Политическое развитие Италии в годы правления «Правой» (1861 —1876) 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Политическое развитие Италии в годы правления «Правой» (1861 —1876)



После объединения в королевстве доминировали две политические группировки. Умеренные либералы входили в политическое течение под названием Историческая пра­вая. Оно оформилось в 60-х годахXIX в. из числа сторонников и последо­вателей Кавура. Историческая левая объединяла левое крыло умерен­ных либералов и часть демократов. После смерти в 1861 г. Кавура на протяжении 15лет,до 1876 г., у власти находились правительства «Пра­вой». Их исторической задачей стала унификация политического, право­вого и экономического поля объединенного королевства.

Правительства «Правой» законодательно закрепили упразднение светской власти Пап и распространили Альбертинский статут на все ко­ролевство. Были разработаны новые уголовный, гражданский, уголов­но-процессуальный и гражданский процессуальный кодексы, комплекс законов об административном устройстве, создана единая система судеб­ных органов. От политической системы Пьемонта объединенная Италия унаследовала многие элементы государственного строя с максимально централизованным управлением. В 1859 г. были приняты закон об уст­ройстве коммун и провинций и закон об общественном образовании. По первому из них местные органы власти избирались плательщиками пря­мого налога, но мэры в коммунах и губернаторы в провинциях назнача­лись королем. Второй закон не только подчинил систему народного обра­зования министру просвещения, но и поставил ее под полный контроль королевской власти, поскольку ректоры университетов, провинциаль­ные инспекторы начальных и средних школ, члены провинциальных школьных советов назначались королем.

Трудности возникали при интеграции в Итальянское королевство Юга страны, территориально совпадавшего с бывшим Королевством Обеих Сицилии. Это обусловливалось резким несоответствием эконо­мического развития, политической ситуации и общественных отношений в этом и других районах страны. Аграрно-промышленные Северная и большая часть Центральной Италии встали на путь капиталистического развития и добились подъема экономики. На Юге ликвидация феодаль­ных отношений прошла в интересах дворянства и земельной буржуазии, которые узурпировали домениальные земли, а крестьяне не только не по­лучили наделов, но и лишились старых сервитутных прав. Политика объ­единенного Итальянского королевства привела к еще большему усиле­нию аграрной буржуазии, которая не только сохранила присвоенную землю общинных и королевских доменов, но почти целиком овладела громадными массивами церковных земель, перешедших в руки государ­ства и пущенных затем в продажу. Наличие большого числа малоземель­ных или вообще безземельных крестьян, вынужденных наниматься бат-

с. 264раками в помещичьи латифундии за 10—15% собранного урожая, при­водило к постоянным конфликтам, неизбежно обострявшимся в кризис­ные моменты. Крестьяне требовали передела домениальных земель или восстановления на них сервитутных прав, по всей Италии выступали против роста старых налогов и введения новых, таких как налог на помол зерна.

Неспокойной была ситуация на Сицилии. Здесь обострение социаль­ных противоречий в деревне дополнялось не менее острой, чем на конти­ненте, политической борьбой сторонников нового государства и их про­тивников, стремившихся к реставрации власти Бурбонов. После образо­вания Итальянского королевства проявилось глубокое недовольство бывшей армии неаполитанского короля Франческо II. Еще в 1860 г. по­сле высадки Гарибальди в Калабрии почти 100-тысячная королевская армия распалась. Большинство унтер-офицеров и солдат были выходца­ми из крестьян, сохранивших преданность Бурбонам и не разделявших идею объединения Италии. Это повлекло для них тяжелые последствия: мало того, что крестьянские хозяйства не имели земли, но и новые власти преследовали тех, кто сочувствовал изгнанному королю. К тому же не­скольким десяткам тысяч молодых людей, особенно на Сицилии, грозило суровое наказание за уклонение от призыва, объявленного правительст­вом. Массовое брожение активно подогревали враждебно настроенные к новому государству бурбонские подпольные комитеты и духовенство, распространявшие слухи о неизбежной реставрации Бурбонов.

Разрешить ситуацию мог стихийный крестьянский бунт. На Юге Апеннинского полуострова, в отсталой и угнетенной стране, на протяже­нии веков движение крестьян традиционно выражалось в форме индиви­дуального или группового, по устоявшейся терминологии, бандитизма. В периоды революций или перемены власти действия бандитских отрядов выливались в широкие крестьянские восстания, которые политические силы подчас использовали в своих интересах. Неспособность правитель­ства объединенной Италии утвердить на острове законный порядок и на­ладить эффективную работу органов власти привела к образованию со­общества бандитских организаций и легальных общественных группиро­вок, активно внедрявшихся в местную администрацию и политические структуры. Это уникальное явление получило название «мафия»[114].

