ТОП 10:

Формирование речевых навыков



<…>Прежде чем приступить к изложению методики формиро­вания грамматических и лексических навыков, необходимо рас­смотреть два общих вопроса, касающихся работы на данном этапе.

А. Условно-речевые упражнения как средство формирования речевых навыков.Формирование навыка со всеми присущими ему качествами, особенно автоматизированное, устойчивости, гибкости и относительной сложности, требует определенных ус­ловий. Поскольку условия создаются в упражнениях, становится ясным, что для формирования речевых навыков необходимы спе­циальные упражнения. Эти упражнения должны отвечать оп­ределенным требованиям, вытекающим из принципов коммуни­кативного метода.

Правомерно разделить все требования на два вида: стабиль­ные, т.е. такие, которым упражнения данной категории должны отвечать всегда, и варьируемые, соблюдение которых обуслов­лено методической целесообразностью в зависимости от разных факторов обучения.

 

А. Стабильные требования

1) Наличие речевой задачи говорящего: «Поинтересуйтесь ...>, «Подтвердите, если вы согласны ...> и т.п., что обеспечивает условную мотивированность речевого поступка.

2) Ситуативность, т.е. соотнесенность каждой реплики с ситуацией как системой взаимоотношений собеседников.

3) Преимущественная направленность произвольного вни­мания обучаемого на цель и содержание высказывания, а не на его форму.

4) Слияние трех сторон говорения.

5) Моделирование речевого общения в каждом из элементов упражнения: сочетание реплик как элемент упражнения есть продукт обусловленной ситуации.

6) Коммуникативная ценность фраз.

7) Экономичность упражнения во времени.

8) Достаточное количество однотипных фраз и действий.

9) Обеспечение относительной безошибочности действий обучаемого.

10) Одноязычность упражнений.

Б. Варьируемые требования

1) Совмещение изолированно усвоенных явлений (стадия комбинирования, где формируется устойчивость навыка).

2) Дифференцирование усваиваемых явлений.

3) Тематическая, логическая связанность фраз (элементов упражнения).

4) Простота и краткость первых реплик.

5) Наличие заданного языкового материала.

6) Наличие указаний на операции с материалом. Заметим, что варьируемые не следует понимать как факуль­тативные: они используются не по желанию, а по необходимости.

Если с точки зрения перечисленных требований оценить те упражнения, которые обычно используются в качестве подгото­вительных, тренировочных и т.п., то станет совершенно ясно:они не отвечают необходимым требованиям.

В.Риверс писала: «Чтобы перенос в реальную жизнь из учебного процесса был по-настоящему успешным, работа в аудитории должна как можно точнее имитировать условия реаль­ного языкового общения».

Такая работа и происходит в условно-речевых упражнениях, о которых будет кратко рассказано дальше[41]. Они принципиаль­но отличаются от любого вида тренировочных упражнений, поскольку моделируют то, что имеет место в реальном речевом общении. Каковы же принципы их организации?

В любой фразе, звучащей в процессе общения, заложен оп­ределенный логический контекст, который может быть вскрыт репликами лишь определенного содержания. Если, например, вы услышите от собеседника: «Ну, не хочу туда ехать, и все!», то наверняка не захотите его удивить фразой: «А у меня пропала собака»; скорее всего, вы прореагируете: «А куда вам нужно ехать?». Или: «Поезжайте обязательно!» и т. п.

Конечно, диапазон логического контекста любой фразы до­вольно широк. Одно и то же высказывание в силу многих обстоятельств может вызвать разные реакции (реплики). Но упражнение можно специально организовать так, чтобы в реп­лике содержалась как раз та форма, которую необходимо ав­томатизировать. Иначе говоря, логический контекст должен вскрываться в одном нужном для автоматизации речевой единицы направлении. Для этого стоит лишь изменить привычные установки в упражнениях, установки типа: «Образуйте форму повелительного наклонения», «Поставьте следующие предложения в прошедшем времени», «Заполните пропуски словами по смыслу» и т.п. Ведь говорящий никогда не ставит перед собой подобных задач. Он,возможно, захочет побудить собеседника к действию и тогда употребит повелительное наклонение; захочет осведомиться, не происходило ли действие в прошлом, и для этого поставит глагол в прошедшем времени и т.д. Поэтому необходимо формулировать установки так, чтобы они выражали какой-либо из множества стимулов, побуждающих нас высказываться в процессе реальной коммуникации.

