ТЕЛЕГРАММА КОЛЛЕКТИВАМ СТРОИТЕЛЕЙ И МОНТАЖНИКОВ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ТЕЛЕГРАММА КОЛЛЕКТИВАМ СТРОИТЕЛЕЙ И МОНТАЖНИКОВ



«ЗАПОРОЖСТРОЯ» И МЕТАЛЛУРГОВ «ЗАПОРОЖСТАЛИ»

 

Запорожье, Запорожстрой

Товарищам Дымшицу, Кузьмину, Брежневу, Филиппову, Пудикову,

Эпштейну, Яковлеву, Соболевскому, Старосельцу, Ильковичу

 

Приветствую и поздравляю строителей и монтажников «Запорожстроя» и металлургов «Запорожстали» с большой производственной победой – возрождением первой очереди разрушенного немецко-фашистскими захватчиками завода «Запорожсталь» и выпуском холоднокатанного стального листа.

Советский народ высоко оценит самоотверженный труд рабочих, инженеров и техников, успешно справившихся с восстановлением первой очереди завода «Запорожсталь».

Ваша работа показывает, как советские люди, применяя передовые социалистические методы труда, решают большие и сложные задачи по возрождению предприятий, разрушенных немецкими оккупантами.

Партия и правительство уверены, что коллектив строителей, монтажников, металлургов «Запорожстали», обогащенный опытом проведенных работ, приложит все усилия к тому, чтобы в кратчайший срок восстановить полностью завод «Запорожсталь».

Желаю вам дальнейших успехов в вашей работе.

 

И. СТАЛИН

 

Правда. 1947. 3 октября.

 

Примечание. Дымшиц – управляющий трестом «Запорожстрой» министерства строительства предприятий тяжелой индустрии, Кузьмин – директор завода «Запорожсталь» министерства черной металлургии, Брежнев – секретарь Запорожского обкома КП(б)У, Филиппов – главный инженер треста, Пудиков – главный инженер завода, Эпштейн – управляющий трестом «Южэлектромонтаж», Яковлев – начальник монтажного управления Ново-Краматорского завода министерства тяжелого машиностроения, Соболевский – парторг ЦК ВКП(б) на строительстве, Староселец – парторг ЦК ВКП(б) на заводе, Илькович – председатель постройкома Запорожстроя.


ТЕЛЕГРАММА СТРОИТЕЛЯМ И МОНТАЖНИКАМ

ВОРОНЕЖСКОГО ЗАВОДА

СИНТЕТИЧЕСКОГО КАУЧУКА

ИМЕНИ С. М. КИРОВА

 

Воронеж

Завод синтетического каучука

Товарищам Севастьянову, Абрамову, Фитисову, Матвееву, Шевцову, Золотареву, Кобцеву, Чернявскому, Новикову, Тюхову

 

Поздравляю строителей и монтажников с окончанием восстановления и пуском в эксплуатацию первой очереди Воронежского завода синтетического каучука, крайне необходимого нашей стране для нужд народного хозяйства.

Желаю дальнейших успехов в вашей работе по строительству второй очереди завода.

 

И. СТАЛИН

 

Правда. 1947. 10 октября.

 

Примечание. Севастьянов – начальник строительного управления № 25 министерства строительства военных и военно-морских предприятий, Абрамов – главный инженер, Фитисов – секретарь Сталинского райкома ВКП(б) города Воронежа, Матвеев – директор Воронежского завода синтетического каучука имени С.М. Кирова, Шевцов – главный инженер, Золотарев – секретарь парторганизации, Кобцев – председатель завкома, Чернявский – начальник участка строительных работ № 18, Новиков – главный инженер участка, Тюхов – секретарь парторганизации.


БЕСЕДА С ГРУППОЙ АНГЛИЙСКИХ ЛЕЙБОРИСТОВ –

ДЕПУТАТОВ ПАРЛАМЕНТА

14 октября 1947 года

Присутствуют: Зиллиакус, Вайт, Томас, Аллен, Бинг, Ли, Чэмпион, Паркин и Хьюз (секретарь делегации).

Тов. Сталин спрашивает, как проходит путешествие.

Зиллиакус отвечает, что путешествие проходит очень хорошо.