с. 265 В 1861 —1865 гг. к многочисленным бандитским отрядам примкнули тысячи крестьян. Восставшие захватывали десятки селений, где вывеши­вали белые бурбонские флаги, убивали представителей власти и либера­лов. Вытесненные войсками, они отступали, чтобы напасть на другие де­ревни. На насилие и грабежи бандитов правительственные карательные отряды отвечали поголовными расстрелами и сожжением целых селе­ний.

Неспособность армии подавить движение вынудила парламент при­нять в 1863 г. закон, который ввел ускоренное судопроизводство военно­го трибунала, расстрел бандитов, оказывавших вооруженное сопротив­ление, ссылку на поселение людей, не имевших определенных занятий, и бродяг, а также лиц, заподозренных в укрывательстве бандитов. Судеб­ные репрессии и действия армии привели к концу 1865 г. к разгрому банд, хотя вспышки бандитизма продолжались до 1870 г. Стихийные и широ­кие выступления крестьян (так называемый великий бандитизм) потер­пели поражение. Политическая ситуация на континентальном Юге ста­билизировалась.

В экономической сфере правительства «Правой» обеспечили созда­ние единого национального рынка. Введение общегосударственной тамо­женной системы и отмена внутренних таможенных барьеров стимулиро­вали международный торговый обмен и развитие местной промышленно­сти. На всю Италию распространили денежную систему Пьемонта — лиру. Это позволило укрепить положение Италии на международном фи­нансовом рынке: в 1865 г. она вместе с Францией, Бельгией и Швейца­рией создала Латинский денежный союз. Внутри страны потребности го­сударства и развивающегося капитализма удовлетворяла сеть крупней­ших банков, среди которых «Банка национале» распространил деятель­ность на всю территорию королевства.

Национальное объединение потребовало огромных затрат. Воен­ные расходы поглотили свыше четверти бюджетных ассигнований. Коро­левство приняло на себя все государственные долги вошедших в его со­став территорий и обязалось выплачивать пенсии чиновникам, состояв­шим на службе свергнутых правительств. Поэтому правительствам «Правой» пришлось заняться укреплением финансово-экономического положения страны. Для покрытия издержек страна прибегла к займам. К 1876 г. государственный долг Итальянского королевства вырос более чем в 3,5 раза по сравнению с 1860 г. и составил вместе с процентами бо­лее 9,1 млрд лир, что в 8 с лишним раз превышало величину доходной части бюджета. Другим источником накопления средств стали налоги, в том числе косвенные, особенно обременительные для беднейших слоев населения. Налоговая система была унифицирована: на всю страну рас­пространили ставки, действовавшие в Пьемонте. Поскольку в других

с. 266частях королевства до объединения многие из налогов, аналогичных пьемонтским, не взимались или были меньшими по размеру, там резко воз­росли налоговые сборы. Лишь налог на сделки с недвижимостью увели­чился в Ломбардии и землях Центральной Италии в 1,5 раза, а на Юге — в 8 раз. В целом с 1862 по 1876 г. налоговые поступления воз­росли в 2,5 раза, что позволило оздоровить государственный бюджет и обеспечить превышение доходов над расходами, но за это расплачива­лось население.

Массовая распродажа государственных и конфискованных у церкви земель практически завершилась в первые годы XX в. В общей сложно­сти было отчуждено и продано около 2,5 млн га земли за 1 млрд лир. Эта крупнейшая акция вышла за рамки чисто финансового мероприятия. Объективно она решала задачу преодоления феодальных пережитков и завершения буржуазной революции в деревне. В результате перехода го­сударственных, домениальных и церковных земель в частные руки выиг­рали владельцы крупных земельных участков, крестьяне либо ничего не получили, либо прирастили свои владения очень незначительно.

