Основные средства аудиального развития детей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Основные средства аудиального развития детей



Шум, звук, музыка

Все вибрирующее, звучащее вокруг нас имеет степень ясности, определенности, гармонии. Рассмотрим особен­ности звучащего мира с позиции хаоса и гармонии, его вли­яния на соматику, психику и сознание человека. Одним из основных признаков музыкальности является точное инто­нирование. Интонирование, тон, тонус, тональность — яв­ления одного порядка, но они часто не соотносятся друг с другом, так же, как и музыка, полностью отошедшая от сво­их прародителей — шума и немузыкального звука, и чело­век как часть природы утратили связь между собой.

На уровне восприятия человек может отличить шумы от звуков. Шум не имеет определенной высоты, т. е. тона, его нельзя воспроизвести певческим голосом, т. е. потянуть, спеть. Шум — это неорганизованный звук, более сложный по структуре, чем звук. В шуме отсутствует какая-либо сис­тема обертонов, он представляет собой вибрационный хаос. Но шум может обладать различной интенсивностью, силой. Чем громче шум, тем он разрушительнее. Люди, работаю­щие при постоянном шуме, раньше и чаще теряют слух, чем люди «нешумных» профессий.

Шумами переполнен космос. И космические шумы представляют собой не хаос, а атлас, т. е. мировую гармонию. В масштабах человечества шумы — это хаос, в масштабах космоса они — гармония. В линейном, земном измерении шум представляет собой вибрирующий хаос, в космичес­ком, пространствечном измерении, которое учитывали еще в Древнем мире. — гармонию. Философы древности утвер­ждали, что космос — это звучащая гармония.

Можно ли гармонизировать шумы? Можно. Тому под­тверждение — целая группа музыкальных инструментов в оркестре, которая предназначена для использования шумов в музыке. К ним относятся все ударные инструменты, за исключением звуковысотных, таких, как литавры.

Ударные инструменты, не имеющие определенной вы­соты, используются с целью создания ритмической основы оркестра, особой специфической тембровой окраски музы­кального произведения. При этом ритм в шуме не является его сущностной характеристикой, в отличие от ритма в му­зыке, основой, свойством которой он является.

Звук отличается от шума тем, что имеет определенную высоту и воспринимается человеком как более гармонич­ная и благоприятная вибрационная информация. Особен­ность звука в том, что он имеет один основной тон, кото­рый основан на гармоничной комбинации обертонов. Звук, в отличие от шумов, может иметь эстетические характерис­тики. Поэтому он обладает терапевтическими возможнос­тями, которые использовали в древние времена маги, ша­маны, колдуны.

Звук предшествует и музыке, и слову, он вызывает глу­бинные бессознательные импульсы у человека. Современ­ный человек ориентируется на смысл слов и музыки, поэто­му он потерял способность распознавать качество, направ­ленность, полезность, лечебный или разрушающий эффект звука.

Животные чувствуют полезность или опасность звуко­вых сигналов. Звуковое «нашествие» человека на живую природу, создание огромного количества механистичных, искусственных звуков привело к тому, что многие живот­ные стремятся покинуть места проживания человека. Так было при освоении Сибири и Севера. Те животные, птицы, которые прижились в урбанизированной среде, отчасти те­ряют природные свойства, например голуби, вороны, кото­рые активно осваивают жилые зоны и привыкают к городс­ким шумам.

Темп, ритм жизни, ее звуковой фон лишают инстинкта самосохранения тех животных и птиц, которые остаются в городе. Засорение природной звуковой среды, оптималь­ной для всего живого на Земле, в том числе и для человека, способно изменить его и лишить природного иммунитета против разрушающего влияния механистического мира. Сохранение природной звуковой среды и приближение со­циального звукового фона к естественному, природному необходимы для физического, психического и ментального здоровья ребенка.

Музыка. Высшая звуковая гармония в земном измере­нии — это музыка. Обертоны музыкального звука являются гармоничными по отношению к основному тону. Музы­кальный звук может издавать только музыкальный инстру­мент. Музыка всегда организована в определенном ритме, темпе, динамике. Она осмысленна, несет в себе музыкаль­ный образ и имеет художественную (музыкальную) форму.

