ТОП 10:

Анализ одного из стихотворений Ф.Сологуба (по выбору).



В тихий вечер на распутьи двух дорог

Я колдунью молодую подстерег,

И во имя всех проклятых вражьих сил

У колдуньи талисмана я просил.

Предо мной она стояла, чуть жива,

И шептала чародейные слова,

И искала талисмана в тихой мгле,

И нашла багряный камень на земле,

И сказала: «Этот камень ты возьмешь, —

С ним не бойся, — не захочешь, не умрешь.

Этот камень всё на шее ты носи

И другого талисмана не проси.

Не для счастья, иль удачи, иль венца, —

Только жить, всё жить ты будешь без конца.

Станет скучно — ты веревку оборвешь,

Бросишь камень, станешь волен, и умрешь».

 

“Тихий вечер”, “в тихой мгле”, “на распутьи двух дорог”… Фон, на котором разворачивается действие…

Обращаем внимание и на повтор слова “тихий”: “в тихий вечер” – летний, теплый, безветренный вечер, когда все замирает в ожидании ночи, засыпает; “в тихой мгле” – в темноте, ночью, когда мгла разлилась по земле, ничего не видно и не слышно, любой звук, даже шорох, воспринимается не так, как днем. Повтор усиливает впечатление тайны.

В этом стихотворении обращает на себя внимание и особый ритм, напоминающий не то заговор, не то былину.

Стихотворение написано шестистопным хореем.

Рифмы смежные, точные.

Обратим внимание и на использование разговорных слов и оборотов речи в стихотворении: “на распутьи двух дорог”, “подстерег”, “проклятых вражьих сил”, “чуть жива”, “все на шее ты носи”

Следует отметить также анафору в этих строках, благодаря которой еще в большей степени создается эффект заговора.

Для чего же автор создает атмосферу таинственности? Обратимся к сюжету стихотворения. Перед нами лиро-эпическое произведение, так как автору важна событийная сторона. Повествование ведется от первого лица. Автор намеренно максимально приближает лирического героя и читателя, делая их собеседниками, создавая тем самым атмосферу доверительности:
В тихий вечер на распутьи двух дорог
Я колдунью молодую подстерег…

Здесь мы видим возвеличивание смерти как проявления свободы, воли, ведущей к освобождению, - теперь уже от земных чар.

Нужно обратить внимание и еще на один традиционный для мировой литературы мотив. В стихотворении Федора Сологуба веревка, на которой висит талисман, - та же нить судьбы, которую можно в любой момент оборвать.

Заключенный в стихотворении смысл реализуется сначала на фоне вполне конкретном: “в тихий вечер”, “на распутьи двух дорог” – пространство и времяопределено достаточно точно, даже реально. Но с появлением колдуньи конкретность исчезает: камень она ищет уже “в тихой мгле”, которая заполняет пространство вокруг, время и окружающий мир растворяются в ней, перестают существовать. Камень колдунья находит “на земле”, но это уже не та земля, которую мы видим под ногами это уже земля в космических масштабах.

Именно к вечности стремился в начале стихотворения лирический герой, но теперь рядом возникает “скучно”, и бесконечная, вечная жизнь теряет свою привлекательность, а на первый план выходят ВОЛЯ и СМЕРТЬ.

Посмотрим на строфику этого стихотворения. Оно состоит из 16 строк.

Относительно самостоятельными при делении не строфы могли бы быть только первые четыре строки. Следующие восемь строк связаны однородными сказуемыми, что делает невозможным их деление. Причем последнее сказуемое предваряет прямую речь колдуньи, именно в ней заключена главная мысль произведения.

Стихотворению присуща интонация напевности, даже некой монотонности, которая усиливается за счет одинакового начала нескольких строк. Автор использует эпитеты, анафору, аллитерацию, лексический повтор, антитезу.

Билет№22

Дореволюционные поэмы Маяковского

Маяковский дореволюционного периода активно занимался созданием мифа вокруг собственной личности, объединяющего черты «проклятого поэта» и ницшеанского «сверхчеловека». «Ницшеанская» линия в творчестве раннего Маяковского ярче всего представлена именно в поэме Облако в штанах.

Большую роль в поэме играет образ лирического героя, отождествляемого с автором, в котором по возможности подчеркивается его молодость, красота, физическое и душевное здоровье. Образ поэта Владимира Маяковского приобретает вселенский масштаб.

Стихи Маяковского в большой мере предназначались для устной декламации. Его «эпатажные» произведения были рассчитаны как раз на авторское чтение в традиционалистски настроенной аудитории, вне которой не могли произвести подразумевавшегося автором шокового эффекта.