Правление «Левой» (1876—1887) М

Многие направления политики «Правой» (чрезвычайные меры на Юге, разорявшее крестьян непомерное налоговое бремя, делавшая промышленную буржуазию некон­курентной политика свободной торговли, вызывавший обесценение бу­мажных денег принудительный курс лиры, выкуп государством железных дорог) сплотили оппозиционные слои, представители которых в парла­менте инициировали правительственный кризис. В марте 1876 г. король поручил сформировать правительство «Левой» во главе с А. Депретисом. Он был идеологом трансформизма — процесса постепенного раз­мывания граней между «Правой» и «Левой». Приход к власти «Левой» привел к изменению политического курса. Новый избирательный закон 1882 г., более чем втрое расширил состав избирателей за счет снижения возрастного и имущественного цензов. В целях сохранения бюджетных поступлений и в то же время смягчения недовольства населения «Ле­вые» отменили налог на помол, сократили налог на соль и поземельный налог, хотя тут же ввели налог на производство и потребление сахара. В 1883 г. вступил в силу закон об отмене принудительного курса лиры, что способствовало приливу иностранного капитала в Италию. В 1885 г. парламент одобрил закон, по которому государство, сохранив собствен­ность на большую часть железнодорожных линий, передало их в эксплуа­тацию трем компаниям. На протяжении 80-х годов был завершен пере­ход к протекционизму во внешней торговле. Ввозившиеся в Италию го­товые изделия и полуфабрикаты облагались пошлинами в размере от 10 до 40% их стоимости. Это избавило промышленность Севера от ино-

с. 267странной конкуренции и сделало ее внутри страны монопольным постав­щиком фабричных товаров. За это пришлось расплачиваться углублени­ем аграрного кризиса на Юге: продукция экспортных отраслей сельского хозяйства (цитрусовые, вина, оливковое масло) потеряла выход на ино­странные рынки и упала в цене. Что касается производителей зерна, то в 1887 г. правительство ввело ввозные пошлины на пшеницу, что, кроме экономических последствий, имело своим результатом сближение лати­фундистов Юга с буржуазией Севера.

Авторитарное правление Криспи После смерти в июле 1887 г. Депретиса к власти в качестве премьер-министра и главы двух ключевых министерств — внутренних и иностранных дел — пришел Фр. Криспи. С небольшим перерывом он руководил правительством до марта 1896 г. Политическая карьера Криспи проходила в рядах «Левой», но он был сторонником жесткой политики, о чем свидетельствуют разработанные при его участии и принятые на протяжении 1887—1889 гг. законы, еще более расширившие полномочия центральной исполнительной власти. Министр внутренних дел получил право увольнять префектов, министер­ства могли быть образованы и упразднены декретом короля, а не парла­ментским законом, избранных мэров провинциальных и коммунальных советов поставили под контроль вновь образованному органу — про­винциальной джунте во главе с префектом. Закон 1889 г. об обществен­ной безопасности ограничил право на собрания, предусмотрел возмож­ность ссылки на поселение заподозренных в политической неблагона­дежности. Усилились репрессии: за участие в рабочей манифестации ли­шили депутатской неприкосновенности и осудили на 3 года тюрьмы социалиста А. Косту. В 1890 г. правительство запретило первомайскую манифестацию трудящихся и одобрительно отнеслось к применению ору­жия против бастовавших работниц рисовых плантаций и безработных батраков в провинции Равенна, в результате чего трое погибли.

Введение в 1887 г. высоких протекционистских тарифов способство­вало интенсивному развитию фабричного производства, но имело и обо­ротную сторону. Развернулась настоящая таможенная война с Франци­ей. Разрыв с ней торговых отношений усилил затяжной кризис в про­мышленности, строительстве, банковском деле, аграрном секторе. Мас­совое разорение крестьян привело к росту эмиграции. В 1886—1890 гг. Италию ежегодно покидало более 221 тыс. человек. Не налаживались отношения с Ватиканом вследствие антиклерикальных мер правительст­ва, которое добилось включения в уголовный кодекс норм, предусматри­вавших наказание церковнослужителей за деятельность против интере­сов и целостности государства. Вызвал критику, в том числе в обеих па­латах парламента, принятый в 1890 г. объективно прогрессивный закон

с. 268об общественных благотворительных учреждениях, который предписал создать в каждой коммуне светские конгрегации милосердия. Им надле­жало передать средства и имущество всех ранее существовавших благо­творительных обществ, «не отвечавших нуждам населения». В админи­страцию создававшихся конгрегации не могли входить духовные лица. Закон затронул интересы многих частных лиц, использовавших в собст­венных целях крупные фонды благотворительных обществ, но глав­ное — это был заключительный акт передачи церковной собственности в светские руки. Неудовлетворенность различных слоев общества итога­ми деятельности правительства привела к отставке Криспи в феврале 1891 г.

