ТОП 10:

Общая характеристика речевой деятельности



Речевая деятельность есть специфическая форма человеческой деятельности, ее самостоятельный вид. Она представляет собой процесс активного, целенаправленного, опосредствованного язы­ком и обусловливаемого ситуацией общения приема или выдачи речевого сообщения во взаимодействии людей между собой (друг с другом). Речевая деятельность людей как совокупность ре­чевых действий может входить в другую, более широкую деятель­ность, например общественно-производственную (трудовую), познавательную. Однако она может быть и самостоятельной деятель­ностью в полном «деятельностном» смысле этого понятия. Это утверждение означает, что речевая деятельность характеризуется всеми особенностями, отличающими ее от процесса (с которым она находится в отношении «вид – род»), а именно: мотиви­рованностью, целенаправленностью (целеположенностыо), пред­метностью, структурностью.

Соответственно, понятие «речевой процесс» и «речевая деятельность» не могут рассматриваться как синонимы, ибо речевая деятельность есть процесс, но не всякий речевой процесс есть речевая деятельность. Например, приветст­вия, ответы на вопрос типа Здравствуйте!, Как дела?, К.ак живете? или воспроизведение по памяти (либо наизусть) текста, или слушание и запись домашнего задания суть речевые процессы в форме определенных речевых действий, но не речевая деятель­ность. Что же определяет речевой процесс как деятельность, в каких видах она существует и что является основанием для разг­раничения этих видов — это вопросы, правильные ответы на ко­торые имеют практическое педагогическое значение.

Как и всякая другая деятельность человека, его речевая дея­тельность определяется целым рядом характеристик и прежде всего 1) структурной (внешней и внутренней) организацией и 2) предметным (психологическим) содержанием. Речевая деятель­ность человека обусловливается сложным взаимодействием функционирования внимания, восприятия, мышления, памяти, ко­торые выступают в качестве 3) общефункциональных психологи­ческих механизмов этой деятельности. Речевая деятельность характеризуется также 4) единством внутренней и внешней стороны и 5) единством содержания и формы реализации этой деятельности.

Говоря о внутренней структурной организа­ции речевой деятельности, прежде всего отметим, что всякая деятельность человека, согласно теории А. Н. Леонть­ева, и речевая деятельность, если она рассматривается в качестве таковой, определяются трехфазностью. В эту структуру входит побудительно-мотивационная, ориентировочно-исследова­тельская (аналитико-синтетическая) и исполнительная фазы.

В нашей трактовке первая фаза реализуется сложным взаимо­действием потребностей, мотивов и цели деятельности как бу­дущего ее результата. При этом общеизвестно, что основным энергетическим источником деятельности (и общей активности личности) является потребность – «нужда», «необходимость» в чем-то. Еще раз напомним в этой связи положение А. Н. Леонтьева, где детализируется понятие потребности применительно к деятель­ности: «...предпосылкой всякой деятельности является та или иная потребность. Сама по себе потребность, однако, не может опреде­лить конкретную направленность деятельности. Потребность по­лучает свою определенность только в предмете деятельности; она должна как бы найти себя в нем. Поскольку потреб­ность находит в предмете свою определенность („опредмечивается" в нем), данный предмет становится мотивом деятельности, тем, что побуждает ее» [1959, с. 38].

Источником речевой деятельности во всех ее видах является коммуникативно-познавательная потребность. Эта потребность, находя себя в предмете речевой деятельности, в качестве которого выступает мысль, становится внутренним коммуника­тивно-познавательным мотивом этой деятельности. Мотив опре­деляет динамику и характер всех видов речевой деятельности. Как подчеркивал Л.С. Выготский, раскрывая природу речевого процесса, «...мысль – еще не последняя инстанция во всем этом процессе. Сама мысль рождается не из другой мысли, а из мо­тивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наши влечение и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции. За мыслью стоит аффективная и волевая тенденция. Только она может дать ответ на последнее „почему" в анализе мышления. Если мы сравнили выше мысль с навис­шим облаком, проливающимся дождем слов, то мотивацию мысли мы должны были бы, если продолжить это образное сравнение, уподобить ветру, приводящему в движение облака. Действительное и полное понимание чужой мысли становится возможным только тогда, когда мы вскрываем ее действенную, аффективно-волевую подоплеку» [1982, с.314]. Тем самым мотивационно-побуди­тельная фаза деятельности, ее мотив входят таким образом во внутреннюю структуру деятельности, определяя и направляя ее.