Вместо обычного «Образуйте форму повелительного наклонения» можно сказать: «Советуете ли вы мне делать то, от чего я отказываюсь».

– Я не хочу смотреть этот фильм.

Посмотрите обязательно. (Он великолепен.)

–Нет не буду.

– Я не люблю посещать зоопарк.

Пойдите туда обязательно. (Там очень интересно.)

– Может быть.

– Я не хочу читать эту книгу.

Прочтите обязательно. (Она интересная.)

– Хорошо. И т.д.

Каждая реплика учащегося обусловлена желанием дать совет. В центре внимания – речевая, а не формально-грамматическая задача. Конечно, эта задача в определённой мере условна. Однако, если упражнение проводится должным образом, ученик-собеседник «принимает игру»: «навязанная» речевая задача становится своей. Если реплики учителя жизненны, соответствуют интересам учащихся, условность тут же отпадает.

Попробуйте вместо «Поставьте предложения в прошедшем времени» сказать: «Я вам скажу, что я обычно делаю,а вы поинтересуйтесь, делал ли я это раньше»,и вы увидите, с каким интересом ученики будут реагировать на ваши реплики.

– Каждый вечер я немного читаю.

– А вчера вы тоже читали?

– Да конечно.

– Я делаю зарядку ежедневно.

– И сегодня делали?

– Безусловно.

– Перед сном я обычно гуляю.

– Вчера тоже гуляли?

– А почему бы нет?

Как и в первом примере, интерес учеников-собеседников вызван возможностью осуществить речевую задачу, а автоматизируемые формы для него лишь средство выполнения задачи.

Таким образом, первым принципом построения условно-речевых упражнений является принцип использования речевой задачи говорящего в качестве установки.Выдвижение на перед­ний план речевой задачи создаст в упражнениях условия, адекватные речевым, т.е. основу для переноса, изменит ха­рактер производимых учеником действий по имитации, подста­новке и т.п., которые будут действительно речевыми дейст­виями, а не языковыми операциями, обеспечит комплексность усвоения лексической, грамматической и произносительной сто­рон речевой деятельности.

Наличие речевой задачи, однако, недостаточно для автома­тизации определенной формы. Ведь, выполняя одну и ту же ре­чевую задачу, ученик может облечь высказывание в разные формы. Например, при установке «Согласитесь со мной, если я прав» реакциями могут быть:

– Этот фильм мне не понравился.

1) – Он и мне не понравился.

2) – Да, это плохой фильм.

Если цель – усвоение окончаний прилагательных, пригоден вариант № 2, а не № 1. Следовательно, упражнение нужно организовать так, чтобы в репликах учеников использовалась все время автоматизируемая грамматическая форма и чтобы они были однотипны в этом плане.

Этому и служит второй принцип построения условно-ре­чевых упражнений – принцип аналогии в образовании и усвое­нии грамматических форм.Он означает, что, выполняя рече­вую задачу, ученик конструирует свои реплики по аналогии с образцом, представленным обычно в реплике учителя или на доске. Образец постепенно сворачивается и благодаря этому интериоризуется; появляется чувство формы, на основе которого человек затем в речи и конструирует эту форму мгновенно. Если первый принцип обеспечивает функциональную сторону речи, то второй – ее формальную сторону.

Но форма и функция в условно-речевых упражнениях ус­ваиваются не раздельно, не последовательно, а параллельно. Однако на первом плане сознания находится речевая задача, оформление речи протекает на втором плане. Такой процесс характеризуется тем, что форма усваивается не в отрыве от ее функции, а, наоборот, в тесной связи с нею, за счет нее.

Поэтому правомерно выдвинуть третий принцип – принцип параллельного усвоения формы и функции при ведущей роли последней.

Важно заметить, что для формирования лексическихнавы­ков второй принцип окажется излишним (по вполне понятным причинам).

Различается множество видов условно-речевых упражнений (УРУ), которые классифицируются по составу, по установкам и по способу выполнения. Поскольку для становления навыка наиболее важно то действие, которое в упражнении выпол­няет ученик (способ выполнения), покажем классификацию УРУ по этому критерию,

1) ИмитативныеУРУ, в которых учащийся для выполнения речевой задачи находит языковые формы, лексические единицы в реплике учителя (в образце) и использует их, не изменяя. На­пример: «Подтвердите, если это так».

