ТОП 10:

ОСНОВНОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ СОЦИАЛИЗМА, ИЛИ ПОЧЕМУ ПАЛ СССР?



Социализм не представляет самостоятельной общественно-экономической формации, а является лишь предпосылкой, фундаментом, условием для возникновения коммунистического способа производства, коммунистических предприятий – коммун. Отнесение социализма к коммунистическому обществу, как фазе его развития, подразумевает переход средств производства в национальных пределах из частной собственности в общее владение, т.е. возникновение новой большой общественно-экономической формации. Однако, малой коммунистической формации ещё нет, нет самого коммунистического способа производства, т. к. непосредственная кооперация производителей, взявших в общее владение основную сумму средств производства, происходит ещё на основе прежнего (капиталистического) разделения труда в процессе поизводства. Единственным (но главным) коммунистическим преобразованием общества является обобществление средств производства в национальных пределах, что позволило ввести плановую систему хозяйствования, но не изменило ещё сам способ производства. Внутри большой общественно-экономической формации с формой общенародной собственности само производство непосредственно кооперированных произво-дителей ведётся на принципах организации частнособственнического производства и с использованием тех же производительных сил.

Будучи фундаментом перестройки общества из большой частнособственнической формации в коммунистическую, социализм является фазой коммунизма лишь постольку, поскольку в нём господствует форма общественной собственности на средства производства, а именно с этого главного признака начинается новая формация. Но социализм также можно отнести к заключительной стадии частнособственнического общества, поскольку он использует в производстве капиталистическую материально-техническую базу производства и капиталистическое разделение труда (и, как следствие, -- частнособственнический интерес работников в распределении продукта труда и потреблении продукта распределения). И это машинное разделение труда (такой термин вернее отражает его сущность) родилось с машинным производством и для машинного производства. Без машинного разделения труда невозможно само капиталистическое производство, невозможно применять и создавать машины, т. к. только уродливая специализация рабочего позволяет разделить производственный процесс на отдельные операции и заменить затем на этих операциях разделённого рабочего машиной, приставить к частичной машине частичного рабочего.

Способ производства определяется уровнем и характером производительных сил и теми отношениями, в которые вступают люди в процессах производства, распределения, обмена и потребления материальных (как следствие, духовных) благ. Производство – наиболее важная составляющая производственных отношений, от которой зависит распределение, обмен и потребление.

Социалистическое производство отличается противоречивостью по форме собственности на произведённый продукт. Противоречие кроется в том, что одна часть продукта распределяется, обменивается и потребляется на основе социалистической общенародной собственности на производство, в то время как другая часть, идущая в личное потребление производителей, распределяется, обменивается и потребляется индивидами в частном порядке, на основе частной собственности на продукт производства. Это вызывает двойственное отношение индивидов к производству, служащее объективной основой разного рода бесхозяйственности и хищений социалистической собственности для частного потребления.

Распределение, обмен и потребление в социалистическом производстве имеют две составляющих: производственную, проходящую через общенародную собственность и сферу коллективного и личного потребления, основанную на частной собственности. Непосредственное потребление носит частный характер и потому порождает частный интерес индивидов. Оно зависит от величины частной собственности индивида и не может не порождать частнособственнической психологии и идеологии в нём. Социализм устраняет частную собственность на крупные средства производства, позволяющую эксплуатацию одних людей другими, но он сохраняет мелкую (индивидуальную) частную собственность исключающую эксплуатацию человека человеком. Потребление через общественные фонды потребления несколько сглаживает частнособственнический характер его и даже в ряде случаев выравнивает потребителей в отношении к присвоению продукта производства. По статистике 1982 года в советском обществе при средней заработной плате по стране 285 рублей на каждого человека приходилось 1500 рублей общественных фондов потребления. Общественные фонды в среднем на каждого человека более чем пятикратно превышали доход зарплаты. При видимом потреблении людей в среднем 285 рублей действительный доход на порядок превышал эту сумму, так как общественные фонды распределялись не в равной доле каждому гражданину, а зависели от степени участия человека в общественной жизни. Спортсмен из общественного фонда получал условия для занятий спортом, питание, спецодежду, занятия студента оплачивались общественными фондами (государством), также значительно дотировались культурные потребности людей, жильё, транспорт, питание, детские товары и услуги и т. п.

