошенных):

Жилищное строительство................. …… 52,8

Рост заработной платы..................... …… 7,3

Расширение сети детских учреждений …… 19,3

Увеличение производства продуктов питания .... …… 17,7

Увеличение производства товаров широкого потреб­ления 16,5

Сокращение рабочего дня................ 12,0

Улучшение бытового обслуживания 10,2

Опрос III. На вопрос: «Что Вы думаете о своем поко­лении, нравится ли оно Вам, довольны ли Вы его делами?» — ответили (в процентах к общему числу опрошенных):

Да................................................... 83,4

Нет ................................................ 11,1

Не дали определенного ответа . 5,5

Опрос VIII. На вопрос: «Какие важнейшие пути для лучшего использования досуга Вы видите?» — ответили (в процентах к общему числу опрошенных):

Увеличение свободного времени ........... 45,3

Расширение материальной базы досуга .... 33,6

Увеличение доходов населения ............. 14,0

Улучшение организаторской работы..... 8,2

Улучшение жилищно-бытовых условий .... 7,3

Воспитание культуры досуга ......... 3,3

И такую картину, повторяем, можно наблюдать в любом опросе общественного мнения. Она обнаруживает, что тезис о полном единодушии взглядов людей при социализме верен лишь в определенных границах — по отношению к опреде­ленным вопросам, в рамках определенных условий и т. д., но далеко не всегда.

Противоречащая фактам позиция абсолютного монизма является довольно сомнительной и в политическом отноше­нии, с точки зрения перспектив развития демократии. Она не столько предусматривает широкое функционирование и повышение значения общественного мнения, не столько по­ощряет его дальнейшее изучение, сколько, напротив, ведет к отрицанию полезности этого дела. Действительно, если общественное мнение всегда, по всем вопросам едино, то его нечего и изучать — достаточно выяснить позицию какого либо лидера, говорящего от имени народа, или какого-либо представителя самого народа и затем сделать вывод: так думает весь народ!

«Формирование» мнений и «сформировавшееся» мнение
Известную неувязку в этом вопросе чувствует и сам А. Уледов. Недаром уже в его статьях высказываются тезисы, фактически признающие допусти­мость множественности мнений при со­циализме [129]. В книге же об этом говорится более отчетливо: «Когда формируется общественное мнение, то неизбежна борьба противоречивых суждений. Такая борьба имеет место и в

социалистическом обществе... Сам процесс формирования мнения не может быть охарактеризован как единодушие. Другое дело, когда мы сталкиваемся уже со сложившимся мнением» [130].

Последнее рассуждение А. Уледова является наиболее выразительным с точки зрения понимания его истинной по­зиции. Сторонник абсолютного монизма, он не может все же вовсе не считаться с объективными фактами, к тому же постоянно численно растущими, которые опровергают его концепцию, и пытается найти выход. С целью спасения основного тезиса вводится дополнительное различение «про­цесса формирования мнения» и «сформировавшегося мне­ния», при этом монизм взглядов относится к результату, к итогу процесса, сам же ход процесса характеризуется в терминах плюрализма.

Однако подобный выход оказывается на деле ложным. И прежде всего потому, что функционирующее обществен­ное мнение не знает никаких объективных границ между «процессом» и «результатом». Общественное мнение — это определенное состояние массового сознания, реагирующего на тот или иной объект. Следовательно, будучи высказан­ным вслух, оно всегда представляет собой «результат», «итог» и никогда — «процесс». Разумеется, случается до­вольно часто, что в отношении того или иного вопроса обще­ственность сначала не занимает какой-либо одной, опреде­ленной позиции, высказывает несколько различных точек зрения, а потом, возможно, именно в результате дискуссий и борьбы мнений, приходит к единодушному суждению. Од­нако и в том, и в другом случаях мнение, высказываемое общественностью, одинаково является общественным. Про­сто это разные мнения, высказанные в разное время, при­чем мнения с различной структурой: одно — с плюралисти­ческой, другое — с монистической.

Мысль А. Уледова, в сущности, довольно проста и сво­дится к утверждению того же абсолютного монизма общест­венного мнения. Если есть единодушие, рассуждает он, значит, есть и общественное мнение, если же единодушия еще нет, значит, мнение еще не сформировалось, не сложи­лось. Вывод отсюда делается (вернее, он подразумевается) старый: мнение с множественной структурой не является полноправным общественным мнением.

В действительности такое заключение неправомочно. Процесс формирования мнений идет непрерывно, в любое время. Он может иметь к тому же различную направлен­ность: идти как от плюрализма к единодушию, так и на­оборот— от единодушия к множественности. Однако неза­висимо ни от чего нет никаких оснований утверждать, будто мнение, сформировавшееся относительно более поздно по времени, обладает какими-то преимуществами, позволяю­щими считать его «подлинным», «настоящим», «полноцен­ным» и т. д., в сравнении с «неполноценным» мнением, су­ществовавшим на более ранних этапах развития обществен­ного сознания.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.006 с.)