ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава II. Установление денотативной эквивалентности



Раздел 1. Высказывание и его компоненты

Формальный уровень

Напомним, что на формальном уровне денотативная экви­валентность устанавливается путём субституции, подстанов­ки единиц языка перевода вместо единиц исходного языка методом прямых переводческих соответствий. Прямые пере­водческие соответствия подразделяются на лексические и грамматические. Остановимся на лексических соответствиях, которые, в свою очередь, подразделяются на внеконтекстуальные и контекстуальные.

Внеконтекстуальные лексические соответствия устанавли­ваются при переводе отдельных слов и словосочетаний, имею­щих только одно значение. К ним относятся термины, собст­венные имена, географические названия, а также названия различных коммерческих и политических организаций. Так, sulphur dioxide это всегда «сернистый ангидрид», New York — «Нью-Йорк», a United Nations — «Организация Объединённых Наций». Внеконтекстуальными лексические соответствия на­зываются потому, что многие из них выявляются уже? на уров­не языкового содержания высказывания, то есть ещё до соот­несения предложения с конкретной ситуацией общения.

При установлении внеконтекстуальных соответствий ис­пользуются методы транскрипции, транслитерациии каль­кирования.Транскрипция воспроизводит звучание слов ори­гинала, транслитерация передаёт его графическую форму, а калькирование состоит в замене составных частей лексичес­кой единицы, морфем или слов их прямыми лексическими соответствиями в переводящем языке.

В современной переводческой практике используется в ос­новном транскрипция. Эта закономерность проявляется наиболее отчётливо при передаче географических названий и имён собственных. Раньше для их передачи часто использовалась транслитерация, и многие из таких наименований прочно вошли в обиход. Теперь предпочтение отдаётся транскрипции.

Так, название библейского города Bethlehem транслитери­руется — «Вифлеем», а название города с таким же названи­ем в штате Пенсильвания, США, даётся в транскрипции — «Бетлехем». Транслитерируется название государства Malta, которое традиционно передаётся не так, как слышится (с дол­гим «о» ['mo:lt9]), а как пишется — «Мальта». Между тем на­звание города Maiden в штате Массачусетс, США, транскри­бируется — «Молден». Название другого города в США Salt Lake City ранее передавалось посредством кальки (Город Со­лёного Озера), а теперь транскрибируется— Солт-Лейк-Сити.

Приём калькирования используется при переводе таких словосочетаний, как League of Nations — «Лига Наций», Common Market — «Общий рынок», free trade — «свободная торговля». Бывают смешанные случаи, когда некоторые эле­менты наименования калькируются, а другие транскрибиру­ются: Marianna Trench — «Марианский жёлоб», Maritime Alps — «Приморские Альпы», petrodollars — «нефтедоллары».

Контекстуальные соответствия устанавливаются при пе­реводе лексических единиц, имеющих несколько значений. Выбор необходимого в данной ситуации значения языковой единицы, образующего её смысл, осуществляется с опорой на контекст. Прямые контекстуальные соответствия подразде­ляются на единичные и множественные.

Единичными будем называть лексические соответствия данного значения переводимого слова, которые упоминаются в словаре и регулярно используются в переводческой практи­ке. Представим себе, что автор, описывая некие события, сре­ди прочего говорит о солнце и соответствующую мысль выра­жает следующей фразой:

 

The sun hid behind the mountain.

Солнце скрылось за горой.

В этом примере смысл значащих английских слов и рус­ские слова, выражающие тот же смысл, устанавливаются с учётом контекста и отражённой в высказывании предметной ситуации. Вместе с тем у этого варианта перевода есть одна особенность. Дело в том, что лексические языковые единицы обладают относительно устойчивым значением, а типовые

предметные ситуации в языках, являющихся членами одной языковой семьи, в нашем случае индоевропейской, оформля­ются посредством аналогичных синтаксических конструкций. Поэтому предметные значения определённых слов в исходпом тексте регулярно передаются посредством одних и тех же единиц переводящего языка. Слово sun при переводе разных текстов разными переводчиками передаётся словом «солнце», слово hide — словом «скрываться», а слово mountain — сло­ном «гора». Метод перевода слов, основанный на использова­нии приводимых в словаре и регулярно употребляемых эквивалентов данного значения исходного слова, будем называть дословным.

