ТОП 10:

Компоненты классической психоаналитической техники



 

Теперь, когда читатель сделал обзор психоаналити­ческой терапии, ее исторического развития и теорети­ческого остова, данный раздел имеет целью дать общее введение в технику сегодняшнего дня. Она состоит из рабочих определений или описаний терапевтических процедур и процессов, которые применяются в класси­ческом психоанализе. Ее цель — дать глоссарий техни­ческих терминов, концепций и продемонстрировать, как некоторые из них используются в частной и выхолощен­ной аналитической терапии, в сравнении с психоанали­тической терапией (Е. Бибринг, 1954; Гринакре, 1954; Гилл, 1954).

 

Продуцирование материала

 

Свободная ассоциация

 

В классическом психоанализе преобладающим спо­собом сообщения материала пациентом является сво­бодная ассоциация. Обычно работа со свободными ас­социациями начинается после того, как предваритель­ное интервью будет завершено. В предварительном интервью аналитик оценивает способность пациента работать в психоаналитической ситуации. Часть этой работы состоит в определении эластичности Эго паци­ента, его способности восстанавливать душевные силы при колебаниях между более регрессивными функция-

 

– 39 –

 

ми Эго, которые необходимы при свободном ассоцииро­вании, и более развитыми функциями Эго, требующими для понимания аналитических вторжений ответов на прямые вопросы и резюмирование каждодневной жизни в конце сеанса.

Пациент обычно свободно ассоциирует большую часть сеанса, но он может также рассказывать снови­дения или другие события ежедневной жизни или про­шлого. Для психоанализа характерно, что пациента просят ассоциировать при пересказе сновидений или дру­гого переживания. Свободная ассоциация имеет приори­тет над другими способами продуцирования материала в аналитической ситуации.

Однако свободное ассоциирование может быть на­рушено сопротивлением. Тогда задача психоаналитика будет состоять в том, чтобы проанализировать такие сопротивления для того, чтобы восстановить нормаль­ный процесс свободного ассоциирования. Случается также, что пациент не может оставить свободное ассо­циирование из-за того, что функции Эго нарушены. Это пример исключительной ситуации, возникающей в ана­лизе. И здесь задачей аналитика будет попытаться вос­становить мышление Эго — логическое мышление вто­ричного процесса. Он, вероятно, будет вынужден при­менить внушение, директивное указание для того, что­бы добиться положительного результата. Это не анали­тический прием, но он необходим, так как, судя по все­му, мы имеем дело с психотической реакцией в началь­ной стадии.

Свободная ассоциация — основной метод продуци­рования материала в психоанализе. Однако этот метод используется в отдельных случаях и в тех формах пси­хотерапии, когда предпринимаются попытки выйти в об­ласти неизведанного так называемыми «психоаналити­чески ориентированными психотерапевтами». Но исполь­зуется она в иеаналитической терапии, в укрывающей или поддерживающей терапии.

В разделе, посвященном, тому, что психоанализ тре­бует от пациента, будет представлено дальнейшее об­суждение свободной ассоциации (секция 4.12). Введение свободной ассоциации в связи с переходом к кушетке будет описано во втором томе.

 

– 40 –

 

Реакции переноса

Уже с момента лечения Доры Фрейд осознал, что реакции переноса пациента и его сопротивления дают весьма важный материал для аналитической работы (1905а, с. 112—122). Вследствие этого аналитическая ситуация организована так, чтобы максимально облег­чить развитие реакций переноса пациента. Сопротивле­ния имеют целью предотвратить или затруднить процесс переноса. Как сопротивление, так и перенос являются носителями жизненно важной информации о прошлом пациента, его репрессированной истории. Разделы 2 и 3 этого тома посвящены систематическому и подроб­ному обсуждению этой темы. Здесь же я попытаюсь дать лишь предварительную ориентацию в данном во­просе,

Переноссостоит в переживании эмоций, побуждений, отношений, фантазий и защит по отношению к некото­рой личности в настоящем, не адекватном по отноше­нию к ней, так как они являются повторением, переме­щением реакций, образовавшихся по отношению к зна­чимым личностям в раннем возрасте. Восприимчивость пациента к реакциям переноса исходит из его состояния инстинктивной неудовлетворенности и происходящей в результате этого необходимости поиска возможных раз­рядок (Фрейд, 1912а).