Однако очередной политический кризис был не за горами. Еще с 1889 г. в городах и сельских местностях Сицилии стали создаваться «Союзы ("фаши") трудящихся». В мае 1893 г. «фаши» объединились в Сицилийскую социалистическую федерацию. Она возглавила массо­вое крестьянское движение, проходившее в форме забастовок и манифе­стаций, бойкота землевладельцев. Крестьяне протестовали против нару­шения латифундистами контрактов с крестьянами-издольщиками о раз­деле урожая, разорительных налогов. Острота выступлений все более нарастала. Крестьяне начали громить муниципалитеты. Войска приме­нили оружие, погибли 92 демонстранта. В этой обстановке в декабре 1893 г. Криспи вновь призвали к власти.

Правительство ввело в Сицилии осадное положение. Сицилийскую социалистическую федерацию распустили, а ее руководителей отдали под военный трибунал и приговорили к многолетнему тюремному заклю­чению. Около 2 тыс. членов «фаши» сослали под надзор полиции. Подав­ление движения сицилийских крестьян не остановило репрессии. В ответ на акты индивидуального террора со стороны анархистов — 16 июня 1894 г. произошло покушение на самого Криспи, а 24 июня итальянский анархист С. Казерио убил французского президента Сади Карно — пар­ламент принял 3 закона. Первый касался хранения взрывчатых веществ и был направлен против террористов, второй — усиливал наказания за восхваление в печати террора и подстрекательство солдат к неповинове­нию, третий — запрещал ассоциации и собрания, имевшие целью «низ­вержение существующего социального строя путем насильственных действий». Социалистическую партию итальянских трудящихся, примыкав­шие к ней профессиональные лиги, палаты труда, кассы взаимопомощи и даже просветительские кружки распустили.

Для внешней политики периода правления Криспи характерно усиле­ние экспансии в Африке. В течение 80-х годов Италия захватила на побе­режье Красного моря ряд номинально принадлежавших Турции террито­рий и в 1890 г. образовала из них колонию Эритрея. Использовав ее как

с. 269плацдарм, итальянский экспедиционный корпус в 1895 г. развернул на­ступление против Эфиопии. Население этой страны в патриотическом подъеме объединилось вокруг императора Менелика II, что решающим образом сказалось на исходе войны: в марте 1896 г. в сражении при Адуа итальянцы потерпели сокрушительное поражение. Италия признала полную независимость Эфиопии. Крах колониальной авантюры потряс Италию, и Криспи окончательно ушел с политической арены.

Италия на рубеже веков Новое правительство А. Рудини столкнулось с волной народных выступлений, охвативших страну в 1897—1898 гг. Они были вызваны недостатком продовольствия и ростом цен на хлеб — своего зерна из-за плохого урожая 1897 г. не хватало, а импорт американского сократился вследствие испано-американской войны 1898 г. В апреле — мае этого года народные волнения охватили большую часть Италии. Осадное поло­жение ввели в Миланской, Флорентийской, Ливорнской и Неаполитан­ской провинциях. Наибольшего размаха выступления достигли в Мила­не, где для подавления демонстраций протеста использовали не только армейские части, но и артиллерию. Жертвами репрессий стали 80 убитых и 450 раненых, в других частях страны в ходе карательных мер погибли более 50 человек. По всей Италии подверглись аресту тысячи участников волнений, перестали выходить многие газеты социалистического, демо­кратического и католического направлений. Оправдывая репрессии, правительство обвинило в заговоре против единства нации «красных», т. е. социалистов, и «черных», т. е. католиков. Не сумевший предотвра­тить волнения Рудини ушел в отставку. Сменивший его генерал Л. Пеллу попытался провести через парламент серию чрезвычайных законов: о за­прещении забастовок персонала железных дорог, почты и телеграфа, служащих и работников коммунального хозяйства, ограничении права на собрания и деятельность общественных организаций, ужесточении нака­заний за правонарушения в области издательской деятельности. Эти меры встретили резкую оппозицию в парламенте, не удалось провести их в жизнь и декретом короля в связи с отрицательным решением Кассаци­онного суда — органа, осуществлявшего надзор за единообразным тол­кованием и правильным применением законодательных норм. Пеллу до­бился проведения в 1900 г. досрочных выборов в парламент, но на них сторонники антидемократического правительственного курса потерпели полное поражение.