Появлению музыки предшествовали первозвуки, звуки природы, человеческого голоса. Это убедительно доказыва­ет в своих трудах Р.И. Груоер. Предпесенные образцы раз­личных племен, на первый взгляд, представляют собой сложные, трудные, изощренные напевы. Но их большой диапазон, множество скачков, «каверзные» интервалы свя заны не с развитой мелодикой, а со звуковой хаотичностью поющих, которая напоминает возгласы, крики, передаю­щие эмоциональные состояния человека. Глиссандо фор­шлаги, придыхания в древних напевах восходят к нечлено­раздельным, звукоподражательным бессловесным истокам живой природы. Бурное, изломанное, «ревоподобное» пе­ние имело шумовой характер звучания, таким образом пер вобытный человек искал звуковую гармонию.

Постепенно, от поколения к поколению происходили изменения, которые выражались в звуковом обогащении, дифференциации и качественном изменении содержания звуков. Так рождалась музыка.

Музыка объединяет космическую гармонию шумов с при­родной гармонией звуков, что позволяет ей примирить духов­ное и материальное начала в человеке разумном.

Подтверждением этой мысли является музыка XX века. Звуковая хаотичность, отказ от чистого музыкального тона, ритмическая дисгармония уподобляют ее музыке космоса, создают эффект первозвуков. Но это не естественная музы­ка вселенной, а придуманная, созданная земной, хотя, воз­можно, и значительной личностью.

Идеи, заложенные в современной атональной музыке, ярко выражены в творчестве известного нам представителя «новой музыки» А. Шенберга[23]. Композитор считает, что че­рез музыку можно понять и постичь «сущность мира». Он убежден, что с музыкальным произведением надо обра­щаться как с живым совершенным организмом. По его мне­нию, такое отношение к музыке было свойственно великим композиторам, чье величие определялось способностью к чистому видению, чувствованию и слышанию.

У представителей новой музыки трудно читать партиту­ры, язык усложнен и оторван от простых природных звуков. Но «язык» природы, космоса, если он не понятен человеку, искаженно интерпретируется, ведет его к заблуждениям. Поэтому новая музыка не имеет большого распространения и слушают ее лишь избранные.

Таким образом, в триаде «шум - звук — музыка» каж­дый компонент выполняет определенные функции и имеет свои специфические особенности.

Шумы не имеют определенного тона, они хаотичны, но лишь в линейном, земном, а не в пространственном, кос­мическом, измерении. Ритмически организованные шумы могут оказывать благоприятное воздействие на человека, однако однообразный ритм может пагубно влиять на его состояние.

Звуки имеют определенный тон, но обертоны могут не гармонировать с основным тоном. Звуки по отношению к человеку функциональны и способны гармонизировать фи­зиологические процессы, происходящие в человеческом организме.

Музыка имеет чистые тона, сопровождаемые их гармо­ничными обертонами. Музыка, будучи творением человека, способна гармонизировать его душу и тело. И чем совер­шеннее человеческое творение, тем сильнее в нем отража­ется объективная гармония мира.

Шумы представляют и олицетворяют собой гармонию космоса, звуки — гармонию живой, но неразумной приро­ды. Музыка рождена человеком разумным, который еще не нашел гармонии между природой и космосом, между материальным и духовным миром, но стремится к этой гармонии.

Таким образом, шумы, звуки, музыка генетически свя заны между собой. Они отражают разные стороны жизни, различны по качеству, направленности и степени влияния на человека и являются одними из основных средств ауди­ального развития детей. Именно они лежат в основе созда­ния музыки жизни.

Музыка жизни. Музыка жизни наиболее мощно влияет на человека. Она включает в себя и классическую музыку и легкую музыку, но это только ее часть. Музыка жизни — это все окружающие человека шумовые и звуковые потоки, которые он может не слышать, но чувствовать их влияние. Они могут вдохновлять или подавлят1., помогать или ме­шать создавать ритм и темп жизни, вызывать катарсис (очи­щение) или негативные реакции в процессе активных дей­ствий и взаимодействий.

Музыка жизни — это не образ, а реальность. Мы уже говорили об энергетической природе музыки. Но можно говорить и об энергетической природе всего живого на Зем­ле, в том числе и человека. Все живое движется, колеблется, вибрирует, но это движение невидимое, и поэтому оно не осознается человеком, а нередко и мистифицируется.

