ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕФОРМА 1832 г. И ЧАРТИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕФОРМА 1832 г. И ЧАРТИСТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ



В отличие от Франции и США, где буржуазно-демократические по­рядки установились в ходе революций, британский путь к ним лежал че­рез реформы, в том числе парламентские. Их необходимость обусловли­валась архаичностью системы формирования нижней палаты. Основную массу ее депутатов составляли представители мелких городов и местечек, в разное время получивших это право. Одни из таких поселений давно уже были оставлены жителями, другие насчитывали лишь по несколько десятков человек, отчего все они числились «гнилыми». В среднем на одно местечко приходилось 12 избирателей и по 2 депутата. Вследствие такой практики Лондон с полумиллионным населением избирал 4 депу­татов, а 165 тыс. населения графства Корнуэлле — 44 представителя. К тому же множество местечек являлись собственностью крупных земле­владельцев, которые прямо указывали жителям, за кого им следовало го­лосовать. В конце XVIII в. из 658 депутатов 424 были фактически назна­чены лендлордами. В то же время новые города, выросшие на волне про­мышленной революции, либо вообще не выбирали, либо имели предста­вительство, не соответствовавшее численности населения. Поэтому городская промышленная буржуазия настойчиво добивалась реформи­рования избирательной системы.

Реформа, проведенная вигами в 1832 г., уничтожила 56 «гнилых» местечек, сократила представительство от оставшихся, распределила ос­вободившиеся в парламенте 143 места следующим образом: 13 депутат-

С. 138ских мандатов предоставили Шотландии, Уэллсу и Ирландии, по 65 полу­чили сельские и городские округа. Кроме того, расширили круг избирате­лей. В городах ими стали все собственники и арендаторы домов или не­жилых строений, приносивших доход не менее 10 ф. ст. в год. В графствах — владельцы участков (фригольдеры), а также наследствен­ные и долгосрочные арендаторы (копигольдеры), имевшие 10 ф. ст. чис­того, т. е. за вычетом всех причитающихся рент и платежей, годового до­хода с земли. Краткосрочные арендаторы становились избирателями при условии уплаты годовой ренты в 50 ф. ст. В результате реформы число избирателей увеличилось на 455 тыс. человек, или вдвое. Избирательное право являлось достоянием лишь городской и сельской буржуазии. Од­нако изменение социального состава Палаты общин имело далеко иду­щие политические последствия: уже на протяжении 30-х годов оконча­тельно утвердился принцип ответственности кабинета перед парламен­том.

Принятый в 1834 г. закон о бедных лишил местные приходы права выдавать пособия беднякам. Теперь пособия шли на содержание работ­ных домов. В них помещали всех, признанных пауперами[34], независимо от того, была ли нужда вызвана временной безработицей, болезнью или преклонным возрастом. Поскольку закон исходил из предпосылки, что бедность порождается «мошенничеством, ленью и расточительностью», содержание в работном доме рассматривалось как наказание. Условия жизни здесь были сродни тюремным: грубо и плохо приготовленной пищи не хватало; детей разлучали с родителями; супружеские пары разъединя­ли; без письменного разрешения не допускались свидания даже с родст­венниками; всех трудоспособных обязывали работать. Новую систему, несмотря на массовое сопротивление, ввели по всей стране. Она вызыва­ла у людей труда ужас и чувство безнадежной обреченности.

Разочарование биллем о реформе и возмущение законом о бедных подводило рабочих к пониманию необходимости всеобщего избиратель­ного права. Справедливое представительство в органах государственной власти казалось решающей предпосылкой социальных преобразований, которые позволили бы рабочим, по выражению одного участника движе­ния, «при 3-часовом рабочем дне иметь добрый кусок мяса, сливовый пу­динг и кружку крепкого пива»[35].

В июне 1836 г. группа квалифицированных ремесленников по ини­циативе У. Ловетта образовала Лондонскую ассоциацию рабочих. В 1838 г. она сформулировала и опубликовала в форме петиции програм-

С. 139му, включавшую 6 пунктов политического характера: всеобщее избира­тельное право для взрослого мужского населения; равные избиратель­ные округа; ежегодное переизбрание членов парламента; оплата членов парламента; тайное голосование; отмена имущественного ценза на вы­борах в парламент. Эти требования встретили поддержку 150 массовых организаций, в том числе Большого северного союза, руководителем ко­торого был Ф. О'Коннор[36]. Так родилось движение, ставшее известным как чартизм[37].