В июне 1900 г. пост премьер-министра занял 80-летний Дж. Саракко, бывший до этого председателем Палаты депутатов. Его правительст­во слыло переходным, позволявшим надеяться на перемены в методах управления страной. Их наступление ускорили драматические события. 29 июля 1900 г. в г. Монца анархист Г. Бреши, одержимый желанием

с. 270«отомстить за многие несправедливости», тремя выстрелами из револь­вера убил короля Умберто I. Расстрелянный террористом король всецело поддерживал реакционный курс Криспи, Рудини и Пеллу. Вступивший на престол Виктор Эммануил III, напротив, заверил Италию, что конститу­ционные принципы останутся нерушимыми, в стране будет восстановлен мир и обеспечено единение всех людей доброй воли. Эта декларация на­шла подтверждение в самом факте отказа от репрессий в связи с убийст­вом короля и амнистией 10 тыс. заключенных.

Экономическое развитие Италии в начале XX в. С объединением страны процесс внедрения капиталистических форм производства приобрел общенациональный масштаб и прохо­дил достаточно быстро. Такое положение обусловил ряд благоприятных обстоятельств внутреннего и внешнего ха­рактера. В экономическую жизнь страны решительно вмешивалось госу­дарство, проводившее политику ускоренной индустриализации и в этих целях установившее режим таможенного протекционизма, государст­венных заказов и прямого субсидирования таких ключевых отраслей, как хлопчатобумажное и сахарное производство, судостроение, металлургия. В 1902 г. правительство выкупило у бельгийской компании железнорудные разработки на о. Эльба и безвозмездно передало их группе итальян­ских промышленников, вскоре образовавших металлургический консор­циум «Ильва». Огромное внимание уделялось развитию транспортных коммуникаций. С 1865 по 1900 г. протяженность железнодорожных ли­ний увеличилась почти в 4 раза, а самое главное — железные дороги были реорганизованы в две параллельные сети, связавшие Север и Юг Апеннинского полуострова. Это явилось важной предпосылкой склады­вания национального рынка.

Итальянская экономика широко использовала зарубежные инвести­ции — накануне Первой мировой войны иностранные капиталовложе­ния в стране достигли 1,5 млрд лир. Французский финансовый капитал доминировал в банках «Итальянский кредит», «Итальянское банковское общество». Производственные и коммерческие интересы прочно связы­вали металлургическую фирму «Ансальдо» с французским объединением «Шнейдера». Свои отделения в Италии имела английская фирма «Виккерс», производившая вооружение. В экономике значительную роль игра­ли Коммерческий банк и Кредитный банк, основанные в середине 90-х го­дов при немецком участии. Экспансия иностранного капитала имела и позитивные стороны: ей сопутствовало привнесение в итальянскую про­мышленность передовых форм и методов организации производства. На­чалась его монополизация. Химическое производство контролировали группировки «Монтекатини» и «Пирелли». В железоделательной про­мышленности господствовали компании «Терни» и «Ильва». Автомо-

с. 271бильные фирмы «Фиат» и «Ланча» заняли достойное место в европей­ском автомобилестроении. В 1910 г. производственно-технический по­тенциал Италии позволил приступить к строительству дредноутов, а в на­чале Первой мировой войны — и сверхдредноутов.

Успехи индустриализации были заметны в Италии: выплавка чугуна, например, с 1902 по 1913г. увеличилась в 2,4 раза. Но этот уровень был далек от достигнутого передовыми европейскими странами: стали и же­леза производилось в 14 раз меньше, чем в Германии, в 8 раз меньше, чем в Англии, в 7 раз меньше, чем во Франции. В преддверии Первой мировой войны доля тяжелой индустрии составляла не более 30,6% всей произве­денной продукции. Лишь 7% предприятий относились к крупным с чис­лом рабочих от 100 до 1000 человек, а 90% представляли собой мелкие и мельчайшие ремесленные мастерские с десятком и менее работников. Италию отличала резкая диспропорция в уровне промышленного разви­тия Севера и Юга. До 71 % крупных предприятий размещались в север­ных районах страны, особенно в промышленном треугольнике Милан — Турин — Генуя.