В 1915 Маяковский сотрудничает в журнале «Новый Сатирикон», где публикует ряд сатирических и юмористических стихотворений. В них сильно влияние образности и стилистики поэтов-«сатириконцев».

В начале сентября 1915 Маяковского призвали на военную службу, но, благодаря покровительству М.Горького, он был определен в тыловую Военно-автомобильную школу под Петроградом. Во время службы Маяковский продолжал печататься, участвовать в публичных выступлениях.

Поэмы Маяковского 1910-х продолжают работу по созданию «мифа Маяковского». К нему добавляется новый аспект – безнадежная любовь к женщине, которая предпочитает лирическому герою-поэту человека, способного обеспечить ей бытовое благополучие.

Мировая война является лишь проекцией драматических событий во внутреннем мире автора. Повествование в поэме Человек строится по модели Евангелия (Рождество Маяковского, Жизнь Маяковского, Страсти Маяковского, Вознесение Маяковского и т.д.), но на место Иисуса ставится лирический герой. Маяковский продолжает строительство своего мифа: вернувшись на землю через тысячи лет, Владимир Маяковский – герой поэмы обнаруживает, что улица, где он когда-то жил и «застрелился у двери любимой», носит его имя.

Избяной космос в творчестве Клюева.

Рождество избы

От кудрявых стружек тянет смолью,

Духовит, как улей, белый сруб.

Крепкогрудый плотник тешет колья,

На слова медлителен и скуп.

 

Тёпел паз, захватисты кокоры,

Крутолоб тесовый шоломок.

Будут рябью писаны подзоры,

И лудянкойвыпестрен конёк.

 

По стене, как зернь, пройдут зарубки:

Сукрест, лапки, крапица, рядки,

Чтоб избе-молодке в красной щубке

Явь и сонь мерещились - легки.

 

Крепкогруд строитель-тайновидец,

Перед ним щепа как письмена:

Запоет резная пава с крылец,

Брызнет ярь с наличника окна.

 

И когда очёсками кудели

Над избой взлохматится дымок -

Сказ пойдет о красном древоделе

По лесам, на запад и восток.

1915 или 1916

Анализ стихотворения “Рожество избы” (избу строят)

Мир избы (начиная с ее “рожества”) с печью, божницей, окном, дедом, матерью и котом, с “избяным светилом” - ковригой и другими атрибутами занимает особое место в “избяных песнях”, в “травяных псалмах”, в поэзии Клюева. Она и в его жизни становится главной. Даже в свою петербургскую квартиру он перенес олонецкую избу.

Герой "избяного космоса" в лирике Н. Клюева и С. Есенина. Коллективный и самостоятельный анализ стихотворений Н. Клюева "Маяковскому грезится гудок над Зимним...", С. Есенина "Гой ты, Русь, моя родная...", "Запели тесаные дроги...", "О красном вечере задумалась дорога...", "Нивы сжаты, рощи голы...", "Душа грустит о небесах", "Я обманывать себя не стану...", "Русь советская", "Не жалею, не зову, не плачу...", "Отговорила роща золотая...". Поэтический миф о русской деревне. Мифологический и интимно-лирические планы. Традиции русской поэзии (сравнение с лирикой А. Блока). Лирический герой. Образ поэтического языка: народный и литературный элементы. Основные темы и мотивы лирики: избяной космос, человек и природа, человек и город, двойничество, одиночество (сравнение с лирикой А. Блока и В. Маяковского). Поэтика исторического и экзистенциального времени. Коллективный анализ поэтической эпитафии С. Городецкого "Сергею Есенину". Традиции посмертного послания. Лирический герой и сюжет. Временное и вечное в осмыслении судьбы погибшего поэта. Мифологизация биографии поэта в культуре ХХ века.

Билет№23

1.Раннее творчество И.Бунина.

“Русским классиком рубежа двух столетий” назвал Бунина К. Федин. Бунин был крупнейшим мастером русской реалистической прозы и выдающимся поэтом начала XX века. Писатель-реалист видел и неминуемое разрушение, и запустение “дворянских гнезд”, наступление буржуазных отношений, проникавших в деревню, правдиво показал темноту и косность старой деревни, создал много своеобразных, запоминающихся характеров русских крестьян. Проникновенно художник пишет и о чудесном даре любви, о неразрывной связи человека с природой, о тончайших движениях души.

Литературная деятельность Бунина начинается в конце 80-х годов прошлого столетия, молодой писатель в таких рассказах, как “Кастрюк”, “На чужой стороне”, “На хуторе” и других, рисует безысходную нищету крестьянства. В рассказе “На край света” автор рассказывает о переселении безземельных украинских крестьян в далекий Уссурийский край, описывает трагические переживания переселенцев в момент разлуки с родными местами, слезы детей и думы стариков.