Непрофессиональный, естественный перевод во многом является дословным. И это понятно, ведь у переводящего сре­ди прочих соответствий первыми на ум приходят именно те соответствия, которые применяются чаще всего. Дословным переводом широко пользуются и более опытные переводчики. Это один из приёмов перевода в ряду прочих переводческих операций, который к тому же помогает экономить усилия и время.

Из сказанного следует, что перевод слов можно начинать с использования их эквивалентов, приводимых в словаре. Но при этом необходимо убедиться в том, что они с достаточной полнотой передают смысл оригинала. Критерием служит метод «проб и ошибок». Высказывание или отрезок высказы­вания можно перевести дословно, а затем, сопоставив его с контекстом, решить, позволяет ли дословный перевод остано­виться на выбранном варианте или же требуются иные пере­водческие решения.

На формальном уровне такой поиск продолжается с помо­щью приводимых в словаре сведений о семантической струк­туре отдельных значений переводимого слова. В предыдущей главе говорилось о том, что семантическая структура отдель­ных значений слова состоит из семантических компонентов, или сем. В словаре семантически близкие значения слова не­редко раскрываются с помощью синонимического ряда. Так, в БАРСе в словарной статье английского слова homework при­водятся два его значения: 1. «домашняя работа» и 2. «кустарный промысел». В свою очередь, значение «домашняя работа» подразделяется на два близких значения, выражаемых посредством синонимов «домашнее задание» и «предвари­тельная подготовка».

Если, скажем, необходимо перевести фразу Не has done his homework well on the issue, то значение английского слова homework может быть передано дословно спомощью приво­димого в словаре эквивалента «предварительная подготовка»: «Он основательно подготовился к обсуждению этого вопроса».

Вместе с тем приводимых в словаре синонимов для пере­дачи смысла английского слова часто бывает недостаточно. В этом случае переводчик может использовать множественное лексическое соответствие. В отличие от единичных множест­венные соответствия устанавливаются самим переводчиком, а не заимствуются в словаре в готовом виде. С этой целью предлагаемый в словаре синонимический ряд дополняется но­вым словом, позволяющим более точно выразить набор сем исходной лексической единицы:

Such a discrepancy between cause and effect outrages our common sense.

Подобный разрыв между причиной и следствием бросает вызов на­шему здравому смыслу.

В этом высказывании можно применить единичные соот­ветствия при переводе всех слов, кроме слова discrepancy, значение которого в словаре раскрывается следующим сино­нимическим рядом: «несоответствие, расхождение, различие, несогласие». Англо-английский толковый словарь подсказы­вает, однако, что предлагаемый синонимический ряд не полностью отражает семантическую структуру слова discrepancy. В нём, помимо названных сем, присутствует так­же сема inconsistency, то есть «несовместимость, глубокое противоречие». В английском высказывании речь идёт о при­чине и следствии, двух понятиях, между которыми существу­ет тесная логическая связь. Несовместимость, противоречие между ними хорошо передаётся русским словом «разрыв», использованным в переводе.

До сего времени речь шла о способах установления фор­мальной денотативной эквивалентности при переводе отдель­ных слов. Обратимся теперь к переводу словосочетаний. Подсловосочетанием понимается группа слов, объединенных одним из видов синтаксической связи. Различаются четыре вида синтаксической связи: предикативная, между подлежа­щим и сказуемым; комплетивная, между сказуемым и допол­нением; атрибутивная, между определительным и определя­емым словом; обстоятельственная, между обстоятельством и том словом, к которому оно относится. Словосочетания также могут быть четырёх видов — предикативные, комплетивные, атрибутивные и обстоятельственные. Для переводчика все они важны, но наибольший интерес представляют предика­тивные (the storm died down) и атрибутивные словосочетания (sugar cane). Некоторые из них будут рассмотрены ниже.

