ТОП 10:

КОММУНА В НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ



Довольно зиновьевских словоблудных заумствований. Ближе к прозе жизни, к рутинному бытию. Поменьше разговоров о революциях в сознании. Просто надо создавать новые автоматизированные предприятия-общины с естественным разделением труда, всей жизнедеятельности работников. Далее всё само придёт на круги своя. Не нужно никого учить жизни, если ты ею сам не живёшь. Люди сами разберутся, если для их жизнедеятельности будут хотя бы необходимые условия.

В плановом социалистическом хозяйстве распределение коммун по территории страны также следует планировать, учитывать их технологические особенности, прогнозировать их расширение в коммунные комплексы как по территориальным возможностям, так и по сырью, производственным потребностям. Вероятно, имея такие территории, как в России, располагать коммуны легче на достаточно свободной, удалённой от крупных населённых пунктов площади, вблизи сырьевых источников, по периметру страны, подобно размещению в прошлом казачьих поселений для укрепления рубежей страны. Такие коммуны могут получать хозяйственные и политические льготы в обмен на защиту переданных им в безвременное пользование земель от внешних посягательств. По крайней мере, до таких времён, когда необходимость в этом отпадёт. Это подразумевает воинскую подготовку коммунаров, их обеспечение современным вооружением и воинскую организацию службы как одно из обязательных занятий. При должной технической оснащённости и продуманности охраны коммуной территории возможности такой службы будут параллельны производственной деятельности, частично с нею сопрягаться или даже совпадать. В автоматизированном производстве возрастает внимание к дисциплинированности работников вследствие больших последствий от «человеческого фактора», от скученности одновременного нахождения людей, большого количества технических устройств, энергетической вооружённости людей. Воинская организация службы может быть полезным дисциплинирующим рычагом для совершенствования жизнедеятельности коммунаров и в производстве, и в интеллектуальной и всей прочей жизни. Отряд военизированных 1000 – 2000 коммунаров при достаточной подготовке и современном вооружении вполне может быть серьёзным защитником территории, по крайней мере, до подхода национальной армии. Нужно только предоставить коммуне все необходимые условия для самозащиты, защиты национальных интересов, границ. В дальнейшем, когда будут вырастать коммунные комплексы военизированные отряды будут и численно больше.

Являясь составной частью общенародного социалистического планового хозяйства, коммуна наделяется госзаказом на производство и сбыт её материальной и частично интеллектуальной продукции, чем обеспечивается её выживаемость, стабильность функционирования, защищённость от рыночных кризисов и враждебных действий капиталистического рынка.

Отрасли производства, технологии возникают не на пустом месте. Они связаны и техни-ческими средствами, и с уровнем подготовки кадров и многим другим. Каждому производству соответствуют свои производственные отношения. Их невозможно искусственно перенести в другой век. Так, если пастбищное скотоводство возникло в определённых условиях тундровых или горных пастбищ, его автоматизировать невозможно. То же о ремесленном производстве, о добыче сырьевых ресурсов и т. п. Поэтому эти производства, хотя и будут совершенствоваться, но никогда не перейдут грань полной автоматизации, не станут технической и технологической базой коммуны. Коммуна возможна ТОЛЬКО на полностью автоматизированной интеллектуализированной базе. Она может базироваться на многих химических производствах, нанотехнологиях, там, где автоматизация сама напрашивается по применяемой технологии, где человеку, возможно, небезопасно быть непосредственно в процессе производства. По крайней мере, в первых коммунах технология должна быть простая: производство питьевой воды, например. Другие технологии из несовершенных производств остаются ПО НЕОБХОДИМОСТИ в своём времени их возникновения. Это лишний раз показывает, что переход ВСЕГО социалистического общества в коммунизм одновременно невозможен. «Отсталые» технологии тоже нужны. «Отсталые» люди тоже будут всегда, и будут соответствовать этим «отсталым», но единственно возможным в конкретных условиях технологиям и не захотят свой труд менять на более совершенный. Ведь и сейчас полно людей, не желающих и не способных заниматься бизнесом, управлением, инженерией, наукой и пр. Они предпочитают отрабатывать время, определённые задания, не стремясь к инициативе, но зато иметь свободное время после работы и необременённую заботами голову. При этом термин «отсталые» нужно понимать условно, так как все технологии, какими бы они древними по происхождению ни были, тоже развиваются. Мы не можем назвать добычу и переработку морепродуктов, леса, ископаемых, отсталыми, примитивными, но эти производства используют непригодные для полной автоматизации технологии, и потому условно названы отсталыми.