Тов. Сталин спрашивает, не устали ли гости.

Зиллиакус отвечает, что у них слишком много новых впечатлений, чтобы думать об усталости.

Тов. Сталин говорит, что гости, кажется, были у Молотова.

Зиллиакус отвечает, что они вчера посетили Молотова и что, кроме того, будучи в Москве, они беседовали с различными профсоюзными руководителями и руководителями кооперативного движения. Они также побывали на ряде заводов, в театрах, в санатории и видели различные достопримечательности Москвы.

Тов. Сталин говорит, что он к услугам гостей.

Зиллиакус выражает благодарность за то, что делегацию принимает глава Советского правительства. Для него, Зиллиакуса, и для его спутников это самый знаменательный день за все путешествие. Они выехали из Англии 25 сентября, провели несколько дней в Югославии и Чехословакии, а теперь после посещения СССР выезжают в Польшу. Цель этого путешествия заключается в том, чтобы подобрать нужные материалы и должным образом вооружиться для политической борьбы в Англии. В группу входят представители различных течений в Лейбористской партии, но все они считают крайне необходимым добиться сближения с Советским Союзом, а также сделать Англию независимой от США. Кроме того, все члены группы придерживаются того мнения, что нужно найти пути для того, чтобы Англия смогла избежать экономического кризиса, который должен наступить через год-два.

Зиллиакус представляет своих спутников и говорит, что до последнего времени все они мало выступали по внешнеполитическим вопросам в парламенте, а занимались главным образом вопросами экономики. То обстоятельство, что эти люди теперь решили более активно выступать по вопросам внешней политики, отражает ту эволюцию, которая происходит в рядах Лейбористской партии.

Члены делегации испытывают самую глубокую благодарность за то, что их принимает Генералиссимус Сталин. Для них это величайшая честь, и они глубоко ценят значение этого дружественного жеста.

Тов. Сталин говорит, что это лишь долг гостеприимства и что в этом нет ничего особенного.

Паркин задает тов. Сталину вопрос: желает ли Советский Союз сотрудничать с Великобританией в настоящее время.

Зиллиакус говорит, что он и его спутники понимают, что некоторые из вопросов, которые они будут задавать, покажутся чрезвычайно глупыми. Но это именно те вопросы, которые в настоящее время обсуждаются на Западе. Ответы на эти вопросы из столь авторитетного источника окажут большую помощь членам делегации в их работе у себя на родине.

Отвечая Паркину, тов. Сталин говорит, что Советский Союз безусловно желает сотрудничать с Англией.

Паркин заявляет, что он и его спутники считают своим долгом бороться против той точки зрения, что Советский Союз намеревается изолировать себя от остальных стран и что те люди, которые пытаются наладить сотрудничество с СССР, лишь зря теряют время.

Тов. Сталин говорит, что такие же разговоры об изоляции Советского Союза имели место и после первой мировой войны. Одно время даже удалось изолировать Советский Союз. Но потом пришлось установить с ним дипломатические отношения, а затем во время второй мировой войны – даже заключить союзный договор. Советские люди не боятся изоляции. Они привыкли к таким разговорам.

Бинг указывает, что присутствующие здесь английские лейбористы особенно интересуются вопросом о торговле между СССР и Великобританией. Это объясняется в первую очередь тем, что Великобритании нужно сырье, продовольствие и другие товары, которые могут быть поставлены Советским Союзом. Во-вторых, как социалисты, они хотят, чтобы был заключен торговый договор, который в некоторой степени поможет освободиться от сетей американского капитализма.

Тов. Сталин говорит, что Советский Союз также хочет расширения экономических связей. Он заинтересован в развитии торговых отношений и в сближении между Англией и Россией. Он, тов. Сталин, думает, что эти два государства могут быть если не союзниками, то, по крайней мере, хорошими сотрудниками в общем деле. Однако он не уверен, что нынешнее Английское правительство также желает сближения с Советским Союзом и установления тесных торговых отношений.