По способу использования в речи словосочетания разделя­ются на устойчивые и свободные. Первые воспроизводятся в речи в готовом виде, вторые в каждом случае их употребления создаются вновь. В пособии рассматриваются проблемы, свя­занные с переводом свободных словосочетаний. Устойчивые словосочетания, к которым относятся идиомы, пословицы, по­говорки и другие словообразования, обладающие переносным значением, безусловно, также представляют большой прак­тический интерес для переводчика. Но они достаточно полно разработаны в целом ряде соответствующих словарей и справочников [8]. Аналогичных справочников по свободным слово­сочетаниям не имеется. С учётом природы самого свободного словосочетания их, наверное, и быть не может. Правильнее разработать свод общих правил, которыми можно воспользо­ваться для отыскания их соответствий в переводящем языке.

Перевод словосочетаний на уровне формальной денота­тивной эквивалентности не предполагает каких-либо преоб­разований и сводится к поиску прямых переводческих соот­ветствий. Что касается ключевого слова в словосочетании, то на него, очевидно, распространяются общие правила перевода отдельных слов, о которых говорилось ранее. Поэтому особый интерес представляет поиск эквивалента зависимого слова. На его выбор влияют одновременно три фактора — лексичес­кое соответствие, используемое для перевода ключевого слова, нормы лексической сочетаемости в переводящем языке и контекст.

Достаточно часто все три перечисленные требования в ис­ходном и переводящем текстах совпадают, что позволяет пе­редать дословно всё словосочетание в целом:

I went to the House of Commons which duly met at noon with its unhur­ried procedure and brief, stately prayers.

Я отправился в палату общин, которая собралась ровно в полдень с соблюдением всей своей обычной неторопливой процедуры и крат­кими величественными молитвами.

Этот пример взят из мемуаров Уинстона Черчилля, той их главы, где описывается начало Второй мировой войны в Англии и первое объявление воздушной тревоги. После отбоя все покинули бомбоубежище и вернулись к своим повседнев­ным заботам. Сам Черчилль, как следует из приводимого вы­сказывания, отправился в палату общин, членом которой он являлся. Названный контекст и диапазон лексической сочета­емости ключевых слов позволяют использовать дословные соответствия при переводе подчёркнутых предикативных и атрибутивных словосочетаний: I went — «я отправился», House of Commons met — «палата общин собралась», unhurried procedure — «неторопливая процедура», brief, stately prayers — «краткие величественные молитвы». При работе над перево­дом этих словосочетаний достаточно обратиться к надлежа­щим словарным статьям в англо-русском словаре.

Дословный перевод бывает, однако, возможен не всегда. Причина нередко кроется в ограничениях, налагаемых прави­лами сочетаемости ключевого слова в русском языке. Дослов­ный вариант зависимого слова оказывается неприемлемым, так как ключевое слово с ним не сочетается.

В таких случаях может быть рекомендован метод семан­тического параметра,в своё время разработанный создателя­ми машинного перевода. Суть его состоит в том, что перевод­чик, отталкиваясь от конкретного значения зависимого слова в исходном словосочетании, решает, какую общую смысловую функцию оно выполняет по отношению к ключевому слову. Так, в словосочетании debate died down общую смысловую функцию глагола died down по отношению к ключевому слову debate можно определить как «прекращение чего-либо». Отталкиваясь от этого общего семантического компонента в составе зависимого слова и контекста, переводчик далее ищет русское слово, выражающее тот же общий смысл при слове

«дебаты». Рассмотрим пример на перевод высказывания с названным словосочетанием:

The Prime Minister asked me to come to his room as soon as the debate died down.

Премьер-министр просил меня зайти к нему в кабинет сразу после того, как закончатся прения.

В этом отрывке речь идёт о заседании палаты общин анг­лийского парламента. Перевод предикативного словосочета­ния the debate died down начинается с поиска соответствия ключевому слову debate. Можно, конечно, удовлетвориться и дословным переводом — «дебаты», но контекст подсказывает более точный парламентский термин — «прения». Опираясь на контекст и общий смысл всего словосочетания «прекраще­ние чего-либо», далее ищем соответствие зависимому слову died down. Им является глагол «закончиться».