Музыка жизни является частью учебно-воспитательно­го процесса. Если учитель не организован, категоричен, не­уживчив, он не способен чувствовать музыку жизни. Это проявится в его словах, поступках, действиях. Какие бы высокие слова о музыке он ни говорил, он не способен выз­вать положительный отклик у детей на музыкальные произ­ведения. Застывший в чувствах и обремененный бытовыми проблемами наставник только помеха между музыкой и ре­бенком. Есть много легких в общении, живых, здравомыс­лящих, мудро поступающих, гармоничных, выразительных, т. е. музыкальных, людей, которые могут не иметь музы­кального образования. Они организуют свою жизнь по за­конам музыки: чувствуют форму, ощущают гармонию, ритм, динамику жизни. Они исполняют уникальную, не­повторимую мелодию жизни потому, что жизнь пишется сразу же набело, без черновика. Нельзя верить вдохнове­нию музыканта-исполнителя, музыканта-педагога, если он дома может грубо обращаться с ребенком, если он не может нести ответственность за свои поступки и действия, если он не может управлять собой.

Музыкальное искусство является существенной частью в музыке жизни. Именно она способна научить точно дей­ствовать, тонко чувствовать, мудро мыслить. Восприятие человеком своих проблем в отвлеченной, неконкретной ху­дожественной форме, т. е. в художественных образах, вызы­вает у него не боль и страдание, а катарсис. Именно с этой целью в Древнем Риме и Древней Греции писались коме­дии, драмы и трагедии: посмотри и не делай так. В них пре­дупреждали человека о возможных последствиях такого по­ведения

Ошибочно считать искусство, в том числе и музыку, па­нацеей от бездуховности. Классическая музыка по отноше­нию к человеку индифферентна а точнее, она просто без­различна к тем, кто безразличен по отношению к ней, вы­зывает неприятие у тех, кто ее не любит. Более того, она может усилить сильные качества человека и ослабить сла­бые, помочь страстному злому человеку совершить преступ­ление и жаждущему справедливости оказаться щедрым и отзывчивым.

Огромное количество тому примеров. Так, хирург Ф. Углов перед ответственными операциями слушал музы­ку Бетховена Это помогало ему выполнить тончайшую, сложнейшую операцию качественно Во время агорой ми­ровой войны фашисты могли, послушав музыку > .тховена, отправить заключенных в газовую камеру, пои этом гени­альная музыка композитора давала им заряд энергии.

Музыка — это виорации И виорации зла, и вибрации добра могут отыскаться во всем, что звучит вокруг нас. Г * /­зыка всего лишь усиливает их

А как же быть с высоким предназначением музыкр Обыватель, даже имея музыкальное образование, абсолют­ный слух и развитые музыкальные способности, при всем желании не сможет подняться до уровня понимания духов­ности музыки. Он способен прочесть лишь низший, быто вой, личностный музыкальный пласт. Известно, что среди великих композиторов были и психически нездоровые, и соматически больные, и несостоявшиеся в семейной жиз­ни люди. Естественно, в их музыкальных произведениях от­ражались их личные проблемы. Эта субъективная часть и воспринимается обывателем.

Великие композиторы стремились к воплощению ду­ховных идей и одновременно «вкладывали» в музыкальную ткань свои неосознанные психические проблемы.

Так, Г. Малер, поговорив однажды с 3. Фрейдом о пси­хоанализе, понял, почему в его симфониях в храндиозных местах неожиданно возникают бессознательные банальные мелодии. Отец Малера плохо обращался со сво женой, и во время одной из ссор родителей ребенок убежал чз дома. Бесцельно гуляя по улице, он услышал венский мотив «Ах, мой милыи Августин»: в подсознании ребенка личная драма и легкое развлечение оказались связаны друг с другом. И действительно, осооенность музыки Малера — соедине­ние смешного и патетического, иронического и 1орж.е- ственного. В Первой, «Титанической», симфонии у Малера есть похоронный марш на тему популярной в то время дет­ской песенки «Братец Яков».

Исполнители также, как и композиторы, способны воз­действовать на человека, более того, в момент исполнения именно они создаю! своеобразную «аудиальную ауру». Можно ли отличить высокую духовность от мощной, не всегда позитивной энергии? Может ли высокопрофессио­нальное исполнение нести отрицательную энергию? С обычными земными мерками человек не всегда способен отличить качественную технику исполнения от одухотво­ренного исполнения. То «чуть-чуть», которое мы способны почувствовать при исполнении артистов с достаточно вы­сокой степенью мастерстра, которое приводит к трепету и волнению, говорит о мощной энергии коллектива. Хотя эта мощь может быть и разнонаправленной: или отрицатель­ной, или положительной.