– Иванов хороший ученик?

– Да, он хороший ученик.

2) ПодстановочныеУРУ, в которых происходит подстановка лексических единиц в структуру какой-либо грамматической формы. Например: «Если я не прав, возразите мне».

– У тебя маленькая квартира.

– Что вы. У меня большая квартира.

Здесь в словосочетании « прилагательное+существительное» за­меняется первый компонент. Это может быть направлено и на автоматизацию, скажем, окончаний прилагательных (как в данном случае), и на усвоение сочетаемости лексических еди­ниц. Другой пример: «Поинтересуйтесь качеством того, о чем я скажу».

– Вчера у нас была лекция.

– Интересная лекция?

– Не очень.

С точки зрения автоматизации окончаний прилагательных это подстановочное УРУ, ибо здесь также происходит подстановка, но в потенциально возможное словосочетание. Для формиро­вания лексических навыков, однако, это упражнение репродук­тивное (см. дальше).

3) ТрансформационныеУРУ, в которых ученики для выпол­нения речевой задачи трансформируют реплику (или часть реп­лики) собеседника, что выражается в изменении порядка слов, лица или времени глагола, падежа или числа существительного и т.п. Для лексических навыков трансформация может выра­жаться в передаче того же содержания другими словами. На­пример: «Передайте товарищу мои слова».

– Я не читаю детективов.

– Он говорит, что детективов не читает.

4) РепродуктивныеУРУ, при выполнении которых предпо­лагается воспроизведение в репликах учащихся тех форм или лексических единиц, которые усвоены в предыдущих упражнениях.

Если раньше ученик репродуцировал, опираясь либо пол­ностью на образец (в имитативных), либо на аналогичную форму (в подстановочных), либо на похожую форму (в транс­формационных), то здесь репродукция уже полностью самостоя­тельна. Например: «Угадайте».

– Вчера в универмаге я что-то купил.

Новый костюм?

– Нет, красивый плащ.

Другой пример: «Сделайте замечание собеседнику, если вы счи­таете, что он поступает неверно».

– Я обедаю обычно в 6-7 часов.

– Это плохо. Нельзя обедать так поздно.

Все четыре вида, выполняемые в указанной последователь­ности, представляют собой комплекс УРУ, используемый обычно для усвоения какой-то одной формы или группы лексических единиц. В зависимости от многих факторов (материал, ауди­тория, ступень обучения и т. п.) комплекс может видоизме­няться и в количественном, и в качественном отношении.

Поскольку приемы работы с УРУ в корне отличаются от приемов работы с другими упражнениями н, кроме того, играют иногда решающую роль в их эффективности, опишем в тезисной форме основные моменты технологии работы.

1) Приступая к работе с УРУ впервые, необходимо не только разъяснить ученикам суть этих упражнений, но и продемонстри­ровать их выполнение. Главное при этом – довести до сознания учеников, что они не «выполняют упражнения», а реагируют, беседуют, общаются. Поэтому они должны стараться и соответ­ственно вести себя «по-речевому».

2) Установки вначале даются на родном языке, иностран­ные эквиваленты вводятся постепенно.

3) Перед выполнением упражнения (не каждого, разумеется) следует обязательно отработать его выразительную сторону: ло­гическое ударение, эмоциональную окраску и т.п. Иначе уп­ражнение «разваливается», ибо партнеры теряют речевой контакт.

4) Для большей естественности реплик постепенно вводят­ся разговорные штампы, клише.

5) Поскольку учителю трудно запомнить все свои реплики во всех упражнениях, заготавливаются маленькие карточки, где обозначены установки и опорные слова для каждого упраж­нения. Важнейшим моментом является умение учителя как бы невзначай использовать их в качестве опор для памяти, а не как материал для считывания своих реплик. С читающим собе­седником общения не получится.

6) Одно упражнение, состоящее из 8-10 элементов (микро­диалогов), должно выполняться не более двух минут. Общая продолжительность работы с УРУ зависит от ступени обучения и колеблется в диапазоне от 15 до 30 минут.

