Временной и логический порядок высказываний




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Временной и логический порядок высказываний



Важным условием сохранения последовательности и не­противоречивости изложения при переводе является соблю­дение временного и логического порядка следующих друг за другом с высказываний. В английском тексте такой порядок нередко нарушается. Высказывания, описывающие последу­ющие события, могут стоять перед высказыванием, в котором говорится о событии, произошедшем ранее:

"You going to court this mourning?" asked Jim. We had strolled over. Мы подошли к её забору. — Вы в суд пойдёте? — спросил Джим.

В этом примере упомянутое различие между английским и русским языком проявляется особенно наглядно. По-русски нельзя сказать: «"Вы в суд пойдёте?" — спросил Джим. Мы подошли к её забору». Поэтому в переводе высказывания ме­няются местами.

Из сказанного отнюдь не следует, что англоязычный от­правитель игнорирует реальный временной порядок следова­ния событий. В английском тексте, имеющем более высокую степень слитности, интерпретация временных связей осуще­ствляется прежде всего на основе формальных средств их вы­ражения. Так, в анализируемом фрагменте для обозначения того, что действующие лица вначале подошли к дому, а затем обратились с вопросом к находящимся там людям, использу­ется совершённое время Past Perfect. Для англоязычного по­лучателя важны именно эти показатели временных связей, а реальная последовательность объединяемых ими событий как бы отходит на второй план.

Аналогичная закономерность наблюдается при переводе фрагментов текста, в которых соседние высказывания объе­динены логическими причинно-следственными отношениями. Их интерпретация также производится прежде всего на основе соответствующих формальных средств, в частности, наре­чий типа moreover, therefore, nevertheless, союзов if, although, because, as, глаголов, выражающих логические отношения, ти­па conclude, suggest. Логическая последовательность событий стоит на втором месте и нередко нарушается — впереди ставится следствие, а за ним причина. Для сохранения смыслово­го единства русского текста причинно-следственные отноше­ния в процессе перевода приходится восстанавливать:

Many MPs believe that their role in government is limited. In their view the liberal democratic account suggests it should be much more active. Многие члены палаты общин считают, что соблюдение принципов либерализма и демократии позволило бы им играть более важную роль в политической жизни страны.

В этом примере высказывания объединены логической причинно-следственной связью, но, по упомянутым выше причинам, вначале ставится следствие (их роль в политичес­кой жизни страны была бы менее ограниченной), а за ним при­чина (при соблюдении принципов либерализма и демократии). Формальным средством выражения этого логического отно­шения служит глагол suggest. Восстановив причинно-следст­венный порядок в расположении двух высказываний и приме­нив метонимическое преобразование (раз их роль станет менее ограниченной, она, следовательно, возрастёт), прихо­дим к упомянутому выше варианту перевода.

Поясняющие добавления

Для сохранения когерентности текста, наряду с переста­новкой высказываний, применяется метод поясняющих до­бавлений. Меньшая автономность английских высказываний, среди прочего, проявляется в том, что смысловые связи меж­ду ними часто не получают формального выражения, а лишь подразумеваются. Для их восприятия английскому получате­лю достаточно опоры на ситуацию или контекст. Если анало­гичный вид выражения смысловой связи сохранить и в тексте перевода, у русского получателя возникнет ощущение, что со­ответствующие русские высказывания плохо согласуются друг с другом. Для более естественного перехода между ними приходится добавлять поясняющие слова:

I had not been at home again many days. One evening I went upstairs into my room to see how Charley was getting on with her copy-book. Я снова была долго в отъезде. Однажды вечером после моего воз­вращения домой я поднялась в свою комнату, чтобы посмотреть, как Чарли справляется с уроками.

В этом фрагменте соседние высказывания объединяет временная связь, не имеющая формального выражения. Со­хранение имплицитности в русском тексте ведёт к наруше­нию коммуникативной установки исходной фразы. Перевод «Я снова была долго в отъезде. Однажды вечером я поднялась в свою комнату...» создаёт впечатление, что речь идёт о некой комнате вне дома говорящей, где она могла находиться во вре­мя своей поездки, скажем, о номере в гостинице. Добавление словосочетания «после моего возвращения домой» делает вре­менное соотношение двух высказываний более понятным для русского получателя.

Иногда добавление требуется для более чёткого выраже­ния логической связи:

The annulment caused a profound impression in Japan, and was viewed as the spurning of an Asian power by the Western World. Many links were sundered which might afterwards have proved of decisive value for peace.

Этот акт произвёл глубокое впечатление в Японии и был расценён как пощечина азиатской державе со стороны западного мира. Тем самым были порваны многие связи, которые в дальнейшем могли бы оказаться чрезвычайно ценными для сохранения мира.

Без добавления слов «тем самым» причинно-следственные отношения между высказываниями были бы не до конца по­нятными.

В некоторых случаях для передачи смысловой преемствен­ности между соседними фрагментами текста в переводе при­ходится добавлять не отдельные слова, а целое предложение:

As part of China's celebration of revolution, the Chinese adjusted the use of some of the coal-fired industrial plants around Beijing. In a city that is often covered by a blanket of smog, people could see what they were celebrating.

