Слова, заимствованные в других стилях речи




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Слова, заимствованные в других стилях речи



Наряду с экспрессивными пометами, слова в англо-рус­ском словаре снабжаются пометами, указывающими на их принадлежность к определённому стилю речи, типа «книж­ный», «официальный», «разговорный», «просторечие», «тер­мин», а также к профессионализмам, диалектизмам и жарго­нам. Такие лексические единицы широко используются в публицистике. Сохраняя своё стилистическое своеобразие, в тексте газетной статьи, доклада или очерка они создают от­чётливый экспрессивный эффект, придавая повествованию особую остроту и живость. Им поэтому нередко отдаётся предпочтение, хотя рядом есть другой, стилистически нейт­ральный синоним.

Как и в случае с эмоционально окрашенной лексикой, пе­реводчику важно определить, для чего в тексте оригинала используются термины, неологизмы, разговорные, простореч­ные или специфически книжные выражения. Одно дело, если термин употребляется для обозначения определённого науч­ного или технического понятия, а просторечные или, наоборот, специфически книжные слова и выражения служат для рече­вой характеристики персонажей. Такие слова и выражения передаются соответствующими русскими лексическими еди­ницами. Всё обстоит иначе, если английские термины, просто­речные и книжные слова используются не потому, что они яв­ляются терминами, просторечиями и книжными словами, а потому что обладают определённой экспрессией. В этом слу­чае переводчику необходимо определить характер создавае­мого ими экспрессивного эффекта, а затем решить, что необ­ходимо сделать для его сохранения.

Для того чтобы пояснить сказанное выше, приведём ряд английских высказываний, содержащих вкрапления разговорной лексики, просторечий, книжных слов, терминов, нео­логизмов, а также поэтических и официально-деловых заим­ствований.

В английских публицистических текстах часто встречает­ся разговорная лексика,в основном представленная словами англосаксонского происхождения. В русских публицистичес­ких текстах, наоборот, предпочтение отдаётся словам, относя­щимся к специфически книжной лексике. Об особенностях публицистического стиля в двух языках и связанных с этим проблемах перевода речь пойдёт ниже. Здесь же следует под­черкнуть, что разговорная лексика по замыслу отправителя может приобретать иную коммуникативную направленность. Опа перестает быть просто свойством определённого стиля речи и приобретает черты других стилистических средств эмоциональной оценки. Задача переводчика состоит в том, чтобы уловить такую смену в коммуникативной значимости разговорных слов и обеспечить адекватное выражение их экс­прессивной нагрузки в тексте перевода:

The claim will be "phoney", but never mind, it will have numbers to sup­port it.

Такое заявление будет липой, но это не столь существенно, у него будет множество защитников.

В этом примере контекст английского высказывания, рав­но как и более широкое окружение, подсказывают, что разговорное phoney не только отражает специфику английского публицистического стиля, но и передаёт иронически-презри­тельное отношение автора к тем, кто выступает с подобными заявлениями. Небезынтересно отметить, что в подобных слу­чаях, как и в переводимом высказывании, разговорные слова нередко берутся в кавычки. С учётом сказанного, перевод ти­па «Такое заявление не отражает истинного положения дел» или «не является достоверным» не был бы эквивалентным. Для сохранения экспрессивного эффекта оригинала необхо­димо использовать более выразительное слово, каким являет­ся русское разговорное «липа».

При передаче вкраплений просторечной лексикиприни­маемое переводчиком решение также зависит от выполняемой ею функции. Если автор с помощью просторечия стремит­ся придать повествованию большую остроту и живость, могут быть использованы другие эмоционально насыщенные разго­ворные или книжные слова. Если просторечие используется для речевой характеристики персонажа, оно в переводе сохраняется:

The fact remains that the employers' confederation did not have the guts to announce more redundances in the docks.

Факты свидетельствуют о том, что у конфедерации предпринима­телей не хватило пороху для принятия решений о новых сокращени­ях среди портовых служащих.

Выражение have the guts в этом отрывке не может воспри­ниматься как средство характеристики говорящего. Пример взят из текста статьи, посвященной экономическому положе­нию в судостроительной промышленности Англии, и является частью авторской речи. Поэтому просторечная окраска в дан­ном случае не существенна. В переводе важно сохранить чув­ства отправителя, передаваемые названным выражением, что и делается посредством разговорного русского «не хватило пороху». Применение более нейтрального «не хватило смело­сти» привело бы к утрате экспрессии.