Приведу пример. В 1983 году нам удалось в течение не­скольких месяцев бывать на репетициях хоровых коллекти­вов в Москве. Какое удовольствие мы получали от работы В. Минина с Московским академическим хором! Все участ­ники коллектива оыли деловыми, подтянутыми, доброже­лательными, активными, быстро включающимися в работ" Так было не на одной-двух показательных репетициях. Это было естественным состоянием исполнителей, которые одухотворяли музыку и получали от процесса творчества воодушевление. Не случайно пение этого коллектива всегда волновало и вдохновляло слушателей. Музыкантам удава­лось отсечь все оытовое, отягощающее их жизнь, поэтому хоровое пение несло тот положительный энергетический заряд, который поднимает исполнителя и слушателя на иной духовный уровень.

Также и талантливый педагог, работая с детьми, спосо­бен создать особую атмосферу сотворчества Дети, как ор­кестр, способны подчиняться главному дирижеру-учителю, который организует их деятельность по художественным за­конам.

Материя — темп — энергия


Традиционно материей считают то, что можно видеть. Но формула энергии, которая уже давно открыта в науке, противоречит этому пониманию материи. Энергия — это материя, умноженная на скорость света: Е - тс2, где Е — энергия, т — масса (материя), с — скорость света. Из этого следует, что энергия материальна, но невидима. Таким об­разом, изменив скорость, мы можем изменить материю и даже превратить ее из одного вида в другой. Этот переход можно сравнить с пылинками видимой материи и с ветром, который мы ощущаем, но не видим. Ветер — это быстрое перемещение невидимых частиц. При этом чем быстрее скорость, тем менее материально, т. е. видимо, явление.

Не значит ли это, что ускорение социальных процес­сов указывает на стремление к нематериальности, т е. на тенденцию к духовности? Но мы знаем и обратное. Чрез­мерный темп приводит к проблемам: «Поспешишь — лю­дей насмешишь» — гласит русская пословица. Выскочки, торопливые люди нередко поступают поспешно и часто ошибаются. Скорость должна соответствовать материи. Однако человек все равно пытается ускорить темп своей жизни, потому что душа как энергия требует движения вперед, а тело как материя инертно. Этим можно объяс­нить суть русской непознаваемой души. Лень, пассивность и постоянные философские размышления приводят к внутреннему конфликту: душа начинает чего-то требовать. Единственное лекарство в данном случае — это активная деятельность.

Темп, т. е. скорость, любых процессов является показа­телем энергии, чем выше скорость, тем более энергично (энергетично) явление. Темп звукового потока музыки за­висит от темпа жизни.

Так, в древние времена одолевали путь из одной страны в другую за годы, месяцы. Чтобы добраться из одного горо­да в другой в небольшом государстве, надо было потратить несколько дней. «Три дня и три ночи скакал богатырь» — читаем мы в русских народных сказках.

В прошлом веке встречи назначались без указания оп­ределенного времени: утром, в полдень или вечером. Сей­час мы живем не только по часам, но и по минутам, в неко­торых случаях и по секундам, если того требует работа. Урок в школе может начинаться не ровно в 10 часов, а в 10 часов 25 минут. Если темпы жизни будут так же ускоряться, то, следовательно, и урок в школе XXI века, возможно, будет начинаться в 10 часов 25 минут 15 секунд. Парадокс? Нет, развитие истории показывает, что это реальность, которую надо предвидеть и быть к ней готовыми.

Примером стремления к ускорению могут стать «Ново­сти за 60 секунд» на канале НТВ, когда диктор укладывает­ся ровно в 60 секунд и последнее слово произносит с после­дней секундой на табло. Необходимо осознать, что стремле­ние к духовности не может быть основано на постоянном ускорении видимой материи, гак как переход человека ма­териального в форму человека нематериального в земных измерениях невозможен. Энергия лишь одушевляет (дает жизнь), одухотворяет (дает духовную силу) человека.

Основываясь на том, что скорость может быть двух ви­дов — скорость как перемещение материальных предметов и скорость как движение невидимой материи, можно опре­делить два вида скорости в музыке:

1) временная, линейная скорость, которая зависит от темпа музыкального произведения;

2) пространственная скорость, т. е. энергетические по­токи звуковых волн, которые зависят от высоты звука.