Аналогичным образом, встретив в английском тексте ат­рибутивное словосочетание, необходимо определить, какую общую смысловую роль определяющее слово выполняет по отношению к ключевому определяемому слову. Так, в слово­сочетании rank ingratitude слово rank имеет эмоционально-илительное значение, которое в толковом англо-английском словаре Хорнби определяется как "possessing certain qualities tо an extreme degree (in a bad sense)". С учётом этого опреде­ления общую смысловую функцию слова rank при ключевом слове ingratitude можно определить как высшую степень при-зпака. В русском языке аналогичную смысловую функцию при существительном «неблагодарность» выполняют прила­гательные «явный, чёрный, вопиющий»:

The old king was badly hurt as he was faced with the rank ingratitude of

his daughters.

Старого короля глубоко огорчила чёрная неблагодарность дочерей.

Если бы в английском оригинале ключевым словом было pedantry— «педантство» (rank pedantry), то словом, выража­ющим аналогичную смысловую функцию, было бы уже не прилагательное «чёрное», а превосходная степень прилага­тельного «чистый» — «чистейшее» («чистейшее педантство»). Слова «посторонний человек» (rank outsider) требовали бы употребления не прилагательного, а наречия — «совершенно посторонний человек».

Следует, наконец, упомянуть, что при переводе словосоче­таний и поиске общей смысловой функции зависимого слова можно также использовать приводимый в словаре синоними­ческий ряд:

There are few guides left through the labyrinth of inarticulate facts.

Остаётся мало путеводителей по лабиринту необъяснимых явлений.

В БАРСе значение слова inarticulate раскрывается через синонимический ряд «нечленораздельный, невнятный, бес­связный». Опора на эти синонимы позволяют сформулировать общую смысловую функцию английского inarticulate как «не­что, не поддающееся пониманию» и, отталкиваясь от неё, пере­вести inarticulate прилагательным «необъяснимый».

Грамматические соответствия

Напомним, что на формальном уровне денотативной экви­валентности синтаксическая структура высказывания оста­ётся без изменения. Что касается морфологических катего­рий, то среди них можно выделить три основных случая.

Прежде всего следует упомянуть морфологические кате­гории, у которых в языке перевода нет эквивалента. Приме­ром может служить категория артикля, а также система вре­мён английского глагола. Для их передачи на других уровнях денотативной эквивалентности используются различные пе­реводческие приёмы. О них мы будем говорить ниже. Что же касается формального уровня, то здесь при передаче безэкви­валентных грамматических единиц нередко используется ну­левой перевод. Безэквивалентная единица получает в перево­де нулевое соответствие, то есть, попросту говоря, опускается:

Once there lived an old doctor in the town. The doctor was known to everybody as a very kind man.

В городке жил когда-то старый доктор. Все знали его как очень доброго человека.

В этом примере нулевое соответствие используется при передаче артиклей.

Другой вид грамматических соответствий объясняется на­личием в английском и русском языках одноимённых грамма­тических категорий. Английский и русский принадлежат к од­ной и той же индоевропейской группе языков, поэтому многие грамматические категории в обоих языках совпадают. К ним относятся такие категории, как существительные, глаголы, местоимения, категория числа и т.п. Такие соответствия называются одноимёнными грамматическими соответствиями:

The manager of the office received many telegrams.

Директор конторы получил много телеграмм.

В этом примере можно найти одноимённые соответствия по всем перечисленным выше категориям — существительно­го (manager — директор), глагола (received — получил), неопределённо-количественного числительного (many — много), числа существительного (telegrams — телеграмм). Нетрудно заметить близость между одноимёнными грамматическими соответствиями и дословным переводом лексичес­ких единиц.

Наконец, третий вид грамматических соответствий на формальном уровне денотативной эквивалентности связан с наличием в английском и русском языках синонимических конструкций и оборотов. Соответствия между ними называ­ются перекрёстными.Примером могут служить причастные обороты и два вида придаточных определительных предло­жений — индивидуализирующих и классифицирующих. И в английском, и в русском языке между ними существуют сино­нимические отношения. Поэтому английские причастные обо­роты в функции определения могут переводиться посредством как аналогичного русского причастного оборота, так и с помощью придаточного определительного предложения:

 

I picked up the letter lying on the floor (which was lying on the floor).