Вторую фазу деятельности составляет ее ориентировочно-ис­следовательская (или аналитико-синтетическая, по С. Л. Рубинш­тейну) часть, направленная на «исследование условий деятель­ности, выделение предмета деятельности, раскрытие его свойств, привлечение орудий деятельности и т.п.» [Анцыферова, 1969а, с.65]. Аналитико-синтетическая фаза деятельности предпола­гает выбор и организацию средств и способов осуществления деятельности. И, в частности, можно полагать, что на этой фазе речевой деятельности реализуется отбор средств и способа фор­мирования и формулирования собственной или чужой {заданной извне) мысли в процессе речевого общения. Это – фаза плани­рования, программирования и внутренней языковой органи­зации речевой деятельности при помощи ее средств и спосо­бов.

Третья фаза всякой деятельности – исполнительная, реали­зующая. При рассмотрении этой фазы в речевой деятельности важно отмстить, что она может быть внешне выраженной и внешне не выраженной. Так, например, исполнительная фаза слушания внешне не выражена, тогда как исполнительная, моторная часть деятельности говорения очевидна, она внешне ярко выражена в артикуляционных движениях говорящего или в моторных движе­ниях руки пишущего и затем в акустическом (графическом) эффекте. Анализируя особенности речевой деятельности, А.А, Ле­онтьев обращает внимание на то, что «каждый единичный акт деятельности начинается мотивом и планом и завершается ре­зультатом, достижением намеченной в начале цели; в середине же лежит динамическая система конкретных действий и операций, направленных на это достижение» [1969а, с.26]. Нам важно под­черкнуть, что такая динамическая система, представляя собой операциональный механизм деятельности, обусловливает в зна­чительной мере скорость, автоматизм выполнения любого вида деятельности, в том числе и речевой. Совершенство этой системы означает сформированность речевых навыков.

Наряду со структурной организацией всякая деятельность, и в том числе речевая, характеризуется предметным (психо­логическим) содержанием. В предметное содержание включаются условия деятельности, которые определяются такими элементами ее содержания, как предмет, средства, орудия, ре­зультат и т.д. (А. Н. Леонтьев).

Предмет рассматривается в качестве основного элемента предметного содержания деятельности. Он определяет и сам характер деятельности, ибо «по различию их предметов раз­личаются отдельные виды деятельности» [А.Н. Леонтьев, 1959, с.38]. Именно в предмете реализуется, «находит» себя, или «опредмечивается» в ней, потребность деятельности. Предмет деятельности может быть вещественным, материализованным и идеальным. При анализе видов речевой деятельности существенно подчеркнуть идеальность ее предмета. Предметом речевой деятельности, что уже отмечалось выше, является мысль как форма отражения предметов и явлений реальной действи­тельности в их связях и отношениях.

В выражении мысли, выступающей в качестве предмета ре­чевой деятельности, реализуется цель таких ее видов, как го­ворение и письмо. В воссоздании чужой «заданной» мысли осу­ществляется цель слушания и чтения. При этом речь, выступаю­щая в качестве способа формирования и формулирования мысли посредством языка, представляет собой тем самым внутреннее орудие, инструмент выполнения всех видов речевой деятельности. Очевидно, что предмет – основной элемент психо­логического содержания речевой деятельности – определяет спе­цифику и условия ее протекания. В силу этого решающее зна­чение при обучении неродному языку приобретает организация предметного плана речевой деятельности.

Речевую деятельность можно рассмотреть и как трехуров­невое образование, где первый уровень – это мотивационно-потребностно-целевой, второй уровень – предметный план деятель­ности, а третий – операциональный. Схематически в общем контексте теории деятельности А.Н. Леонтьева и применительно к речевой деятельности это может быть представлено следующим образом (схема 2).

Не менее значимым (но уже в аналитических целях даль­нейшего распредмечивания условий деятельности) элементом предметного содержания деятельности является ее продукт. Продукт – это то, в чем объективируется, материализуется, воп­лощается деятельность. Применительно к речевой деятельности существенно отметить, что ее продукт может быть идеален, ве­щественно не материализован. Так, в качестве продукта рецеп­тивных видов речевой деятельности (чтения, слушания) высту­пает умозаключение, к которому приходит человек в процессе рецепции. Оно может быть осознаваемым как продукт деятель­ности, а может и не осознаваться в качестве такового, представ­ляя собой в этом случае как бы промежуточное решение, при­нимаемое субъектом входе деятельности. Высказывание (текст) - продукт таких видов речевой деятельности, как говорение, письмо. В высказывании, тексте объективируются вся совокупность психологических условий деятельности и индивидуально-психо­логические особенности ее субъекта. Подробнее о тексте как продукте говорения (письма) и объекте слушания (чтения) будет сказано ниже.