Оно быстро стало массовым и, как следствие этого, неоднородным. Одни связывали с чартизмом завоевание избирательного права как сред­ства политического и социального освобождения, другие — ликвидацию работных домов, установление 10-часового рабочего дня и гарантиро­ванной «справедливой платы», третьи — возвращение к утраченному обществу мелких производителей и квалифицированных ремесленников. Участников разделяли взгляды и на методы борьбы. Постепенно в движе­нии сформировались два течения. Лидеры первого («физическая сила»), такие как Дж. Гарни, признавали вооруженное восстание в качестве не­обходимого условия осуществления требований Хартии; но их взгляды не разделяли О'Коннор, Дж. О'Брайен, считая революционную борьбу крайним средством. Сторонники второго течения («моральная сила») во главе с Ловеттом настаивали на преобразованиях путем законодатель­ных изменений.

При всех различиях во взглядах на способы достижения цели выступ­ления чартистов объединяло стремление заставить враждебно настроен­ный и упорно сопротивлявшийся парламент принять шесть пунктов Хар­тии. Широкое обсуждение петиции, с которой вожди чартизма намерева­лись обратиться в парламент, развернулось с августа 1838 г. В Глазго на митинге присутствовало 150 тыс. человек, в Бирмингеме — 200 тыс., в Манчестере — четверть миллиона. Всего петиция собрала более 1,2 млн подписей.

С февраля по сентябрь 1839 г. в Лондоне работал первый чартист­ский национальный конвент. Он направил во все концы страны своих представителей, которые вербовали новых сторонников, распространя­ли пропагандистскую литературу, собирали подписи под петицией. Кон­вент разработал план борьбы за Хартию на случай ее отклонения парла­ментом. Он предусматривал всеобщую стачку, отказ от уплаты налогов и арендной платы, изъятие денег из сберегательных касс, бойкот всех не сочувствовавших чартизму торговцев.

С. 14012 июля 1839 г. петицию вручили парламенту, но Палата общин от­вергла ее подавляющим большинством голосов. Однако ответные дейст­вия чартистов ограничились локальными вспышками насилия и уличны­ми беспорядками. Конвент не смог организовать массовые выступления, как это было задумано, и в сентябре 1839 г. самораспустился.

Выяснение причин провала привело чартистов к выводу о необходи­мости создания единой политической организации. Этот замысел реали­зовали в июле 1840 г., создав Национальную чартистскую ассоциацию во главе с О'Коннором. Через два года она насчитывала более 50 тыс. чле­нов. Ассоциация разработала вторую петицию, которая в дополнение к прежним политическим требованиям включала социальные. Они преду­сматривали отмену закона о бедных 1834 г., повышение заработной пла­ты, сокращение рабочего дня, уменьшение налогов. Эту Хартию подпи­сали более 3,3 млн человек.

Палата общин в мае 1842 г. вновь отвергла петицию, что привело к массовым забастовкам в промышленных районах страны с требования­ми, обобщенным выражением которых стал лозунг: «Хартия и справед­ливая заработная плата». Несмотря на невиданный размах движения, оно и на этот раз не увенчалось успехом: едва забастовка стала всеобщей, выяснилось, что стачечники не знают, каким путем идти дальше — На­циональная ассоциация вела себя пассивно. Власти с помощью армии и полиции овладели положением. Преследованиям подверглись многие видные чартисты, только арестованных насчитывалось полторы тысячи.

Новая неудача ослабила Национальную ассоциацию, но ее члены не отказались от борьбы в иных, нежели подача петиций, формах. Продол­жалось участие в стачечных выступлениях тред-юнионов. Еще одно на­правление деятельности чартистов составила борьба против законов, ог­раничивавших ввоз зерна. Третью линию наметили кооперативы, кото­рые отказались от претензий изменить общественный строй и предпочли сосредоточиться на экономических проблемах ради улучшения матери­ального положения рабочих. Сам О'Коннор выдвинул одобренную в 1846 г. съездом чартистов идею организации кооперативного общества для покупки земель с целью раздачи их мелкими участками рабочим, что­бы они могли вернуться к земледелию.