В 1911 г. 54,3% населения Италии занималось сельским хозяйст­вом. Лишь в Северной Италии сложились крупнокапиталистические сельскохозяйственные предприятия, которые давали значительную часть продукции. Паданская долина, занимавшая не более 13% всей сельско­хозяйственной и лесной площади полуострова, производила почти 30% валовой продукции земледелия страны. Большая же часть аграрного сек­тора оставалась в состоянии застоя. Из более чем 10 млн занятых в сель­ском хозяйстве только 1,8 млн владели земельной собственностью, 3,2 млн являлись арендаторами и испольщиками, 5,1 млн составляли на­емные рабочие: поденщики и батраки. Из числа собственников только 250 тыс. владели более чем 8 га земли. Мелкое крестьянское хозяйство отличала неэффективность. В первые годы после объединения в Тоска­не, чтобы снабдить продуктами одну семью, не занимавшуюся земледе­лием, требовался труд трех семей крестьян-испольщиков. В 1880 г. сред­ний сбор пшеницы с гектара в Италии был в 2,9 раза меньше английских показателей, в 2 раза уступал голландским и германским, в 1,8 раза — бельгийским. Урожайность зерновых в предвоенные годы в среднем по стране едва достигала 10— 11 центнеров с га, а в южных районах всего 3—5 центнеров. И хотя в целом по стране урожайность зерновых куль­тур возросла, продовольствия не хватало[115].

Безземелье, полуголодное существование, плохое жилье, недостаток больниц и высокая смертность, отсутствие школ и почти сплошная не-

с. 272грамотность порождали чувство безысходности. С 1873 по 1901 г., за ис­ключением 1882 и 1883 гг., данных по которым не имеется, из-за неупла­ты налогов в казну перешло 277,6 тыс. мелких земельных участков. Не­возможность найти работу в городе оставляла единственный выход — эмиграцию. В 1861 —1911 гг. убыль населения вследствие постоянной эмиграции, т. е. без учета вернувшихся обратно, составила более 4,2 млн человек, с учетом временной эмиграции это число почти удваивается. В 1900—1913 гг. из Италии в поисках постоянной или временной работы выехали свыше 8 млн человек.

Накануне Первой мировой войны Италия представляла собой аграр­ную страну, в которой активно создавалась капиталистическая промыш­ленность. В 1914 г. из общего дохода 19 млрдлир не менее 7 млрд прихо­дилось на сельское хозяйство, но уже 6 млрд — на промышленность. Во внешней торговле доминировал экспорт продовольственных продуктов и сырья. Однако в 1914 г. при импорте промышленных изделий на сумму 672 млн лир было вывезено изделий итальянской промышленности почти столько же — на 670 млн лир. Дальнейший экономический прогресс страны сдерживал дисбаланс между вставшей на путь индустриализации промышленностью и отживавшими свой век производственными отно­шениями в сельском хозяйстве, с одной стороны, уровнем развития про­мышленного Севера и аграрного Юга — с другой. Эти контрасты обост­ряли ситуацию в стране, ставили вопросы о путях ее дальнейшего соци­ально-экономического и политического развития.

«Либеральная эра» Джолитти Стоявшие перед страной проблемы не могли быть сняты широко применявшимися в прошлом репрессивными методами и требовали новых подходов к их решению. Осознание необходимости перехода к либеральной политике ускорила 20-тысячная забастовка рабочих Генуи, в декабре 1900 г. протестовавших против рос­пуска. Палаты труда[116]. Правительство Саракко не решилось на примене­ние военной силы, что само по себе было необычным в итальянской по­литической действительности. Тем не менее в феврале 1901 г. прави­тельство ушло в отставку. Это расчистило путь новому, реформистскому, курсу во внутренней политике. Попытка его реализации связана с име­нем Дж. Джолитти. Он играл ключевую роль в пришедшем к власти в 1901 г. либеральном правительстве сначала в должности министра внут-реннихдел, а затем, после отставки в 1903 г. премьер-министра Дзанарделли, в качестве его преемника. Он трижды (в 1903—1905, 1906— 1909 и 1911 —1914 гг.) занимал пост главы правительства.

с. 273Джолитти полагал, что для укрепления буржуазно-демократических институтов в рамках конституционной монархии либеральные политиче­ские силы должны найти консенсус с социалистическим и ведомым им ра­бочим движением, нейтрализовать клерикальный лагерь и преодолеть оппозицию отсталого экономически и политически консервативного Юга. Концепция социального либерализма Джолитти встретила под­держку в демократических кругах и среди социалистов.

