Даже первое впечатление от стихотворения убеждает в романтическом характере поэзии Левитанского и оптимистическом пафосе его строк. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Даже первое впечатление от стихотворения убеждает в романтическом характере поэзии Левитанского и оптимистическом пафосе его строк.



Последний сборник стихов поэта, опубликованный в год его смерти, был назван "Меж двух небес" (М.: ИНФРА-М, 1996).

Так называется одно из лучших стихотворений сборника. Финальные строки текста можно взять эпиграфом к уроку:

Ну что ж, мой друг,
двух жизней нам не жить,
и есть восхода час
и час захода.
Но выбор есть,
и дивная свобода
в том выборе, где голову сложить!

Действительно, между двумя главными вехами человеческой жизни - рождением и смертью - есть свобода выбора. Как жить? Чему посвятить свои силы? Где и как сложить голову?

Между этими двумя рубежами биографии поэта и два мира его жизни. Первый - внешний, природный, состоящий из суммы дат и событий. Другой - внутренний, который поэт творит в своей душе. Это мир творчества, мир духовный, в котором цель и смысл жизни человека, в котором ответ на вопрос, зачем живет человек, что останется от него после смерти.

Итак, сегодня с нами Юрий Левитанский, человек, проживший долгую и трудную жизнь. На уроке мы узнаем и оценим факты его биографии и творчества, попытаемся определить, в чем секреты его поэтического мастерства, в чем особенности его поэтики. Кроме того, мы будем учиться интерпретировать одно из стихотворений поэта, готовясь к будущему сочинению.

Основные положения урока учащиеся будут записывать в тетрадь, чтобы эти записи помогли в подготовке к экзаменам.

Давно доказано, что воспринимать стихи возможно только в определенном настроении. Для создания этого настроения нужно "погрузиться" в поэзию, почитать стихи, настраиваясь на волну лирического лада. В такой своеобразный концерт-миниатюру можно включить стихи, имеющие явный автобиографический оттенок.

Это стихотворение "Годы", художественное время которого включает в себя весь ХХ век. Прожитые годы, "словно годичные кольца", покоятся в памяти лирического субъекта. Каждому десятилетию присущ свой образ. "Роковые, сороковые, словно гвозди в меня забитые"; "шестидесятые, словно высоты, недавно взятые"; "восьмидесятые - даль в снегу"; а двухтысячные - "как названья планет, где никого еще нет". Это "Воспоминание о красном снеге", в котором два сильных цветовых образа. Детство, прерванное войной, яркое, "красное" довоенное прошлое, в котором "красные помидоры", "веранда, застекленная красным", "цоканье лошадиных подков по квадратикам красных булыжин". И "красная" война, потому что в ее пожаре "небо было... красным, и снег ... был красным, как поле маков, и было тепло на этом снегу, как в детстве под одеялом". Это стихотворение "Кто-то верно заметил...", в котором трагические тридцатые. Память о них, как пишет поэт, будет "ломать и корежить" его "до последнего дня".

Вопросы для выявления восприятия.

- О чем эти стихотворения? Какие факты биографии поэта и истории нашей страны отразились в них?

В результате чтения и первичного восприятия этих стихов учащиеся могут сделать в тетради такие записи:

- Ю. Левитанский - поэт, в жизни которого отразился почти весь ХХ век.

- Самое сильное впечатление его жизни - война, которую он встретил девятнадцатилетним юношей. Почти никто из его ровесников не вернулся с войны.

  • Поэт - свидетель страшных лет политических репрессий, которые он осмыслил уже после войны.

Уже в этих стихах можно заметить характерные черты поэтики Юрия Левитанского. Это неожиданность, оригинальность художественных образов, в которых сопричастность поэта времени, эпохе. Это символика цвета, тяготение к нерифмованным стихам, их повышенная эмоциональность, экспрессивность, метафоричность. Это многочисленные повторы, рефрены, анафоры, обращения.

Центральная часть урока посвящается анализу стихотворения "Ну, что с того, что я там был..." - одного из интереснейших стихов о войне.