Дети научаются в школе определять темп музыкального произведения, но даже и не предполагают, что сущность музыки, ее сила заключается в скорости звуковых волн, ко­торые она «излучает». Методы музыкотерапии, которые предлагаются в этой работе, могут помочь детям ощутить звук как энергию, научат их бережно, с большим внимани­ем и осторожностью относиться к звуковому миру, в кото ром они живут.

Таким образом, именно темп становится связующим звеном между материей и энергией, проявлением динамич ности, показателем энергетичности всех явлений жизни Темп аккумулирует энергию, придает динамичность мате­рии. Темп урока в классе, темп раОоты всего коллектива и отдельных детей — показатель активности. Не быстрота, а легкость — главное качество темпа. Быстрый темп люоого явления: речи, поступка, урока — не означает качества тем­па. Медленная речь может оыть выразительна и гармонич­на, а быстрый темп урока можег быть сумбурным и некаче­ственным.

Хаос — ритм — гармония

Ежедневно, ежечасно, ежеминутно на нас оказывает мощное воздействие противоестественная звуковая среда, создаваемая человеком на протяжении многих веков. Хао­тичность звукового фона сопровождает человека целый день: включенное радио, звуки из соседских квартир, шум бесконечного потока машин под окнами, гудки, крики — все это создает средовую аритмичность и оказывает отрица тельное воздействие на жизненные ритмы человека. Безус ловно, социальный, культурный хаос влияет на. деятель­ность и психику человека. Эти процессы непредсказуемы и неуправляемы, когда они касаются развития ребенка. Хаос разрушительно действует на живые организмы. Подчине­ние хаоса ритму ведет к гармонии.

Действительно, вся наша жизнь пронизана разнооб разными ритмами. Естественные природные ритмы жиз­ненны. Они благотворно влияют на человека, или, точнее, совпадают с его природными, биологическими, сомати­ческими ритмами. Социальные, созданные человеком рит­мы могут вызвать дисгармонию. Более того, полиритмия цивилизованного общества изначально предполагает рит­мическую неоднородность, ингармоничность, которая от­рицательно сказывается на состоянии человека.

Оказывают негативное влияние также ритмическое од нообразие, монотонность социальной среды. Как, напри мер, воздействуют пространственно-визуальные ритмы го­родской среды? Монотонный ритм «спальных» районов со временных городов, как утверждают психологи, может выз­вать тоску, агрессию, чувство одиночества. Не случайно в таких районах часто происходят преступления, самоубий­ства и т.д.

Невольно вспоминается особая атмосфера в Лидзори (Италия). Стилевое единство, гармония, но при этом раз­нообразие, индивидуальность каждого пространственного элемента, строений. Художественные работы А. Менегетти создают полиритмическое богатство, неповторимость, что позволяет испытать вдохновение и спокойствие. Металл и ческие разноцветные скульптурные композиции, вазоны с цветами, свисающие ветви деревьев, зеленый плющ, по­крывающий ровным полотном стены, разнообразные сту­пеньки и разноуровневые уступы, арки и полуарки, изги бы узких улочек, низкие ажурные металлические решетки у каждого дома, выгравированные имена хозяев на таблич­ках у дверей — это только малая часть того ритмического богатства и разнообразия, каким себя окружили жители Лидзори.

Музыкальные ритмы также способны изменять и уси­ливать физические, психические и ментальные процессы человека. Известно, что музыка усиливает наркотическое воздействие. Наркоманы, находясь в наркотическом опья нении, слушают так называемую «кислотную» или другую возбуждающую музыку. Однообразная ритмическая основа, с маловыраженной мелодией, с постепенным динамичес­ким нарастанием возбуждает нервные окончания и приво­дит организм к запредельным чувственным реакциям: со­знание отключается, начинаются галлюцинации, возника­ют фантастические образы.

Известна также зависимость умственного развития че­ловека от его ритмичности как качества личности. Об этом подробно писал еще в начале века К. Бюхер[24]. Исследуя вли яние трудовых песен на человека, он описал изменения мы­шечных состояний, ритмических действий человека в про­цессе труда. Оказывается, ритмичность трудовых действий зависит от уровня развития человека. Хаотичность и нера­циональность движений отмечается у племен, которые на­ходятся на низкой стадии развития. Современный циви­лизованный человек ритмичен, его действия целесообраз ны и оптимальны.