 

 

Важным элементом предметного содержания деятельности наряду с предметом и продуктом является также ее результат. Результат деятельности человека, как правило, выражается в реакции на продукт деятельности других людей и соответствен­но в том, что побуждает их к другой деятельности. В рецеп­тивных видах речевой деятельности внутренним результатом слушания, например, являются понимание (или непонимание) смыслового содержания текста и последующее говорение, резуль­тат продуктивных видов речевой деятельности – реакции (вер­бальная или невербальная) других людей на высказывание как их продукт.

Естественно, что идеальная форма предмета, продукта и результата речевой деятельности, равно как и другие условия ее реализации, в значительной мере определяют ее специфику в общей иерархии деятельности человека. И в то же время речевая деятельность соответствует общему определению деятельности (А.Н. Леонтьев), согласно которому этим термином обозначаются только такие процессы, которые, осуществляя то или иное отноше­ние к миру, отвечают вызвавшей его потребности. В нашей трак­товке речевая деятельность отвечает потребности общения, ком­муникативной, познавательной потребности, являющимся выс­шими духовными потребностями человека. Эти потребности, вопло­щаясь в внутреннем мотиве и коммуникативном намерении, опре­деляют цель речевой деятельности, выражающуюся в самом пред­мете, т.е. в том, на что она направлена, в самом содержании мыс­ли. Таким образом, намечается и внутренняя неразрывная связь между структурной организацией деятельности и ее предметным содержанием.

Рассматривая характеристики деятельности, следует опреде­лить и ее единицу. Как отмечает Л.И. Анцыферова, «сама деятельность человека как направленное идеальной целью взаимо­действие его с природной и социальной средой является основной единицей жизни человека, а действие представляет собой клеточ­ку деятельности» [1969а, с.62]. Действие – это морфологическая единица деятельности. И если единица деятельности – действие, то единицей поведения как социально обусловленной формы взаимодействия человека с окружающей действительностью является поступок. Поступок – это социальное действие, которое реализует или выражает отношение человека к действительности, к другим людям. Поступок может рассматриваться как социаль­ное действие, имеющее свое «означаемое» и «означающее». «Озна­чаемым» является то, что хотел человек выразить (вольно или невольно) своим действием по отношению к другим людям, «озна­чающим» – вербальная или невербальная форма реализации действия.

Представляя собой особый вид человеческой деятельности, речевая деятельность имеет и специфическую единицу: в рецеп­тивных видах речевой деятельности – слушании и чтении – это смысловое решение, а в ее продуктивных видах – говорении и письме – это речевой поступок. По определению В. А. Артемова, «речевой поступок является простейшей единицей вербального общения» [1971а, с.264], имеющей свое «коммуникативное содержание» и «коммуникативную форму». Детализируя здесь высказанную ранее мысль, подчеркнем, что в качестве «означае­мого», или «коммуникативного содержания» речевого поступка, выступает передаваемое субъектом деятельности с определенным осознаваемым или неосознаваемым коммуникативным намерением смысловое содержание высказывания. «Коммуникативной фор­мой» является лексико-грамматическое и особенно интонацион­ное оформление речевого действия. Важно также отметить, что речевой поступок в продуктивных видах речевой деятельности реализуется целым высказыванием, выражающим коммуникатив­ное намерение в любой форме – предложении, сверхфразовом единстве, микротексте.

Третья характеристика речевой деятельности – ее меха­низмы. Они представляют собой сложное многозначное образование, каждое из звеньев которого тесно связано с другими. При этом собственно речевые механизмы, например грамматичес­кое структурирование, основываются на действии общефункцио­нальных механизмов мышления, памяти, опережающего отра­жения. Естественно поэтому, что «прилаживание» речевого меха­низма, выработанного на родном языке, к оперированию новыми средствами и способами формирования и формулирования мысли в процессе овладения различными видами речевой деятельности на иностранном языке представляет достаточно большую труд­ность, которая сама по себе, стихийно не преодолевается обучае­мым. Ее преодолеть можно только при помощи специальных упражнений, направленных на отработку и «прилаживание» речевых механизмов во всех их звеньях к новым условиям функ­ционирования на базе изучаемой языковой системы.

Четвертой характеристикой речевой деятельности является единство ее внутреннего и внешнего планов. Как и всякая другая деятельность, она определяется единством двух сторон – внешней, исполнительной, реализующей саму дея­тельность, и внутренней, внешне не наблюдаемой. В этой харак­теристике речевой деятельности проявляется принцип единства сознания и деятельности, согласно которому, по С.Л. Рубинш­тейну, психика, сознание являются внутренней, интегральной частью деятельности, формируемыми в деятельности и опреде­ляющими реализацию этой деятельности.