Зиллиакус спрашивает, считает ли генералиссимус Сталин, что на практике окажется возможным для Великобритании и Советского Союза попытаться разработать общую политику в Европе в области экономической реконструкции и политической организации на основе существующего союзного договора. Другими словами, не проще было бы вместо пересмотра договора искать средства сотрудничества на основе существующих положений этого договора. Такое сотрудничество могло бы принять форму регулярных конференций или форму дополнительных соглашений, заключенных в соответствии с той или иной статьей союзного договора, который именно и предусматривает экономическое и политическое сотрудничество в Европе.

Тов. Сталин спрашивает, знаком ли Зиллиакус с текстом существующего договора между Великобританией и СССР.

Зиллиакус отвечает утвердительно.

Тов. Сталин говорит, что этот договор, к сожалению, не дает базы для сотрудничества в экономической и политической областях. Нынешний договор превратился в клочок бумаги.

Как всем присутствующим известно, договор состоит из двух частей. Первая часть касается вопросов войны Советского Союза и Великобритании, с одной стороны, и Германии – с другой. Договор предусматривает оказание полной взаимной помощи до окончательного поражения Германии. Но теперь победа достигнута, Германия побеждена, и эта часть договора стала беспредметной. Эта часть договора стала достоянием истории, и она больше не может служить руководством, раз общий враг побежден и война закончилась.

Вторая часть договора касается вопросов послевоенного периода. Эта часть говорит, что после войны отношения взаимной помощи будут продолжаться в течение 20 лет, если не появится новая международная организация, которая сама займется разработкой вопросов защиты ее членов от агрессии. Но такая организация уже появилась. Это – Организация Объединенных Наций. Если бы она не появилась, если бы она не взяла на себя дело защиты наций от агрессии, то эта часть договора сохранила бы смысл. Но поскольку такая организация, в которой участвуют как Англия, так и Советский Союз, появилась, то и вторая часть договора становится беспредметной и отходит в историю.

Таким образом, первая часть договора, в которой речь шла о войне, утратила свою силу, так как война закончилась. Вторая часть сохранила бы силу, если бы не было Организации Объединенных Наций, но такая организация существует, а поэтому и вторая часть договора утрачивает свою силу.

Поэтому он, тов. Сталин, не знает, как этот договор можно сделать базой для экономического и политического сотрудничества Англии и СССР. Он не понимает, как это возможно. По его мнению, это невозможно. Именно поэтому и возник вопрос о ремонте договора, о внесении в него улучшений с тем, чтобы он не был бы связан с вопросами уже оконченной войны и мог бы продолжать действовать при существовании Объединенных Наций. Другими словами, речь идет о том, чтобы договор принял примерно такую же форму, как договор с Францией, который не связан с прошлой войной и с вопросом существования Организации Объединенных Наций. Если отремонтировать договор между Англией и СССР, то тогда его можно сделать базой для улучшения англо-советских отношений.

Что касается общего вопроса, заданного Зиллиакусом, то этот вопрос, по-видимому, сводится к тому, возможно ли, чтобы Англия и Советский Союз сотрудничали вместе в политической и экономической областях в Европе. Он, тов. Сталин, считает, что это возможно и желательно.

Паркин заявляет, что в связи с высказанными сомнениями о том, желает ли нынешнее правительство Великобритании сближения с СССР, полезно было бы откровенно обсудить весь этот вопрос. По каким причинам возникает такое впечатление? Он, Паркин, и его спутники хотели бы подчеркнуть, что во всяком случае рабочий класс Англии искренне хочет сближения с СССР. Что касается членов правительства, то они думают, что они также хотят наладить сотрудничество. Однако в Англии имеются некоторые элементы, которые выступают против такого сотрудничества. Задача заключается в том, чтобы заставить правительство более энергично проводить социалистическую внешнюю и внутреннюю политику. А в этом деле больше всего помогло бы заключение торгового договора.

Тов. Сталин говорит, что у советских людей за последние два года сложилось убеждение, что нынешнее Английское правительство не хочет или не может улучшить отношения с Советским Союзом, так как кто-то ему мешает. Об этом говорят факты. Бевин сам поднял вопрос о продлении союзного договора. Однако было бы невозможно и бесцельно продлить этот договор, поскольку, как уже было сказано, он стал беспредметным. Советский Союз поставил вопрос о том, чтобы улучшить договор, который нуждается в ремонте. Английское правительство на словах согласилось на это, но переговоры не дали результатов. Русские лишь хотят, чтобы был разработан такой договор, как, примерно, с Францией. Они хотят, чтобы этот договор приобрел соответствующее его названию содержание. Но дело это не двигается вперед. Англичане предложили условия, которые лишь ухудшают нынешний договор, в то время как Советский Союз хочет, чтобы он был улучшен.