Убежденность главы правительства в необходимости демократиче­ских преобразований исходила из понимания опасности массового дви­жения народных масс для существовавшего общественного строя. Борь­ба трудящихся с .капиталистической системой, по мнению Джолитти, представляла собой «разрушительный ураган, угрожающий судьбам ро­дины». Ввиду этого обязанностью государства должно стать осуществле­ние «умиротворяющей и подчас даже примиряющей деятельности» в столкновениях между трудом и капиталом, а задачей правительства — быть «беспристрастным покровителем» всех классов общества[117]. Уста­новить общественное согласие Джолитти намеревался путем налажива­ния сотрудничества между промышленниками и рабочими, с одной сторо­ны, между правительством и социалистами — с другой. Экономическую базу такого социального союза Джолитти видел в хозяйственном подъе­ме страны. «Благосостояние трудящихся классов, — подчеркивал Джо­литти, — неразрывно связано с процветанием сельского хозяйства, про­мышленности, торговли, потому что только там, где имеются в изобилии капитал и труд, могут быть высокие заработки и хорошие условия тру­да»[118]. Правительства Джолитти покровительствовали ведущим отраслям промышленности, предоставляя им субсидии и государственные заказы, укрепляли бюджет страны, развивали сеть железных дорог, увеличивали торговый флот, строили новые и модернизировали старые порты. В целях поддержки отечественной промышленности была сохранена протекцио­нистская система. В интересах промышленного производства заключа­лись торговые соглашения с Германией, Австро-Венгрией, Швейцарией, Бразилией и рядом других стран. Всемерно поощрялся приток иностран­ного капитала. Прогрессивный либеральный курс слился с экономиче­ским подъемом. За 1897—1914 гг. стоимость валовой промышленной продукции возросла в 2,4 раза, а национальный доход увеличился в 1,9 раза. Некоторым категориям рабочих машиностроительной и ме­таллургической промышленности, морских портов и торгового флота

с. 274повысили заработную плату, что отразилось на расширении внутреннего рынка.

В социально-политической сфере механизмом предотвращения ре­волюционного взрыва был радикальный пересмотр методов управления и существующего законодательства, что, согласно концепции Джолитти, устранило бы причины недовольства и способствовало бы утверждению социального мира. Прежде всего глава правительства в противовес гос­подствовавшей тенденции считать опасными все ассоциации трудящихся признавал допустимыми — в пределах существующих законов — за­бастовки и рабочие организации. В 1901 г. правительство отказалось от вмешательства в 600-тысячную стачку батраков, поскольку исходило из джолиттианского признания законности экономических конфликтов. Парламент поддержал правительство, социалистические депутаты также проголосовали за вотум доверия. Но в то же время Джолитти решительно выступал против забастовок государственных служащих. Когда в 1902 г. забастовали железнодорожники, правительство ввело на железных до­рогах военное положение, что вынуждало рабочих и служащих присту­пить к работе, но одновременно побудило владельцев частных компаний повысить, хотя и с помощью государственных субсидий, заработную пла­ту «во имя сохранения общественного порядка». Запрет на забастовки подтвердил и закон 1905 г. о передаче всех железных дорог в руки госу­дарства. В 1908 г. вопрос о правах государственных служащих был решен окончательно: им разрешили образовывать ассоциации, но запретили за­бастовки. Отказ от репрессивных мер сопровождался восстановлением свободы печати, собраний, манифестаций, деятельности экономических, политических и религиозных организаций. Еще одним важным достиже­нием Джолитти стало расширение состава электората. Избирательная реформа 1912 г., как отмечалось выше, распространила избирательное право на всех мужчин, достигших 30 лет и на 21 -летних, грамотных либо отбывших воинскую повинность. В связи с этим избирательное право по­лучили 8,6 млн человек вместо 3,3 млн, т. е. количество избирателей вы­росло с 9,5 до 25,5% всего проживавшего в стране населения. Закон ус­танавливал жалованье депутатам в размере 6 тыс. лир в год.

