Политическая борьба в Париже после установления Третьей республики 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Политическая борьба в Париже после установления Третьей республики



Вновь возникшая республика оказалась терпимой, скорее всего вынужденно, к политическим свободам. Только в одном Парижевышли 40 новых газет демократической ориентации. Функционировали различные политические группировки и профессиональные союзы. В Париже бланкисты, неоякобинцы, члены Интернационала, представители других организаций беспрепятственно вели агитационную работу на многочисленных собраниях и в клубах, многие из которых име­ли постоянный состав участников. Действовавшие во всех батальонах и почти в каждой роте Национальной гвардии выборные, так называемые «семейные советы», политизировали эти формирования. Демократиза­ция общественной жизни не могла не привести к возникновению органи­заций, отражавших интересы городских низов, поддержавших в обста­новке войны «правительство национальной обороны», но не доверявших ему.

5 сентября 1870 г. собрание Федеральной палаты рабочих обществ и Федерации парижских секций Интернационала приняли решение о соз­дании в каждом из городских округов «комитетов бдительности». По че­тыре представителя от каждого из них вошли в Центральный комитет 20 округов. Эти выборные органы наблюдали за деятельностью властей, а подчас и подменяли их: занимались распределением оружия и продо­вольствия, брали на себя полицейские функции. Усиливавшееся недо­вольство ходом войны и условиями жизни в осажденном городе подвело ЦК 20 округов к необходимости сформулировать программу народных требований. Ее разработали, отпечатали и 15 сентября расклеили по Па­рижу в виде листовки, получившей название Первой красной афиши[55]. Она определяла мероприятия по организации обороны Парижа и про­винции, обеспечению общественной безопасности, проведению продо­вольственной и жилищной политики в интересах трудящихся, упраздне­нию всех ограничительных законов в отношении свободы слова, печати, собраний и ассоциаций. Правительство отказалось рассматривать эти

Происхождение названия объясняется тем, что предназначенные для расклейки по городу правительственные сообщения печатались на белой бумаге, а неофициальные — на цветной. В данном случае типография использовала розовую бумагу.

с. 169предложения. 22 сентября ЦК 20 округов в новом манифесте, повторив прежние требования, выдвинул принципиально важный лозунг: «Суве­ренная Коммуна, которая революционными методами разгромит врага, а затем облегчит гармоническое сочетание различных интересов, и прямое управление, осуществляемое самими гражданами» . Идея Коммуны как органа городского самоуправления все больше овладевала широкими массами.

Первую попытку образовать Коммуну революционным путем ее сто­ронники предприняли 31 октября 1870 г. Повод к стихийному выступле­нию дали капитуляция армии Базена в Меце, неудачная операция под Парижем, приведшая к утрате дер. Ле-Бурже, намерение правительства провести переговоры о перемирии. Практически неуправляемая толпа, среди которой находились национальные гвардейцы, захватила Ратушу и сместила собравшееся здесь правительство. В общей сумятице инициа­тивой овладели бланкисты, объявившие список правительства из при­знанных революционеров и демократов: Бланки, Флуранса, Ранвье, Де-леклюза идр. Но у них не было плана дальнейших действий и согласия между собой. Единственное, что им удалось сделать — это договориться с остававшимися в Ратуше министрами (самого Трошю освободили вер­ные правительству национальные гвардейцы) о роспуске обоих прави­тельств, выборах Коммуны уже 1 ноября и создании после ее созыва но­вого правительства.

Однако на следующий день последовали аресты участников восста­ния. Правительство Трошю отказалось от своих обещаний, отменило коммунальные выборы и назначило на 3 ноября плебисцит. На голосова­ние был поставлен вопрос: «Подтверждает ли население полномочия правительства?» В его поддержку высказались 558 тыс., против — 62,5 тыс. парижан. Значение этого волеизъявления состояло не только в фактическом осуждении попытки переворота, но и в том, что впервые «правительство национальной обороны» получило некоторую легитим­ность, хотя и в масштабах одной только столицы.