В жизни все уровни производств, технологии гармонично переплетаются, сосуществуют. Попытки буржуазных политиков вывести свои страны из материального производства и «пересадить» трудящихся на чисто интеллектуальное производство приводят эти страны к полному краху. Примером может быть Великобритания, заслуженно считавшаяся в 19-20 веках «мастерской мира», производившая почти все возможные виды товаров. Решив, что времена тяжелой промышленности ушли навсегда, будущее состоит в том, чтобы работать головой, а не руками, правящие круги Великобритании, больше всего боясь выступлений рабочего класса -- исторического гробовщика буржуазии, взяли курс на деиндустриализацию страны, по массштабам чего превзошли любое государство мира. За последние 30 лет британская промышленность во имя экономической модернизации сократилась в размерах на две трети. Бывшая супердержава стала известна лишь своими банками да раздутым рынком недвижимости. Целые производящие регионы и классы выброшены на обочину, особенно такие производства, как угледобыча, сталелитейное, судостроение. На смену упадку промышленности блестящие перспективы постиндустриального будущего не приходили. Тогда решили, что слишком много людей работает в британской промышленности, и потому слишком малы доходы, прибыли, инвестиции. Стали сокращать персонал на четверть, чтобы укрепить компании и высвободить рабочую силу для новых предприятий. Запустили приватизацию, бум в жилищном строительстве и финансовом секторе Сити. Но ожидаемого превращения уволенных инженеров в программистов не состоялось: они нашли рабочие места похуже или вообще пошли по миру. Решили сменить приоритеты с промышленности, переместив её в страны с дешёвой рабочей силой, на услуги в туризме, культуре, на «экономику знаний», вдохновившись Кремниевой долиной, решив, что будущее состоит в идеях, в программном обеспечении, брендах, и сделать Великобританию мировой столицей электронной коммерции. Техноутопизм привёл Великобританию к самому тяжёлому промышленному упадку среди стран Западной Европы с 30% доли в ВВП до 7%, количество занятых сократилось в три раза с 7 до 2,5 миллиона человек, а дефицит внешнеторгового баланса достиг 97 миллиардов фунтов. Зависимость от зарубежных денег, пузырь на рынке недвижимости, сокращение госрасходов стали результатом структурного перекоса в экономике. Неграмотно было и ожидание превращения инженеров в программистов, ибо это совершенно разные психотипы людей: инженеры – кожные экстраверты с логическим мышлением, а программисты – звуковики-интроверты с абстрактным мышлением. Люди разные по природе.

Именно этот путь навязали постсоветской России обученные в британских университетах либеральные реформаторы. В статье «О диалектическом и историческом материализме», которую Сталин счёл нужным включить в качестве одной из глав в знаменитый «Краткий курс истории ВКП(б)», он чётко указывал: «В своей практической деятельности партия пролетариата должна руководствоваться не какими-либо случайными мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов». И далее прямо указывает на содержание этих законов: во-первых, «материальная жизнь общества есть объективная реальность, существующая независимо от воли людей, а духовная жизнь общества есть отражение этой объективной реальности, отражение бытия». Во-вторых, «материальная жизнь общества, его бытие является первичным, а его духовная жизнь — вторичным, производным».

Из сказанного следует ещё одно подтверждение марксистского вывода, что развитие стоит естественно на ранее достигнутом, «идёт от жизни». Чтобы оставаться человеком кроманьонского вида, нужно постоянно поддерживать своё тело в физически развитом состоянии. С этой целью космонавты вынуждены заниматься упорными тренировками тела и в космосе. Достигнутый уровень промышленного развития является фундаментом для дальнейшего автоматизированного и интеллектуального производства и нельзя игнорировать закон преемственности, наследования новым от прошлого. И нужно уже научиться грамотно использовать психические свойства людей.

Коммуна, базируясь на автоматизированной производственной базе, последовательно наращивая интеллектуальное производство, не отрицает ничего из прошлых способов производства, гибко по потребности применяя их как в самой коммуне, так и в сочетании с сотрудничающими с нею разными социалистическими предприятиями и организациями. И правы китайцы, говоря, что не важно какого цвета курица, если она несёт золотые яйца. Важно только не допускать отхода от принципиальных требований социалистической законности. Социалистическое плановое хозяйство учитывает и развивает все сосуществующие уклады производства, не противоречащие социализму. Интеллектуальное производство, интеллектуальная деятельность коммунаров, превращаются в отдых, ввиду кратковременности всех занятий. Отдых, как смена занятий, занятий творческих, непринуждённых, а следовательно, желаемых. Автоматизация производства в коммуне способствует высвобождению производственного времени для других видов занятий людей. Альтруизм - это принятие чужих проблем на себя, рассмотрение их как своих собственных. Мощность интеллектуальной деятельности альтруистичного коммунара зависит от масштаба решаемых им проблем. Поэтому эгоистичный буржуазный изобретатель всегда будет слабее альтруистичного, и если эгоистичный капиталистический интеллектуал решил свои проблемы, у альтруиста их будет ещё много - мотивация коммунара-альтруиста ненасытнее. Вследствие этого альтруизм (как поэтапное принятие всех бед человечества как своих собственных) - это самый эффективный способ саморазвития интеллектуальной деятельности. А экономика социалистической (коммунистической) страны, становится лучшей из инновационных, так как принимает в качестве преобладающего мировоззрения технической элиты глобальный альтруизм (и нет эгоизма выше, чем этот).