Социалистическое производство – это, главным образом, машинное производство по природе применяемых орудий труда, иногда с элементами автоматизации. Это обстоятельство является важнейшим в социалистических производственных отношениях. Ведь уровень развития орудий труда – главное, что определяет производственные отношения. Важнейшее следствие этого – разделение труда в процессе производства. Возникнув исторически в глубине ремесленного производства, машина стала основным орудием труда капитализма. Однако, это орудие труда объективно требовало соответствующего ему разделе-ния труда в процессе производства. Устанавливаются капиталистические производственные отношения с капиталистическим разделением труда. Только после этого производительные силы и производственные отношения пришли в соответствие друг другу, и капитализм стал самим собой. Социализм, унаследовав от капитализма орудия труда, не мог не унаследовать и соответствующее им разделение труда в процессе производства.

Благодаря капиталистическому разделению труда и распределению продукта по труду (и как разновидности его, распределение по положению в обществе и по заслугам перед обществом) индивиды получают различную долю продукта производства, зависящую от их воспитания, положения, размера семьи и многих других факторов. Основываясь на частном потреблении, производство стимулируется определяющим образом через материальную заинтересованность индивидов в труде, что находит своё отражение в одном из ведущих принципов социалистического производства – распределении продукта по труду. Распределение по труду есть элемент частнособственнического производства и существует только благодаря частнособственническому разделению труда. Последнее, складываясь в течение всей большой частнособственнической общественно-экономической формации, развилось в сложную многоярусную систему иерархической специализации людей как в процессе производства, так и во всём материальном и интеллектуальном производстве и управлении обществом, включая надстройку. Потеряв часть своих особенностей или заменив их на новые в ходе смены малых частнособственнических формаций, а с приходом социализма и формы собственности, распределение по труду всё же остаётся основой развития частной собственности, её интересов, идеологии. И не важно, какую степень достоверности имеет определение количества труда и вознаграждения, степень опосредованности их через общественные системы труда и зарплаты. Важно, что они несут в себе противоречие между общественной формой труда и частнособственническими распределением и потреблением. Распределение по труду отрицается коммунистическими производственными отношениями одновременно с машинным разделением труда (и как следствие, с частнособственнической формой потребления и обмена).

Разделение труда, распределение, обмен и потребление органично связаны между собой, так что невозможно изменить что-то одно из них, не изменив всего остального. Однако, определяющим является разделение труда, которое в свою очередь зависит от уровня и характера применяемых в производстве орудий труда, состояния общества, формы собственности и сознания. Отмечая эту взаимосвязь, К. Маркс в работе «Фейербах. Противоположности материалистического и идеалистического воззрений» пишет, что «… три указанных момента – производительная сила, общественное состояние и сознание – могут и должны вступить в противоречие друг с другом, ибо разделение труда делает возможным – более того, действительным, что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречие, возможно только путём уничтожения разделения труда».

С ростом производства и потребления, благодаря неравноценному распределению продукта производства и общественного богатства, при частном потреблении возникает и растёт имущественная дифференциация членов общества, растёт частная собственность, усиливается её влияние. Общество, всё ещё считающее распределение продукта в нём самым справедливым, на самом деле перерастает в несправедливое общество. Понятие справедливости, ассоциирующееся с распределением продукта по труду, становится злом, злом усиливающимся, родящим неравенство людей как по положению в обществе, так и по возможности изменить это положение.

Очевидно, рост и справедливое распределение общественных фондов потребления – необходимое условие дальнейшего движения социалистического общества к социальному равенству. Созданное народом материальное и духовное богатство должно служить всестороннему развитию личности, формированию культуры разумного потребления, повышению трудовой и политической активности людей.

Однако, общественные фонды потребления не являются главной стимулирующей формой потребления при социализме, производство стимулируется, прежде всего, материальной заинтересованностью индивидов, частным потреблением, оплатой по труду, а рост общественных фондов потребления в условиях имущественного расслоения общества, являясь необходимым условием дальнейшего развития общества, отнюдь не гарантирует социального равенства, так как доступ к фондам не всегда прямой, а способ распределения их является углубленным, закамуфлированным распределением по труду, по положению.