Ритмичность зависит также от психического состояния и здоровья человека Это ярко проявляется у детей. На ос­новании результатов многолетнего исследования значения ритмов в деятельности детей младшего школьного возраста в обычных и коррекционных классах мы пришли к следую­щим выводам. Дети, отстающие в умственном развитии, с трудом выполняли ритмические упражнения, как индиви­дуальные, так и групповые. Для выполнения самых легких ритмических заданий им требовалось много времени. Это касалось и ритма трудовых действий, и графического рит ма, и музыкального ритма, т. е. ритмичности как качества личности.

Объяснить подобное явление можно следующими при­чинами. Любые внутренние зажимы приводят ребенка к «тугодумию», к мышечной несвободе, т. е. его сущность подавляется и блокирует центры головного мозга. Ритма­ми человека управляет левое, «логическое», полушарие мозга. Источником подавления ребенка всегда является взрослый. Любые методы воспитания, любые действия, применяемые в отношении ребенка, должны быть направ­лены на сохранение, развитие и совершенствование инди­видуального бытия.

По мнению А. Менегетти, природа сообщает нам зна­чительную, глубинную, многоаспектную информацию, или, иначе, сигналы, что является своего рода тестом на определение психического, биологического, химического состояния организма. Человек живет реальностью всего своего тела, всех своих чувств, пронизанных разнообразны ми ритмами. Нарушение любых процессов, на любом уров не (соматическом, психическом, ментальном) приводит ре­бенка к аритмичности.

Открытие семантического (от греч. setna — знак) поля человека позволяет рассмотреть влияние ритмов жизни, среды на весь его организм в целом. «Прочтение» семанти ческого поля позволяет диагностировать нарушения рит­мов у детей, не прибегая к диагностическим методикам, в процессе одного занятия. Таковы возможности, напри­мер, метода онтодиагностики, который разработал и актив­но применял на практике А. Менегетти. Но овладение этим методом требует специального обучения. Особое значение в онтодиагностике придается выявлению и восстановлению такого качества человека, как ритмичность.

Ритмичность — одно из основных свойств любого живо­го организма. Человека называют системой, пронизанной ритмами. Удивительна синхронизация ритмов в природе. Например, приближение пробуждения у человека сопровож­дается повышением артериального давления, увеличением частоты пульса, мышечной силой и др. Известны многооб­разные реакции животных на заход или восход солнца, оче­видна ритмизация явлений природы на Земле, в движении планет, других космических явлений.

Чувство ритма относится к врожденным свойствам че­ловека, поэтому язык ритмов общезначим. Ритм можно чувствовать, слышать и даже видеть. Не случайно именно в искусстве ритм приобретает особое гармонизирующее зна­чение. Еще В.М. Бехтерев в процессе своих исследований сделал вывод о том что музыкальный ритм способен уста­новить равновесие в деятельности нервной системы ребен­ка, успокоить слишком возбужденных ребят и растормозить замедленных, избавить их от неправильных и лишних дви­жений.

Всем известно о значении ритмов, создаваемых педаго­гом в течение дня. Важно научить детей начинать день вовре­мя, научить включаться в процесс деятельности, организо­вывать режим дня после занятий. Но необходимо развести два понятия, которые в музыке имеют четкое разграничение, а в жизни постоянно подменяются. Это ритм и метр.

Нередко изменения времен года, смену дня и ночи, пульс сердца и другое называют ритмами. В действительности это всего лишь метрические закономерности жизни. Ритм вре­мен года заключается в уникальности, неповторимости каж­дого года. Нет ни одной одинаковой весны: бурные ритмы ранней весны, ее быстрое буйное цветение, солнечные, яр­кие дни и холодные короткие ночи одного года нельзя спу­тать с весной другого года. Каждая весна уникальна, каждое утро неповторимо, каждое сердце бьется не только с разной силой, но и с разной наполняемостью. Полнокровные жиз­ненные процессы — это и есть ритмы жизни.


Ритмы можно классифицировать по нескольким на­правлениям ритмы окружающего мира — природные (био­логические, физиологические), социальные (бытовые, об­щественные, художественные), космические (планетарные, галактические); ритмы человека — соматические (ритмы организма), психические (ритмы эмоциональной сферы), ментальные (ритмы общественной деятельности), духовные (энергетические); ритмы, которые зависят от способа вос­приятия, — динамические (временные) и статические (ви­зуальные).

Мы остановимся на последней классификации, потому что педагогика занимается проблемами развития ребенка в процессе воздействия особо организованной среды, т. е. об разовательной среды. Весь образовательный процесс про­низан положительными динамическими (все, что слышит ребенок) и визуальными (все, что он видит) ритмами, если жизнь в школе организована ритмично, она протекает пол­ноценно и разнообразно.