В Китае во время празднования годовщины революции было частич­но свёрнуто производство на ряде заводов в окрестностях Пекина, где в качестве топлива использовался уголь. Ранее город был часто окутан пеленой смога, состоящего из смеси тумана и дыма. Благо­даря принятым мерам смог рассеялся, и горожане могли без по­мех наблюдать за прохождением праздничной демонстрации.

Для эксплицитного выражения логической связи между двумя высказываниями: «Ранее город был часто окутан пеле­ной смога» и «горожане могли без помех наблюдать...» добав­ляется фраза «Благодаря принятым мерам смог рассеялся». В английском тексте эта информация подразумевается, но фор­мально остаётся невыраженной.

Членение высказываний

Смысловое единство текста связано также с его тема-ре­матическими отношениями. Различия между английским и русским языком в формальном выражении темы и ремы нахо­дят своё отражение в переводческом приёме, именуемом чле­нением высказывания. Членение бывает двух видов: внутрен­нее и внешнее. Внутреннее членение состоит в замене простого предложения сложноподчинённым. При внешнем членении на месте одного исходного появляется два или более отдельных высказываний.

Необходимость в членении как способе сохранения смыс­лового единства текста возникает при переводе на русский язык высказываний, содержащих сложные члены предложе­ния или синтаксические комплексы:

Helen's arriving so early surprised them. (Сложное подлежащее) To, что Елена пришла так рано, удивило их.

The inconvenience was my not knowing the language. (Сложная

именная часть сказуемого)

Неудобство состояло в том, что я не знал языка.

I saw him crossing the street. (Сложное дополнение) Я видел, как он переходит улицу.

Do you have any objections to the goods being shipped earlier? (Слож­ное определение)

Вы не возражаете против того, чтобы товары были отгружены раньше?

The table was small enough for the conversation to be general. (Слож­ное обстоятельство) Стол был небольшим, и беседа приобрела общий характер.

Как видно из приведённых примеров, в синтаксическом комплексе тема выражается существительным или местоиме­нием в позиции соответствующего члена предложения, а рема — причастием или инфинитивом. В переводе синтаксический комплекс передаётся придаточным предложением или от­дельным высказыванием.

Членение используется при переводе высказываний с об­стоятельственными причастными оборотами, именуемыми абсолютными конструкциями. Функция абсолютных конст­рукций состоит в том, чтобы присоединить дополнительную мысль, не уточняя характера её смысловой связи с главным составом предложения. При переводе важно определить, име­ет ли причастный оборот собственный субъект или выражает действие, относящееся к субъекту предложения. Если абсо­лютная конструкция имеет общий субъект с главным соста­вом предложения, можно обойтись без членения. В этом слу­чае бывает достаточно использовать русский деепричастный оборот:

This done, I lingered a little longer.

Закончив свои дела, я немного задержался.

Необходимость в членении возникает при переводе выска­зываний, в которых причастный оборот имеет собственный субъект. В зависимости от контекста такие обороты переда­ются с помощью придаточного предложения или отдельного высказывания. Если из контекста ясно, что на первое место выступает обстоятельственное значение причины, времени и пр., следует использовать придаточное предложение (метод внутреннего членения):

The submarine could not enter the dock, its length exceeding 120 meters. Подводная лодка не могла войти в док, так как её длина превышала 120 метров.

В том случае, если контекст не конкретизирует связи между абсолютным оборотом и главным составом, целесообразно воспользоваться способом внешнего членения посред­ством сочинительной связи или отдельного высказывания:

The Reef (Eastern Morocco) is considered the richest in the country, with 70 percent of the Africans below the essential minimum of the living standard.

Рифьен считается самым богатым промышленным районом восточ­ной части Марокко, но даже там 70 процентов африканцев живут в условиях ниже прожиточного минимума.

Причиной членения могут быть различия между исход­ным и переводящим языками в способе грамматического оформления мысли. Для выражения отдельной законченной мысли обычно используется простое предложение, тогда как ряд связанных между собой мыслей выражаются посредст­вом сложноподчинённых и сложносочинённых предложений или отдельных высказываний. Но последовательность мыслей может быть выражена и с помощью простого предложения. В этом случае отдельные мысли оформляются в виде словосоче­таний. В рамках высказывания такое словосочетание отража­ет самостоятельную предметную ситуацию, но она существу­ет как бы в свёрнутом виде. Роль темы и ремы выполняют не группа подлежащего и группа сказуемого, а, соответственно, определяемое слово и слова, играющие роль определителей.

Такой способ оформления предметной ситуации имеется как в английском, так и в русском языке, но в английском язы­ке он используется чаще. Причиной, по-видимому, служит ха­рактерная для английского языка более высокая степень связности текста, позволяющая ему для целей общения обой­тись словосочетанием вместо отдельного предложения. Рус­ский язык с той же целью использует предложение:

Mist covered a calm sea in the Strait of Dover yesterday. Вчера над проливом Па-де-Кале стоял туман. Море было спо­койным.