Таков первый факт.

Что касается торговых переговоров, то в свое время было сделано предложение о больших поставках товаров. Предлагалось, чтобы русские поставляли главным образом лес и зерно, а англичане – различное оборудование вроде рельс для узкоколейных дорог и труб для нефтяной промышленности. Все это оборудование имеется в Англии и не представляет чего-либо сложного. Однако возникли затруднения. Советский Союз согласился поставлять зерно и лес на большие суммы, а Великобритания не дала согласия поставлять оборудование даже на одну треть стоимости советских поставок. Англичане хотели, чтобы Советский Союз получал фунты стерлингов за свои поставки. Советское правительство, учитывая экономическое положение Англии, согласилось не требовать обязательно долларов за свои поставки, но выразило пожелание, чтобы известная часть советских товаров была оплачена Англией поставками оборудования. В этом предложении нет ничего необычного, но оно не было принято.

Во-вторых, возникли трудности по вопросу о кредите. Советское правительство хотело бы, чтобы половина кредита была отсрочена, то есть чтобы проценты по этой половине выплачивались не сейчас, а через несколько лет. Быть может, было бы правильнее сохранить прежние условия кредита? Он, тов. Сталин, думает, что это было бы неправильно и несправедливо. Советское правительство лишь предложило, чтобы Англия сделала ему такие же уступки, как французам. Речь идет о старых долгах военного времени. Французы получили такие уступки по кредиту. Мы, советские люди, по-моему, помогали в войне не хуже, чем французы (делегаты улыбаются). Почему же нам отказывают в аналогичных уступках? Здесь мы усматриваем дискриминацию.

Таковы затруднения, которые возникли в ходе торговых переговоров и которые привели к срыву переговоров, несмотря на то, что советские предложения выгодны для Англии, несмотря на то, что Советский Союз согласился поставлять лес и зерно и не требует обязательной уплаты в долларах.

У нас сложилось мнение, что Английское правительство хочет иметь переговоры с СССР, но не хочет соглашения с ним. Сложилось впечатление, что оно почему-то заинтересовано начинать переговоры, потом прекращать, а затем вновь возобновлять переговоры, но не заинтересовано доводить их до соглашения.

Возможно, что это делается для того, чтобы показать английскому рабочему классу, что с русскими невозможно сговориться. Может быть, это способ борьбы против влияния Советского Союза в Англии, в Европе? Может быть, это способ борьбы Лейбористской партии против коммунизма? Может быть, думают, что соглашение с Советским Союзом подымет авторитет коммунистов в Англии? Возможно также, что Английское правительство, видя, что рабочий класс Англии добивается дружбы с СССР, чувствует, что когда-нибудь надо довести дело до соглашения, но ему кто-то мешает сделать это. Возникает вопрос, вполне ли самостоятельно Английское правительство? Не диктует ли ему кто-то извне?

Ли говорит, что он и его коллеги благодарны за подробный ответ генералиссимуса Сталина. Очень полезно было узнать его точку зрения. Он, Ли, со своей стороны попытается ответить на некоторые из вопросов, поднятых генералиссимусом. Можно согласиться с тем, что в английском правительстве нет единодушия в отношении многих принципиальных вопросов. В политике Английского правительства действительно имеются такие тенденции, которые могут привести не к соглашению с Советским Союзом, а к совершенно противоположной цели. Он, Ли, полагает возможным, что ввиду трудных экономических условий в Англии казначейство считает, что заключение такого рода соглашения с Советским Союзом послужило бы препятствием для получения более благоприятных условий со стороны Соединенных Штатов. Он, Ли, попытается вкратце рассказать о том, что лежит в основе политической борьбы в рядах Лейбористской партии.