Последний всплеск чартизма пришелся на 1848 г., когда в парламент передали третью по счету петицию. Палата общин, обезопасив себя со­средоточением войск, отклонила ее. Чартизм вступил в полосу заката. Последний значительный митинг чартистов состоялся в 1852 г. на похо­ронах О'Коннора.

С. 141Чартизм впервые вывел рабочее движение Англии за рамки экономи­ческой борьбы. Выполнения требований Хартии не удалось добиться[38], но агитация за них сыграла огромную роль в ускорении процесса демократи­зации политического строя Великобритании. Английские рабочие перио­да чартизма шли во главе европейского рабочего движения, борясь за во­площение в жизнь своих политических и социальных идеалов. Чартизм потерпел поражение, но движение показало всеобщую заинтересован­ность в справедливом представительстве, с которым связывали надежды на социальные преобразования. Буржуазия, стремившаяся к усилению политического влияния, использовала желание широких масс участво­вать в формировании парламента, сделав ставку на расширение электо­рата за счет наиболее обеспеченной части рабочего класса, на голоса ко­торой имела основания рассчитывать.

ОБРАЗОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ НА БАЛКАНАХ

К началу XIX в. на Балканском полуострове Османская империя вла­дела албанскими, болгарскими, греческими, боснийскими и сербскими территориями, княжествами Молдова и Валахия. Лишь Черногория фак­тически сохранила независимость, но и она не имела статуса независимо­го государства. Несмотря на активную исламизацию, охватившую в Бос­нии и Герцеговине, Болгарии и Македонии до трети, а в Албании — большинство населения, христианство в европейских владениях Осман­ской империи продолжало определять образ жизни большинства жите­лей Балкан. Христианские регионы полуострова в экономическом и куль­турном развитии значительно опередили этнически турецкие земли, что в сочетании с ослаблением центральной власти турецких султанов и исто­рической памятью о былой государственности в общественном сознании православных народов питало идею национального освобождения.

Национальное восстание 1821 —1829 гг. и образование независимого Греческого государства

Все слои греческого общества тяготились турецким игом. Буржуазия могла заниматься лишь посреднической торговлей со странами Востока и Запада, и расширение сферы ееэкономической деятельности связывали с национальным освобождением. Владевшая землями знать (фанариоты[39]), находившася на службе у султана, тем не менее была заинтересована в образовании Греческого государства с

с. 142включением других народов Балканского полуострова. Жестоко экс­плуатируемое крестьянство непрестанно вело партизанскую борьбу с по­работителями. Развертыванию освободительного движения способство­вали и внешние обстоятельства. В 1814 г. в Одессе греческие переселен­цы-купцы создали тайное общество «Филики этерия» («Дружеское общест­во»), поставившее целью освобождение родины. Этеристов поддержива­ли как в самой Греции, так и в греческих зарубежных анклавах. В 1820 г. общество возглавил генерал-майор русской армии, флигель-адъютант Александра I А. Ипсиланти. Однако он действовал нерешительно, а глав­ное, избрал неудачный план действий, связанный с выступлением в Мол­дове и Валахии, где, как выходец из знатной фанариотской семьи (отец Ипсиланти одно время был господарем Молдовы и Валахии), не мог рас­считывать на поддержку местного населения. Несмотря на это, в марте 1821 г. Ипсиланти со своими сподвижниками перешел Прут и в Яссах выступил с призывом к восстанию. Военные действия в Дунайских кня­жествах продолжались недолго: турецкие войска разбили отряд Ипси­ланти, а сам он бежал в Трансильванию. Австрийские власти не замедли­ли посадить его в тюрьму.

Выступление Ипсиланти послужило сигналом к восстанию в Греции. Восстание началось в конце марта 1821 г. Хотя не было никакого общего руководства и каждые город и округ выступали самостоятельно, восста­ние быстро охватило континентальную и островную части страны. Мало­численные турецкие гарнизоны — почти все силы Высокой Порты были сосредоточены в Румынии и Албании — не смогли противостоять пов­станцам. В январе 1822 г. представители всех областей собрались в Эпи-давре и объявили себя Национальным собранием. Принятая временная конституция провозгласила Грецию республикой, предусмотрела выбор­ные сенат и исполнительный совет из 5 членов, декларировала свободу вероисповеданий, гражданские права, защиту личности и собственности. Тогда же президентом выбрали А. Маврокордатоса.