И после 31 октября среди радикальных кругов Парижа сохранилось убеждение в необходимости организации Коммуны путем вооруженного восстания. Новое выступление произошло 22 января 1871 г. Между со­бравшимися на площади Ратуши несколькими батальонами Националь­ной гвардии и правительственными войсками началась перестрелка, пов­станцы были рассеяны. Обезопасив себя от угрозы гражданской войны, правительство развязало руки для переговоров о перемирии.

с. 170В соответствии с его условиями 8 февраля 1871 г. состоялись выборы в Национальное собрание. Депутатские мандаты получили свыше 400 монархистов, представлявших легитимистов, орлеанистов и бона­партистов, и около 200 республиканцев. Собрание открыло свои заседа­ния 11 февраля в Бордо. В связи с этим 13 февраля прекратило сущест­вование «правительство национальной обороны» генерала Трошю. 17 февраля Собрание избрало «главой исполнительной власти» А. Тье-ра. Он сформировал коалиционный кабинет из трех республиканцев (Фавр, Пикар, Симон), четырех орлеанистов, по одному легитимисту и бонапартисту. Такой состав кабинета явился результатом «Бордоского пакта» — соглашения между республиканцами и монархистами, кото­рое обеспечивало политическое равновесие, поскольку на данном этапе монархисты вынуждены были отложить борьбу с установившимся рес­публиканским строем. 1 марта 1871 г. Национальное собрание принима­ет решение о низложении династии Бонапартов, а 10 марта — о перене­сении своего местопребывания в Версаль, чтобы быть поблизости от сто­лицы, но не в самом неспокойном Париже.

26 февраля в Версале Бисмарк, Тьер и Фавр подписали прелиминар­ный (предварительный) мирный договор. Он предусматривал отторже­ние от Франции значительной части Лотарингии с крепостями Мец и Тионвиль, а также всего Эльзаса за исключением крепости Бельфор. Фран­ция обязывалась уплатить контрибуцию в размере 5 млрд франков. Гер­мания гарантировала поочередный вывод оккупационной армии по мере ее выплаты. Кроме того, немецким войскам предоставлялось не вызы­вавшееся необходимостью, но унижавшее французов право занять район Елисейских полей Парижа. Они вошли в столицу 1 и покинули ее 3 марта одновременно с ратификацией Национальным собранием мирного до­говора. Подписанный во Франкфурте-на-Майне 10 мая 1871 г. оконча­тельный договор завершил юридическое оформление итогов войны. В 1873 г. Франция выплатила контрибуцию, и немецкие войска были выве­дены с ее территории. Итог франко-прусской войны сделал неизбежным противостояние двух великих держав.

Обострение политической правительстваДеятельность Национального собрания и Тьера затрагивала интересы значительной части населения и потому вызвала негативную реакцию. Жалованье на­циональным гвардейцам — 1,5 франка вдень — сохранили только не­имущим, сумевшим доказать отсутствие других доходов. Национальное собрание отказалось рассматривать проект закона о дальнейшей отсроч­ке платы за наем квартир и торговых помещений. 10 марта 1871 г. депу­таты приняли закон об отмене моратория на платежи по векселям, вве­денного в начале войны. В связи с этим должники обязаны были вернуть

с. 171 в кассу Французского банка 800 млн франков. В одном Париже и только с 13 по 17 марта опротестовали около 150 тыс. векселей. Мелким и сред­ним предпринимателям, торговцам грозило разорение. Сложившаяся си­туация революционизировала эти слои собственников.

В Париже к 15 марта завершился вывод Мобильной гвардии и регу­лярных войск. В городе остались только 12 тыс. солдат и 3 тыс. жандар­мов. Резко уменьшился состав буржуазных батальонов Национальной гвардии, так как после перемирия из города выехали от 60 до 100 тыс. за­житочных граждан. На этом фоне стремительно возрастало политиче­ское влияние национальных гвардейцев из рабочих кварталов. 15 и 24 февраля, а затем 3 марта 1871 г. на собраниях представителей баталь­онов были созданы Федерация национальной гвардии и ее руководящий орган — Центральный комитет Национальной гвардии. Он консолиди­ровал и возглавил оппозицию Национальному собранию и правительству Тьера.