Во-первых, следует отметить, что Лейбористская партия не является марксистской партией. Она состоит из целого ряда различных групп и течений. Это скорее народный фронт, как этот термин понимают на континенте. В различные периоды в Лейбористской партии берут верх различные течения. Сначала одна группа становится более влиятельной, потом другая. Но тесная связь Лейбористской партии с профсоюзами указывает на то, что основной источник ее силы лежит именно в рабочем движении. А рабочий класс, несомненно, с энтузиазмом встретил бы соглашение с Советским Союзом. Он, Ли, хорошо помнит, как во время войны его товарищи – рабочие машиностроительной промышленности с радостью производили оборудование для Советского Союза и одновременно отказывались выполнять заказы из Южной Африки и из других стран.

Таким образом, в рядах Британского правительства нет единодушия. Но теперь, когда требуется трудовой подъем со стороны населения, чтобы увеличить производство для экспорта, от правительства потребуется более энергичное осуществление социалистических мероприятий. В связи с этим можно надеяться на то, что удастся изменить политику правительства Великобритании в такой мере, что в скором времени генералиссимус Сталин сможет изменить свою точку зрения по поводу политики Великобритании.

Томас добавил, что Великобритания стоит перед экономическим кризисом, и она должна теперь решить коренные политические вопросы. Торговый договор оказал бы глубочайшее влияние на международные отношения и послужил бы прочной основой для улучшения англо-советских отношений. Поскольку оба правительства были согласны вести торговые переговоры, будет величайшей трагедией, если не удастся добиться положительных результатов.

Бинг говорит, что, каково бы ни было мнение некоторых министров, в английском кабинете есть такие люди, как, например, новый министр торговли Вильсон, которые искренне желают улучшения англо-советских отношений. Об этом можно говорить откровенно, так как хорошо известно, что в правительстве имеются и министры, которые придерживаются другой точки зрения. Но вопрос об улучшении экономических отношений зависит не от личностей, а от фактического положения вещей. Успех плана Криппса зависит от возможности увеличения экспорта промышленных товаров. До войны на долю Великобритании приходилось 20% всемирного экспорта промышленных товаров. Но в то время Великобритания также экспортировала значительное количество сырья, в том числе и угля. Теперь она не в состоянии экспортировать сырье. Потому для того, чтобы обеспечить благоприятный товарооборот, ей необходимо значительно повысить экспорт промышленных изделий. Однако история показывает, что за последние два десятилетия произошло лишь незначительное увеличение торговли промышленными изделиями. Учитывая характер капиталистического производства, трудно представить себе, чтобы произошло значительное увеличение этой торговли в течение ближайших лет. Кроме того, следует указать на тот факт, что английская экспортная торговля развивается почти прямо пропорционально увеличению национального дохода Соединенных Штатов. Причина заключается в том, что именно Соединенные Штаты обеспечивают покупательную способность других стран и дают им возможность покупать товары у Англии. Все это наводит на мысль о необходимости наладить экспорт английских товаров в страны с плановой экономикой, не зависящие от американского капитализма.

Тов. Сталин говорит, что сейчас имеется сколько угодно рынков для сбыта товаров, ибо нет больше Германии и Японии, как конкурентов в торговле.

Бинг отвечает, что у многих стран есть желание приобретать товары, но нет покупательной способности.

Аллен замечает, что, согласно теории Бинга, выходит, что торговля может развиваться лишь при условии финансирования ее американским капитализмом.

Тов. Сталин говорит, что это, конечно, неправильно.

Аллен говорит, что Великобритания не может вечно жить, как сирота, на иждивении Соединенных Штатов. Естественным рынком для Англии являются не Соединенные Штаты, так как все то, что производит Англия, Соединенные Штаты могут производить дешевле и лучше.

Томас замечает, что США, может быть, и производят товары дешевле, но не лучше, чем Англия.

Аллен продолжает свои замечания и говорит, что Англии нужно искать другие рынки в восточном направлении. Туда, на восток, идут естественные каналы английской торговли. Советская Россия и другие страны Восточной Европы имеют средства покупать у Англии то, что не будут покупать у нее Соединенные Штаты.

Чэмпион указывает, что, по его мнению, усиление экономического кризиса, возможно, приведет к созданию экономического блока в Западной Европе, который послужит противовесом для американского блока.