В ответ турецкие власти повсюду, где только имели возможность, расправлялись с греческим населением. В 1821 г. страшная резня про­изошла на островах Крите, Кипре и в других местах. В 1822 г. на острове Хиос 23 тыс. жителей были вырезаны, а 47 тыс. проданы в рабство. Опустошению подверглись многие территории континентальной Греции. В стремлении окончательно подавить революцию османская армия в июле 1822 г. вторглась в Пелопоннес, но понесла сокрушительное пора­жение. Восставшие заняли Афины.

Неспособный самостоятельно подавить восстание султан Махмуд II обещанием территориальных уступок вовлек в войну своего вассала пра­вителя Египта Мухаммеда Али. Обученные по европейскому образцу египетские войска в феврале 1825 г. высадились в Пелопоннесе. После

С. 143жестоких боев пали опорные пункты греков, в том числе Афины. После взятия Миссолунги из 15 тыс. жителей большинство погибли, а остав­шиеся 3—4 тыс. проданы в рабство. Все греческие области к северу от Коринфского перешейка вновь были захвачены турецко-египетской ар­мией. В Греции остались лишь немногие очаги сопротивления. Это не по­мешало Национальному собранию, собравшемуся в марте 1827 г. в Тризине, принять новую конституцию. Она провозгласила суверенитет наро­да, равенство граждан перед законом, свободу печати и слова. Президен­том избрали И. Каподистрия, оставившего к тому времени русскую службу и находившегося в Женеве. Национально-освободительная борьба греческого народа и его неисчислимые жертвы вызвали широкое общественное движение солидарности. В Лондоне, Женеве, Штутгарте и многих других городах действовали комитеты по сбору пожертвований на нужды греческой революции и для вербовки волонтеров. Одно только парижское «Филантропическое общество помощи грекам» в 1825 и 1826 гг. собрало около 3 млн франков, не считая оружия, снаряжения и одежды. Тысячи добровольцев сражались на стороне греков. Одним из первых в Грецию отправился великий английский поэт лорд Байрон, умерший в Миссолунге в апреле 1824 г. Баварский король Людовик I по­слал в Грецию деньги, а затем и офицеров. Добровольную помощь бе­жавшим из Османской империи в Бессарабию и Новороссию оказывали и в России.

Греческая революция знаменовала необратимые перемены на Бал­канском полуострове, и великие державы вынуждены были выработать новое отношение к проблеме турецкого владычества в этом регионе. В 1823 г. Англия признала Грецию воюющей стороной, а в последующие два года предоставила ей крупные займы. В апреле 1826 г. Россия и Анг­лия подписали протокол по греческому вопросу, позже к нему присоеди­нилась Франция. 6 июля 1827 г. Англия, Россия и Франция заключили договор, который предусматривал совместные действия по прекращению войны в Греции на основе предоставления ей полной внутренней автоно­мии. Высокая Порта проигнорировала демарш трех держав и была готова продолжить войну с Грецией. Чтобы предотвратить новое побоище, Рос­сия, Англия и Франция направили в Эгейское море свои эскадры. 20 ок­тября 1827 г. в Наваринской бухте турецко-египетский флот был раз­громлен.

Ответственность за поражение султан возложил на Россию, что обо­стрило отношения между двумя странами и имело продолжение в рус­ско-турецкой войне 1828—1829 гг. Армия И.И. Дибича остановилась в 60 км от турецкой столицы Константинополя, и султан Махмуд II вынуж­ден был пойти на мир. Подписанный 14 сентября 1829 г. в Андрианополе договор, наряду с обязательством Высокой Порты предоставить автоно-

С. 144мию Дунайским княжествам и Сербии, признал заключенные Россией, Англией и Францией соглашения относительно государственной само­стоятельности Греции. Национально-освободительная революция за­вершилась. В 1830 г. Порта вынуждена была подтвердить независимость Греции. Однако Фессалия, Эпир, Крит и ряд других территорий остались под турецким владычеством.

Греческая республика получила возможность укрепить государст­венность. Но в стране развернулась борьба проанглийских, профранцузских и прорусских политических сил. Ориентация И. Каподистрии на Россию вызвала недовольство греческих прозападных кругов, они подня­ли мятеж, и в 1831 г. И. Каподистрия был убит. Политическая нестабиль­ность в стране усилилась, обострилась борьба за власть. Сохранения республики прежде всего не желали великие державы. Под их давлением королем Греции в мае 1832 г. был избран Оттон Баварский. Греция окон­чательно обрела статус независимого государства. Теперь перед коро­левством встала новая задача — воссоединение земель, оказавшихся за его пределами.