7) Возможна и желательна такая организация работы с УРУ, когда время говорения почти полностью отдано учащимся. Для этого необходим специальный раздаточный материал – карточки с иллюстрациями.

Наряду с перечисленными положениями имеются еще по крайней мере три, от которых без преувеличения зависит само существование УРУ. Опыт их применения показал, что некоторые учителя считают: если они дали речевую установку, значит это уже УРУ. По сути же дела использование одной лишь речевой задачи без других факторов часто приводит к формализму: фор­мальное «общение» вроде бы налицо, «собеседники» подтверж­дают, опровергают, спрашивают и т.п. Но не случайно мы взяли слова «общение» и «собеседники» в кавычки, ибо в дейст­вительности это лишь внешняя оболочка коммуникации. Ка­кие факторы имеются в виду?

1) Психологическая перестройкаучителя на новый лад работы. Прежде всего сам учитель должен понять, что процесс выпол­нения УРУ – это общение, пусть условное, регламентированное нуждами обучения, но общение. Понимание этого определяет все его поведение, о чем будет подробный разговор в сле­дующей главе.

2) Ситуативная обусловленностьреплик. Допустим, дается установка: «Если вы согласны делать то, что вас просят, скажите об этом», и следует реплика: «Помогите ему, пожалуйста!», то ученику неясно, кому и в чем он должен помочь. Поэтому необходимо предпослать приведенной реплике другую:

– Петя не может понять текст. Помоги ему!

– Хорошо, я ему помогу.

Иногда ситуативную соотнесенность репликой не создать, тогда следует прибегнуть к иллюстративной наглядности. На­пример: «Прав я или нет?»

– (Показывая картинку.) Эта комната не уютная, мне кажется.

– Что вы! Очень уютная.

– Может быть.

3) Достоверность реплик.Если то, что говорится, является неправдой по отношению к говорящему, не может быть речи даже об условном общении. Например, учитель раздает ученикам книги и дает задание: «Посоветуйте мне прочесть ту или иную книгу и обоснуйте это». Отличное задание. Но ... ученики этих книг не читали. Они, правда, учились, как надо вообщесоветовать, обосновывать свой совет, но по отношению к даннойкниге этот совет будет ложью, а не условностью.

Все реплики в УРУ должны быть рассчитаны на личность обучаемого, на его действительный жизненный опыт. Вот еще пример, к сожалению, взятый из практики использования УРУ: «Подтвердите, если я прав».

– Твоему брату 19 лет, да?

– Да, моему брату 19 лет.

А у этого ученика вообще нет брата ...

После подобных «упражнений» вряд ли ученик уверует в то, что иностранный язык такое же средство общения.

В заключение несколько слов об уровнях УРУ. Выше были выделены четыре вида УРУ по способу их выполнения. Это виды

УРУ второго уровня – УРУ2. Возможны, однако, и УРУ перво­го уровня – УРУ,. Это более низкий уровень оречевленности, поскольку в УРУ есть только речевая задача, но нет реальной ситуативной отнесенности; кроме того, высказывание полностью обусловлено по содержанию, а опоры – зрительные, вербальные. Примером УРУ, может служить специальная подстановочная таблица, в содержательном плане имеющая одну функциональ­ную направленность и снабженная установкой типа: «Представьте, что вам нужно попроситьсобеседника сделать что-то». Собеседник снабжается другой карточкой с заданием: «Представьте себе, что вы обещаетесделать то, о чем вас просят». Работа проходит в парах по специальным раздаточным мате­риалам, является подготовительной для особых случаев (для некоторых учащихся) и должна занимать минимум процесса автоматизации.

2. Подкрепления в процессе формирования навыков.На данном этапе возможны различные подкрепления. Это и аудитивное восприятие усваиваемого материала в речевой зарядке и в речи учителя на уроке, куда новый материал включается специально, и зрительные подкрепления во время выполнения домашнего задания.

Но нам хотелось бы описать один из видов подкрепления, который является по своей природе комплексным и поэтому в некотором роде универсальным для формирования навыков. Поскольку он связан с письмом, необходимо во избежание недоразумений начать с того, что понимается под «письмом».

Представляется методологически оправданным и методически целесообразным прежде всего различать два понятия – «письмо» и «запись». Критерием их деления служит отношение пишущего к содержательной (смысловой) стороне высказывания (продукта): при письме она определяется самим пишущим.