Произведения 90-х годов отличаются демократизмом, знанием народной жизни. Происходит знакомство с Чеховым, Горьким. В эти годы Бунин пытается сочетать реалистические традиции с новыми приемами и принципами композиции, близкими к импрессионизму (размытая фабула, создание музыкального, ритмического рисунка). Так в рассказе “Антоновские яблоки” показаны внешне не связанные эпизоды жизни угасающего патриархально-дворянского быта, окрашенного лирической грустью и сожалением. Однако в рассказе не только тоска по запустелым “дворянским гнездам”. На страницах возникают чарующие пейзажи, овеянные чувством любви к родине, утверждающие счастье слияния человека с природой.

И все-таки социальные проблемы постоянно присутствуют в его произведениях. Вот бывший николаевский солдат Мелитон (“Мелитон”), которого прогнали плетьми сквозь строй, потерявший семью. В рассказах “Руда”, “Эпитафия”, “Новая дорога” встают картины голода, нищеты и разорения деревни. Эта социальная обличительная тема как бы оттесняется на второй план, на первый план выходят “вечные темы”: величие жизни и смерти, неувядающая красота природы (“Туман”, “Тишина”). В 1909 г. Бунин писал Горькому из Италии: “Вернулся к тому, к чему вы советовали вернуться, — к повести о деревне” (рассказ “Деревня”).

Деревенская жизнь дана через восприятия братьев Тихона и Кузьмы Красовых. Кузьма хочет учиться, затем пишет о жизни, о лености русского народа. Тихон — крупный кулак, который беспощадно расправляется с крестьянским волнением. У автора заметно сочетание безотрадной картины жизни деревни с неверием в творческие силы народа. Но он правдиво показывает в “Деревне” косность, грубость, отрицательные, тяжелые стороны деревенского быта, которые были результатом векового угнетения. В этом сила повести. Это отметил Горький: “Дорог мне этот скромно скрытый, заглушенный стон о родной земле. Дорога благородная скорбь, мучителен страх за нее, и все это ново. Так еще не писали”. “Деревня” — одно из лучших произведений русской прозы начала XX века.

В 1911—1913 гг. Бунин все шире охватывает различные стороны русской действительности: и вырождение дворянства (“Суходол”, “Последнее свидание”), и уродливость мещанского быта (“Хорошая жизнь”, “Чаша жизни”), и тему любви, которая часто бывает пагубной (“Игнат”, “При дороге”). В обширном цикле рассказов о крестьянстве (“Веселый двор”, “Будни”, “Жертва” и другие) писатель продолжает тему “Деревни”. В повести “Суходол” решительно пересматривается традиция поэтизации усадебной жизни, преклонение перед красотой угасающих “дворянских гнезд”.

Идея кровного единения поместного дворянства и народа в повести “Суходол” сочетается с мыслью автора об ответственности господ за судьбы крестьян, об их страшной вине перед ними. Протест против фальшивой буржуазной морали заметен в рассказах “Братья”, “Господин из Сан-Франциско”. В рассказе “Братья” (он написан после поездки на Цейлон) даны образы жестокого, пресыщенного англичанина и молодого “туземца”-рикши, влюбленного в девушку-туземку. Конец плачевный: девушка попадает в дом терпимости, герой кончает жизнь самоубийством. Колонизаторы приносят разрушение и смерть.

В рассказе “Господин из Сан-Франциско” писатель не дает имени герою. Американский миллионер, всю жизнь истративший в погоне за прибылью, на склоне лет вместе с женой и дочерью едет в Европу на “Атлантиде”, роскошном пароходе тех лет. Он самоуверен и заранее предвкушает те наслаждения, которые могут быть куплены за деньги. Но все ничтожно перед смертью. В гостинице на Капри внезапно он умирает. Его труп в старом ящике из-под содовой обратно отправляют на пароход. Бунин показал, что господин из Сан-Франциско (“новый человек со старым сердцем”, по выражению Бунина) принадлежит к числу тех, которые ценой нищеты и гибели многих тысяч людей приобрели миллионы и теперь пьют дорогие ликеры и курят дорогие гаванские сигары. Своеобразным символом фальши их существования автор показал влюбленную пару, на которую любовались пассажиры. Только один капитан корабля знает, что это “нанятые влюбленные”, за деньги играющие в любовь для сытой публики. И здесь контраст жизни богатых и людей из народа. Образы тружеников овеяны теплотой и любовью (коридорный Луиджи, лодочник Лоренцо, горцы-волынщики), они противостоят аморальному и лживому миру сытых.