В качестве такой внутренней стороны деятельности, осуществ­ляющей ее организацию, планирование, программирование, выс­тупают те психические состояния и функции, которыми она реа­лизуется, – это потребности и эмоции, мышление и память, восприятие и внимание. Сложное их единство служит тем обще­функциональным психологическим механизмом, посредством ко­торого осуществляется деятельность вообще, и речевая в частности. Так, внутренней стороной, или основным «механизмом», реали­зующим рецептивные виды речевой деятельности, является смыс­ловое (зрительное или слуховое) восприятие, продуктивные виды – процесс смысловыражения (или речепорождения, рече­производства).

Основываясь на том, что структура любой модели интеллекту­ального акта, и в том числе речевого, должна иметь как мини­мум четыре уровня, А.А. Леонтьев [1969] наметил следующие четыре основных этапа процесса речепорождения для продуктив­ных видов речевой деятельности: этапы мотивации, замысла, реализации замысла и сопоставления реализации и замысла. Соотнося эти этапы речепорождения со структурной организацией деятельности, необходимо отметить, что внутренняя ее сторона включает мотивационно-побудительную фазу и фазу формиро­вания и формулирования мысли разными способами посредством языка или другого, например внутреннего, смыслового кода. При этом структура внутренней (и внешней в то же время) сторон рецептивных видов речевой деятельности та же, что и продуктивных видов, но с другим порядком следования и наименования фаз (этапов), что особенно явно видно на схеме ВКФ.

Общность характера внутренней стороны всех видов речевой деятельности выявляется: а) в ее трехфазности – наличии побуж­дающего, смыслоформирующего и формулирующего, т.е. внутрен­не реализующего, уровня; б) в обязательном включении в этот процесс способа формирования и формулирования мысли пос­редством языка (или средствами предметно-схемного, универ­сального, предметного кода), т.е. речи; в) в определяющей, иници­ирующей для всей деятельности роли внешнего и внутреннего мотива (как опредмеченной потребности), который сам является следствием детерминирующего осознаваемого или неосознаваемого человеком воздействия внешнего по отношению к нему раздра­жителя.

Единство смыслового содержания и формы также характеризует речевую деятельность во всех ее видах. Выражаемая в продуктивных видах речевой деятельности собст­венная мысль говорящего (пишущего) и воспринимаемая слу­шателем (читателем) в рецептивных видах чужая, заданная ему извне мысль определяют содержательную сторону этих процессов. Содержанием всех видов речевой деятельности, таким образом, является смыслоорганизация воспроизводимого и воспринимае­мого высказывания, в которой отражается предметная действи­тельность в связях и отношениях объектов и явлений. Формой такой смыслоорганизации и соответственно «формой» самой ре­чевой деятельности служат перцептивные, мыслительные, мнемические и моторные действия, как действия внутреннего и внеш­него оформления мысли.

В этом же плане анализа единства содержательной и фор­мальной сторон речевой деятельности может быть рассмотрен и ее продукт. Содержанием продукта рецептивных и продуктив­ных видов является заключенная в нем мысль, смысл, смысло­вое содержание. Формой продукта говорения (письма), в качестве которого выступает текст, служит его лексико-грамматическое и фонетическое оформление, формой рецептивных видов – характер предицирования умозаключения.

Неразрывность формы и содержания во всех видах речевой деятельности выступает некоторым препятствием в овладении иностранным языком. Это связано с тем, что известное содержание в ряде случаев требует новой языковой формы, и старая, привыч­ная, устоявшаяся форма выражения мысли на родном языке начинает «вмешиваться», интерферировать с новой.

Проведенный анализ основных характеристик речевой деятель­ности показывает, что новым в деятельностном подходе к обучению иностранным языкам является не только то, что в качестве объекта обучения рассматривается речевая деятель­ность, но также и то, что под речевой деятельностью мы имеем в виду не просто речевую активность, не речевую практику, не речь как акт, процесс индивидуального пользования языком, не общение, а структурно и содержательно новое явление, определяю­щее характер (и в котором в то же время он выра­жается) взаимодействия людей в процессе их речевого иноязыч­ного общения. Речевая деятельность, подчеркнем это еще раз, представляет собой целенаправленный, мотивированный, актив­ный процесс приема и (или) выдачи сообщения, организован­ного социально отработанными средствами (язык) и способом (речь) формирования и формулирования мысли в общении людей друг с другом.

/Из: И.А. Зимняя. Психология обучения неродному языку. - М.: Русский язык, 1989. - С. 133-141/.

А.А.Леонтьев







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.007 с.)