Важно заострить внимание на том факте, что паци­ент склонен повторять вместо того,чтобы вспоминать; повторение есть всегда сопротивление по отношению к функциям памяти. Однако путем повторения вновь и вновь прошлого пациент действительно делает возмож­ным для прошлого «вхождение» в аналитическую ситу­ацию. Повторение переноса привносит в анализ матери­ал, который иначе остался бы вне поля зрения. Если перенос должным образом обработан, он приведет к воспоминаниям, реконструкциям и пониманию и к окон­чательному прекращению повторений.

Существует много способов классификации различ­ных клинических форм реакций переноса. Обычно ис­пользуются такие обозначения, как позитивный и нега­тивный перенос. Название «позитивный перенос» отно­сится к различным формам страстного сексуального желания, а также к симпатии, любви и уважению к

 

– 41 –

 

аналитику. Название «негативный перенос» применяет­ся к различным разновидностям агрессии в форме гне­ва, сим-антипатии, ненависти или презрения по отно­шению к аналитику. Следует понять, что все реакции переноса, по существу, амбивалентны, а то, что проис­ходит в клинике, это лишь «поверхность».

Для того чтобы реакции переноса имели место в аналитической ситуации, пациент должен быть спосо­бен рискнуть некоторой временной репрессией, в рам­ках Эго-функций и объектных отношений. Эго пациента должно быть способно на временную регрессию к ре­акциям переноса, но эта регрессия должна быть частич­ной и обратимой, так, чтобы пациент мог быть под­вергнут лечению и в то же время жить в реальном мире. Люди, которые не осмеливаются регрессировать от реальности и те, которые не могут вернуться легко к реальности, с трудом отваживаются на психоанализ. Фрейд подразделял неврозы на две группы на основа­нии того, может пациент или нет развивать и со­хранять относительно сцепленный набор реакций пере­носа и вместе с тем функционировать в анализе и во внешнем мире. Пациенты с «неврозом переноса» могут делать это, тогда как пациенты, страдающие «нарци­стическим неврозом», не могут (Фрейд, 1916—17, с 341, 414—415, 420—423).

Фрейд также использовал термин невроз переноса для того, чтобы описать ту совокупность реакций пере­носа, в котором анализ и аналитик становятся центром эмоциональной жизни пациента и невротический кон­фликт пациента вновь оживает в аналитической ситуа­ции (Фрейд, 1914, с. 154). Все важные проявления бо­лезни пациента будут пережиты или привнесены в ана­литическую ситуацию (Фрейд, 1905а, с. 118—119; 1914с, с. 150—154; 1916—1917, раздел XXII).

Психоаналитическая техника направлена на то, что­бы обеспечить максимальное развитие невроза переноса. Относительная анонимность аналитика, его ненавязчи­вость, «правило абстиненции» и «правило аналитик — зеркало» — все это имеет целью сохранить относитель­но «неоскверненным» поле для многообещающего невро­за переноса (Феничел, 1941, с. 72; Гринакре, 1954). Невроз переноса есть артефакт аналитической ситуации; он может быть уничтожен только путем аналитической

 

– 42 –

 

работы. Он служил как бы переходом от болезни к здо­ровому состоянию.

С одной стороны, невроз переноса — один из наибо­лее важных проводников успеха в психоанализе; с дру­гой — наиболее частная причина терапевтической не­удачи (Фрейд, 1912а, 1914с; Гловер, 1955, Главы VII, VIII). Невроз переноса может быть разрешен только путем анализа, другие процедуры могут изменить его форму, но при этом увековечат его (Гилл, 1954).