Появляются молодёжные кружки подобные «технокоммунизму», провозглашающие техническое развитие как автоматическое переустройство общества в коммунистическое. Это ошибочное и не новое заблуждение или попытка пробуржуазных политологов задержать крах капиталистического мира. Способ производства, общественно-экономическая формация складывается не только оруниями производства: требуется изменение производственных (общественных) отношений. Технические средства, орудия производства – это только необходимое условие способа производства. Нужно ещё и достаточное условие – отношения людей в производстве (обществе). Нужно ещё привести производственные (общественные) отношения в соответствие орудиям производства, ликвидировать противоречие между ними. А это само собой не происходит: требуется революционный переход количества в качество. Не нужно извращать марксизм: технократические теории давно создаются в буржуазной науке в противоположность классовой теории Маркса. Да, орудия производства определяют уровень развития производства, диктуют изменения производственных отношений (если они не соответствуют орудиям производства, сдерживают его), но это не вызывает автоматического изменения этих отношений, а следовательно и всех общественных отношений. Как бы высоко ни развились орудия производства в буржуазном обществе и как бы сильны ни были противоречия между ними и общественными отношениями, буржуазия никогда не согласится добровольно отказаться от частной собственности и свободы предпринимательства, будет всемерно их защищать. Мы это знаем по своей собственной истории. Изменять надо общественные (производственные) отношения, приводя их в соответствие производству. Одного технического развития недостаточно. Более того, при тех же орудиях производства могут и будут сосуществовать разные общественные системы, даже несмотря на антагонистические противоречия. Уже говорилолось, что первобытный способ производства (когда люди ничего не производят сами, а берут от природы продукт потребления в ГОТОВОМ виде) сосуществует исторически со всеми последующими общественными системами, вплоть до коммунизма (хотя бы добыча природных ресурсов, энергоносителей, воды, леса и пр.). Это не значит, что производство при этом стоит на месте: оно развивается технически и технологически, но это не меняет способ производства, не может изменить. Так же и с технократизмом: можно сколько угодно модернизировать города, автоматизировать производство, но само собой это не приведёт к коммунистическим отношениям. Никогда само собою не изменится разделение труда в производстве, не установится естественное разделение труда, без чего невозможно коммунистическое общество. Построение коммунизма — это революционный процесс сознательного преобразования общественных отношений. Технических и технологических проектов далеко опережающих время давно много, но коммунизма от них не возникло.

Буржуазная контрреволюция начала 90-х годов не только разрушила СССР, уничтожила советский социализм, но и на сотню лет задержала развитие нашей страны в производстве, культуре, науке, в совершенствовании ВПК, армии и флота, в космических программах, привела к деградации народа во многих сферах жизни. Перед новым советским обществом, государством, с новой силой встаёт вопрос воспитания социалистической нравственности, профессионализма трудящихся, подъёма культуры народа, его образованности, науки, менталитета, таких его фундаментальных свойств, как совесть, коллективизм, космизм, уретральность. Предстоит, как и в первые годы советской власти ставить будущее выживание нации, социализма, в зависимость от уровня культуры народа, устанавливать уже по требованиям нового времени программы всестороннего развития страны, относя это к одному из условий национальной идеи. Кооперируя в единое плановое народное хозяйство все остатки производственного и научного потенциала, новые предприятия следует стремиться строить уже в виде коммун на полностью автоматизированных технологиях. Именно коммуна естественным путём позволяет осуществить быстрый прорыв страны на новый уровень во всех сферах жизнедеятельности в гармоничном сочетании с сосуществующими с нею укладами общественной жизни. Для подъёма национального самосознания народа полезно было бы обратиться к его историческим корням, древней культурной самобытности. Так, возрождая деревню, можно прибегнуть к архитектурным и эстетическим нормам древней славянской культуры, наследию других многочисленных народов России. Разработать проекты деревенских домов в современных требованиях с эстетикой наших древних народов. Именно в деревне хранится то сокровенно корневое нашей ментальности, что делает его самобытным, позволяет развиваться на своих собственных корнях. И поднимать деревню также придётся через осуществление государством общенародной программы. Самостоятельно деревня, разгромленная буржуазным погромом, может и не подняться. Вернувшаяся к своим корням, но осовремененная деревня привлечёт к себе из городских бетонных лабиринтов и суеты многих жителей страны, и при необходимой поддержке государством, современном технико-технологическом производстве, может стать символом возрождения России, новым соединением крестьянского серпа и рабочего молота. Сочетание же такой деревни с коммуной, их хозяйственное и культурное сотрудничество, определит и лицо нового общества. Это позволит и сократить сегодняшнюю безработицу, регулировать распределение людей по территории страны. Подъём национального самосознания можно также сопровождать идеологическими компаниями обращения к этническим корням, древней истории, культуре, борьбе за чистоту и красоту языка, моде в одежде с национальным колоритом, народной музыке, архитектуре прошлого, благоустройству ландшафта, экологии и пр.