Джолитти обеспечил проведение ряда реформ в социальной сфере. В 1902 г. парламент принял закон, регулирующий использование детского и женского труда. Его общественная значимость определялась тем, что женщины и дети составляли 40% от общего количества занятых в италь­янской промышленности. В соответствии с законом разрешили прини­мать на производство детей с 12-летнего возраста (прежде с 9 лет). Под­росткам моложе 16 лет установили 11-часовой рабочий день. Запретили использовать женщин и детей на подземных работах. Продолжитель­ность рабочего дня женщин составляла 12 часов. Работницы получили

с. 275право на отпуск в связи с родами. Всем рабочим — и мужчинам и жен­щинам — предоставили обязательный воскресный отдых. В 1905— 1906 гг. ввели 10-часовой рабочий день. Чтобы увеличить емкость рынка труда, расширили масштабы общественных работ путем предоставления государственных заказов производственным и сельскохозяйственным кооперативам. С целью сбора и распространения информации по про­блемам труда и его отношения с капиталом в июне 1902 г. учредили Бюро труда при министерстве сельского хозяйства, промышленности и торгов­ли. Джолитти поддержал принятый в 1911 г. закон о передаче государст­ву начальных школ и наделении провинциальных школьных советов пра­вом открывать новые учебные заведения и набирать учителей.

В области пенсионного обеспечения и социального страхования мало что изменилось. Принятый еще в 1898 г. закон об обязательном страхо­вании от несчастных случаев на производстве затем распространили на рабочих мелких строительных предприятий, и тех кто работал на сельско­хозяйственных машинах, но остальные сельскохозяйственные рабочие по-прежнему оставались безденежных пособий в случае производствен­ного травматизма. В 1912 г. вошел в силу закон о государственной моно­полии страхования. Но учреждение в соответствии с ним Национального института страхования ставило целью не улучшение социального обеспе­чения трудящихся, а перекачку капитала из частных компаний в руки го­сударства, которое к началу 1913 г. сосредоточило около 42% итальян­ского страхового капитала. Отсутствие действенных законодательных гарантий объясняет, почему в 1915 г. только 11 % рабочих были обеспе­чены страхованием от несчастных случаев на производстве. В 1915 г. в силу сохранения добровольного принципа страхования только 6% трудя­щихся могли получать пособия по болезни и 2% имели право на пенсию.

В 1902—1904 гг. парламент принял ряд законов в интересах Юга. Они предусматривали крупные денежные ассигнования на осуществле­ние таких программ, как промышленное развитие Неаполя, строительст­во водопровода в апулийских провинциях, комплексное развитие Базиликаты[119], включая восстановление лесов, упорядочение водного режима, борьбу с оползнями, оздоровление населенных пунктов, строительство узкоколейных железнодорожных линий и грунтовых дорог. В 1906 г. за­конодательно предусмотрели дополнительное железнодорожное строи­тельство на Сицилии. В качестве чрезвычайной меры отменили налог с сельскохозяйственной продукции южных районов, снизили налоги с не­движимой собственности, учредили государственные кассы сельского

с. 276кредита. Тогда же приняли закон об оказании помощи пострадавшим от извержения Везувия и землетрясения в Калабрии. Эти и подобные им меры, несмотря на их значимость, не ликвидировали образовавшуюся пропасть между двумя частями государства, поскольку не решали зе­мельного вопроса и не затрагивали социальной структуры и политиче­ских порядков в этом регионе.

Итало-турецкая война 1911—1912 гг.Создавая колониальную империю в Африке и укрепляя военно-политические и экономические позиции в средиземноморском бассейне, Италия первым объектом экспансии избрала турецкие владения Триполитанию и Киренаику. Со второй поло­вины 80-х годов XIX в. итальянская дипломатия действовала в этом на­правлении. В начале XX в. эти планы получили мощную поддержку со стороны сложившегося к этому времени сильного националистического течения. В 1910 г. оно оформилось в Националистическую ассоциа­цию. Пропаганда захватов в бассейне Средиземного моря нашла широ­кий отклик в стране, пресса развернула широчайшую кампанию в пользу колониализма и военной акции в Северной Африке. Экспансионистские планы поддерживали король, командование вооруженных сил, правящая элита. Не остался в стороне и Джолитти, лично участвовавший в приня­тии решения о войне с Турцией. Воспользовавшись благоприятной си­туацией (Англия не возражала, Германия считалась союзником, а Фран­ция заранее согласилась на аннексию Триполитании в случае захвата ею Марокко), итальянское правительство предъявило Турции необоснован­ный ультиматум и 27 сентября 1911 г. объявило ей войну. Провести мол­ниеносную кампанию не удалось, и изнурительные военные действия против местного арабского населения затянулись до октября 1912 г. Война закончилась подписанием 18 октября этого





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 445; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.014 с.)