Тов. Сталин отвечает, что это не исключено.

Тов. Сталин говорит, что в своих замечаниях Ален, Ли и Бинг коснулись вопроса мировой торговли или товарообмена. Он, тов. Сталин, понимает, что главная помощь для Англии идет от Соединенных Штатов. Это совершенно верно, и этим нельзя пренебрегать. Но такое положение долго не может продержаться, так как Англия производит почти такие же товары, что и Соединенные Штаты. Америка, например, не нуждается в английском оборудовании и машинах. Поэтому Англия долго не сможет получать продовольствие и сырье из Америки. Было бы вполне естественным, чтобы Англия завязала связи с теми странами, которые нуждаются в английском оборудовании и могут поставлять ей сырье и продовольствие. Он, тов. Сталин, думает, что через несколько лет, и особенно если наступит экономический кризис, Англия, как страна, производящая оборудование, но не производящая нужного ей количества продовольствия, должна будет связаться со странами Восточной Европы, в которых промышленность настолько развита, что она может поглотить английские станки и оборудование. Этот путь неизбежен для Англии.

Если бы он, тов. Сталин, был англичанином, скажем, членом лейбористского правительства, он бы принял такую установку. Он не стал бы ослаблять экономические связи с США. Он продолжал бы эти связи, но одновременно он бы наладил отношения со странами, которые нуждаются в английском оборудовании и могут поставлять продовольствие. Он потребовал бы, чтобы Америка пошла на уступки и, если она на это не пойдет, если она не предоставит более льготные условия, то он бы начал укреплять связи с другими странами, откуда Англия может получить продовольствие. Это обстоятельство предоставило бы Англии возможность иметь в руках средство давления на Америку, и Америка стала бы более уступчивой. Тогда исключительная зависимость Англии от Америки отпала бы и Англия, став более самостоятельной, могла бы вести политическую игру и маневрировать, используя эти возможности.

Чэмпион замечает, что до настоящего времени другие страны, помимо Соединенных Штатов, не были в состоянии поставлять Великобритании нужные ей товары.

Тов. Сталин отвечает, что это верно, но этот период проходит или уже прошел. Россия, а также другие страны Европы, которые уже кое-что имеют и торгуют между собой, могли бы предоставить то, в чем Англия нуждается. Если же этого не сделать, если Англия не будет искать опоры одновременно в США и в Европе, тогда ей будет плохо, она ослабнет и подпадет под полную зависимость от Америки. Фунт стерлингов потеряет свою ценность. Англия должна будет удовлетворять все требования американцев.

Некоторые могут думать, что если Англия будет вести себя смирно, если она не свяжется с восточно-европейскими странами, то Америка оценит это и пожалеет ее. Но так думать наивно. В современной жизни так не бывает. В международных отношениях, к сожалению, господствует не чувство жалости, а чувство собственной выгоды. Если какая-нибудь страна увидит, что она может захватить и покорить другую страну, то она это сделает. Если же Англия будет сильной, то, прежде чем ее подавлять, подумают, не слишком ли это опасно и не будет ли от этого еще хуже. Если Америка или какая-нибудь другая страна увидит, что Англия находится в полной от нее зависимости, что у нее нет других возможностей, то она ее съест. Слабых не жалеют и не уважают. Считаются только с сильными.

Тов. Сталин извиняется перед гостями, что его ответ несколько затянулся. Он, конечно, не думает кого-либо поучать. Но он должен был обстоятельно ответить на заданный вопрос.

Ли заявляет, что он вполне согласен с тем, что сказал генералиссимус Сталин.

Зиллиакус говорит, что он, как и Ли, полностью поддерживает точку зрения, высказанную генералиссимусом Сталиным. Он, Зиллиакус, именно об этом неоднократно говорил в парламенте и на различных собраниях в Англии. Но основная трудность на пути такого курса заключается в позиции Лейбористского правительства в отношении коммунистов. Лейбористское правительство хочет как бы играть роль международного шейдемана, оно хочет в международном масштабе делать то, что Шейдеман делал в рамках Веймарской республики. Оно представляет себя в качестве защитника западной демократии от коммунизма в сотрудничестве с американским капитализмом. Такова основная трудность.