Сегодня уже есть возможность вписать в ландшафт деревню так, что при наличии должной инфраструктуры и современных технологий выращивания растений и животных жизнь в ней может стать привлекательнее городской жизни.

В СССР на базе множества этносов, проживающих на общей территории, говорящих на одном государственном языке (языке межнационального общения), при общности плановой экономики страны, сложилась единая СОВЕТСКАЯ нация с общей культурой. Несмотря на наличие разнообразных этнических культур, появилась общая для всех, объединяющая культура, новый социалистический образ жизни со своей историей, обрядами, праздниками, нормами жизни, менталитетом, коллективным интеллектом. Герберт Хаан на многих примерах показал: национальные характеры имеют свою собственную логику и направление развития. Общее для всех направление – от интеллекта и чувств, буквально растворенных в коллективном интеллекте и в коллективных чувствах, к сознанию и к эмоциональной сфере развитой индивидуальности. Такие растворённые в коллективном бессознательном интеллект и чувства советского народа обратной связью отражались в каждом гражданине СССР индивидуально. И базой советского народа является русский народ, сплотивший вокруг себя, своей наиболее развитой многогранной культуры, 190 народов. Будучи сегодня главным объектом империалистической сионистской идеологической и культурной агрессии, русский народ должен не только выстоять, сохраняя свою самобытность, но и подняться на новую культурную ступень развития, увлекая за собой народы мира. Путь к этому видится через коммуну и вывод русской деревни на новый уровень национальной культуры.

 

 

Существенные признаки понятия "нация", т. е. исторически сложившейся общности людей, И. В. Сталин определил в своей работе 1913 года «Марксизм и национальный вопрос», назвав её четыре существенных признака, т. е. такие свойства, без которых нет вещи или понятия. Эти четыре существенных признака: 1)общность языка, 2)общность территории, 3)общность экономической жизни, 4)общность психического склада, "проявляющегося в общности культуры".

 

Коммуна является составной частью общенародного (национального) хозяйства, поэтому ничего в ней не является ни частной, ни групповой собственностью. Несмотря на свою относительную автономию, самоуправление, коммуна обременена общенародным хозяйственным планом, выполнение которого является платой за безвременное пользование её материально-технической базой, принадлежащей через государство всему обществу. Коммуна может быть полностью или частично освобождена от налогов из своего внешнего торгового оборота (и это должно гибко изменяться, регулироваться государством по мере изменения социалистического общества и роста числа коммун), но не может освобождаться от государственного плана. Этим обеспечивается и её финансовая (экономическая) устойчивость. В связи с этим, важно определиться в степени самоуправления коммуны, её зависимости от государства.

В этом вопросе возникает двойственность. С одной стороны, коммуна – самоуправляемое общинное предприятие, с другой, она – часть общенародного планового хозяйства и не является собственником арендуемых ею средств производства. Опыт советских колхозов показывает, что авторитарное вмешательство государства, партийных органов в управление многогранной колхозной жизнью наносил нередко своей некомпетентностью, отстранённостью от конкретных условий колхоза, немалый вред, вызывал недовольство людей ограничением их самоуправления. В то же время, включение колхозов в плановую экономику страны позволяло им не зависеть от рынка, иметь финансовую, техническую и научно-образовательную поддержку государства, медицинские и культурные условия, которые самостоятельно колхозы в то время иметь не могли. Как известно, всякое развитие идёт изнутри, поэтому, несмотря на включение коммуны в общенародную систему производства и её зависимость от этой системы, необходимо предоставить ей максимально возможную самостоятельность в решении всех своих внутренних вопросов. Только такое самоуправление позволяет коммуне саморазвитие в рамках единой социалистической системы в новую форму общественного производства – в коммунистические общественные отношения. Да и кто, как ни сами коммунары способны разобраться в сложностях своего становления в этих совершенно новых, не имеющих аналога в истории общественных отношениях? А ведь каждая коммуна будет ещё и иметь собственную специфику во благо всего общества. Здесь можно перефразировать одно из условий коммунизма: свободное развитие каждой коммуны является условием свободного развития всей системы коммунизма на базе его фундамента – социалистического общества.

Распределение коммун по территории страны.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.012 с.)