Крымская война и образование Румынского княжества

Россия в царствование Николая I стремилась к господству на Балканах, Ближнем Востоке и в Турции. В январе 1853 г. император говорил британскому послу Г. Сеймуру о своих планах раздела османского наследст­ва после падения Турецкой империи. Он намеревался в этом случае «временно» занять Константинополь и установить российский протекто­рат над Молдовой, Валахией, Сербией и Болгарией. В обмен признава­лось право Англии на захват Египта и острова Крит. Но поддержки своих планов раздела Турецкой империи российский император не нашел. Анг­лия не была заинтересована в усилении позиций России на Востоке и считала недопустимым переход Константинополя под ее контроль. Фран­цию Николай I в расчет вообще не принимал — и серьезно просчитался. Наполеон III был провозглашен императором французов незадолго до рассматриваемых событий, 21 ноября 1852 г., путем плебисцита, т. е. че­рез процедуру, отвергавшуюся европейскими монархами. Последние — и российский император первый среди них — не торопились по самому факту происхождения власти Наполеона III признать его равным себе. И в самой Франции недовольных режимом Наполеона III было достаточно. Поэтому для самоутверждения французскому императору нужна была война. Основания надеяться на нее давал «восточный вопрос». Внешне противоречия между Россией и Францией проявлялись в споре, кому — православной или католической церкви — должны принадле­жать права и преимущества в так называемых «святых местах», т. е. в Иерусалиме и Вифлееме. На деле для Николая I за проблемой «святых

С. 145мест» скрывались притязания на установление фактического протекто­рата над Турцией под предлогом защиты интересов православных под­данных султана. Наполеон III счел этот конфликт удобным предлогом для развязывания военных действий. Будучи в курсе российских и английских интересов на Востоке, а на Балканах — российских и австрийских, На­полеон III использовал экспансионистские намерения Николая I с целью разъединить Россию и Англию, Россию и Австрию. Это ему удалось: в «восточном вопросе» Англия и Франция в феврале 1853 г. договорились ничего не предпринимать без предварительной договоренности. Австрия, в свою очередь, сохранила неблагоприятный для Николая I нейтралитет. В марте — мае 1853 г. князь А.С. Меншиков, полномочный предста­витель России в Турции, ультимативно потребовал от султана Абдул-Меджида согласия заключить на основе прежних договоров согла­шение о предоставлении православной церкви в Турции религиозной свободы и светских привилегий, гарантом чего должна была стать Рос­сия. Султан, действия которого инспирировали английский и француз­ский послы, отказался, и Меншиков покинул Константинополь. За про­валом переговоров последовал ввод 21 июня 1853 г. русских войск в Молдову и Валахию. Ответным шагом стала концентрация французских и британских военных кораблей в Эгейском море, а затем и их продвиже­ние к Константинополю. 4 октября 1853 г. султан объявил войну России, которая на Черном море не замедлила с решительными действиями: уже 30 ноября вице-адмирал П. С. Нахимов в Синопской бухте уничтожил ту­рецкий флот. Это предотвратило угрозу высадки турецких войск на кав­казском побережье. Но в войну вмешались западные державы. Чтобы защитить турецкие корабли от дальнейшего истребления, соединенная англо-французская эскадра 4 января 1854 г. вошла в Черное море. Исход войны на море был предопределен. Русский парусный флот не мог проти­востоять паровым кораблям Англии и Франции. Часть судов отвели к Се­вастополю, часть — затопили у входа в гавань, экипажи и артиллерию перевели на берег для усиления оборонительных ресурсов крепости.

