Германская сельскохозяйственная кооперация 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Германская сельскохозяйственная кооперация



Не только крупные латифундии, но мелкие и средние крестьянские хозяйства обнаружили тенденцию к устойчивому развитию. Владения до 20 га в 1907 г. составляли 95% (в 1882 г. — 94,2%) от их общего количества. Организация производства была такова, что крестьяне не могли обой­тись без наемного труда. На каждые 10 хозяйств приходилось батраков: в крестьянских дворах с земельной площадью от 0,5 до 2 га — 2, от 2 до 5 га — 4, от 5 до Юга — 7, от 10 до 20 га — 17 наемных работников.

Чтобы противостоять стихии рынка, удержать на плаву крестьянские хозяйства был найден и соответствующий экономический механизм — аграрные объединения. В Германии одной из форм сельскохозяйствен­ной кооперации стали впервые возникшие в 1872 г. товарищества для со-

с.219вместной закупки сельскохозяйственных материалов. Их членами явля­лись как зажиточные, так и мелкие крестьяне. Закупочные кооперативы приобретали сельскохозяйственные машины, цена которых была недос­тупна отдельному крестьянину. Кооперативные фонды образовывались из ссуд кооперативных банков, паевых взносов членов кооперативов, по­жертвований, правительственных субсидий.

К производственным объединениям относились действовавшие с 1871 г. молочные кооперативы, особенно распространившиеся в Восточ­ной Пруссии. В юго-западной Германии так называемые винные погреба занимались выделкой и продажей вина из винограда, поставлявшегося членами кооперативов. Хлебные товарищества продавали зерно, во мно­гих случаях сами мололи его и даже выпекали из полученной муки хлеб. Товарищества по переработке картофеля в спирт создавали кооператив­ные винокуренные заводы и спиртовые склады. Имелись кооперативы по продаже крупного рогатого скота.

К 1905 г. завершилось создание единой германской централизован­ной системы сельскохозяйственной кооперации. Ею руководил Импер­ский союз. Он координировал работу 41 крупного союза с 17 тыс. коопе­ративов и 1,5 млн членов. Кроме того, независимо действовал Союз сель­скохозяйственных кооперативов королевства Вюртемберг, насчитывав­ший 1275 товариществ. Сельскохозяйственная кооперация повышала жизнеспособность крестьянских хозяйств.

Промышленное развитиеПоследняя треть XIX — начало XX в. — период мощного подъема германской экономи­ки, позволивший стране к 1900 г. занять в мировом промышленном производстве второе, после США, место в мире. По добыче угля Германия уступала только США и Англии, по про­изводству чугуна — лишь США. Темпы роста этих видов продукции были значительно выше, чем у европейских конкурентов. В 1913 г., по сравнению с 1870 г., германская экономика получила угля больше в 7,2 раза (США в 18,2, Франция в 4,3, Англия в 1,7 раза) и чугуна в 13,7 раза (США в 18,2, Франция в 4,3, Англия в 1,7 раза). Столь впечат­ляющий подъем обусловливался рядом причин политического и эконо­мического характера.

Предпосылкой экономического подъема стало завершение объеди­нения Германии. Создание Германской империи устранило существовав­шие ранее препятствия для экономического развития, первым из кото­рых была раздробленность страны с ее внутренними межгосударствен­ными границами. Объединение Германии обеспечивало свободное пере­мещение рабочей силы и товаров, создание единообразных во всех частях государства условий промышленной и торговой деятельности. В этих це­лях был предпринят ряд шагов.

Введение в 1871 —1873 гг. единой золотой валюты, заменившей прежние денежные системы многочисленных королевств, княжеств и герцогств, облегчило торгово-промышленный обмен. В 1875 г. был соз­дан Имперский банк. Он представлял собой сочетание частного акцио­нерного общества с государственным учреждением. Основной капитал находился в руках объединенных общим собранием акционеров, но непо­средственное управление банком осуществлял директорат, члены кото­рого являлись имперскими чиновниками и назначались властью. Импер­ский банк сконцентрировал практически всю эмиссионную деятельность. Если в начале 70-х годов действовали 33 эмиссионных банка, то к 1910 г., помимо Имперского, только 4 банка сохранили право эмиссии, но она была незначительна.