Дело обстоит иначе, когда просторечие встречается в пря­мой речи одного из участников описываемых событий и вос­производится автором текста:

One member of Scottish Parliament present at the meeting said the con­sultants had got "a hell of a kicking."

По словам одного из участников встречи, члена ирландского парла­мента, консультантам «задали основательную головомойку».

Здесь просторечие выступает как средство речевой харак­теристики персонажа и переводится с помощью соответству­ющего русского выражения «задать головомойку».

Удобную основу для выражения насмешливо-презритель­ных и юмористических оттенков создаёт приподнятость, ха­рактерная для специфически книжной лексики:

То illustrate the civil servant ethos and the prime minister's instincts, the following is an extract from Peter Hennessy's book Whitehall. Чтобы наглядно показать, какие настроения царили среди высших чиновников государства, и отношение к ним со стороны премьер-министра, приведём отрывок из книги Питера Хеннеси «Уайтхолл».

 

Как известно, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер не доверяла государственным чиновникам и с пре­дубеждением относилась к традиции обращаться к ним за со­нетом, что, естественно, последним не нравилось. Автор с юмором описывает это противостояние, используя книжное слово ethos (характер, дух) вместо обычных литературных си­нонимов feeling или sentiment. В переводе тот же экспрессив­ный эффект достигается с помощью глагола «царили» при существительном «настроения».

Оттенки иронии и юмора в английском публицистическом тексте могут быть выражены с помощью поэтических заимст­вований:

It is this economic similarity that will ere long excite the feelings of supe­riority among Brits and derision among the French. Именно это экономическое сходство в не столь отдалённом буду­щем послужит причиной возникновения чувства превосходства у англичан и предметом насмешек у французов.

Предлог ere со значением «до», «перед» в словаре снабжён пометой «поэтический». Обычно в том же значении использу­ется предлог before. В этом примере предпочтение отдаётся предлогу ere, поскольку в намерение автора входит не только описание определённой временной последовательности опи­сываемых событий, но и выражение своего иронического к ним отношения. Переводчик для тех же целей использует со­четание «в не столь отдалённом будущем».

Большую выразительную силу в окружении публицисти­ческого текста приобретают заимствования из официальных п деловых текстов, относящихся к функциональному стилю документалистики. Их экспрессивный эффект используется, и частности, для того чтобы привлечь внимание получателя к тем или иным сторонам мысли отправителя, реализуемой вданном высказывании:

That is, confidence or lack thereof profoundly affects markets and eco­nomics.

To есть доверие или отсутствие такового оказывает значительное влияние на рынки и экономику.

В словаре наречие thereof приводится в ряду однокорне­вых наречий thereafter (ниже), therein (тут, там) и других, снабжённых двумя пометами «книжное» и «официальное».

Употребление этого наречия позволяет усилить экспрессив­ную окраску существительного lack (ср.: «доверие или его от­сутствие» — «доверие или отсутствие такового»).

Аналогичную функцию могут выполнять неологизмы:

Moreover, Barak did oppose the 1995 Oslo agreement on interim autonomy for Palestinians; he was no peacenik.

Барак никогда не был на стороне тех, кто выступал за мир с араба­ми любой ценой. Так, он всегда высказывался против заключённого в Осло соглашения 1995 года о предоставлении палестинцам вре­менной автономии.

Неологизм peacenik имеет два значения — «противник войны» и «участник антивоенной демонстрации». В тексте пе­реводимого высказывания он приобретает третье значение — «сторонник мира между израильтянами и арабами, готовый идти на уступки палестинцам». В переводе экспрессивная ок­раска английского peacenik сохраняется благодаря добавле­нию словосочетания «любой ценой».

В качестве экспрессивного средства могут выступать тер­мины.В этом случае они обычно утрачивают своё первона­чальное значение и применяются в переносном смысле:

The event served as a starting pad for the next presidential election. Это событие послужило стартовой площадкой для развёртывания кампании по проведению очередных президентских выборов.