Я поднял письмо, которое лежало на полу (лежавшее на полу).

Таковы в общих чертах основные типы лексических и грамматических соответствий и методы их поиска на низшем формальном уровне денотативной эквивалентности.

Выше говорилось о том, что, помимо конкретноконтекстуальноro смысла, в глубинной структуре высказывания имеется уровень имплицитного, или подразумеваемого, смысла. Отыскание соответствий, передающих этот компонент содер­жания оригинала, также играет важную роль. Без него обще­ние между отправителем и получателем текста оригинала в переводе будет воспроизведено не полностью.

Что касается формального уровня денотативной эквива­лентности, то эта задача решается относительно просто. Уста­навливаемые на нём переводческие соответствия позволяют передать как конкретно-контекстуальный, так и подразуме­ваемый смысл высказывания. Иными словами, имплицитный смысл оригинала передаётся в переводящем русском тексте без привлечения дополнительных языковых средств. Потреб­ность в них возникает на более высоких уровнях денотатив­ной эквивалентности, о которых будет сказано в последую­щих разделах пособия.

Таким образом, на формальном уровне денотативная экви­валентность устанавливается посредством прямых перевод­ческих соответствий — лексических и грамматических. Лексические соответствия подразделяются на внеконтексту-альные и контекстуальные. Контекстуальные лексические со­ответствия, в свою очередь, бывают единичными и множест­венными. Среди прямых грамматических соответствий выделяются нулевые, одноимённые и перекрёстные.

Вопросы для повторения

1.Что понимается под прямыми переводческими соответствиями?
Каким способом осуществляется их установление?

2. С помощью каких методов устанавливаются внеконтекстуальные лек­сические соответствия?

3. Что понимается под контекстуальными лексическими соответствиями
и их разновидностями — соответствиями единичными и множественными?

4. Как осуществляется перевод слова с использованием приводимого в
словаре синонимического ряда?

5. Как на формальном уровне осуществляется перевод словосочетаний?

6. В чём заключается сущность перевода методом «семантического па­раметра»?

7. Какие вы можете привести примеры нулевых, одноимённых и пере­крёстных грамматических соответствий?


Компонентный уровень

Передать смысл оригинала с помощью прямых переводче­ских соответствий удаётся далеко не всегда. Причины кроют­ся в характере тождества смыслообразующих семантических компонентов на трёх других уровнях — компонентном, ситуа­тивном и цели общения.

О ситуативном уровне и уровне цели общения будет сказа­но позже. Что же касается компонентного уровня, то здесь прямые переводческие соответствия не могут быть использованы в связи с тем, что одни и те же семы, образующие смысл высказывания и его компонентов, в исходном и переводящем языках нередко передаются с помощью разных грамматичес­ких средств. Поэтому для установления денотативной эквива­лентности между исходным и переводящим текстами требуется осуществление ряда грамматических преобразований.

Побудительными мотивами таких преобразований могут, среди прочего, быть требования контекста, различия между английским и русским языком в правилах лексической соче­таемости слов, порядке следования смысловых компонентов высказывания, а также в способах перевода английских беаэквивалентных грамматических оборотов и синтаксических конструкций.

Перевод словосочетаний

Как уже говорилось, некоторые словосочетания могут переводиться на формальном уровне путём простой субститу­ции языковых знаков. Использованию этого метода могут вос­препятствовать требования контекста. В качестве примера рассмотрим словосочетания типа good worker, состоящие из прилагательного и существительного, обозначающего деяте­ля. В таких словосочетаниях существительное включает две семы — лицо и действие, совершаемое этим лицом. При переводе необходимо выяснить, к чему относится признак, выраженный прилагательным, — к лицу или к действию. Ответ даёт анализ контекста:

She is a good cook. — Речь идёт о приготовлении пищи и людях, специализирующихся в этой области. Иными словами, признак good относится к лицу. Перевод осуществляется на формальном уровне. Метод перевода — прямое лексическое соответствие: «Она хороший повар».