Объединение дало толчок бурному развитию единой почтово-телеграфной системы. В 1851 г. в Пруссии на одного человека пересылалось в среднем 3 письма, а в 1910 г. на каждого жителя Германии приходилось почти 88 почтовых отправлений. Телеграф в 1872 г. передал более 12 млн телеграмм, а в 1910 г. — свыше 56 млн, или в 4,6 раза больше. В 1881 г. страна располагала 7, а в 1910 г. 36 665 телефонными станциями. Сло­жившееся разветвленное информационное поле создало благоприятные условия для развития экономических связей.

В доимперский период экономическая жизнь германских государств жестоко страдала от правовой разобщенности. Немецкий правовед Фр. Бернгефт писал: «Германская правовая карта была значительно пест­рее, чем политическая. Иногда граница правовой области проходила ме­жду городом и деревней или даже через один дом. Жители одного города часто были разделены юридически, так как для разных классов действо­вали разные права»[84]. После объединения складывается общенемецкое право. В качестве общегерманских вводятся в 1871 г. уголовный, в 1877 г. уголовно-процессуальный и гражданско-процессуальный кодек­сы. В интересах буржуазии разработали единое гражданское законода­тельство. В 1897 г. вступил в силу торговый кодекс, в 1900 г. — «Гер­манское гражданское уложение». В его основу заложили принципы эко­номической свободы и неприкосновенности частной собственности. Ко­дификация обеспечила формирование понятий правового государства и правопорядка, основанного на безусловном следовании закону.

На промышленный подъем объективно работали экономические по­следствия победы над Францией. Вследствие аннексии французских тер-

с. 221риторий увеличились сырьевые ресурсы. Комбинирование железной руды Эльзаса и Лотарингии с углем Рура и Саарского бассейна создало мощную топливно-металлургическую базу германской промышленно­сти. К тому же Франция фактически профинансировала рост старых и ос­нование новых германских предприятий, которые могли использовать кредиты из 5-миллиардной французской контрибуции. Началась полоса грюндерства (основательства). В 1871 — 1873 гг. впервые появились бо­лее 950 фирм и компаний. Общую тенденцию к росту не остановили про­мышленный крах 1873 г., кризисы 1883, 1892, 1900 гг., поскольку они не только разоряли неконкурентоспособные предприятия, но, стимулируя модернизацию производства, приводили к дальнейшему индустриально­му подъему.

Экономический облик Германии меняли набиравшие мощь монопо­лии. Монополизация интенсивнее всего проходила в области тяжелой промышленности, определявшей военно-экономический потенциал Гер­мании. Господствующей формой таких объединений стали картели, т. е. соглашения относительно общей политики в сфере производства, цен, рынка при сохранении за каждым из участников юридической самостоя­тельности. Например, картельные соглашения концернов «Сименс унд Хальске» и «АЕГ — Всеобщее общество электричества» устанавливали разделение труда в электротехнической промышленности, цены на про­дукцию, рынки сбыта: «Сименс» обслуживал преимущественно армию, а АЕГ поставлял продукцию морскому флоту. Объединение позволяло ус­пешно противостоять конкуренции. В ходе так называемых «чисток про­изводителей», особенно действенных в периоды кризисов, связка «Си­менс — АЕГ» окончательно овладела германским рынком. Более того, на протяжении 1905—1907 гг. эти концерны договорились с американ­скими корпорациями «Вестингауз» и «Дженерал электрик» о разделе мирового рынка электротехнической промышленности, установив свой контроль над ним. В 1913 г. на долю «Сименс — АЕГ» приходилось 75% рабочих, занятых в электротехнической промышленности.

АЕГ представляла собой акционерную компанию, но в Германии были монополистические объединения, являвшиеся единоличным владе­нием семейных кланов. Из числа последних наиболее известна фирма с официальным названием «Фридрих Крупп из Эссена», основанная в 1811 г. Первый Крупп появился в Эссене еще в 1587 г., но слава и могу­щество этой фамилии связаны с именем А. Круппа — сына Ф. Круппа, создавшего фирму. Уже в середине 60-х годов газеты называли А. Круппа «пушечным королем». Главу крупповской династии в каждом новом по­колении величали именно так. Франко-прусская война разрекламирова­ла пушки Круппа лучше любой всемирной выставки. В конце своей жиз­ни, а умер он в 1887 г., А. Крупп вооружал 46 государств. Правительства

с. 222Германии и зарубежных стран, в том числе и Россия, наградили его 44 во­енными звездами, крестами и медалями. Наследники А. Круппа, сначала Ф. Крупп, а затем Г. Крупп[85], еще более расширили границы своей про­мышленной империи. С началом Первой мировой войны в одном Эссене фирма открыла 35 новых заводов, а число рабочих и служащих выросло до 150 тыс. Процесс образования крупных промышленных объединений был чрезвычайно динамичен: от 14 в 1879 г. до 550—600 в 1911 г. Высо­кая степень монополизации была характерна для отраслей германской промышленности, прежде всего, каменноугольной, металлургической, химической, электротехнической. Германия играла видную роль в созда­нии международных монополистических союзов и в разделе мира транс­национальными монополиями. Число таких компаний с участием герман­ского капитала уже в 1909 г. достигло сотни.