В этом высказывании используется термин starting (firing) pad со значением «стартовый (пусковой стол)», применяемый в ракетной технике. Благодаря своей образности этот термин приобрёл широкое распространение на страницах английских и американских газет. В русском переводе его экспрессивное значение выражается с помощью метафорического словосо­четания «стартовая площадка».

Иноязычные заимствования

Наряду с заимствованиями из других стилей речи, внима­ния заслуживают так называемые иноязычные заимствова­ния. Это слова и выражения, взятые из латыни, древнегрече­ского и многих современных языков, в том виде, в каком они существуют в языке оригинала. В английских публицистиче­ских текстах иноязычные заимствования применяются довольно часто для придания мысли большей выразительности.

Среди них латинское ad libitum (экспромтом, без подготовки), французское de ja vu (это мы уже видели, это уже было), не­мецкое Blitzkrieg (молниеносная война), испанское la vida loca (местный колорит) и многие другие.

В тексте перевода иноязычные заимствования обычно воспроизводятся так же, как в оригинале. При этом, в зависимос­ти от частоты употребления, они пишутся либо буквами рус­ского алфавита, либо латинскими буквами:

Such were the results of the first week of the Blitzkrieg. Таковы были результаты первой недели блицкрига.

Немецкое заимствование Blitzkrieg, отражавшее надежды сторонников нацистского режима на лёгкую победу в войне с

Советским Союзом и хорошо известное русскому читателю, в переводе пишется буквами русского алфавита.

Вместе с тем не следует упускать из виду, что многие иноязычные слова, повсеместно используемые в английских публицистических текстах, в русских текстах того же стиля используются не так часто или не встречаются вовсе. Такие иноязычные заимствования в переводе желательно пояснять:

These departments have developed in an ad hoc manner and they differ

greatly in size as well as in character.

Эти ведомства создавались ad hoc, то есть исходя из потребностей.

и, соответственно, различаются по своим размерам и характеру

деятельности.

Латинское выражение ad hoc, означающее «на данный слу­чи и», достаточно хорошо известно русскому читателю в словосочетаниях, где оно выступает в роли определения при существительных, обозначающих названия административных органов. Так, в словаре сочетание ad hoc committee переводится как «специальный комитет, комитет ад хок». Но в приведён­ном высказывании заимствование ad hoc используется в необычном для русского получателя сочетании со словом manner

in an ad hoc manner. Поэтому здесь оно не транскрибируется, а воспроизводится латинскими буквами и сопровождается пояснением: «то есть исходя из потребностей».

Следует отметить, что и в английских текстах те иноязычные заимствования, которые, по мнению автора, могут быть непонятны читателю, сопровождаются пояснением.

Передача образных средств

О передаче образных выразительных средств на формаль­ном и квантитативном уровнях говорилось выше. Образность достигается путём употребления того или иного слова в пере­носном смысле. Если сравнительно просто отыскать в русском языке соответствие одному значению слова, то гораздо реже встречаются английские и русские слова, у которых совпада­ют как прямые, так и переносные значения. Поэтому образ­ность в английском и русском языках может иметь различное выражение, и для сохранения передаваемой ею экспрессии в переводе требуется применение компенсирующих вырази­тельных средств.

Количество совпадающих по смыслу и образности фразео­логических единицв английском и русском языках сравни­тельно невелико. Значительно чаще они отличаются друг от друга, и для сохранения выражаемой ими экспрессии прихо­дится использовать другие стилистические средства:

The Prime Minister made a speech, hectoring in tone, of the "you've all got to pull your socks up" variety.

Премьер-министр произнесла грозную речь, суть которой своди­лась к тому, что каждый из нас должен напрячь все свои силы ради общего дела.

Английское фразеологическое выражение to pull one's socks up со значением «поднатужиться, действовать более энергично» основано на образе человека, который перед ре­шительным усилием приводит в порядок все части своей одежды. В русском языке аналогичного фразеологизма нет, а сохранение исходного образа вряд ли было бы приемлемо для русского читателя. Исходя из этих соображений, переводчик опускает исходную фразеологическую единицу, а для сохра­нения выражаемой ею экспрессии использует приподнятые по тональности и эмоционально окрашенные выражения «на­прячь все свои силы» и «ради общего дела».