На сухопутном театре России так же, как и на море, пришлось вести боевые действия против коалиции противостоявших ей держав. Англия и Франция 12 марта 1854 г. подписали союзный договор с Турцией, а 27 и 28 марта объявили войну России. Это не помешало русским войскам в марте 1854 г. перейти на правый, болгарский, берег Дуная и осадить ту­рецкую крепость Силистрию. Взять ее не удалось, несмотря на 6 штур­мов, к тому же в Варне сосредоточился 50-тысячный англо-французский корпус, а Австрия предъявила России ультиматум с требованием вывести войска из Дунайских княжеств. Неблагоприятная ситуация вынудила русскую армию в июне 1854 г. покинуть пределы Молдовы и Валахии, эти княжества тотчас оккупировали австрийские войска. Затем, 2 декабря

С. 1461854 г., Австрия подписала договор с Англией и Францией, согласно ко­торому обязалась охранять Молдову и Валахию от нового наступления русских.

Англо-французские эскадры развернули военные действия у Аланд­ских островов на Балтике, в Белом море напали на Соловецкий мона­стырь, безуспешно штурмовали порт Петропавловск на Камчатке. Но все эти военные демонстрации не оказали сколько-нибудь существенно­го влияния на ход войны. Основные военные действия развернулись в Крыму. В сентябре 1854 г. 62-тысячная союзная армия высадилась в Крыму и с боями двигалась к Севастополю. 5 октября 1854 г. артиллерия союзников впервые обстреляла Севастополь. Началась осада города. Созданная возглавившими оборону адмиралами В.А. Корниловым, П.С. Нахимовым, В.И. Истоминым, военным инженером подполковни­ком Э.И. Тотлебеным мощная система укреплений, массовый героизм солдат и матросов позволили гарнизону продержаться 11 месяцев. Но силы были неравными. В январе 1855 г. в войну вступила Сардиния, при­славшая 18-тысячный корпус. К лету 1855 г. 75-тысячному гарнизону противостояла 170-тысячная армия коалиции. Оснащенные нарезными, более дальнобойными и меткими, ружьями, войска коалиции превосхо­дили защитников Севастополя и в огневой силе. Потери были огромны. В боях погибли руководители гарнизона. Только в ходе последнего штурма 8 сентября 1855 г. защитники города потеряли 13 тыс. человек. С паде­нием Севастополя военные действия продолжались только на Кавказе. Здесь 28 ноября 1855 г. после двухмесячной осады русские войска при­няли капитуляцию турецкого гарнизона крепости Каре. Эта победа дала возможность добиться более благоприятных условий мира. К миру скло­нялся и Александр И, унаследовавший корону Российской империи после смерти 2 марта 1855 г. Николая I.

Политические итоги Крымской войны подвел Парижский конгресс, проходивший 25 февраля — 30 марта 1856 г. с участием России, Фран­ции, Англии, Австрии, Сардинии, Турции. Подписанный его участниками мирный трактат предусматривал нейтрализацию Черного моря, что за­прещало России и Турции держать военный флот и арсеналы на побере­жье. Конгресс подтвердил конвенцию 1841 г. о закрытии проливов Бос­фор и Дарданеллы для прохода всех, кроме турецких, военных судов. В Азии восстановили довоенную границу между Россией и Турцией. Рос­сию обязали вернуть Каре, уступить Молдове три южных уезда Бессара­бии. Трактат зафиксировал принцип неприкосновенности и внутренней самостоятельности Османской империи. На конгрессе определили ста­тус Дунайских княжеств, которым при сохранении верховной власти Ос-

С. 147манской империи гарантировали внутреннюю автономию, независимое национальное управление, свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства. В Молдове и Валахии был установлен режим коллективного протектората Англии, Франции и Австрии.

В развитие решений Парижского конгресса 1856 г. его участники в марте — августе 1858 г. в этом же городе провели новые переговоры о государственном устройстве Дунайских княжеств. Принятая конферен­цией конвенция предусмотрела образование при сохранении суверените­та турецкого султана «Соединенных княжеств Молдовы и Валахии» с по­жизненным избранием в каждом из них своего князя. В начале 1859 г. из­бирательные собрания Молдовы и Валахии, несмотря на противодейст­вие Турции, выбрали общего господаря (князя). Им стал полковник Александр Куза. Россия и Франция поддержали объединение княжеств, Турция ввиду этого была вынуждена согласиться с избранием Кузы, а в 1861 г. новое государство признали участники Парижской конференции 1858 г. Политическое объединение Молдовы и Валахии в единое госу­дарство было юридически закреплено 24 января 1862 г. образованием общего правительства и Национального собрания. В Европе возникло новое государство — Румынское княжество со столицей в г. Бухаресте.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 325; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.012 с.)