She is a good cook. — Внешне высказывание выглядит ана­логичным первому, но контекст изменился. Теперь говорящий имеет в виду не специалиста в искусстве кулинарии, а, ска­жем, свою жену или знакомую, то есть контекст указывает не на лицо, а на совершаемое им действие. Нормами русского языка дословный перевод в этом случае исключается. Прием­лемое соответствие находится на компонентном уровне: используется грамматическое преобразование, состоящее в замене прилагательного good наречием «хорошо» и существи­тельного cook глаголом «готовит» — «Она хорошо готовит». Теряется часть содержания исходного высказывания, но без названной грамматической замены не может быть передано коммуникативное намерение отправителя.

Другой причиной грамматических преобразований при пе­реводе свободных словосочетаний служит более широкая лексическая сочетаемость зависимого слова. Словосочетаний, входящих в эту группу, очень много. Для того чтобы облегчить задачу переводчика, эти словосочетания, с учётом используе­мого грамматического преобразования, можно разбить на че­тыре группы.

К первой группе относятся словосочетания, при переводе которых порядок следования элементов словосочетания оста­ётся прежним, но их грамматическое оформление меняется:

The fundamental contradiction prevented the development of function­ing republics.

Это базисное противоречие препятствовало развитию и функциони­рованию республик.

Дословный перевод английского functioning republics как «функционирующие республики» (развитие функционирую­щих республик) противоречит нормам лексической сочетае­мости в русском языке и затемняет смысл оригинала. Для пе­редачи мысли автора так, чтобы она была понятна русскому получателю, требуется определённое преобразование слово­сочетания functioning republics. Порядок следования элемен­тов functioning и republics остаётся прежним, но определение functioning, выраженное причастием I, заменяется существи­тельным «функционирование» в роли косвенного дополнения. В итоге получаем предлагаемый вариант «развитие и функ­ционирование республик».

Порядок следования элементов словосочетания может быть сохранён не всегда. Чаще всего в процессе перевода они меняются местами. При этом в той части, которая касается их грамматического оформления, возможны три варианта. Во-первых, синтаксические функции и части речи могут оста-ваться без изменений:

Nothing can become law without Parliament's assent.

Ни один документ не становится законом без согласия парламента.

Порядок следования элементов атрибутивного словосоче­тания Parliament's assent меняется на противоположный — «согласие парламента», но их морфологическое оформление (принадлежность к определённой части речи) и синтаксичес­кие функции остаются прежними.

Перестановка элементов словосочетания может сопровож­даться заменой частей речи. Наглядным примером служат прилагательные, образованные от географических названий. Их значения в английском и русском языках идентичны. Но английские прилагательные имеют более широкую сочетае­мость и, как следствие, более широкую сферу употребления. При переводе словосочетаний с такими прилагательными пе­рестановка их элементов нередко сопровождается заменой мастей речи:

In the event of German refusal the bridgeheads could have been reoccupied.

В случае отказа Германии предмостные укрепления могли быть вновь оккупированы.

Правила лексической сочетаемости в русском языке не допускают перевода английского прилагательного German рус­ским прилагательным «немецкий». Для выражения того же признака используется существительное «Германия».

Более широкий диапазон сочетаемости имеется и у целого ряда других английских прилагательных:

Fribourg is a medieval gem.

Фрибург — это жемчужина средневековья.

 

Прилагательное medieval имеет то же значение, что и рус­ское «средневековый», и по отношению к определяемому сло­ву может занимать одно и то же положение (ср.: medieval Europe — средневековая Европа). Поэтому у начинающего пе­реводчика при переводе внешне аналогичного словосочетания medieval gem может возникнуть соблазн оставить структуру исходного словосочетания без изменения, используя в качест­ве соответствия русское «средневековая жемчужина». Такой перевод, однако, неточен. В контексте данного высказывания прилагательное «средневековый» со словом «жемчужина» не сочетается. Нормы русского языка требуют замены прилага­тельного «средневековый» существительным «средневеко­вье» и последующую перестановку этого существительного («жемчужина средневековья»).

Наконец, при перераспределении элементов словосочета­ния, эти элементы могут не только передаваться другими час­тями речи, но и получать иную синтаксическую функцию. Примером служат словосочетания с так называемым «перене­сённым эпитетом». В них определение выражает признак, который в действительности характеризует деятеля, но в рам­ках словосочетания формально соотносится с чем-то, что при­надлежит деятелю, является его свойством или состоянием:

Не shrugged an indifferent shoulder.