Но чем богаче общество в целом, тем сильнее дифференциация богатства индивидов. У одних – прожиточный минимум, у других – богатство, собственность, средства производства. Провозглашающийся объектом особой заботы рост благосостояния населения выливается, в конечном счёте, при существующих распределении и потреблении, в рост частной собственности со всеми вытекающими из этого последствиями. С переходом частного накопления в частное производство процесс роста частной собственности ускоряется, причём частная собственность способна и к эксплуатации общенародной собственности, например, через вклады денег в банки. Это тоже процесс производства – производства новых денег, богатства. И он ускоряется. С ростом частного накопления индивиды ищут объект приложения этим накоплениям, пути ускоренного увеличения их.

Показательно накопление через жилищное строительство. Являясь одним из самых необходимых объектов потребления, жильё должно быть без всяких условий доступно каждому. По крайней мере, в минимальных по площади размерах. Без жилья не может быть никакой речи о справедливости положения индивида в обществе.

В послевоенный период, когда в стране ощущался острый дефицит жилья, им было обеспечено всё население. Это было часто плохо благоустроенное жильё, когда в одной квартире проживало по нескольку семей, но это было жильё для всех. Граждане были обеспечены жильём по тем меркам справедливости и возможностей общества, которые реально сложились. Часто это был очень низкий уровень обеспечения, но он позволял иметь жильё всем. Со временем понятие справедливости изменилось таким образом, что множество людей не имеют жилья вообще, и число их быстро растёт, в то время как другие члены общества имеют излишек жилья, который они сдают в аренду, получая за это плату как владельцы частной собственности. Этой платы иногда достаточно, чтобы не работать, либо накапливать в качестве богатства (банковский счёт), либо для новых приобретений. Это ли не эксплуатация одних членов общества другими? И происходит это узаконено, с одобрения населения, с помощью официальной печати и услуг государства, через распределение по труду. Кажущаяся справедливость оборачивается своей изнаночной стороной. И неуместно в существующем положении говорить о растущем жилищном строительстве в стране. Индивиду, не имеющему его вообще, от этого не легче. Общество должно обеспечить минимум потребления жилья всем его гражданам, иначе оно не может быть справедливым.

Распределение продукта при социализме в СССР, ещё недавно справедливое, стало со временем всего лишь терпимым, но не отвечающим справедливости, потому что производит положение, когда один индивид довольствуется самым необходимым, а другой имеет богатство, один не имеет никакого жилья, другой несколько квартир, дач, домов в разных городах и посёлках, как частных, так и из созданного совместным трудом общественного фонда. Поэтому созданное народом материальное и духовное богатство служит всестороннему развитию личности одного, и почти ничего не даёт другому. При абсолютном росте богатства общества, его относительное содержание для различных людей различно.

Провозглашается, что трудиться по способностям, получая за это столько продукта, сколько найдёт нужным дать его та или иная инстанция общества – это справедливо. Но сами эти способности остаются неразвитыми, а труд оценивается субъективно, в связи со сложившимися обстоятельствами, так что за один и тот же труд человек получает в разных производствах разное вознаграждение, и это вознаграждение часто не является компенсацией затрат труда.

Социализм, неся в себе своё основное противоречие, приводящее в движение весь его организм, -- противоречие между частнособственническим разделением труда в производстве и коммунистическим элементом – общественной собственностью на средства производства (причём обе стороны противоречия являются важнейшими для соседних формаций) – объективно несёт в себе черты как капитализма, так и коммунизма и является переходным периодом от первого ко второму. Никакой самостоятельной формации он не представляет и всем своим существованием, с одной стороны, обязан породившему его классовому обществу, и в первую очередь, капитализму, с другой стороны, служит одной единственной исторической цели – создать условия для рождения и развития коммунизма. Противоречие удерживается гибким, подвижным и обратимым равновесием.