Авторитет ЦК Национальной гвардии особенно возрос в связи с его ролью накануне и в дни кратковременной (1 —3 марта) оккупации части Парижа. Горожане были готовы выйти на улицу, однако ЦК Националь­ной гвардии призвал их сохранять спокойствие и ограничиться мерами по сохранению тяжелого вооружения. Национальные гвардейцы перемес­тили артиллерийские орудия, отлитые в дни осады на добровольные по­жертвования парижан, в восточные округа, на Монмартр и в Бельвиль, где им ничто не угрожало.

Осознав свою силу, ЦК Национальной гвардии вышел из-под кон­троля командования. Без всякого противодействия со стороны прави­тельства и военного министерства национальные гвардейцы захватили крупные склады вооружения и боеприпасов. Все свидетельствовало о складывании ситуации двоевластия. Первым изменить развитие событий попытался Тьер. Вместо эвакуированных из города деморализованных частей в Париж с согласия Германии ввели войска числом 15—20 тыс. человек. 17 марта правительство рассмотрело план овладения артилле­рийскими парками Национальной гвардии и ареста членов ее ЦК, а так­же ЦК 20 округов и Федерального совета Интернационала.

Парижская КоммунаВ ночь с 17 на 18 марта правительственные войска захватили артиллерийские орудия, размещенные на Монмартре и в Бельвиле, но плохо организованная операция лишила возможности до утра их вы­везти. Когда же собрались национальные гвардейцы и жители прилегаю­щих кварталов, сделать это и вовсе оказалось невозможным. Смешав­шиеся с толпой солдаты перестали повиноваться, даже допустили рас­стрел генералов Леконта и Тома. План полностью провалился, войска отступили. Днем Тьер, а затем и его министры бежали в Версаль. Ночью

с.172из Парижа ушли оставшиеся верными правительству войска. Город ос­тался без власти. ЦК Национальной гвардии к полудню 18 марта овладел положением, и на протяжении вечера и ночи его батальоны заняли зда­ния правительственных учреждений, в том числе Ратушу. Собравшийся здесь Центральный комитет возложил на себя правительственные пол­номочия. В последующие дни основные усилия он направил на организа­цию выборов в Коммуну, которые состоялись 26 марта.

28 марта приступил к работе Совет Коммуны. В него избрали 86 де­путатов. Но часть из них по разным причинам (17 представителей различ­ных слоев буржуазии и интеллигенции отказались от полученных манда­тов, Бланки находился под арестом, Дюваль и Флуранс погибли в бою с версальцами) не приняли участия в его работе. Поэтому 16 апреля про­вели дополнительные выборы. В состав Совета вошли 33 рабочих, зани­мавшихся в основном ручным немеханизированным трудом, 11 служа­щих (бухгалтеры, конторские, банковские и торговые работники, фарма­цевт), 3 мелких предпринимателя, 2 офицера, 32 представителя интелли­генции (писатели, журналисты, адвокаты, врачи, учителя, художни­ки) — всего 81 депутат[56].

Состав Совета Коммуны отражал социально-политическую структу­ру населения Парижа. Депутаты принадлежали к различным политиче­ским группировкам, которые, однако, не были организационно оформле­ны и объединяли участников лишь в силу совпадения идейной платфор­мы. 26 человек являлись бланкистами и вслед за О. Бланки придержива­лись концепции диктатуры меньшинства в целях свержения революцион­ным путем власти капитала и установления коммунистического строя. 23 члена Совета выступили последователями Прудона за устранение го­сударства из общественных отношений и видели путь к социализму в соз­дании народных банков, рабочих кооперативов, организаций взаимопо­мощи. Двое — О. Серрайе и Л. Франкель — были близки к марксис­там, Гюстав Клюзере — к бакунистам. 9 депутатов разделяли воззрения неоякобинцев, буржуазных демократов, добивавшихся утверждения рес­публики во имя торжества принципов свободы, равенства и братства. 20 депутатов не входили ни в одну из указанных группировок. В Совет Коммуны избрали более 30 членов Интернационала. В числе депутатов были и масоны. Участие масонов в деятельности Коммуны, по оценке