Он равнодушно пожал плечами.

В этом примере «перенесённым эпитетом» является при­лагательное indifferent, которое характеризует деятеля he, но формально относится к существительному shoulder. В рус­ском языке «перенесённый эпитет» также встречается (ср.: «Он проводил его равнодушным взглядом»), но не так часто, как в английском. Правилами сочетаемости воспроизведение «перенесённого эпитета» в русском языке обычно не допуска­ется. В этом случае используется преобразование, при кото­ром как бы восстанавливается естественная принадлежность «перенесённого эпитета». Соответствующее прилагательное преобразуется в наречие (indifferent — равнодушно), кото­рое, в свою очередь, подвергается перегруппировке и стоит в качестве обстоятельства образа действия при глаголе-сказуе­мом («равнодушно пожал плечами»).

Отделение признака от определяемого существительного и его оформление в качестве обстоятельства при глаголе-сказуемом имеет место и в других случаях:

Today the Home Secretary has inherited the power to pardon criminals. The prerogative has been used to resist public pressure to address recent miscarriages of justice.

Сейчас право помилования преступников перешло к министру внут­ренних дел. Недавно он воспользовался этой прерогативой в ответ на требования общественности об исправлении судебных ошибок.

В этом примере определение recent при существительном miscarriages преобразуется в обстоятельство времени «недав­но» и переносится в начало русского высказывания.

Аналогичные преобразования часто используются и при переводе атрибутивных словосочетаний, в которых функцию определения выполняют не прилагательные, а другие части речи: существительные, местоимения, причастия и т.п. Может меняться синтаксическая функция и самого определяемого слова:

Не was sitting at her kitchen table. Он сидел у неё за столом на кухне.

В этом примере все элементы словосочетания преобразу­ются в обстоятельства места.

Так на компонентном уровне выглядят основные способы перевода словосочетаний. Перейдём теперь к переводческим преобразованиям, касающимся высказывания в целом.

Моноремы и диремы

На компонентном уровне такие преобразования связаны прежде всего с различиями в оформлении тема-ремной структуры высказывания. Понятия темы и ремы, играющие важную роль как на уровне отдельного высказывания, так и текста в целом, заслуживают более подробного рассмотрения [14,С.23].

Напомним, что высказывание — это предложение, вклю­ченное в конкретную коммуникативную ситуацию. Как еди­ница коммуникации, высказывание состоит из двух частей — старой информации, или темы, и новой информации, или


ремы. Для примера возьмём высказывание «Мальчик вошёл в комнату». В нём темой (старой информацией) является слово «мальчик», а ремой, чем-то новым, что говорится о мальчике, сочетание «вошёл в комнату». В высказывании «В комнату во­шёл мальчик» нечто новое говорится уже о комнате. Теперь «в комнату» — это тема, а сочетание «вошёл мальчик» — рема.

Чёткой границы между темой и ремой нет. Новизна ин­формации возрастает по мере развёртывания мысли и дости­гает своего пика в последнем слове высказывания. Но для практических целей разделительную линию между ними удобно провести по сказуемому. При описании переводческих преобразований такое разделение темы и ремы позволяет оперировать формальными языковыми единицами, членами предложения, которые легко различимы в тексте.

Высказывания с точки зрения новизны передаваемой ими информации бывают двух видов. Поясним эту мысль с помо­щью двух примеров:

В комнату (тема) вошла девушка (рема).

Она (тема) улыбнулась и села у окна (рема).

Во фразе «В комнату вошла девушка» — как тема «в ком­нату», так и рема «девушка» — в данной ситуации упомина­ются впервые и в этом смысле содержат только новую инфор­мацию. Понятие «старой» информации к сочетанию «в комнату» применимо лишь условно для обозначения места, занимаемого им в структуре высказывания. Во втором выска­зывании подобной условности нет. Здесь тема «она» действи­тельно содержит «старую» информацию, прямо вытекающую из предыдущего высказывания, где ей отводилась роль ремы. В лингвистике первый вид высказывания именуется «моноре­мой», а второй — «диремой».