I. «Письмо» следует рассматривать как один из основных, самостоятельных видов речевой деятельности, который может осуществляться на двух уровнях:

1) уровень репродуктивный – фиксация собственных выска­зываний при сохранении всех особенностей устной формы об­щения (за исключением, разумеется, интонационных). Этот уро­вень функционирует обычно в тех случаях, когда мы делаем пометки для своих высказываний, пишем обычное письмо;

2) уровень продуктивный – продуцирование собственно пись­менной речи со всеми присущими ей особенностями (полнота, синтаксическая сложность, развернутость, грамматическая норма­тивность). Этот уровень функционирует в тех случаях, когда пишутся статьи, научные рефераты, книги.

И тот, и другой уровень «письма» используется в коммуни­кативных целях, т.е. их функционирование стимулировано ре­чевыми задачами. Различие между этими уровнями лежит прежде всего в лингвистической сфере.

II. «Запись» речи как вспомогательный вид деятельности также осуществляется на двух уровнях:

1) уровень репродуктивный – запись (фиксация) слов, вы­сказываний других людей без изменения;

2) уровень продуктивный – запись речи других людей в виде ее конспектирования (на слух) или реферирования (визуаль­но), когда происходит трансформация воспринятой формы вы­сказываний.

Оба уровня «записи» имеют место в процессе общения; раз­ница между ними кроется в уровне владения речевым умением (умениями): уровень продуктивный требует владения не только письмом, но и аудированием, и чтением.

Если теперь вернуться к письму как подкреплению и выяс­нить возможность и целесообразность использования предложен­ных уровней как средств обучения говорению, в частности как средств формирования навыков,то можно сказать, что в ка­честве подкреплений на этапе формирования навыков следует использовать только репродуктивный уровень.

Письмо-репродукция как подкрепление может иметь место:

а) при подготовке устных высказываний (составление плана, набросков, опорных слов и выражений, фиксируемых самим учащимся);

б) при подготовке домашнего задания, которое всегда выпол­няется письменно, часто в форме письма к другу.

Однако главным средством, рекомендуемым в качестве под­крепления, служит запись-репродукция. Одним из возможных приемов такого вида записи является запись на слух с однократ­ного предъявления.

В чем заключается предлагаемый прием?

Готовясь к уроку, учитель составляет небольшое выска­зывание (микротекст), состоящее из 5-8 фраз, в которых со­держатся новые лексические единицы или грамматическое яв­ление. Это должно быть именно высказывание (хотя мы и на­зываем его микротекстом) со всеми признаками устной формы речи. Оно записывается заранее на переносную доску или на карточку для эпидиаскопа, а также на магнитофонную ленту.

После того как учащиеся ознакомились с новыми словами или новым грамматическим явлением, учитель говорит: «А теперь послушайте, что думает по этому поводу один из иностранцев, посетивших наш город. Согласны вы с ним?» Ученики слушают высказывание с магнитофона (30-40 секунд), потом учитель говорит: «Чтобы лучше ответить на мой вопрос, запишите это высказывание». Учитель произносит фразу за фразой, а ученики записывают их. Однако эта запись в корне отличается от диктан­та. Она характеризуется следующими признаками:

1) каждая фраза произносится только один раз и не повто­ряется ни при каких условиях;

2) если фраза длинная, а ученики еще не научены схва­тывать ее целиком, можно расчленить ее на две части, но толь­ко по смыслу,а не по величине, т.е. так, чтобы получились смыс­ловые синтагмы;

3) ученики должны быть приучены повторять услышанную фразу (синтагму) шепотом, прежде чемони ее запишут. Это условие совершенно обязательно, без него, как и без других, пред­лагаемый прием теряет свои преимущества;

4) фразы произносятся в нормальном (а не замедленном) темпе.

Когда высказывание записано, выставляется переносная доска (или микротекст показывается через эпидиаскоп) и в течение од­ной минуты ученики сверяют свою запись с правильной. Учи­тель может указать на трудные с орфографической точки зрения места. Тот, кто не успел что-то записать, может это сделать сейчас.

Таким образом, предлагаемый прием является единственным видом работы, когда в усвоении участвуют все четыре анализа­тора: ученик слышит фразу, проговаривает ее, записывает и про­читывает.