с.173 К. Маркса, «было далеко не малым»[57]. «Вольные каменщики» сделали несколько попыток мирного урегулирования отношений с Версалем, а после отказа Тьера пойти на компромисс до 6 тыс. из их числа сражались на баррикадах.

Расхождения в оценке сущности Коммуны то ли как органа власти од­ного Парижа, то ли правительства всей Франции, противоречия во взглядах по всем основным проблемам — организации управления, соз­дания вооруженных сил, развития экономики и культуры — привели к столкновениям политических фракций Совета Коммуны. В нем сложи­лись два блока: бланкисты и неоякобинцы составили «большинство», прудонисты — «меньшинство». Нескончаемая полемика между ними ослабляла Коммуну, не позволяя оперативно находить согласие по неот­ложным вопросам.

Отъезд правительства в Версаль, бегство высших чиновников и са­ботаж оставшихся побудили Коммуну найти форму государственного управления. В составе Совета образовали 10 комиссий, в числе которых были: исполнительная; военная; общественной безопасности; юстиции; продовольствия; финансов; труда, промышленности и обмена; общест­венных служб; просвещения; внешних сношений. В дальнейшем испол­нительную комиссию пополнили руководителями остальных и придали ей статус правительства. Членов Коммуны поставили во главе окружных мэрий. Таким образом, Совет Коммуны соединил функции законодатель­ной и исполнительной власти. В масштабах одного города это дало поло­жительный эффект.

С первых дней перед Коммуной возникали практические задачи, без решения которых невозможно было само ее существование. Следовало заменить не признавших новую власть чиновников и заполнить много­численные вакансии в органах управления за счет людей, не связанных со старой бюрократией. Этой цели служил принятый 1 апреля декрет об ус­тановлении максимального оклада государственным служащим, включая членов Коммуны, в размере не свыше 6 тыс. франков в год[58]. Необходи­мость обеспечить общественную безопасность и назревавшая вооружен­ная борьба с Версалем обусловили появление декрета от 29 марта о за­мене Национальной гвардией армии и полиции, которым Коммуна имела все основания не доверять. Коммуна предусмотрела учреждение суда

с. 174присяжных и выборность судей. Декларированное Коммуной отделение церкви от государства не только обеспечивало свободу совести, но и сни­мало с государства заботу о содержании церкви, а также намечало секу­ляризацию[59] имущества религиозных конгрегации[60].

Коммуна принимала меры по улучшению положения рабочих, интел­лигенции, буржуазии. Декрет от 29 марта освобождал всех квартирона­нимателей, не исключая и крупную буржуазию, от внесения платы за жилье с октября 1870 по июнь 1871 г. С населения Парижа списали долг в 400 млн франков. 27 апреля Коммуна запретила штрафы и произволь­ные вычеты, от которых страдали рабочие. Декрет от 21 мая повысил в два — четыре раза оклады учителей и их помощников, установив их со­ответственно 2000 и 1500 франков в год, причем мужчинам и женщинам в одинаковом размере. Увеличили зарплату рядовым служащим. Комму­на предписала ломбарду безвозмездно вернуть владельцам заложенное имущество стоимостью до 20 франков, что было ощутимой материальной помощью наиболее нуждавшимся семьям трудящихся.