Перевод монорем

Перевод дирем мы рассмотрим позже при обсуждении преобразований на ситуативном уровне денотативной эквивалентности, а сейчас обратимся к монореме и способам ее выражения в английском и русском языках.

Для этого первое из двух приведённых выше высказыва­ний, то есть монорему, переведём на английский язык:

В комнату (тема) вошла девушка (рема).

A girl (рема) came into the room (тема).

 

Как видим, в английской монореме применяется другой порядок следования двух смысловых компонентов высказывания: вперёд выносится рема, за ней следует тема. Кроме то­го, в английском языке всегда, кроме редких случаев стилис­тически окрашенной инверсии, используется прямой порядок слов, при котором на первом месте в предложении стоит под­лежащее, за ним следует сказуемое, далее — дополнение и обстоятельство. Это значит, что в монореме позицию ремы за­нимает подлежащее, а позицию темы, если считать, что гра­ница между ремой и темой проходит по сказуемому, — второ­степенные члены предложения: дополнение и обстоятельство. В русской монореме рема, а с ней и подлежащее находятся в конце высказывания, а тема и второстепенные члены предло­жения занимают первое место. Как следствие, при переводе английского высказывания-моноремы на русский язык пря­мой порядок слов меняется на обратный — подлежащее пере­носится в конец, а второстепенные члены — в начало выска­зывания:

A match (рема) flared in the darkness (тема).

В темноте (тема) вспыхнула спичка (рема).

Следует отметить, что такой порядок следования темы и ремы в английских моноремах используется не всегда. Высказывания, содержащие только новую информацию, могут быть также выражены посредством предложений с оборотом there is в функции сказуемого и инвертированным, или обратным, по­рядком слов, при котором подлежащее стоит после сказуемо­го. В таких высказываниях порядок темы и ремы такой же, как и в русском языке, то есть вначале стоит тема, а за ней рема:

There was (тема) a kind and wise man (рема).

Жил на свете (тема) добрый и мудрый человек (рема).

High above the city on a tall column (тема) stood the statue of the Happy Prince (рема).

Высоко над городом на вершине колонны (тема) стояла статуя Сча­стливого Принца (рема).

Переводчику необходимо уметь различать моноремы в тексте и знать, где они встречаются. По определению, моноре­мы несут только новую информацию и обычно употребляются в начале текста или абзаца, где высказываются какие-то новые мысли. Кроме местоположения в тексте, формальным показателем моноремы может служить использование нео­пределённого артикля перед существительным в позиции подлежащего:

A new leader arose in Britain in 1922.

В 1922 году в Англии появился новый лидер.

Неопределённый артикль, однако, не является стопро­центным показателем моноремы. Перед существительным в функции рематического подлежащего может стоять не только неопределённый, но также нулевой и определённый артикль:

Hindenburg rose to power in Germany.

В Германии пришёл к власти Гинденбург.

The Advisory Center for Education was established in 1990.

В 1990 году был образован Консультативный совет по вопросам об­разования.

Наиболее действенным критерием моноремы поэтому яв­ляется контекстуально определяемая новизна информации. Достоверность этого вывода подкрепляется и тем обстоятель­ством, что моноремы, помимо начала повествования, могут встречаться в других местах текста, например, в середине аб­заца. В этом случае монорема обычно выделяется пунктуационно. В начале высказывания следует фраза или отдельное слово, которые как бы вводят новую мысль, соединяя её с пре­дыдущим повествованием, а за ним, через запятую, следует собственно монорема:

Nevertheless, one solid security for peace remained.

Тем не менее оставалась ещё одна прочная гарантия мира.

При таком способе использования моноремы возникают определённые сложности. Новая мысль может появиться в любой точке повествования. Переводчику важно не пропус­тить такой момент и произвести необходимое преобразование — замену прямого порядка слов на обратный. Без этого не удастся правильно передать коммуникативное намерение от­правителя.

Место ремы в высказывании-диреме

На компонентном уровне осуществляется ещё одно важное преобразование, затрагивающее тема-ремну





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.85.57.0 (0.032 с.)