Гражданская война в России, противопоставив угнетённые неимущие массы обладателям богатства, выровняла имущественное неравенство людей, которые были так бедны, что не имели даже самого необходимого. Коллективизация сельского хозяйства продолжила этот процесс. Таким образом, социализм начинался с такого состояния общества, когда невозможно было говорить ни о социальном, ни об имущественном антагонистическом расслоении общества. Уничтожение частной собственности закрепило это состояние общества правом.

Однако, по мере развития общества, в нём значительно возросло общественное богатство, которое распределялось через общественные сферы потребления и в частном порядке – на основе принципа оплаты по труду. Разделение труда всегда давало основу как социальному, так и имущественному неравенству. Благодаря разделению труда люди в обществе разделялись на социальные слои, одни из которых имели те или иные возможности использовать положение в обществе для значительно большего, чем другие члены общества, потребления через общественные сферы и путём использования своего служебного положения в личных целях. Такие члены общества стали выделяться имущественно, также и благодаря неравенству потребления на основе оплаты по труду. Чем богаче становилось общество, тем богаче становились и эти люди. Усиливалась социальная и имущественная дифференциация членов общества, а вместе с ним и всякого рода пережитки частной собственности: коррупция, спекуляция, взяточничество, жажда личного обогащения и особенно обогащения за счёт общественной (государственной) собственности. Это замаскированное наступление частной собственности проходит как бы своё второе рождение. Оно тем сильнее и шире, чем глубже корни частнособственнических пережитков, чем активнее они находят поддержку своей идеологии в богатеющем обществе. Частная собственность, уничтоженная в стране в целом, поднимает голову в единицах общества, благодаря разделению труда и основанной на нём дифференциации общества.

Восстанавливается сама основа частнособственнического способа производства, её фундамент – собственность, дающая возможность индивидууму удовлетворять свои потребности без эксплуатации чужого труда. Но может ли частная собственность оставаться на этом примитивном уровне? Не требуется ли ей объективно расширение по мере роста богатства индивидуума? Не подрывает ли она коммунистическую идеологию уже самим фактом своего возвращения с того света? И так ли уж беззубо выглядит растущее влияние этой воскресшей на основе разделения труда идеологии окроплённого живой водой классового прошлого?

К 80 – м годам в СССР стало очевидным, что значительная часть его граждан пере-рождается в мелких собственников. Наиболее образованные и приближенные к органам управления обществом, наиболее политически и экономически влиятельные члены общества, будучи и наиболее богатыми, нуждались в изменении государственных порядков, государства с тем, чтобы получить возможность выгодно вкладывать имеющиеся у них средства для увеличения своих доходов. Это привело к контрреволюционной ситуации в стране. Используя поддержку буржуазных спецслужб, идеологическое одурманивание народа, кризисное экономическое положение в стране, подготовленную зарубежными спецслужбами агентуру, клевету на советскую власть, извращение советской истории, политическую слабость руководства СССР, догматизацию социалистической идеологии, консолидированные враждебные социализму силы произвели контрреволюционный государственный переворот. Сработало основное противоречие социализма, о чём предупреждал Ленин В. И. и с чем боролся Сталин И. В.

Очевидно, что это противоречие может быть устранено только с устранением разделения труда, и чем дальше развивается социализм, тем больше необходимость в таком преобразовании производства, а следовательно, и всего общества, потому что всё больше разрастаются болячки разделения труда. Развитие общественных фондов потребления подрывает действие принципа оплаты по труду, стимулирование труда. Доступ к этим фондам провоцирует коррупцию. Складывается ситуация, когда без роста общественных фондов социализм перерождается в капитализм. Но и развитие фондов подрывает основной принцип социализма. Противоречие разрешается в переструктуризации производства, общества, в коммуне. Законы развития общества принуждают к очередному изменению производственных отношений, изменению разделения труда в производстве. Объективность действия законов развития общества не оставляет выбора человечеству, что отражается на всей человеческой цивилизации.