После этого выполняются упражнения в автоматизации.

Эксперименты показали, что постоянная запись речевого материала на слух с однократного предъявления способство­вала успешному формированию многих важных параметров го­ворения, а именно:

а) более правильному интонационному оформлению речевых отрезков;

б) увеличению средней длины «автоматической пробежки», т.е. совокупности слов, произносимых между двумя паузами;

в) улучшению синтагматического (смыслового) членения ре­чевого высказывания:

г) увеличению беглости речи;

д) повышению продуктивности говорения, которая характе­ризуется синонимичными заменами элементов передаваемого тек­ста, положительными привнесениями, т.е. привнесениями, ко­торые способствуют более точной передаче мысли и т. п.[42]

Есть все основания предполагать, что запись на слух с од­нократного предъявления при постоянном ее использовании даст еще лучшие результаты. И не только по указанным парамет­рам, ибо будет постоянно развивать слуховую память учащихся, т.е. их способность к усвоению речи. Кроме того, постояннаязапись будет способствовать развитию техники письма, а затра­чиваемое на запись время сокращается до предела. В конечном счете учащиеся смогут достигнуть такого уровня, когда не по­требуется специальное время на запись необходимого им мате­риала: они смогут его фиксировать попутно.Значение этого для средней и старшей ступени обучения трудно переоценить.

В связи со сказанным хотелось бы заметить, что не сле­дует отождествлять понятие «коммуникативый» с понятием «уст­ный» и тем самым выносить «письмо» и «запись» за скобки обучения: ни одно, ни другое не чуждо коммуникативному обучению, более того, может принести ему большую пользу.

3. Формирование грамматических навыков.В предыдущем изложении были рассмотрены такие вопросы, которые непосред­ственно касаются формирования и грамматических навыков. Поскольку эти вопросы имеют принципиальное значение, на­помним их в тезисной форме.

1) во-первых, это функциональная ориентацияпроцесса фор­мирования навыков, предписывающая не последовательное усвое­ние сначала формы, затем функции грамматических явлений, а усвоение формы вместе с функцией, на ее основе.

2) во-вторых, это ситуативность(условная либо реальная) как обязательное условие формирования речевых навыков, спо­собных к переносу.

3) в-третьих, это условно-речевые упражнениякак средство формирования навыков.

4) в-четвертых, это квантование правилкак способ управ­ления формированием навыков.

5) в-пятых, это записьна слух с однократного предъяв­ления как комплексное подкрепление для становления навыков.

Учитывая все это, рассмотрим другие вопросы, касающиеся формирования грамматических навыков. Прежде всего, что та­кое грамматический навык, ибо, не представляя себе сущности грамматических навыков, учителю трудно грамотно организовать процесс их формирования.

Функционирование грамматической стороны говорения проис­ходит следующим образом:

а) говорящий выбирает модель, адекватную своему рече­вому замыслу. Выбор, конечно, происходит подсознательно. Ког­да нам нужно пообещать что-то собеседнику, то мы в зависи­мости от ситуации и отношений с собеседником скажем: «Я сде­лаю это». Или: «Хорошо, я обещаю тебе». Или: «Ладно, ладно, сделаю» и т.п. Это произойдет только в том случае, если форма глагола будущего времени усваивалась вместе с функцией «обе­щание» и, следовательно, маркирована ею в сознании человека. Это и есть функциональная сторона навыка, или операция выбора;

6) говорящий оформляет речевые единицы, которыми запол­няется модель. Операция оформлениядолжна произойти согласно нормам языка и в определенных временных параметрах.

Многие ошибки не мешают взаимопониманию, если гово­рение обладает соответствующими качествами как деятель­ности, прежде всего синтагматичностью и выразительностью, и как продукта, т. е. логичностью, содержательностью и т.д. Это не означает, что можно не заботиться о профилактике ошибок; сказанное определяет лишь усиление акцента на том, что важ­нее, за счет того, что менее важно для коммуникации.

Грамматическое оформление высказывания теснейшим обра­зом связано с владением лексикой, зависит от уровня лекси­ческих навыков. Вот почему формировать грамматические на­выки можно лишь на основе таких лексических единиц, которыми учащиеся владеют достаточно свободно.