Ну, что с того, что я там был.
Я был давно. Я все забыл.
Не помню дней. Не помню дат.
Ни тех форсированных рек.

(Я неопознанный солдат.
Я рядовой. Я имярек.
Я меткой пули недолет.
Я лед кровавый в январе.
Я прочно впаян в этот лед -
я в нем как мушка в янтаре.)

Но что с того, что я там был.
Я все избыл. Я все забыл.
Не помню дат. Не помню дней.
Названий вспомнить не могу.

(Я топот загнанных коней.
Я хриплый окрик на бегу.
Я миг непрожитого дня.
Я бой на дальнем рубеже.
Я пламя Вечного огня
и пламя гильзы в блиндаже.)

Но что с того, что я там был,
в том грозном быть или не быть.
Я это все почти забыл.
Я это все хочу забыть.
Я не участвую в войне -
она участвует во мне.
И отблеск Вечного огня
дрожит на скулах у меня.

(Уже меня не исключить
из этих лет, из той войны.
Уже меня не излечить
от тех снегов, от той зимы.
И с той землей, и с той зимой
Уже меня не разлучить,
до тех снегов, где вам уже
моих следов не различить).

Но что с того, что я там был!..

Работу с классом или самостоятельную работу учащихся можно организовать, следуя логике определенных вопросов и заданий к тексту:

  1. Какое настроение вызывает это стихотворение? Меняется ли оно по ходу текста? Какие мысли и чувства кажутся вам здесь самыми главными?
  2. Каковы центральные образы стихотворения? Как они взаимосвязаны?
  3. Какие два мира изображены в стихотворении? Каков мир настоящего? Прошлого?
  4. Проследите, как проявляются отношения между центральными образами стихотворения на всех языковых уровнях и как особенности поэтической формы стихотворения помогают понять его содержание:
  • Определите в тексте смысловую роль звукописи.
  • Каковы функции поэтической лексики (художественные тропы, глагольная лексика)?
  • Какой смысл выявляется при анализе синтаксических особенностей текста?
  1. Какую роль играют в стихотворении цветовые образы? Есть ли здесь символика цвета?
  2. Как проявляется в стихотворении мотив времени и мотив памяти?
  3. К какому виду искусства близко это стихотворение? Объясните свою точку зрения.
  4. Как проведенный вами анализ текста помогает глубже понять его содержание?

Вопросы и задания помогают выявить отношение учащихся к тексту, помочь им высказать свои наблюдения, что ведет к созданию самостоятельной интерпретации стихотворения, что и требуется на письменном экзамене от ученика, выбравшего подобную тему сочинения.

В результате обсуждения вопросов школьники могут прийти к примерно таким высказываниям, составившим основу будущего сочинения:

Стихи о войне нередко поначалу кажутся простыми и понятными. Действительно, война - это страшно, это гибель и лишения. Но чем больше перечитываешь стихотворение Ю. Левитанского "Ну, что с того, что я там был...", тем больше начинаешь видеть и понимать. Трудно выразить в одном-двух словах ту гамму настроений, которую оно вызывает. Это скорбь и боль, порыв и отчаяние. Это чувство вечной памяти о погибших, чувство неоплатного долга перед ними. Это ощущение неизбежного бега времени, это горечь сожаления о юности, опаленной войной. Это зрелое размышление старика, который прошел смертный ад и понял, что жизнь все равно прекрасна, даже когда память прошлого не отпускает, волнует, не дает ничего забыть.

Центральный образ стихотворения - это образ времени. Действительно, в тексте как бы два временных пласта: прошлое и настоящее. Строфика текста как бы поочередно показывает нам то один, то другой мир. Первая, третья и пятая строфы - это мир реальный, а вторая, четвертая и шестая строфы - это мир прошлого, мир воспоминаний. Миры эти связаны, что подчеркивается взаимопроникающими рифмами, которые не укладываются в рамки одной строфы.