Монополистический капитализм в Германии отличали высокая сте­пень концентрации банковского дела и тесная связь банков с промыш­ленностью. К началу Первой мировой войны всего лишь 8 крупнейших банковских групп и банков господствовали на денежном и кредитном рынке. Процветание промышленных объединений во многих случаях за­висело от банков, которые путем долгосрочного кредитования или отказа в кредитах активно влияли на их финансовое положение, а следователь­но, и судьбу. Банки способствовали образованию картелей и синдикатов в промышленности, ибо не без оснований полагали, что излишне острая конкурентная борьба между ними наносит ущерб и самим банкам. Инте­грация банковской системы и промышленности находила также выраже­ние в перекрещивающемся директорате, когда обеспечивалось взаимное представительство банков в наблюдательных советах промышленных ак­ционерных компаний и, наоборот, промышленников в руководящих орга­нах банков. В 1913—1914 гг. банкам принадлежало 20% мест в наблю­дательных советах промышленных фирм. Банковско-промышленная олигархия играла ключевую роль в экономике страны.

Быстро рос экспорт германских капиталов. В 1914 г. вложения за границей достигли 35 млрд марок — около половины английских и более 2/3 французских. Крупнейшими должниками Германии были Авст­ро-Венгрия, Россия, Турция, Румыния, страны Южной Америки. Увели­чился и объем внешней торговли. Не все страны защищали себя высоки­ми таможенными пошлинами, чем широко пользовались промышленни­ки Германии. Немецкие фирмы успешно конкурировали с английскими. В Великобританию на протяжении 1889— 1898 гг. было ввезено герман-

с.223ских товаров более чем на 6,9 млрд марок. Английские товары вытесня­лись из многих европейских стран, государств Ближнего и Дальнего Вос­тока, Центральной и Южной Америки. В 1900 г. экспорт германской хи­мической промышленности в стоимостном выражении составил 17,7 млн ф. ст. против 9,9 млн в Англии. Броня из никелевой стали продавалась в США по 1920 марок за тонну, а своему военно-морскому ведомству — по 2320 марок. Интеграция в мировое хозяйство принесла Германии вы­сокие прибыли. В 1903 г. ее золотой запас исчислялся 3,9 млрд марок, а спустя 4 года 4,3 млрд, что почти на миллиард превосходило француз­ский.

Подъем германской промышленности обеспечивал технический про­гресс. В XIX в. его индикатором было производство паровых машин и па­ровозов, представлявшее в то время технологическую вершину. Герман­ская индустрия быстро овладела этой отраслью машиностроения. Только фирма одного из основателей немецкого паровозостроения А. Борзига первую тысячу паровозов построила за 18 лет, вторую — за 10 и тре­тью — всего за 5 лет. Для Германии особое значение имело внедрение открытого в 1878 г. англичанином Томасом метода плавки руды с боль­шим содержанием фосфора, что позволило использовать эльзас-лотарингские железнорудные месторождения. Германские промышленные предприятия создавались на базе новейших по тому времени научных и инженерных разработок. Во многих германских университетах уже со второй половины XIX в. появляются в качестве структурных подразделе­ний научно-исследовательские институты, как одна из ведущих форм ор­ганизации науки. В 1911 г. было организовано Общество содействия развитию науки имени кайзера Вильгельма, объединившее к 1914 г. 37 институтов. Большинство из них, наряду с фундаментальными, прово­дили прикладные исследования в интересах различных отраслей про­мышленности. Научные исследования разворачивали и сами фирмы. Ор­ганизация научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ вывела на передовые рубежи техническую базу немецкой промышленно­сти. Немецкая техническая мысль решала сложнейшие производствен­ные задачи, а в необходимых случаях и воспринимала передовой техни­ческий опыт других стран.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 139; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.87.250.158 (0.018 с.)