Ужасам войны Бунин противопоставляет красоту и вечную силу любви — единой и непреходящей ценности (“Грамматика любви”). Но иногда и любовь несет обреченность и гибель (“Сын”, “Сны Ганга”, “Легкое дыхание”).

После 1917 года Бунин оказался в эмиграции. В Париже он пишет цикл рассказов “Темные аллеи”. Особенно привлекательны в них женские образы. Любовь — высочайшее счастье, но она бывает недолговечной и непрочной, любовь бывает одинокой, заброшенной (“Холодная осень”, “Париж”, “На чужбине”). Роман “Жизнь Арсеньева” (1924—1928 гг.) написан на автобиографическом материале. Здесь порой поэтизируется прошлое монархической России. Героическая война России с фашистской Германией волновала художника, он любил свою родину.

Бунин близок Чехову, писал русские новеллы. Он мастер детали, великолепный пейзажист. В отличие от Куприна Бунин не стремился к острозанимательным сюжетам, его отличает лиризм рассказа. Признанный мастер прозы, Бунин — и выдающимся поэтом. В 80— 90-х годах XIX века любимой темой стихов была природа (“Листопад”). Вот образ осени, “тихой вдовой” вступающей в лесные хоромы:

 

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой пестрою толпой

Стоит над светлою поляной.

 

Появлялись и декадентские мотивы, но ненадолго. Издаются гражданские стихи “Джордано Бруно”, “Ормузд”, “Пустошь” и другие, в ряде стихов даются реалистичные картины деревенского и усадебного быта, с сочувствием очерчены образы простых людей (“Пахарь”, “Сенокос”, “На Плющихе”, “Песня”).

Бунин был превосходным переводчиком (“Каин” и “Манфред” Байрона, “Крымские сонеты” Мицкевича, “Песня о Гайавате” Лонгфелло; переводы из Шевченко — “Завещание”). Для нас важна высокая поэтическая культура Бунина, мастерское владение сокровищами русского языка, высокий лиризм художественных образов, совершенство форм его произведений.

2.Анализ одного из стихотворений М.Волошина (по выбору­)

Мир С Россией кончено… На последях

Её мы прогалдели, проболтали,

Пролузгали, пропили, проплевали,

Замызгали на грязных площадях,

Распродали на улицах: не надо ль

Кому земли, республик, да свобод,

Гражданских прав? И родину народ

Сам выволок на гноище, как падаль.

О, Господи, разверзни, расточи,

Пошли на нас огнь, язвы и бичи,

Германцев с запада, Монгол с востока,

Отдай нас в рабство вновь и навсегда,

Чтоб искупить смиренно и глубоко

Иудин грех до Страшного Суда!

Стихотворение Максимилиана Волошина «Мир» , входящее в сборник «Пути России» , написано 23 ноября 1917 г. в Коктебеле. Первоначально оно называлось «Брестский мир» Стих отражает переживания Волошина, связанные с началом (20 ноября 1917 г.) переговоров в Брест-Литовске с Германией, диктовавшей России тягчайшие условия мира.

Автор выражает протест против разбазаривания Родины, использования её богатства в своих корыстных интересах. Но самым бездумным и антипатриотичным поступком Волошин считает передачу Германии части территории России. Для автора он равносилен предательству Иудой своего учителя и наставника Христа. И даже если русский народ раскается в совершённом им злодеянии, искупить свои грехи он сможет только после длительных и страшных испытаний, посланных Господом.

Волошин призывает читателей не забывать о стране, в которой они родились. Необходимо сохранить её культуру, обычаи, и, конечно, нельзя раздавать территории государства, каким бы большим оно не являлось.

Любовь Волошина к современной России была не только любовью благословляющей. Она предполагала, прежде всего, всестороннее знание — о высоких духовных взлётах и о хаотических всплесках, о великом и о низменном, уродливом, косном. Поэт не способен был принять и оправдать насилие, безудержно льющуюся кровь, обесценивание человеческой жизни и оскудение людских душ. Можно было бы посетовать на то, что красные и белые были для него на одно лицо: имели одно, человеческое лицо, — но, думается, сейчас, много десятилетий спустя, настало, наконец, время отдать должное искренности и силе духа художника-гуманиста, сумевшего остаться самим собой в дни тяжелейших испытаний и стать подлинным летописцем своей эпохи. Не случайно Александр Бенуа подчёркивал, что значение стихов Волошина о современности по достоинству смогут оценить только грядущие поколения: «Кто знает, когда его через полвека «откроет» какой-нибудь исследователь русской поэзии периода войны и революции, он вовсе не сочтёт творения Волошина за любопытные и изящные «отражения» , а признает их за подлинные откровения. Его во всяком случае поразит размах волошинской искренности и правдоподобия…» .

Билет№24







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.016 с.)