К динамическим ритмам относят речь человека, всю ритмично организованную аудиальную среду, все ритмы ху­дожественных произведений, которые разворачиваются во времени: поэзия, проза, музыка, хореография. Визуальные ритмы могут быть заложены во всей предметной среде, ко торая окружает ребенка, а также в живописи, скульптуре, архитектуре. Некоторые искусствоведы относят архитекту­ру по степени выразительности к динамическим видам ис­кусства. Но ритм в архитектуре и градостроительстве вос­принимается зрением, поэтому в данной классификации мы причисляем их к визуальным видам искусства.

Если учесть, что к динамическим ритмам относятся не только ритмы искусства но и ритмические жизненные про­цессы, то их можно также классифицировать по разным признакам- шумовые, звуковые, музыкальные; вербальные и невербальные; временные (слышимые) и пространствен­ные (неслышимые, но воздействующие на человека, т. е. энергетические).

Визуальные ритмы тоже очень разнообразны. Можно выделить плоскостные и пространственные, композицион­ные и последовательные, цветовые и графические.

Природа искусства такова, что ригмы являются его сущ­ностью, поэтому искусство играет важную роль в жизни ре­бенка. Уроки музыки, изобразительного искусства органично дополняют и уравновешивают «интеллектуальные» учебные предметы, развивая правое (эмоциональное) полушарие. Од­нако, как уже было сказано, центр чувства ритма находится в левом (интеллектуальном) полушарии. Из этого следует, что ритм музыки влияет на интеллектуальную активность ребен ка. Вот почему музыку Моцарта психологи рекомендуют включать перед написанием контрольной раооты.

Напротив, музыка с однообразным, упрощенным, по­вторяющимся на протяжении всего произведения ритмом снижает внимание детей, их психологические реакции, ока­зывает подавляющее воздействие. Учителю необходимо по­мнить, что отупляющий, однообразный ритм некоторых направлений современной музыки может снижать не толь­ко работоспособность, но и, при длительном и постоянном воздействии, интеллектуальные способности детей.

Музыка играет огромную роль в развитии ритмичности у ребенка и может влиять на восстановление нарушенных соматических, психических и ментальных ритмов. Но без специальной работы над восстановлением ритмичности как качества личности развить музыкальные способности ре бенка и осуществить его общее развитие невозможно.

Тишина, молчание, пауза

Потребность в тишине ощущается особенно остро с воз­растом. Именно тишина позволяет человеку сосредоточить­ся на внутреннем мире, а ребенку помогает научиться слу­шать себя.

В XX веке возникло направление, которое было опреде­лено как «Искусство тишины»[25]. Представители этого на­правления считают, что искусство способно снимать стрес­сы, напряжение повседневной жизни. Поэтому оно должно быть беспредметным, чтобы не возбуждать, озадачивать, волновать, а успокаивать. В 50-е годы был выпущен альбом с «музыкой» «Искусства тишины»: за 30 минут вращения пластинки не воспроизводился ни один музыкальный звук. Один композитор «написал» произведение под названием «12». На концерте, объявив название «музыки», он сел за инструмент и молча просидел 12 минут. По окончании «му­зыкального произведения» публика встретила находчивого композитора шквалом аплодисментов.

Издавали книги с чистыми пронумерованными страни­цами, которые читатель мог «читать», просматривая одну за другой, рисовали картины с размытыми, еле заметными пятнами, которые мог рассматривать зритель. Можно ли это назвать искусством? Этот вопрос не имеет смысла. Нуж­на ли тишина человеку? Безусловно, нужна. Лишь в тишине рождаются новые идеи, приходят в порядок мысли, кото рые гармонизируют чувства. Театрализация же тишины бе­рет свои истоки в искусстве.

Тишина — это безмолвие, точнее тихое звучание, кото- оое не воспринимает слух, но на которое реагирует наше тело. Умение слушать тишину — это искусство. Предложите детям послушать тишину в классе. Она бывает разная: на­пряженная, звенящая, «глухая», легкая. Как белый цвет включает все цвета, так и тишина включает ультра— и инф­развуки, а также все шумы и звуки, которые находятся дале­ко и еле слышны.