Здесь уместно сделать одно принципиально важное замеча­ние. Может показаться (а так обычно и считают), что соотне­сенность с ситуацией присуща только операции выбора. Но это не так: она присуща и операции оформления, правда, опосредо­ванно, через то, что лингвисты называют грамматическим зна­чением. Скажем, фразой «В городе много строят»можно выразить и подтверждение, и отрицание мысли собеседника (т.е. совер­шенно противоположные речевые функции), но в обоих случаях использование в ней неопределенно-личного местоимения означает выдвижение на передний план самого действия, а не его произ­водителя. Выбор модели зависит и от того, насколько усвоено говорящим ее грамматическое значение (в данном случае – неопределенность действующего лица). А оно как раз теснейшим образом связано с оформлением данной модели, ибо форма и ее значение едины и неразрывны. Говоря иначе, грамматическое значение, с одной стороны, связано с оформлением модели, с другой – с ситуацией, от чего зависит выбор.

Понимание и признание этого влекут за собой отказ от после­довательногоформирования сначала операции оформления (в языковых и им подобных упражнениях), а затем операции вы­бора (в речевых упражнениях), ибо в этом случае оформление вынужденно отрывается от ситуативности и поэтому не вырабаты­вается механизм ситуативного слежения заоформлением вы­сказывания. В результате такого обучения ученик, расска­зывая о проведенном дне, говорит «Я читаюкнигу...» вместо «Я читалкнигу», не замечая ошибки неситуативного исполь­зования временной формы. Названный механизм вырабатывает­ся только в том случае, если форма и функция усваиваются параллельно, при ведущей роли функции, как это имеет место в условно-речевых упражнениях.

Обе операции – выбор и оформление – синтезированы в грам­матическом навыке в единое действие, обладающее качествами речевого навыка как такового. Общую структуру грамматичес­кого навыка в ее методической интерпретации можно пред­ставить следующим образом

<…> Усваивается на основе общей установки пе­ред комплексом упражнений.

Допустим, мы имеем дело с грамматической моделью бу­дущего времени. Ее грамматическое значение – выражение будущности действия; речевые функции, которые можно выразить с ее помощью, по крайней мере следующие: обещание, удив­ление, сообщение, предположение, требование, уверенность и др.

В каждой системе речевых средств есть определенное ограни­ченное число грамматических навыков, составляющих в целом грамматическую (структурную) сторону говорения. Необходимо выявить их номенклатуру, затем установить их иерархию с точки зрения необходимости для владения говорением. Кроме того, нуж­но знать функциональные возможности каждой модели, т.е. ка­кие речевые функции каждая из них способна выполнять. Это послужит основой для построения всей подсистемы обучения грам­матической стороне говорения.

Здесь, однако, нас интересует не вся подсистема, а лишь под-этап формирования грамматических навыков в цикле уроков. На этом отрезке обучения, как правило, усваивается какой-либо один грамматический навык или два-три его «варианта» (напри­мер, 1-е и 3-е лицо глагола в прошедшем времени). Для этого следует по возможности отвести два урока.

Опишем общий ход двух «грамматических» уроков. Слово «грамматических» взято в кавычки, ибо таковыми они должны быть лишь по материалу, по характеру же они речевые.

Прежде всего – «шапка» урока. Она выглядит следующим образом. Тема урока: «Мое свободное время» (отпуск, кани­кулы, выходные).

Цель урока: Формирование грамматических навыков. (Второй урок может иметь цель «Совершенствование граммати­ческих навыков».) Сопутствующая задача: Совершенствование произносительных навыков – логическое ударение. Речевой материал:

1) новый – модель 1-го и 3-го лица глаголов в будущем времени;

2) для повторения – синтаксическая модель с модальным гла­голом в настоящем и прошедшем времени.

Оснащение урока: магнитофон, переносная доска, иллюстратив­ная наглядность. Ход урока:

Поскольку о начале урока у нас будет отдельный разговор (см. следующую главу, § 1), начнем сразу с работы над грам­матическими навыками. Она проходит на основе стадий его фор­мирования: I) восприятие, 2) имитация, 3) подстановка, 4) транс­формация, 5) репродукция, 6) комбинирование (стадия выделе­на по критерию – действия обучаемого с усваиваемым материа­лом).

Каковы специфика и задачи каждой стадии?