Мир прошлого - это мир войны, в котором лирическому субъекту отчетливо видятся и слышатся ее реалии. Образ войны постоянно живет в памяти вечного солдата, голос войны дремлет в душе воина долгие послевоенные годы, но разрастается и начинает звучать громче на волнах растревоженной памяти. Она сначала воскрешает зрительные образы и картины, наполненные яркими красками. Это "меткой пули недолет" (к счастью, недолет), это "лед кровавый в январе". А затем образы мира прошлого становятся звучащими, громкими, как "топот загнанных коней", как "хриплый окрик на бегу".

В художественной структуре стихотворения мир прошлого не случайно взят "в скобки". Его уже не существует, война давно окончилась. Но он есть, он живет в памяти тех, кому довелось пережить эти страшные годы. Мир прошлого уже нельзя вспомнить до малейших деталей, слишком много времени прошло, да и память старческая стала слабее. Но самые яркие картины войны невозможно стереть из памяти. Они там навсегда.

Мир прошлого - цветной, яркий, в нем осталась юность. Но он статичен. Отсутствие глагольной лексики во второй и четвертой строфах показывает, что мир прошлого как бы замер на месте, он остался навеки таким, каким запечатлелся в памяти юного солдата.

Совсем иной мир настоящего. У лирического субъекта, живущего сегодня, все в прошлом, в мире силы и юности. Слишком волнующими и страшными были для него те давние впечатления войны, слишком много она сумела отнять у него: друзей, сверстников, молодость, здоровье. Память - это жестокий судия для тех, кто уцелел, для тех, кто сам выбирал, "где голову сложить". Поэтому лирический субъект гонит от себя тяжкие воспоминания, искренне хочет забыть все, что было с ним в те далекие годы.

Но память войны сильна настолько, что ничего не дает забыть, как бы ни хотелось. Отсюда сильные и яркие образы, соединяющие эти два мира, показывающие, что их нельзя разорвать. Бывший солдат "крепко впаян" в "кровавый лед" мира прошлого, он в нем, "как мушка в янтаре". Это и заставляющее дрожать скулы "пламя Вечного огня" - символ павших и оставшихся навеки девятнадцатилетними. Это вечное пламя соединяется памятью с пламенем "гильзы в блиндаже", того немудреного самодельного светильника, символа войны, который умел делать каждый солдат.

Именно поэтому желание все забыть останавливается на уровне "почти забыл". Почти, но не совсем. В стихотворении появляется один из самых ярких метафорических образов, делающих память о войне сильным, живым существом, поселившимся в душе и терзающем ее даже после войны:

Я не участвую в войне -
она участвует во мне.

Антитеза образов "я" и "война" подчеркивается синтаксической конструкцией, но повторение одного и того же глагола "участвую" говорит о неразрывности этих миров. Именно память о прошлом дрожит отблеском Вечного огня на скулах старого солдата, которые, того гляди, сами задрожат от тяжелых воспоминаний, нахлынувших в день, когда люди идут к Вечному огню. Только в дни памяти осознаешь настоящие масштабы войны, того грозного "быть или не быть", когда в скрытой в стихотворной строчке цитате угадывается сила шекспировских страстей и неизбежность нравственного выбора.

Мир прошлого неумолимо стучится в сердце героя. И как бы он ни старался забыть войну, она живет в нем. Поэтому в шестой строфе ("в скобках"), рисующей неумолимый мир прошлого, появляются философские рассуждения о скоротечности жизни, о неотвратимости смерти. Постаревшего рядового, который избежал участи "неопознанного солдата", уже "не исключить ни "из этих лет, ни "из той войны". Все стало одинаково прошлым. Поэтому в надвинувшейся зиме-старости еще острее болят старые раны войны, от которых "не излечить" ни тело, ни душу. Кто-то давно погиб и остался навечно в снегах войны, а сегодня черед того, кому судьба отпустила долгие послевоенные годы, истерзавшие душу неисчезающей памятью. Поэтому-то и не разлучить старого солдата ни "с той зимой", ни "с той землей". Всему свое время, всякий жизненный поворот должен восприниматься как неизбежность. Совсем немного времени осталось у бывшего рядового до тех снегов, где нам уже его "следов не различить".





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 484; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.23.215.230 (0.008 с.)