Лишь в искусственных условиях может быть полная ти­шина. Космонавты утверждают, что в сурдокамерах — спе­циальных изолированных помещениях, в которых отсут­ствуют какие-либо звуки, находиться намного сложнее, чем даже испытывать тяжелые физические перегрузки. Оказы­вается, отсутствие колебаний лишает человека информации о среде, поэтому появляется, на первый взгляд, беспричин­ная тревога. Мышцы не вибрируют, мозг в недоумении: «Что происходит? Почему все вокруг замерло?»

«Молчание — золото» — гласит народная пословица. Молчание означает внешнюю тишину человека, которая, возможно, сопровождается внутренней бурей. Когда чело­век не произносит вслух, что думает, это совсем не означает, что у него на душе тишина. Молчание может быть связано с нежеланием говорить о сокровенном, может быть связано с желанием сдержать эмоции. Молчание — неизвестность, тишину же можно познать.

Пауза представляет собой перерыв, остановку, в момент которой можно отдохнуть, сосредоточиться или обдумать происходящее. Пауза может быть не только внешней сторо­ной явления, но и внутренней, например, когда человек прерывает мысль, останавливает себя на несколько секунд: «Стоп, я делаю не так, надо остановиться и принять реше­ние». Но абсолютной паузы в мыслях не может быть: мозг работает постоянно, хотим мы этого или нет.

В речи, как и в музыке, паузы являются выразительным средством. Вспомним фильм по пьесе У. Моэма «Театр», в котором великолепная В. Артмане в роли актрисы говорит о значении паузы в игре актера: чем дольше актер держит паузу, тем она значительнее. В речи большие паузы — спо­соб осмыслить уже сказанное, поиск подходящих слов, же­лание подчеркнуть высказанную мысль. Подобные состоя­ния, но в абсолютной беспредметной форме, выражают му­зыкальные паузы.

Обратите внимание детей на то, что практически нет музыки, в которой не было бы паузы. Пауза придает значи­тельность, выразительность музыке.

Но самое главное, паузы помогают прислушаться, по­слушать самого себя. Что происходит во мне, что «говорит» мое тело, о чем «шепчут» или «кричат» мои эмоции, о том ли я говорю, о чем думаю про себя? Есть ли тишина, т. е. покой, в моей душе?

Слушая паузы, ребенок научается слушать и слышать сна­чала самого себя, затем окружающих и лишь потом музыку.

В православии даже помыслы о плохом греховны. Дей­ствительно, каждая мысль в зависимости от степени жела­ния человека может материализоваться. Поэтому важно, чтобы ребенок понял: правильно поступать надо не для дру­гих, а прежде всего для самого себя. Музыка может, но лишь в потенциале, помочь ребенку желать и испытывать удо­вольствие от правильного поступка, положительной эмо­ции, хорошей мысли.


Можно провести тест с детьми, который поможет им «услышать» себя. Его можно назвать тестом Л. Толстого, так как он основан на известном факте из жизни писателя. Од­нажды Толстой, обдумывая волновавшие его проблемы рождения мысли и внутреннего мира человека, решил за­писать все «пробегающие» полные и отрывочные мысли, которые возникали в течение всего дня.

Задайте вопрос детям, смог ли Толстой их записать? И почему ему это не удалось? Предложите детям закрыть глаза и в течение минуты последить за своим внутренним миром в полной тишине. По истечении минуты дети рас­сказывают о том, что они чувствовали, видели, слышали, где побывали и какие события представляли.

Оказывается, когда в классе полная тишина, внутри нас продолжается активная, разнообразная, нередко шумная жизнь. Не выходя из класса, в своем воображении мы мо­жем побывать во дворе и погонять мяч на лужайке, хотя сейчас за окном зима. Мы можем оказаться в другом горо­де, в другой стране, даже той, в которой никогда не были. Мы можем услышать шум дождя, раскаты грома, плеск мор­ской волны при полной тишине в классе.

В музыке мы можем услышать и тишину, и молчание с помощью паузы и без нее. Важно научить детей слушать и слышать тишину в жизни и в музыке. Молчание помогает человеку научиться оставаться с самим собой, слушать себя и получать удовольствие от общения с собой. Есть дети, которые не могут молчать, потому что им не интересно ос­таваться с самим собой. Это значит, что их внутренний мир беден.

Рассмотрим несколько заданий, которые помогут ре­бенку научиться слушать самого себя.

• Детям предлагается закрыть глаза и собратьс<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.207 (0.028 с.)