Он, Зиллиакус, всегда говорил, что во многих европейских странах коммунисты являются подлинными представителями рабочего класса и полностью отражают интересы рабочих. Что касается Англии, то там есть место для существования только одной рабочей партии, а именно Лейбористской партии, которая осуществляет связь с рабочими массами через профсоюзы. Поэтому он, Зиллиакус, и его единомышленники выступают за то, чтобы в Англии Коммунистическая партия распустилась и коммунисты вступили в ряды Лейбористской партии. Но на континенте положение иное. Там коммунисты во многих случаях являются действительными представителями рабочего класса. Бевин этого не может понять. Как любят шутить в Англии, он смотрит на Советский Союз как на отколовшуюся фракцию профсоюза транспортных рабочих, которую он в свое время возглавлял.

Недавно опубликованный манифест девяти европейских компартий будет всячески раздуваться в западной Европе и преподноситься как возрождение Коминтерна. Снова будут рисовать картины, изображающие коммунистов, составляющих заговор против цивилизации для установления мирового господства. Он, Зиллиакус, конечно, не верит всему этому, но он был бы благодарен, если бы генералиссимус Сталин высказал свою точку зрения по поводу значения этой декларации девяти компартий и сказал, является ли это возрождением Коминтерна или изменением позиции коммунистов в отношении национальной независимости и демократического устройства различных стран.

Тов. Сталин говорит, что возрождать Коминтерн – это означало бы заниматься утопией, а коммунисты не утописты. Коминтерн возник после первой мировой войны, когда в ряде стран только зарождались коммунистические партии. Он сыграл свою роль в деле установления связей между рабочими разных стран и помог выработать лидеров рабочего класса. Сделав это, он утратил свое основное значение. Теперь в большинстве или, во всяком случае, во многих странах коммунисты выросли в большие партии. При этом он, тов. Сталин, исключает Англию, где несколько иные условия. Что касается Италии, Франции, Польши и некоторых других стран, то здесь компартии превратились в большие влиятельные массовые партии со своими собственными лидерами. Кое-где, как, например, в Германии, коммунисты объединились с социалистами. Это возможно и в других странах. Было бы донкихотством пытаться руководить теперь из одного центра этими массовыми партиями. Я считаю, что нет больше резона для существования Коминтерна. Было бы глупо поворачивать назад колесо истории.

Я понимаю декларацию девяти компартий таким образом, что коммунисты хотят отстаивать, прежде всего, независимость и суверенитет отдельных стран и прочный мир между ними. Они хотят, далее, бороться за демократию против реакции и пережитков фашизма. Они хотят, далее, серьезно улучшить положение рабочего класса, и они всегда будут бороться со всеми, кто попытается этому препятствовать. Они хотят, наконец, бороться против империализма вообще и против мирового господства какой-либо одной страны. Я думаю, что если социалисты не догадаются сами взяться за решение этих вопросов, то существует опасность, что коммунисты сгруппируют вокруг себя все демократические силы.

Томас (улыбаясь) благодарит тов. Сталина за предупреждение.

Тов. Сталин (улыбаясь) говорит: «Не стоит благодарности». Меня спрашивали здесь, меняет ли манифест девяти компартий политику Советского Союза. Он не меняет и не может изменить советской политики. Советский Союз стоял и стоит за улучшение политических и экономических отношений со всеми странами, в том числе с США и Англией. Если другие страны захотят установить с Советским Союзом хорошие отношения, то Советский Союз будет это приветствовать независимо от того, какая экономическая система существует в той или иной стране. Если же они не захотят этого, то мы постараемся обойтись без них. Мы можем ждать, пока другие образумятся. Мы – народ терпеливый.

Зиллиакус благодарит тов. Сталина за беседу. Эта беседа окажет очень большую пользу. Она укрепит решимость членов делегации последовательно бороться за дело взаимопонимания между СССР и Великобританией и за дело всеобщего мира.

Тов. Сталин говорит, что со своей стороны он хотел бы поблагодарить делегацию за то, что она дала ему возможность поговорить по душам с представителями рабочего класса Англии. Это дает ему, тов. Сталину, глубокое удовлетворение. Что бы ни случилось, каковы бы ни были правительства, рабочие Англии и России всегда останутся друзьями.