Психоанализ — единственная форма психотерапии, которая пытается разрешить реакции переноса путем систематического и досконального анализирования по­следних. Сторонники кратких или неквалифицирован­ных версий психоанализа делают это лишь частично и выборочно. Следовательно, кто-то может анализировать только негативный перенос и то лишь тогда, когда он угрожает прервать лечение, или анализировать перенос настолько глубоко, насколько это необходимо для того, чтобы пациент был в состоянии работать в терапевти­ческой ситуации. В таких случаях после лечения всегда остаются некоторые остаточные явления нерешенных реакций переноса. Это убеждает в том, что нерешенный невроз остается неизмененным.

В неаналитических формах психотерапии реакции переноса не анализируются, но им потворствуют и с ними манипулируют. Терапевт присваивает себе роль какой-то фигуры из прошлого, реального или фантазии и потворствует каким-то инфантильным страстным же­ланиям пациента. Терапевт может действовать как лю­бящий, ободряющий родитель, как карающий мора­лист, и пациент может чувствовать временное улучшение или даже «излечение». Но эффект от этих «лекарств переноса» мимолетен и длится лишь столько, сколько идеализированный перенос на терапевте будет неприка­саем (Феничел, 1945а, с. 559—561; Хунберг 1932, с. 335—340).

 

Сопротивления

 

Термин сопротивление относится ко всем силам внутри пациента, которые находятся в оппозиции проце­дурам и процессам психоаналитической работы. В боль­шей или меньшей степени оно присутствует от начала

 

– 43 –

 

и до конца лечения (Фрейд, 1912а). Сопротивления за­щищают статус-кво невроза пациента. Сопротивления находятся в оппозиции аналитику, аналитической ра­боте и приемлемому Эго пациента. Сопротивления — операционная концепция, а не вновь созданные анали­зом. Аналитическая ситуация становится тем местом действия, где обнаруживается сопротивление.

Сопротивление есть повторение всех защитных опе­раций, которые пациент использовал в своей обычной прошлой жизни. Все вариации психических явлений могут быть использованы для целей сопротивления, на вне зависимости от того, что служит его источником, со­противление действует через Эго пациента. Хотя неко­торые аспекты сопротивления могут быть осознаны, значительная их часть остается бессознательной.

Психоаналитическая терапия характеризуется до­скональным и систематическим анализом сопротивлений. Задача психоаналитика состоит в том, чтобы раскрыть, как пациент сопротивляется, чему он сопротивляется и почему он делает это. Непосредственной причиной со­противления всегда является избегание таких болезнен­ных явлений, как тревога, вина или стыд. За этим могут быть найдены инстинктивные побуждения, которые и вызывают болезненный аффект. В конце концов, будет выяснено, что это страх травматического состояния, которое сопротивление пытается отвратить (А, Фрейд, 1935, с. 45—70; Феничел, 1945, с. 128—167).

Существует много способов классификации сопро­тивлений. Наиболее важное практическое различие состоит в дифференциации Эго-синтоничных сопротивле­ний от сопротивлений, чуждых Эго. Если пациент чув­ствует, что сопротивление чуждо ему, он готов рабо­тать над ним аналитически. Если же оно Эго-синтонич­ное, он может отрицать его существование, преумень­шать его важность или рационализировать его исчез­новение. Одним из важных шагов при анализировании сопротивления является превращение его в сопротивле­ние, чуждое Эго. Как только это будет достигнуто, па­циент сформирует рабочий альянс с аналитиком и бу­дет временно и частично идентифицировать себя с ана­литиком в своей готовности работать над анализом сво­его сопротивления.

Другие формы психотерапии пытаются избежать или

 

– 44 –

 

преодолеть сопротивления путем внушения или исполь­зуя наркотики, или эксплуатируя отношения переноса. В укрывающей или поддерживающей терапии терапевт пытается усилить сопротивление. Это может быть не­обходимо для пациента, который может перейти в пси­хическое состояние. Лишь в психоанализе терапевт стре­мится выявить причину, цель, форму и историю сопро­тивлений (Кнайт, 1952).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.200.4 (0.008 с.)