1) Восприятие. Известно, что первая попытка человека создать что-то невозможна, если он предварительно не воспри­нял это в речи другого человека.

Роль предваряющего слушания в формировании динамическо­го стереотипа чрезвычайно велика. Воспринимая иноязычную речь, человек «не слышит», не различает ее состава, в частности не улавливает грамматическую форму. Слышать он начинает лишь в том случае, если его внимание направлено на что-либо соответст­вующим указанием или привлечено каким-либо способом подачи: интонация, пауза, выделение голосом, ударение. Если предваряю­щее слушание организовано правильно и учащийся воспри­нимает однотипные фразы, понимая, какую функцию эти фразы реализуют, то это и способствует зарождению речевого динами­ческого стереотипа как основы грамматического навыка. Слуша­ние к тому же сопровождается внутренним проговариванием, что играет решающую роль в укреплении стереотипа.

Восприятие модели происходит в процессе презентации, ко­торую можно определить как показ модели в действии, показ ее функционирования в речи. Возьмем, к примеру, обозначенное в «шапке» урока будущее время.

– Ребята! — говорит учитель, – сегодня вы научитесь расска­зывать о своих планах на будущее, делиться планами на кани­кулы, на лето, на ближайшее воскресенье. Между прочим, после­завтра воскресенье. Я провожу его обычно в лесу. Вот послу­шайте, что я собираюсь делать в воскресенье. Обратите внима­ние на то, как я это выражаю, в какой форме ...

Дальше учитель рассказывает о своих планах, выделяя го­лосом форму будущего времени, вычленяя ее иногда из фразы. Закончив презентацию, он говорит:

– Вот так я провожу воскресенье.

На доске появляется схема:

Я<буду ]……….[______]

– А теперь послушайте, что планирует на лето мой сын (друг, муж, знакомый и т.п.). Совпадают ли ваши планы с его планами?

Включается магнитофон, и учащиеся слушают микротекст – высказывание.

– Чтобы вы смогли лучше ответить на мой вопрос, запишите это высказывание.

После записи на слух с однократного предъявления ученики, используя схему и микротекст, отвечают на предваряющий воп­рос. Затем начинаются упражнения.

2) Имитация, подстановка, трансформация, репродукция.Работа на указанных стадиях была рассмотрена в рамках условно-речевых упражнений, поэтому выскажем лишь несколько дополнительных замечаний.

Прежде всего о последовательности упражнений. В принци­пе последовательность стадий меняться не должна, отдельные стадии могут лишь отсутствовать, что зависит от характера грам­матического материала, не позволяющего осуществить действия подстановки или трансформации, и от нужд обучения, когда, ска­жем, первые две стадии уже освоены. Так, например, на втором уроке нет нужды снова начинать упражнения с имитативных или даже подстановочных.

Второе замечание касается соотношения упражнений. На не­го влияет много факторов. На первом уроке важно соотноше­ние между имитативными и подстановочными, с одной стороны, и трансформационными и репродуктивными – с другой. Оно за­висит от характера грамматической структуры, внутриязыковых трудностей ее усвоения, межъязыковой интерференции и т.д.

Есть речевые образцы, требующие больше имитации, есть та­кие, усвоение которых после записи можно начать с подстановки. Но, как правило, это соотношение должно быть не меньше чем 50:50, с преобладанием второго компонента.

Первый урок обычно заканчивается репродукцией.

Что вносят в формирование грамматического навыка эти че­тыре стадии?

Имитациязакладывает основы связи слухового и речедвигательного образов грамматической формы. Укрепляется осозна­ние функциональной стороны модели. Запоминается формальная сторона (на основе концентрации возбуждений в коре).

Подстановканачинает формировать операцию оформления. Зарождается осознание обобщенности модели. Увеличивается способность к репродукции на основе аналогии.

При трансформациивсе указанные процессы поднимаются на более высокий уровень. Укрепляется операция оформления. На­чинается дифференциация временной связи. Зарождается опера­ция самостоятельного вызова модели.

Репродукциякак направляемое изолированное употребление усиливает дифференциацию временной связи. Завершается уста­новление ассоциации между формальной и функциональной стороной модели. Завершается (на уровне направляемой речи) формирование операции вызова, а также внутреннего образа модели.

З







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.031 с.)