Бинг выражает благодарность за ту любезность и гостеприимство, с которыми он и его спутники были приняты в Советском Союзе и, в частности, на юге в Сочи. Он хотел бы сказать, что делегации была оказана очень большая помощь со стороны ВОКС’а, а также со стороны тех лиц, которые ее непосредственно обслуживали.

На этом беседа заканчивается.

Беседа продолжалась 2 часа.

Записал О. Трояновский.

 

  АВП РФ. Ф.0457а. Оп.4. П.8. Д.4. Л.64-82.

 

Примечание. Аллен А. С. (1887–1981) – английский политик-лейборист, активный участник профсоюзного движения.

Томас Д. (1892–1954) – лейборист, депутат английского парламента (с 1946), руководитель парламентской фракции (1949–1950).

Бинг Д. (1909–1977) – британский адвокат и политик, депутат английского парламента от Лейбористкой партии (с 1945).

Зиллиакус К. (1894–1967) – британский политический деятель, депутат от Лейбористской партии, принадлежал к ее левому крылу.

Паркин Б. (1906–1969) – английский политик-лейборист, депутат парламента (1945–1950).

Хьюз Э. (1894–1969) – лейборист, депутат английского парламента (с 1946).

О. А. Трояновский, бывший в ту пору сотрудником секретариата Молотова и привлекавшийся, наряду с Павловым, для переводов на встречах Сталина с англичанами и американцами, так вспоминал об этой беседе:

«В середине октября 1947 года Молотов вызвал меня и сказал, что Сталин намерен принять прибывшую в Советский Союз группу английских лейбористов – членов парламента левого направления во главе с Тони (ошибка, правильно – Кони. – Ред.) Зиллиакусом, который был известен как активный сторонник улучшения советско-английских отношений. Сталин в то время отдыхал на Кавказском побережье Черного моря, в своей даче Холодной речке, где он решил провести эту встречу. Я должен был сопровождать англичан и переводить предстоящую беседу…

На следующий день англичане (их было человек восемь) и я при них отправились спецрейсом в Сочи...

Сталин встретил нас приветливо у самого входа. На этот раз вместо военной формы он был одет в гражданский костюм, и это придавало ему более домашний и, как мне казалось, более доступный вид. Он загорел и выглядел отдохнувшим, в хорошем расположении духа. Он провел нас в довольно большую гостиную, где гости расположились на приготовленных для них стульях. Я сел рядом со Сталиным. Сбоку от англичан примостился генерал Власик.

Сама беседа, ее можно было точнее назвать сталинским монологом (как видно из записи, в этом память Трояновского несколько подвела. – Ред.), вращалась в основном вокруг одной темы. Сталин, как бы не навязывая своего мнения, рассуждал о том, что лучшей ролью для Великобритании в нынешней ситуации была бы своего рода роль посредника между Советским Союзом и Соединенными Штатами с целью улучшения отношений между ними. В качестве иллюстрации такой позиции он привел образ пианиста, нажимающего обе педали.

В течение всей встречи Сталин вел себя как сердечный, гостеприимный хозяин, вновь проявив свой актерский талант. Во время беседы произошел такой эпизод. На какой-то фразе, видимо под влиянием стресса, я запутался и, вместо того чтобы переводить Сталина на английский, стал повторять его слова по-русски. В первый момент присутствующие не могли понять, что происходит, потом начали смеяться. Тогда Сталин обнял меня, как бы выражая сочувствие уставшему переводчику. Это было откровенное актерство, но оно произвело должное впечатление на английских гостей» (Трояновский О.А. Через годы и расстояния. М.,1997. С.154–156).

Причины, по которым Трояновский отказывает Сталину в праве на подобное сочувствие, не ясны. Дольше и ближе знавшие его переводчики вынесли из общения со Сталиным иное впечатление. Вероятно, на Трояновского повлияли шумные кампании по критике «культа личности», и поэтому сказать о Сталине хорошее он, как и многие другие, считал возможным лишь с двусмысленной оговоркой.






Последнее изменение этой страницы: 2019-12-15; просмотров: 82; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.23.215.230 (0.016 с.)