Расширение общественных фондов потребления требует и оответствующего расширения социалистической демократии и самоуправления крупных предприятий, хозрасчёта под полным контролем всех работников предприятия, но по государственным нормативам. Государство, делегируя часть своих функций предприятию, должно контролировать социалистическую законность, соблюдение предприятием интересов и государства, и всего общества, и предприятия. Наиболее удобная форма предприятия -- кооператив. Страна превращается, по Ленину, в кооператив кооперативов.

Коммунистическое переустройство в СССР было назревшей неизбежной практиче-ской необходимостью. Непонимание руководством страны путей дальнейших преобразований общества, игнорирование объективных законов эволюции социализма привели к потере государственной власти. Будучи полукапитализмом-полукоммунизмом советский социализм не получил коммунистического развития и капиталистическая составляющая его взяла верх. Развитые на разделении труда (оплата по труду) частнособственнические интересы, психология и философия членов общества оказали поддержку и понимание капиталистиче-ским (рыночным, «демократическим») преобразованиям. Было и внешнее влияние на переворот, но такое влияние было всегда и прежде. Оно играло значительную роль в политических изменениях в стране. Однако, главной причиной контрреволюции были объективные законы развития общества – основное противоречие социализма.

Идеологическая война проиграна СССР прежде всего потому, что у народа утратилась вера в саму идею коммунизма. Появились даже присказки типа «самый короткий анекдот -– коммунизм». В условиях вызревания частнособственнических интересов из глубин самого социализма требовались уже не слова о «розовом завтра», а практическое доказательство реальности его,особенно после заявлений Н. С. Хрущёва о вступлении в переходный период.

Социалистическое общество не должно «покупаться» на демагогическую болтовню о буржуазных свободах и демократии, ибо рискует утратить своё государство. Не следует забывать, что социализм – это лишь наполовину коммунистический строй, а вторая его половина - капитализм, где правят деньги, денежные потоки, контролируемые сионизмом, жажда наживы любой ценой.

Безусловно, общий вектор развития человечества направлен на коммунизм. Безусловно, Россия остаётся пока наиболее подготовленной страной для лидирования в этом направлении. Однако, это не означает автоматического изменения ситуации в России. Многое зависит от субъективного фактора, политического сознания масс, идеологической работы с народом. Грандиозность свершений социализма в СССР бесспорна. Комплексные планы развития общества на пять лет и более длительные сроки говорят о том, что социализм способен решать задачи фантастические по меркам капитализма. Но они же говорят, что ему по плечу сегодня и коммунистическое переустройство, что подобно космической ракете им скоро будет запущена в историю человечества коммуна, и мир перевернётся.

Реставрация капитализма отбросила развитие России назад, но не отменила законов развития общества. Восстановление социалистических общественных отношений неизбежно.Вернуть советскую власть можно, но если не понять, почему она пала, а сводить всё лишь к проискам врагов, то неизбежно получится повторение кризиса СССР.При всём уважении к стремлению А. Лукашенко сохранить основы социализма в Белоруссии, ему грозит именно такой кризис. То же самое зреет на Кубе, во Вьетнаме и, тем более, в развивающихся странах, вставших на социалистический путь развития. Спасти положение в СССР могло бы только постепенное прекращение буржуазного способа повышения уровня жизни народа (по труду), применение общественных фондов поощрения труда, введение нематериальных форм стимулирования и создание хоть одной коммуны. Уровень жизни должен был бы определяться не ростом зарплаты (она должна быть «заморожена»), а всесторонним обеспечением потребностей людей «бесплатно», через общественные фонды, и возможностями неограниченного развития их способностей. Делать это надо было осторожно, находя новые способы стимулирования труда, критично оценивая каждый новый шаг, но делать это было надо.

«Пробуждающееся понимание того, что существующие общественные установления неразумны и несправедливы, что «разумное стало бессмысленным, благо стало мучением», - является лишь симптомом того, что в методах производства и формах обмена незаметно произошли такие изменения, которым уже не соответствует общественный строй, скроенный по старым экономическим условиям. Отсюда вытекает также и то, что средства для устранения обнаруженных зол должны тоже быть налицо – в более или менее развитом виде – в самих изменившихся производственных отношениях» (К. Маркс, Ф. Энгельс, соч. изд. 2, т. 20, стр. 278).

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.180.108 (0.01 с.)