Снятие образности происходит при переводе многих слов и оборотов, имеющих метафорическое значение.К ним, в ча­стности, относятся экспрессивно окрашенные глаголы в функции сказуемого типа flood, dart, bite и т.п., приобретаю­щие в контексте высказывания метафорическое значение. Поскольку найти соответствующий глагол в русском языке удается не всегда, экспрессивное значение таких слов переда­ется с помощью других стилистических средств:

Within a week, the German armies had bitten deep into Poland.

За неделю германские армии вторглись далеко вглубь территории

Польши.

Экспрессия, выражаемая метафорическим глаголом bite, передаётся эмоционально окрашенным глаголом «вторглись».

Образность снимается при переводе многих метафор:

The Maginot Line could have served as a trusty shield, freeing a heavy, sharp offensive French sward.

Линия Мажино могла бы служить надёжной защитой и высвободить большие наступательные силы французов.

Здесь английская метафора a trusty shield freeing a heavy, .sharp offensive French sward снимается, а выражаемая ею экспрессия передаётся с помощью эмоционально окрашен­ных лексических средств: «могла бы служить надёжной за­щитой» и «большие наступательные силы»

Особого упоминания заслуживают развёрнутые метафоры. Выше говорилось о том, что при некоторых условиях развёрну­тые метафоры могут переводиться на формальном и квантита­тивном уровнях. Однако сделать это удаётся не всегда. Чаще при переводе развёрнутых метафор возникает необходимость в различных преобразованиях, именуемых по терминологии А.Д. Швейцера «экспрессивно-стилистической адаптацией». Речь идёт о смене авторского, а иногда и основного образа и обусловленных этими преобразованиями семантических и стилистических сдвигах. Примером может служить следующий отрывок из статьи, в которой описывается один из этапов предвыборной кампании по избранию президента в США:

The race for the Republican nomination must be projected against these political realities. Four candidates have thrown their hats into the Republican ring. More may follow suit. The Republican stable is full of dark horses.

Вот как выглядит политический фон скачек, на которых в качестве трофея победителя ждёт выдвижение кандидатом от Республикан­ской партии для участия в президентских выборах. До сего времени о своём намерении помериться силами заявили четыре претенден­та. Очевидно, будут и другие. Республиканская конюшня полна ещё не выявленных фаворитов.

В этом отрывке роль основного образа выполняет обста­новка скаковых состязаний. Тот же образ сохраняется и в пе­реводе. Но при этом сразу возникает необходимость в опреде­лённых семантических преобразованиях. Слово race, которое в английском тексте используется в значении «предвыборная борьба», передаётся русским «скачки». Фразеологизм to throw one's hat into the ring со значением «принимать вызов, заяв­лять об участии в соревновании» опускается, так как в его ос­нове лежит образ, относящийся к боксу, а не скачкам. Яркая экспрессивная окраска этой метафоры компенсируется рус­ским «помериться силами», а также усилительным значением союза «и» перед прилагательным «другие» в следующей фра­зе. По той же причине опускается авторское добавление Republican ring. В последнем высказывании фразеологизм dark horse (неожиданно выдвинутый, малоизвестный канди­дат на выборах) передаётся словом «фаворит», также относя­щимся к терминологической лексике конных соревнований.

Таким образом, при переводе развёрнутой метафоры важ­но определить, какой образ является ведущим, а затем, опира­ясь на выбранную образность и логику повествования, произ­вести диктуемые ими стилистические, семантические, а если необходимо, и грамматические преобразования.

В заключение упомянем сравнения,многие из которых также передаются с помощью других выразительных средств русского языка:

I cannot forecast to you the action of Russia. It is a riddle wrapped in mys­tery inside an enigma.

Я не могу вам предсказать, каковы будут действия России. Это такая загадка, которую чрезвычайно трудно разгадать.

При передаче этого авторского, приписываемого Черчил­лю, сравнения переводчик совершенно обоснованно отказыва­ется от попытки воссоздать оригинальный образ и применяет способ метонимического перевода по принципу «причина -— следствие» (поскольку загадка непостижима, окутана тайной и т.д., её чрезвычайно трудно разгадать).





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.009 с.)