17 апреля депутаты, спасая предпринимателей и торговцев от разо­рения, приняли декрет о рассрочке на 3 года уплаты долгов по векселям. Осада Парижа немецкими войсками, а затем и революция 18 марта при­вели к остановке многих предприятий, брошенных бежавшими из города хозяевами. Рабочие остались без работы, а Париж — без необходимой продукции. Чтобы наладить производство, Коммуна 16 апреля решила провести учет и инвентаризацию этих мастерских, а затем передать их в управление рабочим кооперативным ассоциациям. Предполагалось в по­следующем определить условия окончательного перехода обобществ­ленных мастерских в собственность кооперативов и размер компенса­ции, которую следовало выплатить бывшим владельцам. Не подлежали конфискации средства Французского банка, держателями акций которо­го являлись 15 тыс. человек. Этот банк, в котором хранились деньги и ценности на 3 млрд франков, обслуживал не только крупных промыш­ленников, но и мелких клиентов, поэтому в его стабильности было заин­тересовано большое количество собственников. Объективно экономи­ческая политика Коммуны учитывала интересы всех социальных слоев французского общества, хотя из-за кратковременности существования не все принятые решения были воплощены в жизнь.

с.175Деятельность Коммуны протекала в условиях полной блокады. Не­мецкие оккупационные войска контролировали 9 фортов и на расстоянии 1-5 км от крепостной стены образовали сплошную линию заграждений в восточной и северо-восточной части окрестностей Парижа. Южное, за­падное и северо-западное предполье города заняли версальцы. Их силы быстро увеличивались. Бисмарк вернул взятых в плен солдат разгром­ленных армий, что позволило Тьеру к середине мая иметь 130-тысячную армию. Ее возглавил освобожденный из плена маршал Мак-Магон.

Непосредственные военные действия начались 2 апреля нападением правительственных войск. В боях участвовало 40—50 тыс. бойцов На­циональной гвардии. 3—4 апреля они ответили вылазкой в направлении Версаля, но командовавшие операцией Дюваль и Флуранс попали в плен и были расстреляны, а их отряды разбиты. Весь апрель и три недели мая Коммуна вела оборонительные бои. С осложнением военной обстановки исполнительную комиссию 1 мая заменил Комитет общественного спа­сения из пяти членов. Он получил самые широкие полномочия. Коман­дующими армиями Коммуны стали Я. Домбровский и В. Врублевский. Но организационной перестройки управления и стойкости коммунаров было недостаточно, чтобы устоять перед артиллерийским обстрелом и натис­ком версальцев. 21 мая они вошли в Париж. Неделю продолжались улич­ные бои. Вынужденные отступать, коммунары, расстреливали заложни­ков, подожгли Тюильрийский дворец, Ратушу, префектуру полиции, Дво­рец правосудия. 28 мая пала последняя баррикада, а на следующий день версальцы захватили Венсенский форт — последнее убежище коммуна­ров за пределами Парижа. Разгром Коммуны сопровождался расстрела­ми и арестами. В августе 1871 г. начались судебные процессы над комму­нарами, проходившие до 1877 г.

Маркс, Энгельс, Ленин оценили Парижскую Коммуну как диктатуру пролетариата. Но так ли это? Разве не была она властью всего населения Парижа, включая и пролетариат, который получил возможность непо­средственно управлять делами? К этой власти была допущена и буржуа­зия, но наиболее состоятельная ее часть Коммуну не приняла, многие буржуа вообще покинули город, а их единомышленники, избранные в Со­вет Коммуны, отказались от полученных мандатов. Не смогла воспринять народоправство в форме Коммуны и вся Франция того времени. Комму­ны, провозглашенные в Лионе, Марселе, Сент-Этьенне, Тулузе, Норбонне, Бордо, Крезо, продержались всего несколько дней и в течение 22—26 марта были подавлены. Не поддержало Коммуну в Париже и ее аналоги в других городах крестьянство. Неблагоприятную роль сыграло присутствие на территории страны немецких оккупационных войск. Изо­лированность Коммуны, отсутствие опоры вне и внутри страны не позво-

с. 176лили успешно противостоять версальскому правительству и стали ре­шающей причиной ее гибели.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 282; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.230.9.187 (0.011 с.)