Атрибутивное словосочетание в позиции дополнения а calm sea, в котором тема выражена определяемым словом sea, а рема — прилагательным calm, на самом деле выражает от­дельную мысль. Показателем этого служит неопределённый артикль, который сигнализирует о том, что речь идёт не о са­мом море, а о наличии у него признака, выраженного прилага­тельным calm. В русском тексте для передачи этой мысли требуется отдельное высказывание — «Море было спокойным», в которой тема («море») оформляется подлежащим, а рема («было спокойным») — составным именным сказуемым.

Во всех приведённых выше примерах как тема, так и рема имеют формальное выражение. Вместе с тем есть немало под­вергаемых членению словосочетаний, в которых имеется только тема или рема. При переводе отсутствующий компо­нент восполняется из контекста:

Back from the sea Martin came homing for California with a lover's desire. Вернувшись из плавания, Мартин поспешил домой в Калифорнию, куда его влекла любовная тоска.

Обстоятельственный оборот with a lover's desire добавляет новую информацию к основному составу: «Мартин поспешил домой» — и является ремой. Тема where he was drawn подра­зумевается, но формального выражения не имеет. В русском высказывании подобное опущение темы недопустимо. «По­спешил домой с тоской влюблённого» воспринимается как бес­смысленная фраза. Поэтому обстоятельственный оборот with a lover' desire разворачивается в придаточное предложение «куда его влекла любовная тоска», где выводимой из контекс­та темой служит фраза «куда его влекла».

Тема не имеет формального выражения и в обстоятельст­венных оборотах с предлогом in, характеризующих или оце­нивающих какое-либо событие:

The deputy chief of the squad of U.S. advisers helping the Salvadorian government forces has been shot dead in the first known killing of a U.S. military adviser in El Salvador.

В Сальвадоре убит заместитель начальника группы американских военных советников, помогающих правительственным силам. Это первый известный случай убийства американского военного совет­ника в Сальвадоре.

Обстоятельственный оборот in the first known killing of a U.S. military adviser in El Salvador преобразуется в отдельное высказывание, в котором темой служит выводимое из контек­ста подлежащее «это».

Отсутствующим компонентом может быть не тема, а рема:

There was a universal sigh of relief at the safe return of the three American astronauts from their epoch-making voyage to the Moon. Все вздохнули с облегчением, когда исторический полёт трёх аме­риканских астронавтов к Луне завершился, и они благополучно воз­вратились на землю.

В этом высказывании членение используется при перево­де двух обстоятельственных оборотов (at the safe return of the three American astronauts и from their epoch-making voyage to the Moon). В первом из них имеется как тема, так и рема, во втором только тема. Отсутствующая рема довольно легко вос­полняется из контекста: astronauts safely returned to Earth after the termination of their voyage to the Moon. В русском тек­сте рема оформляется посредством глагола «завершился» и занимает позицию сказуемого: «исторический полёт завер­шился».

Членение, сопровождаемое восстановлением тематическо­го компонента, имеет место и при переводе высказываний с однородными сказуемыми, выражающими разноплановые, логически несовместимые мысли. В русском языке такие сказуемые оформляются в виде отдельных высказываний. Груп­па сказуемого становится ремой, а в качестве темы выступает местоимение, замещающее существительное в позиции под­лежащего:

The majority of the Austrian army and police rallied to his government and besieged the chancellery building.

Большая часть австрийской армии и полиции сплотилась вокруг его правительства. Они осадили здание канцелярии.

Группа второго сказуемого besieged the chancellery building преобразуется в отдельное высказывание «Они осадили зда­ние канцелярии». При этом сама группа сказуемого выступа­ет в качестве ремы, а темой и подлежащим служит выводимое из контекста местоимение «они».

Объединение высказываний

В ряде случаев для обеспечения связности переводимого текста используется не членение, а, наоборот, объединение высказываний. Такие высказывания нередко служат для пе­редачи тесно связанных между собой мыслей, при этом второе высказывание уточняет и разъясняет рему предыдущего:

These merges and acquisitions don't constitute an endgame. The indus­try is not shrinking.

Слияние компаний и поглощение одних компаний другими не следу­ет рассматривать как признак упадка отрасли.

Второе высказывание the industry is not shrinking («отрасль не находится в состоянии упадка») разъясняет рему предыду­щего, в роли которой выступает существительное endgame («начало упадка»). В переводе высказывания объединяются в одно, причём рема первого опускается, а второе высказывание сворачивается в словосочетание «упадок отрасли».

Последующее высказывание может разъяснять не рему, а тему предыдущего, позицию которой занимает подлежащее-существительное. Во втором высказывании такое существи­тельное замещается личным местоимением, а группа сказуе­мого используется для сообщения о каком-то новом признаке подлежащего в первом высказывании. В русском тексте для тех же целей используется предложение с однородными ска­зуемыми:

Freedom may be a scourge. It can destabilize a person's inner world. Свобода может обернуться для человека наказанием, дестабили­зировать его внутренний мир.

Существительное freedom — тема первого высказывания, во второй фразе замещается местоимением it. При переводе местоимение it, а с ним и тема второго высказывания опуска­ются, а рема становится частью ремы русского высказывания в виде его второго сказуемого «дестабилизировать».





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.242.55 (0.011 с.)